Побег в сказку. Фэнтези

Побег в сказку

1

    Из института я уволился. Из принципа. С недавних пор институт работал исключительно над военными разработками, а мой проект заморозили. Шлем виртуальной реальности для солдат оказался куда важнее чудо-лампы, что была способна вернуть зрение сотням тысяч людей. Визиты в министерство здравоохранение и к губернатору ничего не дали. Средств на мою безделушку ни у кого не было. Сирия, низкие цены на нефть, знаете ли. Я перешёл в телефонную компанию на должность программиста, стал крепко выпивать от безысходности. Возненавидел всех и вся.

    Супруга выдержала всего три месяца такой жизни. Потом собрала вещи и ушла к родителям. Я не возражал. Кроме обиды на весь мир, никаких чувств внутри не было.

    Наверное, я бы очень быстро спился, если бы в один из вечеров на пороге моей квартиры не оказался сосед по лестничной клетки Дмитрий Киселёв. Сосед начал пить ещё лет пятнадцать назад. С тех самых пор, как его уволили с мясного комбината. Другую работу Киселёв не искал и тунеядствовал на материнскую пенсию. Если честно, я очень удивлялся, что Дмитрий с его образом жизни был ещё жив.

    Но в этот раз я был навеселе, а Дмитрий совершенно трезв. Правда, выглядел Киселёв странно. В чистой рубашке и отглаженных брюках, он держал в правой руке какой-то свёрток прямоугольной формы, в левой—бутылку водки. Подмышкой у него был вилок капусты, а на поясе—длинный меч в ножнах. Дмитрий выглядел забавно. Казалось, что он только что сбежал из сумасшедшего дома.  Телосложения он был крупного, с короткими ручками и ножками, седой и с маленькими усиками под носом.

    - Привет, Жора. Можно войти? У меня к тебе дело.

    - Входи, - с иронией бросил я, предполагая, что всё дело сведётся к распитию водки. Впрочем, я был не против.

     Киселёв разулся и прошёл на кухню. Там он водрузил бутылку и свёрток на стол, положил вилок капусты на табуретку, а клинок вручил мне.

   - Руби, Жора. Там, куда ты, быть может, отправишься, опасно. А мне бы не хотелось, чтоб ты пострадал.

    - И что же это за место, Киселёв?
 
   - Одна сказочная страна, где один хороший человек нуждается в твоей помощи. Телеграф царю Гвидону понадобился. Времена там беспокойные, война вот-вот начнётся. У кого информация, того и победа, - Киселёв потупил глаза. – Всего-то несколько точек. Во дворце и на блокпостах. Ты руби.

    - Так тебе богатырь или инженер нужен? – с иронией спросил я.

     - Нет-нет, царю инженер нужен, и, если ты поможешь с телеграфом, тебе хорошо заплатят. Но Средиземье опасный мир. Там каждый сам за себя. Руби.

    - Что же вы одного инженера защитить не можете? – продолжал шутить я.

    - Из охраны только я да возница. Время беспокойное, бойцами не разбрасываются. Проехать нам до дворца Гвидона всего ничего, но и там нас всякая нечисть поджидать может. Врагов у царя много. Даже придворные могут место нашего проникновения выдать. Так, что руби.

    Улыбнувшись, я рубанул по капусте. И, конечно же, промахнулся, и разрубил табуретку. Вилок укатился, а табуретка с грохотом упала на пол. Киселёв деловито бросился к капусте, выдвинул стул и примостил вилок на него.

     - Возьми меч в две руки. Расслабься, напряги только руки, - Дмитрий показал, как правильно держать меч. – Теперь слейся с клинком воедино. Пробуди навыки, которые дремлют в тебе. Подними над головой и руби.

    Меч завибрировал в моих руках, и я вдруг понял, что когда-то он принадлежал мне. Так давно, что моего тела ещё не существовало. А вот душа помнила. Мне было так уютно, что я готов был скитаться по всему миру и уничтожать разнообразную нечисть. Лишь бы никогда больше не расставаться с мечом.

    Я размахнулся и разрубил вилок на две части. Память из неизведанных недр души перетекла в тело. Сомнений в том, что я овладел оружием, не было.

    Киселёв засуетился. Взял из вазы два яблока, положил на стул, кивком предложил мне разрубить и их. С этой задачей я справился ещё легче.

    - Отдай меч, Дима. Он должен принадлежать мне. Я заплачу.

    - Руки вспомнили, значит? Настоящей работы хочешь? – Дмитрий заулыбался, откупорил бутылку и устроился за столом. Потом спохватился, вскочил, по-хозяйски достал с полки стопки и разлил в них водку. – Если честно, я сначала хотел тебя тайно доставить в замок Змия, но вижу: руки-то чешутся, не так ли? Прирождённый богатырь! За тебя.

   Выпили. Закусили тем, что было на столе—конфетами. Мне стало стыдно. Я полез в холодильник, достал колбасы, нарезал бутербродов. Киселёв снова наполнил стопки, потом развёрнул свёрток. Там оказался слиток золота.

    - Это тебе за риск и потраченное время, - Дмитрий кивнул на слиток. – Ровно килограмм. Золото. Ни пробы, ни клейма нет, извини. Но на семьсот тысяч деревянными поменять можно. Со скупщиком я тебя сведу. Чужих в это дело не впутывай. И золото не поменяешь, и проблем не оберёшься. Если согласен против Змия выступить, этот слиток тебе аванс. Змия одолеешь, ещё два таких же получишь. А погибнешь, так извини. Страховок не выплачиваем. Выступать сегодня вечером следует. Решай.

    - Что же в Средиземье не могут своими силами справиться?

    - Не могут. Заклятие на том Змии. Но на пришельцев заклятие не распространяется. Вот и ищем мы по всей Земле-матушке человека отважного, который и с клинком знаком, и Змию вызов бросить не побоится, - Киселёв наполнил стопки.

    - Откуда я с клинком-то знаком? – больше всего мне не хотелось, чтобы наша беседа превратилась в банальную пьянку. Я страстно желал вечером оказаться в Средиземье и сразиться там с настоящим Змиим, чего бы мне это не стоило.

     - Гвидон говорит, что все навыки дремлют в душе человеческой, и надо их просто разбудить. Например, во мне дремал навык проводника между мирами, а в тебе—навык воина. Так что ты решил?

    - Пока не знаю. А как выглядит Змий?

    - Трёхглавое, огнедышащее чудовище. Но ты не бойся. Пока в образе старика будет, ты со Змиим и управишься. В замке ему чудищем не обернуться. Пространства не хватает. Главное, чтобы он не отговорил тебя вообще сражаться, не перекупил. Просто что бы тебе Змий ни наплёл—не верь. Решайся уже.

     - Я согласен, Дмитрий. Только мне аванс сегодня деньгами нужен.

    - Понял. К семи часам будет, - Киселёв махнул рюмку и завернул слиток золота обратно в ткань. – Только ты ужин к семи приготовь и о выпивке не забудь. Я только под градусом портал могу открыть, а на трезвую—ни в жизни.

2

   На ужин я решил сварить пельмени. А потому, сразу после встречи с Киселёвым, отправился в магазин за провизией. На протяжении всего пути мне казалось, что за мной следят. Поэтому я часто оглядывался назад. И, наконец, у самого магазина заметил жилистого мужичка среднего роста, с лысиной на затылке, с седой бородой и портфелем в руках. Одет он был в джинсы и в спортивную куртку. Когда наши глаза встретились, незнакомец указал на свой портфель, а потом поманил меня к себе. Народу на улице хватало, опасаться нечего, и потому я подошёл.

     - Здесь сто тысяч для тебя, и чертежи для Роута. Привезёшь посылку от гнома, получишь ещё триста тысяч. Гном найдёт тебя сам, - вручая мне портфель, быстро говорил бородач. – За посылкой приду, когда вернёшься. И не вздумай моё добро прикарманить. Ты же тот самый чудо-богатырь, которого Димка завербовал?
 
    - Не понимаю, о чём вы, - я вернул портфель незнакомцу. – Я спешу, извините.

    - По глазам вижу, что ты. Тут дело-то пустяковое. Чертежи среди провизии спрячь, и Димке ни гу-гу. Вот смотри, - бородач присел и начертил на земле линию. Потом сделал на прямой насечку. – Вот в этой точке Роут тебя и встретит. Обменяешь чертежи на слиток и потопаешь дальше. Димка поворчит да успокоится, у самого рыльце в пушку. Я бы сам пошёл, вот только у меня дар проводника отобрали, черти.

    - Отобрали? – с интересом спросил я.
 
    - Да. За контрабанду. Все проводники всякую всячину в Средиземье тащат, а попадаются единицы. Ни я, так кто-нибудь другой гному чертёж парового котла доставит. Возьмёшься?

     - Там ещё и пограничники имеются?

    - Имеются. Эльфы. Только тебя они без досмотра пропустят. Ты же супротив Змия выступаешь, жизнью рискуешь. Держи, - незнакомец всучил мне портфель. – Золото оставить себе не вздумай. Без клейма его разве что на гроши обменяют.

     - А если меня задержат с этими чертежами?

    - На первый раз простят. Ты только Роута не называй. У гномов с эльфами и так всё не гладко, а тут ещё и контрабанда.

     - Могу ведь не вернуться, - предупредил я.

     - Гномы слово держат. Не с тобой, так с другим должок переправят. Бывай, - и бородач зашагал прочь.

3

   На обратном пути я зашёл в лавку канцтоваров и купил десяток листов бумаги коричневого цвета. Придя домой, я первым делом посмотрел чертежи бородача. Никакого парового котла там и близко не стояло. В бумагах описывалось устройство револьвера, а также прилагалась инструкция по изготовлению патронов.

    Всё это было мной порвано и отправлено в корзину. В голове родилась прекрасная мысль. Я отыскал в интернете чертёж пистолета-зажигалки, распечатал его и завернул  в лист коричневой бумаги.  Потом сравнил получившуюся трубку с палкой колбасы, неудовлетворенно хмыкнул, и убрал чертёж в карман рюкзака. Если уж связался с бандитами, то почему бы их не провести, заработав при этом пару сотен тысяч? Не знаю почему, но уж очень мне не хотелось одаривать гномов военной технологией. В момент обмена Роут ничего не поймёт—пистолет как пистолет. А после пусть между собой разбираются, кто чертежи подменил.

     Я заварил чай в термосе, настругал бутербродов, и уложил всё это в рюкзак. Немного подумав, добавил туда фонарик, бутылку воды и бутылку водки, да поставил рюкзак у двери. Обнаружат чертёж, всё на Киселёва свалю. В конце концов, не взрывчатку тащу.

   Было начало первого. На меня столько навалилось этим утром, что я почувствовал себя уставшим и лёг спать.

    Снился огромный, ростом с трёхэтажный дом, Змий. Чудовище изрыгало языки пламени, что проносились в считанных сантиметрах от меня, а я был не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Так и стоял перед Змиим истуканом, с ужасом ожидая погибели.

    Проснулся я от звонка в дверь. На часах было половина пятого, а на душе противно. Правильно ли я делаю, ввязавшись в эту авантюру? Ведь Средиземье реально, а значит, и погибнуть там можно запросто. Не могут же меня разыгрывать сразу два человека. Или могут? Но, если это розыгрыш, то в чём смысл?

    Несмотря на звонки в дверь, я достал из сумки бородача деньги, пересчитал. Получилось двадцать пятитысячных купюр. Вроде, настоящие. Пожал плечами, положил деньги обратно и открыл дверь.

     Киселёв оттолкнул меня с дороги, ввалился, снял куртку, бросил в коридоре большую сумку и прошёл на кухню.
 
     - Вот. Спрячь понадёжнее, - Киселёв положил на стол пачку долларов. Выглядел он уставшим и очень испуганным. – Тут семь тысяч. Больше скупщик платить отказался. Если Змия одолеешь, я к другому человечку схожу, миллион четыреста за два слитка золота раздобуду. При самом худшем раскладе миллион. Курс у этих скотов плавающий. Яичницу пожарь и водки поставь, - распорядился Дмитрий и направился в ванную.

    - Ты убил скупщика? – положив руку на плечо, я остановил Киселёва.

    - К сожалению, нет. Мы просто попугали друг друга. Но, если он обратиться в полицию, мне не поздоровиться. Жрать готовь, - распорядился Дмитрий и скрылся в ванной.

    С тяжёлым сердцем я взялся за приготовление яичницы. Хорошенькое дело, если сейчас сюда ворвётся отряд СОБРА и положит нас мордами в пол. Ведь будет что найти—деньги скопились немаленькие.

    Я схватил со стола деньги, засунул их в карман портфеля, а сам портфель положил на самое видное место—на стул. Если полиция вдруг ворвётся сюда, скажу, что портфель Киселёва, и что я ни сном, ни духом, что там внутри. Цинично, но оправдано. Верно, сам Киселёв поступил бы точно также.

    Закончив с этим, я поставил на стол бутылку водки, рюмки, нарезал хлеба и вернулся к яичнице.

    Дмитрий вышел из ванной совершенно подавленным он налил себе водки, молча выпил, закусил хлебом. Налил ещё. Теперь уже на двоих.

    - На старика-то рука поднимется, Жора? – с вызовом спросил он. – Змий зверюга ещё тот. Большой, страшный, его бить не жалко. А вот старик мирный. Его как?
 
    - Я справлюсь. Ты только объясни, чем этот Змий плох?

    - Как же? Целые отряды богатырей сжигает, девушек похищает, от поселений гномов камня на камне не оставляет. Сущий злодей. Золота у него много. Иные цари за злато у этого чудовища своих дочерей выкупали. Так, что будет тебя богатствами соблазнять. Но ты продержишь, не продайся. Как гласит пророчество, только ты Змия одолеть сумеешь.

    - Какое ещё пророчество? – поинтересовался я.

   Яичница была готова. Я поставил сковородку на стол и сел.

    - Лет сто тому назад жил в Средиземье странный эльф по имени Янек. Когда ему было тридцать лет, он начал писать книгу, и назвал её книгой пророчеств. Пока Янек был жив, ему никто не верил. Но лет пятьдесят тому назад пророчества из книги Янека начали сбываться и его признали. Обычная сказка, - махнул рукой Дмитрий. – За удачу.

    Выпили, закусили. Дмитрий поднялся из-за стола.

    - Пора идти. Собери что-нибудь для завтрака и потопали. Клинок не забудь.

    - Уже собрал. В рюкзаке. А как ты попал в Средиземье в первый раз?
 
   - Это было зимой, полтора года назад, - он взял сумку, а я рюкзак да клинок в ножнах, и мы вышли в коридор. Дмитрий открыл дверь, и мы проникли в его квартиру. Кажется, пол здесь не мыли несколько месяцев и никто не разувался. В комнату вела тропинка из грязных следов. Будто туда совсем недавно промаршировала рота солдат. Мы прошли по следам, и оказались в небольшой комнате, где из мебели были лишь  старинный шкаф и незастеленный диван. В изголовье дивана стояло ружьё, а тропа следов обрывалась посередине комнаты. Киселёв остановился. Присел, открыл сумку, достал оттуда две пары сандалий, две длинных рубахи, пару кольчуг и кривую саблю. Он стал быстро переодеваться. – После расскажу. Для матери я другую квартиру снял, а эту для переходов использую. Да гости из Средиземья иногда ночуют… Давай переодевайся. Что там Володька тебе подсунул?
 
     - Чертёж пистолета. Только я его  на схему зажигалки подменил, - я стал переодеваться. – Откуда ты узнал?

    - Видел его возле дома, когда к скупщику ходил. И потом, кто в первый раз идёт, запасы взять с собой не догадается. А ты рюкзак собрал. Чтоб было куда чертёж спрятать. А после о провизии догадался, для маскировки, - он что-то прошептал и в воздухе появился плоский, чёрный диск диаметром метра в четыре. Диск завис на полуметровой высоте. – Половина выручки за контрабанду моя. Давай за мной.

    Дмитрий шагнул в чёрную плоскость и исчез. Я зажмурился и шагнул следом. А когда открыл глаза, обнаружил себя на лесной поляне, освещённой восемью факелами.

    С двух сторон на меня бежали два орка. Руки и ноги толстые и короткие, туловище пузатое, нижняя челюсть выдвинута вперёд, с клыками. Ноздри большие, глазки маленькие. У каждого орка по кривой сабли в руках.

    Дмитрий спрятался у меня за спиной, а я встал в боевую стойку. Ноги чуть согнуты, клинок держу двумя руками. Первым ударом выбил саблю из рук правого орка, вторым вогнал меч в его грудь. Сражённый орк камнем рухнул на землю. Второму монстру первым ударом я отрубил правую кисть, а вторым отсёк голову.

    Клинок самодовольно зазвенел. По телу разлилась приятная нега. Вот моё настоящее призвание—колоть да рубить. Главное не ошибиться с выбором цели, не уничтожить доброе существо.

   - Здравствуйте, ваше рыцарство. Уж простите за устроенное мной испытание. Знаете, сколько проходимцев хотят в наш мир попасть?

     На поляну вышел эльф. Он был седым, моего роста, с большими, острыми ушами, вытянутым лицом, выразительными глазами и прямым носом. Одет эльф был в тёмно-зелёную куртку с четырьмя серебряными звёздами на левой груди, в зелёные штаны и сапоги до колена. На плече его висела двустволка. На фоне элегантного эльфа я выглядел оборванцем из железного века. А наличие у него ружья заставило меня пожалеть о подмене чертежа.

    - Что принесли, Ваше рыцарство? – спросил эльф.

    - Провизия. Дима собирал, - соврал я и отдал эльфу рюкзак.

    - Средиземье радо приветствовать вас, - эльф открыл рюкзак, забрал оттуда бутылку водки и вернул рюкзак мне. На тщательный обыск он был не настроен.

    - Не губи, Кло. Лучше фонарь возьми, а водку оставь. Я же в трезвом виде проход не открою, - признался Киселёв.

   - А мне бутылка дороже вашего фонарика, Дмитрий. У меня правило простое. Главное не то, что вы сюда тащите, а то, чем вы за это платите. Или мне обыск учинить? Ведь контрабанда у вас имеется, а за контрабанду у нас что полагается? Правильно, расстрел на месте. Искать? – с иронией спросил эльф.

    - Хоть флягу с бражкой на фонарик поменяй, - попросил Дмитрий.

   - Это мы с удовольствием.

    Я бросил эльфу фонарь, а он достал из-за пазухи флягу и передал её Киселёву. Потом Кло вытащил из  кармана блокнот с карандашом, что-то черкнул, вырвал и протянул листок  мне. Две строчки походили на арабскую вязь.

   - Охранная грамота, - пояснил эльф. – Возница вас ждёт. Идите.

4

   Гном был молчалив. Это было существо чуть выше моих коленей, с непропорционально большой головой и огромным носом.  Одет он был в синюю куртку с коротким рукавом, в шорты того же цвета и в сандалии. Гном сидел на козлах. На голове красовался синий колпак. Поприветствовав нас кивком головы и дождавшись, пока мы залезем в телегу, он пустил лошадь рысью.

   Уже стемнело, но дорога освещалась факелами на длинных шестах.

   - Как гнома увидишь, останови. Посылка у нас, - сообщил Дмитрий вознице.

    Тот кивнул.

    - Расскажи, как в первый в Средиземье попал, - попросил я.

    - Мы его из вашего парка утащили. Зимой, пьяного, со скамейки, - заговорил тонким голоском возница. – Уже спящего.  Считай, что спасли. Замёрз бы бедолага. Отогрели, отпоили, о даре рассказали. Дар-то проводника сразу виден. Работать на нас предложили, людей туда-сюда водить. Он и согласился. А кто бы от таких денег отказался? Килограмм золота за гостя, плюс контрабанда. Гномы тоже открывать порталы умеют. Только сил на это уходит не меряно. Частенько бывало, что замертво за этим делом падали. А для одарённого человека портал открыть, что чайку выпить… Вот и адресат ваш, - возница остановил лошадь.

    На телегу забрался гном в синей одежде. В руке его был электрический фонарик, за плечами мешок, а из-под колпака торчали седые волосы.

    - Роут я, - гном вытер со лба пот. Верно, до того он долго бежал по тёмному лесу. – Давай, что мне Борода передал.

    - Схему компактного огнемёта. Пистолет будет в следующий раз, - отдавая чертёж, соврал я.

    - Если обманули, я вас обоих задушу, - пряча чертёж в мешок, пообещал гном.  Он достал свёрток и вручил его Киселёву. – Тебе ещё со Змиим биться, богатырь. А вот проводник в бой не полезет. У него золотишко целее будет. Ну, привет Бороде.

    Сказав так, Роут спрыгнул с телеги и скрылся во мгле леса. Возница послал лошадь рысью.

    - Давай сюда харчи. Недалеко до подземного хода осталось. Выходит прямо в спальню Змиинного замка. Гномы постарались, - потирая от нетерпения руки, сообщил Дмитрий. – Я с тобой только до лаза. Извини, сильные проводники в дефиците. Ты Змия в образе старца не жалей, Жора. Ты ему голову спящему снеси.

    - Что ж гномы сами не снесли спящему-то? – спросил я с издёвкой.

    - Так они Змия как чёрта бояться, да и в пророчестве о гномах ни слова, - объяснил Дмитрий. – У тебя вернее получится. Харчи гони.

    - Золото давай. С чужим добром смоешься, потом ищи.

     - Да пожалуйста, - Киселёв с обидой отдал свёрток, и я спрятал слиток в рюкзаке. – Только здесь принято доверять проводникам. А то мало ли, что.

    - Я доверяю. В умеренных дозах.

    - Прибыли, дальше пешком, - возница остановил телегу.

     - Добро. Жди меня тут, - Дмитрий соскочил вниз, взял с одного из шестов, стоявших вдоль дороги, факел и повёл меня по еле заметной тропе.

     - Супротив Змия это без меня. Пошла! – не успели мы пройти и ста метров, крикнул возница и уехал.

    - Вот и служи этим предателям! – Киселёв грязно выругался. – Идём. С тобой полезу. Если что, проход обратно открою. За мёртвого богатыря мне не заплатят. Здесь это.

    Дмитрий раздвинул кусты, отбросил в сторону брёвна и открыл узкую шахту. Я взял у него факел и посветил. Лаз уходил метра на три вниз, а потом продолжался вперёд. Ход был узким и низким. Так, что идти придётся бочком и согнувшись.

   - Держи. Останешься здесь, чтобы у меня не было соблазна сбежать с поля боя, - я вручил Дмитрию факел и спрыгнул вниз. – Сколько тут до замка?
 
   - Метров семьдесят. Я тебя здесь подожду. Клыки Змия не забудь. За клыки платят.

    Киселёв спустил мне факел, и я зашагал вперёд. Лаз сужался и шёл по наклонной вверх. В конце концов, мне пришлось ползти на колени. Лаз закончился кирпичной стеной. Сложена она была кое-как, кирпичи выступали. Потяни за один и вся стена развалится.

     Я затушил факел и потянул один из кирпичей на себя. Стена с грохотом рухнула. Кажется, кто-то вскрикнул. Пролом оказался достаточным, чтобы вползти в комнату. От факела над широкой кроватью, что стояла ногами к пролому, струился неверный свет.

     Комната  была обширной, и потому углы её тонули во мраке. Я тихо вылез из тоннеля, обнажил клинок и направился к кровати. Нужно было добраться до факела, чтобы осветить всю комнату. Я сделал пару шагов, и тут мой клинок воинственно зазвенел. Резко обернувшись, я вовремя уклонился. Оогромная ваза, брошенная прекрасной блондинкой, вдребезги разбилась о пол. Промедли я хоть секунду, и та же ваза обрушилась бы мне на голову.

    Я прижал обнажённую девушку к стене и заткнул её рот рукой. Странно. Никакой злобы в этих больших, голубых глазах не было. Казалось, девушка смотрела на меня с любопытством.

   - Кричать не будешь?

    Девица отрицательно покачала головой, и я убрал ладонь от её рта.

    - Проводишь меня к Змию?

   - Я провожу. Только сначала давай садим и поговорим, хорошо? – с улыбкой спросила девушка. – А то будет как с прошлым богатырём.

    - А что с ним случилось?
 
    - Зиновию пришлось его убить, - вздохнула девушка. – Вы мужики такие горячие. Как видите Зиновия, так сразу за меч хватаетесь. А его ведь самого спасать надо.

    - От кого спасать? – с интересом спросил я.

    Мы присели на кровать. Обнажённая девушка была прекрасна, и казалась такой доступной, что внизу у меня всё напряглось. В то же время полумрак вокруг кровати не внушал доверия.

   - Больше в комнате никого нет? – спросил я. – Всё-таки  неприятно получить чем-нибудь по голове.

    - Никого. Сам посмотри, - девушка взяла со стены факел и вручила мне. – Тебя как зовут? Я Эльза.

    - Георгий. Много в замке прислуги? – взяв факел, я обошёл комнату по периметру, и обнаружил здесь лишь массивную дверь, зеркало до пола и внушительных размеров шкаф.

     В шкафу висело множество женских платьев. Верно, хозяин замка заботился о красоте своих пленниц. Шкаф простирался в длину метра на четыре и был до того обширен, что обыскать его при свете факела не представлялось возможным. Поэтому я взял зеркало и прислонил его к дверцам шкафа. Теперь выбраться оттуда без шума не получилось бы.

    - Нет в замке прислуги. Только Зиновий и девять женщин, которых он спас от мужей-тиранов. Кабы ни Змий, так половина из нас уже были бы мертвы, - заметила девушка. Она сидела на кровати и бросила на меня ласковые взгляды. Казалось, выполни я её просьбу, и Эльза стала бы на эту ночь моей.  – Зиновий, вообще, герой. То бандитов в лесу уничтожит, то дома зажиточных гномов сожжёт, кто за счёт труда простого народа разбогател. Богатырей же, что супротив него по внушению гномов да князьков безграмотных выступают, ясное дело, в первую очередь сжирает. Только захворал Зиновий. Ему бы в твой мир уйти на покой. Не будет у него  здесь спокойной старости.

    - В моём мире бизнесменов откушать изволит? – я приоткрыл дверь. За ней простирался длинный, тёмный коридор.
   
   Внезапно послышался кашель, потом---шаркающие шаги, а затем на противоположном конце коридора появился некто с факелом. Сомнений в том, что это и был Зиновий, у меня не было. Мой клинок зловеще зазвенел, предвещая кровопролитие.

    - Нет! Он всего лишь немощный старик! – Эльза обняла меня за плечи, не позволяя идти. – Помоги Зиновию, и он заплатит тебе куда больше, чем обещали гномы!

    - Иди к себе, Эльза. Мы сами, - старик остановился в трёх шагах от меня.

   Он был до того жалок, что я даже не обнажил клинка. Передо мной стоял худой старик с седой, растрёпанной бородой, невысокого роста, в сандалиях на босу ногу и в ночной рубашке. Трудно было даже представить, что этот немощный старик мог хоть кому-то причинить вред.

    - Выйдем, Зиновий. Обернитесь Змиим, иначе у меня рука не поднимается, - признался я. – Вы заслужили смерти в честном бою.

     - Однако же, Змий из меня старый и неповоротливый, - грустно заметил Зиновий. – Идём. Я покажу тебе одного гнома. За мою жизнь этаких немало побывало в моём замке. А потом сам решишь, чего я заслуживаю.

     - В ловушку меня заманить хотите?
 
     - Поступай, как знаешь, - пожал плечами старик. – Доверять мне у тебя оснований нет, но я дорого заплачу, если ты поможешь мне отправиться в твой мир. Надоело быть дичью для этих неугомонных воров и тиранов. Я ж им как кость поперёк горла. Клянусь Небесами, убивать и разрушать в твоём мире не буду.

     - Поверь ему, Георгий! Он хороший! – крикнула нам вдогонку Эльза.

    - Добрая девушка. Видел бы ты её, как только я принёс Эльзу сюда. На ней ни одного живого места не было, - старик вздохнул. Мы несколько раз повернули и остановились у массивной двери. Причём ручка её находилась всего сантиметрах в тридцати от пола. Зиновий постучал. – Трю, проснись.

     Дверь открылась, и в коридор вышел бородатый гном в ночной пижаме.

    - Да, мой спаситель, - гном поклонился старику.

    - Расскажи, почему ты здесь, Трю.

     - Мой прежний господин не платил мне четыре месяца. А у меня жена и маленький ребёнок. Приходилось воровать и продавать камни на сторону, пока я не услышал о доброте Змия. Решение было непростым, но сегодня мы пришли. Зиновий гостеприимный хозяин, - опустив глаза, быстро проговорил гном. - Это правда, что у вас несметные сокровища имеются?

    - Слышал я, что гномы тоже не бедствуют. Но сейчас ни о том, Трю, - старик присел на корточки и посмотрел в глаза гному. – Послушай. Мне нужно срочно улететь. Вернусь я нескоро, а без меня вам будет здесь небезопасно. Возьми из подвала золото, собери женщин и ступайте на Драконью гору. Дверь в кладовую не запирается. Только не берите всё, иначе золото вас и погубит. В горном селении найди эльфа Зерта. Он вам поможет там обустроиться.

    - Но эльфы ненавидят гномов, - прошептал Трю.

    - Друзей Змия на Драконьей горе не тронут, поверь. Мне пора, - Зиновий похлопал гнома по плечу, и мы пошли дальше.

    - Мне жаль, что наступил тот самый день, Змий! – крикнул нам во след гном и быстро побежал прочь.
 
      Внезапно я ударил старика кулаком в лицо, и тот потерял сознание.

7

   Благо, кухня оказалась в конце коридора. Полакомившись олениной, я взял по кувшину вина и воды, и вернулся к старику. Воды не потребовалось. Зиновий пришёл в себя.

    Старик сидел, прислонившись спиной к стене. Левый глаз заплыл, на левой скуле возник синяк. Прекрасно.

    - Два раза повернёшь налево и спустишься вниз. Там кладовая с золотом, - сообщил Змий. – Давай, заканчивай.

    - Синяк часть маскировки. Надо ещё какое-нибудь тряпьё. Скажите, что попали сюда случайно, что вас ограбили, а какой-то крестьянин приютил.

    - Крестьяне отсюда далеко, и ничего старого в замке нет, - сказал старик.

    - Значит, нам подойдёт белое платье. Я нашёл вас избитым у ворот замка. Слиток золота заставит проводника в это поверить, - я поставил воду на пол и приложился к кувшину с вином.  Потом протянул вино старику. – Так где нам раздобыть платье и ножницы? Проводник может знать, как вы выглядите, и я должен хоть немного вас замаскировать.

    - Знаю, где всё это взять. Но тебе лучше там не появляться. Зефира страшна в гневе. Больше пяти слитков не бери. Встретимся на кухне.

    Сказав так, Зиновий удалился. Я направился в противоположную сторону. На лестнице, ведущей вниз, я встретил Трю. Гном поднимался задом наперёд волоча за собой огромный мешок. Трю пыхтел и ругался на своём языке.

     - Смотри, Трю. Вас всех перережут в первую же ночь в селении. За такие-то сокровища, - с иронией бросил я, перебираясь через гнома с его мешком.

    - Лучше бы во двор помог вытащить. И не забирай там всё, - пробурчал гном. – Мне одиннадцать ртов кормить.

    Я вдруг осознал, что никого и никуда Трю не поведёт, а просто сбежит со всем этим золотом в свою деревню. Мне стоило больших усилий, дабы не обнажить клинка и не отрубить головы алчному гному. Я резко развернулся, оторвал Трю от его мешка и прижал к стене.

    - Послушай, коротышка. Через двадцать минут вы должны выйти из замка и отправиться на Драконью гору. И не вздумай вернуться за золотом. Скоро я убью Змия, и замок будет наводнён твоими соплеменниками.

    - Но эльфы алчны.., - начал Трю.

    Я поставил гнома на ноги, вывалил из мешка с десяток золотых слитков, запихнул четыре штуки обратно и всучил мешок Трю.

    - Прощайся с жизнью, если я не увижу тебя и женщин у ворот замка вовремя.

     Гном прожёг меня ненавидящим взглядом и зашагал прочь. Я же засунул в рюкзак пять слитков золота и отправился на кухню.

    Старика не было очень долго. За это время я успел слопать полкило оленины, солидный кусок сыра, и запить всё это дело кувшином вина. Зиновий появился с белилами на лице, в женском, испачканном чем-то красном в области груди, платье, без бороды и длинных волос. Левая часть лица распухла, от глаза осталась лишь щёлочка.

    - Спасибо, что поставил Трю на место. Они уже вышли. Нам тоже пора. Вот, - Зиновий протянул мне жёлтый зуб размером с кулак. – Скажешь, что все главы отрубил, а другие клыки в руках рассыпались. Подземным ходом пришёл?

    - Да. В комнату Эльзы, напротив кровати вышел.

   - Из леса рыли, неугомонные. Идём.

    Мы вышли из замка, обошли его с тыла, и направились по чавкающему полю. Вскоре начались лесные дебри, где я только и делал, что уклонялся от норовивших попасть мне в глаза веток. Старик шёл впереди и постоянно принюхивался.

    - Дней десять рыли, не меньше. Наследили, - пробормотал Зиновий, и мы вышли к лазу.

     Старик жестом указал мне на куст, за которым я обнаружил спящего Киселёва. Потрепал проводника за плечо, а когда тот проснулся, предъявил зуб.

    - Вот. Старый Змий, остальные зубы в руках рассыпались. Золото прихватил. Два слитка твоих. Тут старика из нашего мира встретил. Случайно сюда из ресторана переместился, представляешь? Выпил лишнего, портал открыл и в Средиземье оказался, в лесу. А как обратно ума не приложит. Ну, и пошёл, куда глаза глядят, - быстро говорил я. – Конечно же, по закону подлости, нарвался на разбойников. Раздели до портков, избили. Вон, - я кивнул на Зиновия. – К замку Змия вышел, когда я тому главы рубил. Что в замке нашёл, то и на старика напялил. Помочь человеку надо, с собой забрать. Два слитка плачу.

    - Сказочник. Сколько золота в кладовой осталось? Девушек ни того? – вставая, спрашивал Дмитрий. – Беременные среди них были? Куда побежали?

     - Девушек не видел. Всё тихо сделал. Спят, верно, - соврал я. – На лестнице слитков восемь, а в кладовую не заглядывал. Неаккуратен ваш Змий, золотом по замку сорит. Мне бы старика увести, а?

    - Живо давай рюкзак, вор! – потребовал Киселёв.

    Внутри меня всё заклокотало от ярости. Клинок воинственно зазвенел. Очень хотелось обнажить его и отрубить Дмитрию голову. Однако, благоразумие взяло верх. Найти здесь проводника не так и легко, а задерживаться в Средиземье я не собирался. Поэтому и протянул рюкзак Киселёву. Дмитрий открыл его и протянул мне два слитка.

    - Всё, мы в расчете, Жора. С Бородой я уж сам расплачусь. Сейчас я открою портал, и вы отсюда свалите. И не дай Бог мне услышать о Змии в одном из миров! Вперёд.
 
    Сказав так, Дмитрий достал из-за пазухи флягу с пойлом эльфа, отхлебнул и открыл портал. В воздухе появился плоский, чёрный диск четырёхметрового диаметра, куда тотчас же прыгнул Зиновий. Я прыгнул за ним.

    В нос ударил запах бензина. Мы стояли на высоком холме, а по трассе внизу деловито сновали машину. По левую руку виднелись многоэтажки, а справа чернел лес.

    - Вот я и дома. Вы только без глупостей, хорошо? – попросил я Зиновия.

    Но просьба моя была проигнорирована. Мгновение и старик превратился в Змия. Туловище его было размером с избу, длинные шеи—трубы уходили высоко вверх, где заканчивались гигантскими головами, в каждую пасть которой поместилось бы по малометражке. Трёхглавый Змий был покрыт крупной чешуёй. Он взлетел, махнул мне десятиметровым хвостом и быстро полетел в сторону леса. Набирая высоту, Змий сначала превратился в маленькую точку, а потом и вовсе исчез. Я грубо выругался и поплёлся к трассе.

6

    С тех пор прошло четыре месяца. Киселёв после нашего рейда так и не появился. От Змия тоже вестей не было. Золотые слитки на деньги я поменял сам. Хватило только на то, чтобы закончить исследование и открыть маленькую, частную клинику. Наши процедуры возвращали зрения даже полностью незрячим, но курс стоил десять тысяч евро. Позволить такую сумму могли немногие, из-за чего я ненавидел себя. Однако, аренда и зарплата персоналу снизить плату не позволяла. Государство выкупать мой патент не торопилось, и моя мечта подарить зрение всем страждущим почила в бузе. Из доброго сказочника я превратился в лицемерного дельца. Я крепко запил.

   Киселёв изловил меня у входа в один из баров. Одет он был с иголочки в серый костюм, и выглядел озабоченным. Дмитрий нагло схватил меня за плечо, оттащил за угол и прижал к стенке.

   - Ты почему всех девиц тогда в замке не осмотрел?! Одна из них Змия родила, и теперь спасу от него нет!

    - О девицах у нас разговора не было. Что же в Средиземье богатыри перевелись? – с иронией спросил я.

    - Скоро переведутся. Как увидят днём дитя малое, так у всех руки опускаются. А по ночам не изловить гада. Высоко летает не садится, а огнём брызжет. Семь деревень спалил.

     - Так с хитростью надо к этому делу подойти, Дмитрий. Кабы я и от этого Змия вас избавил, в Средиземье меня навсегда оставили бы?
 
     - Это как три короля решат, - Киселёв отпустил меня и пожал плечами. – А тебе зачем?

     - Да проще мне в Средиземье героем быть, Дмитрий. Клинку волю дал—иль герой, иль прахом обернулся. А тут… Пошли, выпьем за наше мероприятие. А после ко мне за клинком нагрянем и в путь, - я повёл Киселёва в бар.

     - Но теперь я от тебя ни на шаг. Только попробуй Змия пощадить, - пробормотал Дмитрий…

Алексей Беляев 2016-02-19


Рецензии
Здравствуйте Алекс !
Заморочили Вы мне голову своим змием, читал не отрываясь.
Интересно было: "А что же дальше ?"

Понравилось
Всех благ и удачи !

Валерий Олейник   08.01.2017 19:17     Заявить о нарушении
Приятно слышать

Алекс Беляев   09.01.2017 12:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.