Легенда о падающей Бальтире. Часть V. Гл. 1 - 2

ЧАСТЬ V

Глава 1

В конце 655 года Эльцэтра послала комический корабль на Уриду.

Преодолев притяжение планеты, звездолет «Торнадо» вышел на заданную траекторию. Если полет пойдет по графику, через год они будут на Уриде. А пока командир корабля и по совместительству руководитель научно-технической экспедиции профессор, доктор Зеуг отправил в Центр слежения за полетом первое сообщение: «Торнадо» взял курс на Уриду. Полет протекает нормально».

Зеугу недавно исполнилось 40 лет. Мужчина отличался высоким ростом, могучим телосложением и густой, рано поседевшей шевелюрой, заметно выделявшей его среди остальных членов экипажа, чьи головы украшал волосяной покров, больше похожий на пух. Общаться с Зеугом не просто, но он и не нуждался в особенном внимании. Суровый и жесткий, он крайне выборочно сходился с людьми, а ради достижения поставленной цели не останавливался ни перед чем.

Командир звездолета был даже таинственной личностью из древнего аристократического рода. Он не распространялся о своей родословной, и лишь немногие друзья, в их числе был и покойный академик Ирдаг, знали, что в его роду  упоминался далекий предок, тоже Зеуг, который был наставником мальчика-инопланетянина из легендарного Замка. Зеуг узнал о давно усопшем родственнике еще младшим школьником. По мере взросления любопытные сведения потеряли для него свою значимость, пока о них не заговорил академик Ирдаг. Незадолго до своей кончины тот попросил старого приятеля навестить его в Тиоле. Зеуг принял приглашение, и вот тогда во время позднего ужина Ирдаг рассказал ему о космическом излучении, под воздействием которого у него в Центре появилось голографическое изображение могущественного божества, продиктовавшего свою волю. Имя явившегося ему фантома — Огненный Бог, а предок навестившего его приятеля был наставником юноши, носившим то же прозвище. Неизлечимо больной Ирдаг говорил так убедительно, что легче было с ним согласиться. Зеуг так и поступил. На этом их беседа завершилась. Тем же вечером Зеуг вернулся в столицу, а через день Ирдага не стало. На его символических похоронах Зеуг встретился с Корбутом. Старый академик верил только науке, но при личной встрече поделился с Зеугом своими соображениями насчет таинственной болезни усопшего. По его мнению, всё выглядело так, будто Ирдаг, добравшись до заветной тайны, поплатился за свою любознательность жизнью, а в довершение всего его тело бесследно сгинуло. Высказав непривычное для него самого предположение, Корбут вспомнил о прапрадедушке Зеуга, а когда прощался, спросил, хотел бы Зеуг слетать на Уриду? Неожиданное предложение не вызвало у Зеуга особенного энтузиазма. Но размышлял он меньше минуты. «А почему бы и нет?» — вдруг шепнул ему как бы внутренний голос. Ощущение было странным. Зеуг озвучил эту мысль как свою и вспомнил о могущественном божестве, которое диктовало покойному академику Ирдагу свою волю. Окружающий человека мир отражается в его сознании в виде логических понятий и языковых значений. Логическая схема у Зеуга явно не выстраивалась. «Сделать это, можно только полетев на Уриду» — Снова нашептал ему как бы внутренний голос. «А почему бы и нет?» — ответил себе Зеуг и принял предложение Корбута. Вот таким образом он оказался на «Торнадо».

Вернувшись с похорон Ирдага, Зеуг надолго закрылся в своем рабочем кабинете. Хотел подумать. Пожалуй, на эту тему Зеуг задумался так серьёзно впервые.

Гигантский звездолет «Торнадо» был построен за небывало короткий срок. В него входило всё — проектирование, строительство, испытания и подготовка экипажа. Объяснить удивительную скорость и слаженность проделанной работы можно было той сложной ситуацией, в которой оказалась их планета. Но была примечательная фраза, сказанная опять-таки академиком Корбутом. Зачитывая благодарность Комитета защиты планеты, академик в шутку добавил: «Я впервые подумал и не возразил самому себе, что в течение всего строительства нам помогали или темные силы, или божественный разум».

Центральный отсек «Торнадо», напичканный современной электроникой и с экраном во всю стену, производил смешанное впечатление. С одной стороны, возникало чувство восхищения человеческим разумом, а с другой — неуверенность в его способностях управлять столь сложным хозяйством. Невольно Зеуг поймал себя на сходных ощущениях, которые не так давно озвучил Корбут. Похоже, Бог или темные силы намеревались помогать им и дальше. Без их внимания затея с полетом на Уриду выглядела чистейшей авантюрой.

В центральном отсеке собралось двадцать астронавтов, ещё пятеро несли вахту в кабине пилотов — так прозвали отсек, из которого осуществлялось управление звездолетом. Внутренняя охрана из пяти бравых парней осталась при входе. Всего тридцать участников экспедиции.

Разглядывая малознакомые лица, Зеуг отогнал тревожные мысли и не позволил себе усомниться. «Торнадо» великолепен. Команда обязана справиться.

Взгляд Зеуга задержался на двух молодых женщинах. Он успел познакомиться с ними до старта. Замечательная красота одной из них снова не прошла мимо его внимания. Наверняка он встречался с нею задолго до экспедиции. Но где и когда? Такую нельзя забыть. И вспомнил! Мимолетная встреча у постели больного Ирдага. Молодая вдова. Он даже припомнил ее редкое имя — Кэла. Женщина присоединилась к экспедиции на Уриду по специальному распоряжению Комиссии. Сыграла роль исключительная известность ее покойного мужа, одного из выдающихся организаторов Международного проекта.

Глядя на молодую женщину, Зеуг восстановил в памяти печальную процедуру прощания, на которой вдова не присутствовала. Укрывшись ото всех на своей загородной вилле, она принимала соболезнования только от близких друзей Ирдага. Ее не осудили. Да и какое прощание без тела усопшего? Хотя отдать последнюю дань памяти выдающемуся человеку выразили желание десятки ученых, политиков и общественных деятелей со всей планеты.

На просторную площадь перед Башней памяти, уходившей в недра дремлющего вулкана, поднимались два рукава длинной лестницы. Наземное шестиметровое продолжение Башни перекрывала каменная плита, украшенная искусной резьбой в виде цветов и ажурных листьев. В Башне была глубокая прямоугольная ниша, в которой горели поминальные свечи, и шахта, куда опускали деревянные саркофаги. Как только погребальный ящик оказывался за металлической ширмой, маленькие служки Башни выпускали белых птиц. В тот печальный день белокрылая стайка была тоже отпущена, но не было знаменитого покойника, которого приняло бы жерло огненной горы.

Зеуг подошел к стоявшим в стороне девушкам и обратился к Кэле. Она оказалась ниже его на полголовы, с тугим пучком темно-синих волос на затылке. Командир поспешил сообщить, что хорошо знал ее мужа и считает своим долгом позаботиться о его вдове. Пожелав подругам удачи, он также не спеша отошёл к другой группе астронавтов, но издали продолжал наблюдать за Кэлой. Ирдаг — Зеуг — Кэла — ему показалась знакомой эта связь имен, хотя он точно знал, что она существовала вне его интересов.

В Центральном отсеке помимо Главного компьютера, вычислительной и аналитической аппаратуры была зона отдыха. В затененной нише стояли обитые чёрной кожей широкий диван и несколько кресел, длинный журнальный стол с прохладительными напитками и низкий шкаф с книгами и журналами. Середина просторного помещения с пятью рядами стульев и столом напротив заменила астронавтам конференц-зал. Сам зал располагался в носовой части звездолета.

Зеуг в голубом комбинезоне с красным нагрудником и два его зама по технической и научной части в таких же, как у шефа, комбинезонах устроились за столом. Остальные члены экипажа в зеленых комбинезонах расположились на стульях. Зеуг отыскал глазами Кэлу. Вместе с подругой та сидела в последнем ряду неподалеку от раздвижной двери. Не считая аварийного люка, это был единственный вход в помещение Главного компьютера.

Собравшиеся в Центральном отсеке астронавты мирно переговаривались о всякой всячине, когда со стороны запасного выхода раздался грохот. Овальная крышка аварийного люка сдвинулась, и дюжий охранник в черном комбинезоне вытащил наружу неизвестного мужчину. Тот не сопротивлялся. Внимание всех астронавтов переключилось на незнакомца. Зеуг привстал. Кто-то ахнул.

— Вот, прятался в энергетическом блоке, — доложил офицер охраны, подталкивая незнакомца к столу. Это был молодой мужчина высокого роста, одетый как все члены экипажа в темно-зеленый комбинезон.

Коллектив звездолета насторожился. Двое молодых парней отодвинули стулья, подошли к столу и встали за спиной Зеуга.

— Не иначе бандит, морда больно вызывающая. — Предположил второй охранник, державший незнакомца за руки.

Зеуг сделал знак, чтобы комментатор замолчал, и посмотрел на незваного гостя внимательнее. Внешность незнакомца производила благоприятное впечатление — спортивное телосложение, открытое, волевое лицо и насмешливая, ироничная улыбка в углах красивого рта, так мало отвечавшая его отчаянному положению. И он — злоумышленник? Командир «Торнадо» решил допросить его лично.

— Откуда ты взялся, черт тебя подери? — Обратился Зеуг к юноше.

— Из энергетического блока, — услужливо подсказал охранник.

Зеуг бросил на бестолкового стража уничтожающий взгляд, и тот постарался слиться с темной стеной.

— Так откуда, приятель? Ты один или как?

Зеуг спрашивал четко и резко, не скрывая гнева и раздражения. Удачное начало экспедиции! У него наверняка есть сообщник. И здесь, и на Эльцэтре.

Не отводя от Зеуга глаз, юноша подтвердил:

— Или как.

Услышав ответ и, главное, голос, собравшиеся в Центральном отсеке члены экспедиции почему-то вздохнули, а Кэла посмотрела на юношу особенно внимательно. У парня был удивительно приятный и даже нежный голос, что не совсем вязалось с его мужественной внешностью.

— Значит, или как. И кто же он или они, скажи на милость?

Вопрос Зеуга еще звучал, но реакция на сообщение последовала незамедлительно. К Зеугу склонился офицер охраны. Получив указание, он отобрал из присутствовавших мужчин троих самых крепких и отправился вместе с ними прочесывать звездолет снизу доверху. Одновременно заместитель Зеуга по селекторной связи связался с кабиной пилотов и сообщил дежурной смене «приятную» новость о незваном госте. Распорядившись соблюдать повышенную бдительность, он же набросал на бумаге сообщение и пододвинул листок Зеугу. Зеуг одобрительно кивнул. Текст и моментальная фотография незнакомца последовали к связисту, чтобы тот срочно передал их на Эльцэтру. Отдав распоряжения, Зеуг продолжил допрос:

— Итак, мы с нетерпением ждем, кто же он, твой таинственный, еще не пойманный друг?

— Огненный Бог!

Кто-то опешил, кто-то хихикнул.

— Ну и кретин! — Нарушив инструкцию, охранник оторвался от стены и скрутил незнакомцу руки. — Отвечай, или я вышибу тебе мозги!

— Пока командую я! — осадил его Зеуг. — Ты где стоял?

— У стены, — пробормотал провинившийся охранник.

— Вот к ней и отправляйся. И стой там, пока не потребуешься! Как, ты сказал, зовут твоего сообщника? — Теперь вопрос относился к преступнику.

— Огненный Бог! — Подтвердил юноша. Его глаза вспыхнули от внутреннего восторга, что не укрылось от внимания Зеуга. «Неужели ненормальный?» — засомневался Зеуг, а вслух миролюбиво полюбопытствовал:

– Какой Огненный Бог, что за чушь? Это что, псевдоним?

— Пожалуй, да, — Легко согласился странный юноша. — На самом деле у моего друга другое имя. Скоро он представится сам.

— Не сомневаюсь. — Усмехнулся Зеуг, посмотрел на часы и переглянулся со специалистом по связи.

Центр слежения молчал, хотя до появления незнакомца связь была превосходной. Связист повторил запрос дважды. Сигнал уходил без помех. Эльцэтра молчала. Словно там все вымерли. Офицер охраны тоже не порадовал. Поиски второго преступника продолжались, но безрезультатно. По всей видимости, задержанный блефовал и действовал в одиночку.

— Да нет, — поглядывая на арестанта, возразил Зеуг, — наш незнакомец признался, что явился в паре с Огненным Богом. Да не вытаращивай так глаза! Это кличка. Теперь ты знаешь, кого искать. Ищите! И побыстрее.

Офицер козырнул и отправился продолжать поиски.

Обстановка накалялась, но пока находилась под контролем командира. Тем временем задержанному юноше, видимо, надоели расспросы. Скрестив на груди сильные руки, молодой эльцэтрианин отчеканил:

— Командир, я отвечу на все ваши вопросы. Но прежде скажите, вы получили депешу из Центра? Не получили? И не дождетесь! Центр вас не слышит.

Зеуг вздрогнул, как от пощечины. Резко поднявшись, он подошел к незнакомцу и встал напротив него, лицом к лицу. Мужчины были одного роста и одной комплекции. Со стороны Зеуг выглядел старше. Но, встретившись с серьезными глазами юноши, Зеуг засомневался. Возможно, он заблуждается, и задержанный парень гораздо старше, чем ему показалось. В нем было что-то такое, чему проницательный Зеуг не находил названия. Впрочем, это не играло роли. Незнакомца задержали на месте преступления, и он ответит по всей строгости закона.

Мужчины обменялись тяжелыми взглядами, и каждый выдержал и не опустил глаз. Зеугу стало тревожно: вспомнился последний разговор с Ирдагом и его собственное, скоропалительное решение возглавить экспедицию. Между тем, незнакомец гнул свою линию и не уступал. Зеуг был вынужден прислушаться.

— Командир, куда вы направляетесь?

— На Уриду, приятель. Боюсь, домой ты вернешься не скоро.

— Я не тороплюсь.

— Да ты наглец. — Спокойно отреагировал Зеуг. — Пока ты мой пленник, а не я. Связь скоро наладится, и мы узнаем про тебя всё.

Незнакомец пожал плечами. Охранник отвел его в сторону и указал на стул. Зеуг вернулся за стол и зашептался с заместителями, не выпуская пленника из виду.

Инженеры продолжали возиться с аппаратурой. Ответ вскоре пришел, но не тот, какого ждали. Внешний экран ожил и транслировал изображение черной обезображенной метеоритами пустыни! Навигационные приборы продолжали работать в прежнем режиме, но по визуальному контролю «Торнадо» по какой-то причине сбился с курса и вращался вокруг неизвестного космического тела на высоте не менее десяти тысяч километров! Одновременно с ожившим экраном прогремел взволнованный голос из кабины пилотов. По внутренней связи сообщили о сбое в работе автоматической системы управления. Пилоты пытаются разобраться с неполадками, но, похоже, им понадобится более квалифицированная помощь. Лично они не понимают, как при нормальной работе приборов звездолет заблудился в космическом пространстве.

Посовещавшись с заместителями, Зеуг отдал срочный приказ всем службам. До его особого распоряжения никаких несогласованных действий не предпринимать. Внешний экран отключить.

— Командир, на экране Урида. — Вдруг объявил со своего стула пленник. — Планета, к которой вы направляетесь уже под вами.

Синие скулы Зеуга почернели от гнева. Здравый смысл отказывался верить. Под ними Урида?! Через два часа полета — вместо года пути! Такого не могло быть. Мерзавцы! Сообщники обнаглевшего преступника захватили Центр! Это они подбрасывают им фотокартинки! А как же его запрет? Несмотря на него, все мониторы, включая центральный экран, продолжали транслировать каменистую, безжизненную пустыню. Зеуг созрел, чтобы слушать.

Незнакомец вышел из своего угла и пересел на стул из первого ряда, так, что был виден всем.

— Мое имя Барди Мигру. Я родился двести двадцать два года назад на полуострове Мертвая долина. Это на юге Урапа.

Центральный отсек погрузился в зловещую тишину. И тут раздвинулась дверь. Вернулись занятые поиском злоумышленника специалисты и офицер охраны, который, чуть заикаясь, доложил, что преступник по кличке Огненный Бог еще не найден, но охрана продолжает поиски и, если бандит действительно пробрался на «Торнадо», он обязательно будет найден. Его никто не слушал, а вернувшиеся с офицером мужчины уставились на экран и ждали объяснений командира. За него ответил зам по технической части.

— Пока вы искали второго бандита, у нас кое-что произошло. Сейчас мы слушаем его. — Зам кивнул в сторону незнакомца. — Рекомендую нашего гостя — Барди Мигру. Не поверите, ему двести двадцать два года. По всеобщему мнению, паренёк неплохо сохранился.

— И что же ты ждешь, Барди Мигру? — Включился в разговор Зеуг. — Животного страха на уровне первобытного инстинкта? Давай, продолжай свою повесть. Только покороче. А вы, — он кивнул вернувшейся команде, — располагайтесь рядом. На сегодня поиски закончены. Послушаем нового члена экипажа.

Пропустив высказывание Зеуга мимо ушей, Барди объявил своим слушателям, что, прежде всего, видит в них образованнейших представителей Эльцэтры. Они уже знают, что не одиноки во Вселенной. Но разумная жизнь зародилась не только на Арсаде. Его друг Огненный Бог родом из таких глубин Космоса, что эта «дальность» не поддаётся даже самому смелому воображению. Однако так вышло, что он сам родился на Эльцэтре. И это событие произошло двести двадцать лет назад.

Кэла наблюдала за Барди с повышенным интересом. И вот прозвучало имя его приятеля — Огненный Бог. Для всех присутствующих Огненный Бог был мифическим персонажем. Для нее тоже, пока в её руках не исчезла предсмертная записка Ирдага с загадочным текстом: «Он слился вновь в единое со мной». Взволнованное лицо молодой женщины не укрылось от наблюдательного незнакомца. Когда их взгляды встретились, Кэла ощутила необъяснимое замешательство, словно она видела его не впервые, а сам юноша знал ее гораздо раньше.

Астронавты слушали Барди, затаив дыхание. И когда Зеуг  прервал уже симпатичного им рассказчика, многие были недовольны.

— Вот что, приятель, мы достаточно долго возились с твоей персоной. Тебе известно, что тебя ожидает, поэтому кончай дурить и отвечай по сути.

Перебрав все мыслимые варианты, Зеуг пришел к заключению, что проникнуть на «Торнадо» на всех стадиях подготовки к полету без вмешательства хорошо законспирированной организации было невозможно. Только она могла бы подготовить внедрение своих агентов еще задолго до отлета межпланетного корабля. Отсюда сбой в электронике и молчание Центра. Там вообще не подозревают, что произошло, и продолжают получать информацию, согласно которой их полет протекает по графику. Но так не могло продолжаться до бесконечности. Существовал специальный код, известный только ему и первому заму. Пришло время воспользоваться им. А снимок Уриды — несложный фокус. Невозможно поверить, что они добрались до нее не за год, а через два часа полёта.

— Итак, где твой Огненный Бог?

— Я здесь, Зеуг!

Рука Зеуга дрогнула в непроизвольном движении вверх и также плавно опустилась. Такие звуки не могли исходить из горла обычного человека. Его обладатель наконец объявился.

Сначала в затененной нише явственно задрожал воздух. Потом её заполнило голубоватое свечение, после чего на темной коже дивана материализовался второй незнакомец, безуспешными поисками которого занимались астронавты. Даже сидя, таинственный соучастник Барди выглядел настоящим гигантом, хотя и Барди был немаленького роста. Никто из астронавтов не ожидал такого поворота событий. И общий вздох красноречиво подчеркнул охватившее всех оцепенение. Второй незнакомец не мог быть эльцэтрианином. Из ниши на них взирало холодное, невозмутимо прекрасное изваяние, чью внутреннюю сосредоточенность и эмоциональную отрешенность не могли нарушить ни житейские, ни какие-либо иные обстоятельства. Присутствуя здесь, он был не только с ними, он был повсюду и… как бы нигде.

Ускользнув из-под контроля окаменевшего охранника, Барди спокойно прошел мимо Зеуга, машинально расступившихся членов экипажа и присоединился к своему величественному напарнику. Облаченный в золотую одежду мужчина был Огненным Богом.

Первой очнулась Кэла. Девчонки в школе мечтали о принцах, а она об Огненном Боге, который был недоступен ее пониманию. Об Огненном Боге, с которым встречался ее покойный муж. Было бы неправильно утверждать, что она поверила всему, что с ним произошло. Так настаивал ее разум, но скрытое в ней вещало совсем иное: «Огненный Бог! Ему нет равных! Ему нет равных!» Огненный Бог тут же нашел ее холодными глазами, и в них мелькнул определенный интерес. Кэла вспыхнула и спряталась за соседку, испугавшись собственной смелости.

Спокойный голос Огненного Бога освободил астронавтов от внутреннего сопротивления, ибо в каждом из них вдруг проснулся давно забытый первобытный страх и ненависть к звездным пришельцам. В глазах астронавтов вспыхнуло любопытство. Оценив ситуацию, Зеуг дал понять, что все члены экспедиции готовы слушать.

— Зеуг — так звали моего Наставника, командир. Он твой прямой родственник по мужской линии. Мне нужны твои люди и ты.

Резко сменив сентиментальную тему, Огненный Бог переглянулся с Барди и вновь остановил свой тяжелый взгляд на Зеуге, который вдруг подумал, что слишком быстро согласился лететь на Уриду. Им руководило странное любопытство. И вот оно удовлетворено. Его «заманили» на «Торнадо», диктуют свои намерения. И кто? Тот самый Огненный Бог, который погубил Ирдага. Сейчас таинственное «существо» давало им возможность излагать собственные суждения, хотя могло этого и не делать. Стиснув и без того узкие губы, Зеуг сделал выпад:

— Ты знаешь имя моего прапращура, моё тебе тоже известно, а нам ты пока не представился. - Голос Зеуга дрожал, но держался он с достоинством.

— Эльцэтриане назвали меня Огненным Богом.

«Сообщник» Барди поднялся. Астронавты ахнули. Таинственный Незнакомец был трехметрового роста и могучего телосложения, что вовсе не исключало его благородной изысканности и природной грации. Он был в золотой одежде. Но это золотое одеяние, скрепленное на левом плече кристаллом в виде трех сцепленных между собой звезд, подчеркивало не просто его божественное происхождение, а нечто особенное, присущее не божеству, а Сверхразуму.

— Сейчас твое имя звучит архаично.

— Вы перестали доверять божественному провидению? Что ж, у меня есть собственное имя — Крэйндар. В нем скрыта тайна, которую вы никогда не узнаете. Да она вам и не нужна.

Назвав свое имя, великан вернулся на прежнее место. Зеуг осмелился нарушить молчание ещё раз:

— Крэйндар, ты достаточно успешно продемонстрировал нам свое могущество, но мне все же не верится, что наше космическое путешествие завершилось. Я не пользуюсь фантастическими терминами. Но это что? Телепортация?

— Перенос «Торнадо» достаточно энергоемкая задача. Даже для меня. Надеюсь, ты ухватил мысль, что телепортация здесь ни при чем.

— Куда уж яснее. — Съязвил Зеуг. — И всё же, зачем тебе мы и Урида?

— В моем желании нет тайны. Вы все нужны мне на время, а планета Урида навсегда. Она станет моим домом. Строительство начнете вы, прорубив двадцатикилометровую шахту, после чего благополучно вернетесь на Эльцэтру.

— Полагаешь, мы справимся? А как же твои сверхъестественные способности?

Зеуг хотел задеть его самолюбие, но, встретившись с тяжелым взглядом великана, пожалел, что спросил.

— Зеуг, я не буду строить, я буду спать.

— Интересное предложение. Ты спать, а мы строить. Но у нас могут быть и собственные планы! К тому же мы не строители, а специалисты совсем другого профиля! — Возмутился заместитель по науке. — А если мы откажемся?

— У вас нет выбора. Так что не стоит из-за ложно понимаемой гордости усложнять себе жизнь.

Последняя фраза повисла в воздухе. Огненный Бог исчез так же внезапно, как появился. На «Торнадо» он больше никогда не объявился.

Зеуг был посвящен во все семейные тайны. Одна из них касалась его знаменитого предка. Предание, казавшееся наслоением небылиц и вымысла, имело под собой реальные события. Огненный Бог заявил о своем присутствии и на «Торнадо». Он вовсе не фантом, а вполне реальный представитель могущественной Цивилизации, о которой им ничего не известно. А этот Барди, его приятель, выступает посредником между ними и Огненным Богом, который высказал свою волю и удалился. Логическая схема выстроилась, осталось узнать отведенную им роль.

Барди дождался, когда Зеуг переварит информацию, после чего предложил ему, его замам и Кэле переговорить наедине. Зеуг не возражал.

Устроились за столиком в нише, которую только что покинул Огненный Бог. Барди откупорил бутылку, наполнил свой бокал и бокалы остальных. Всё в полном молчании. Зеуг следил за вспенившейся жидкостью. Зам по науке явно нервничал. А Кэла вспомнила старинную книгу. В прошлой жизни Барди был ее братом, о чем узнал слишком поздно, чтобы разлюбить. Что ожидало ее сейчас? Взглянув на соседа, девушка встретилась с его дружелюбными глазами и побледнела.

Предстоявшая работа на Огненного Бога Кэлу не смущала. Если выбора действительно не было, оставалось приспособиться и надеяться на лучшее. Они вернутся на Эльцэтру, и весь кошмар останется в прошлом. Сейчас ее занимал Барди, чьими усилиями контакт с божеством прошел достаточно мягко.

— Зеуг, — отставив пустой бокал, нарушил молчание Барди, — ты убедился, что Огненный Бог не потусторонняя сила, а реальный представитель могучей Цивилизации. Но дело в том, что он не просто из другой звездной системы. Ты общался с могущественной стихией, наделенной разумом, волей и властью. Мне непривычно играть роль посредника между вами. Тем более, что наши планы расходятся с вашими планами. Но мы гарантируем вам успешное завершение экспедиции и благополучное возвращение на Эльцэтру согласно вашему графику. Через три года, со всеми интересующими вас материалами об Уриде.

Зеуг прислушался: общая заинтересованность могла примирить их с пленением на собственном корабле.

— Насколько мне известно, это не первое ваше вмешательство?

Барди пожал плечами, давая понять, что этот вопрос не рассматривается.

— Через двадцать лет расстояние между Арсадом и Эльцэтрой сократится настолько, что возникнет реальная угроза существованию эльцэтрианской культуры. К тому же Арсад обитаем.

— Нам хорошо известна наша перспектива, — прошептала Кэла. — Полет на Уриду — международный проект, преследующий две цели — строительство на ней военных баз и убежищ для части населения Эльцэтры.

— Мы в курсе, — заметил Барди.

— Уж не потому ли, что мы писали этот проект под вашу диктовку? — Холодно поинтересовался Зеуг.

— Вам не справиться с ними, — продолжал Барди, проигнорировав очередной выпад Зеуга. — Планета Раг, по-вашему Арсад, принадлежит Властелинам Вселенной. Они не зря назвали себя так. Это высокоразвитая Цивилизация, существующая не одну сотню тысячелетий.

— Ты тоже родился на Эльцэтре, — с укоризной заметил Зеуг.

— Я помню. Но родина — не только земля, где ты родился и вырос, но и люди. Она стала мне чужой, — оправдался Барди и посмотрел на Кэлу. Девушка потупилась:

— Поэтому вы решили обзавестись собственным космическим домом?

— Понять несложно. Неясно другое. Продемонстрировать свою мощь, после чего сообщить, что нуждаетесь в нашей помощи, — сквозь зубы процедил заместитель по науке.

— Крэйндар бессмертен. Но время имеет определенную ценность и для него, особенно когда его организм опустошен.

— Бессмертен? Опустошен? — переспросил зам, переглянувшись с Зеугом.

— Перенос «Торнадо» к Уриде потребовал от Огненного Бога значительного расхода собственной внутренней энергии. Для восстановления, его организму требуется некоторое время.

— Подзарядка? — Изумился зам по технической части.

— Вот именно. Пока вы будете работать, он накопит ее столько, что без труда изменит траекторию Арсада.

— Траекторию планеты? Я не ослышался? — Воскликнул второй зам.

— Да, он выведет Арсад из системы Бальтиры, чтобы Эльцэтра навсегда освободилась от неприятного соседства.

—Благородное намерение! Но с нашей-то экипировкой, в лишенной воздуха атмосфере! Мы же не шахтеры, не горноразработчики, а обычные ученые. Это невыполнимая задача, — подавленно заключил один из замов, отметив, что Огненный Бог почему-то озабочен их будущим.

— В задачу экспедиции входило исследование Уриды на предмет наличия полезных ископаемых, её рельефа местности. Стандартная программа. Вы же предлагаете пробурить двадцатикилометровую шахту. — Поддержав зама, Зеуг тоже отметил, что по какой-то причине Огненный Бог решил избавить Эльцэтру от неприятного соседства.

— Организация строительства не ваша забота. Над шахтой будет наведен купол, накачан воздух. За три года все работы будут выполнены. Мы справимся, а Огненный Бог, тем временем, накопит энергию.

— Допустим, а дальше? Зачем вам этот колодец? — Напрямик спросила Кэла.

— Отвечу! — Барди посмотрел на Кэлу. — Однажды из Миусской впадины океана поднимется Черный Куб. Преодолев космическое пространство, он опустится в сооруженную вами шахту, чтобы раздвинуть Уриду изнутри. Планета станет полой и гладкой, похожей на огромный мяч. Это делается с единственной целью: превратить Уриду в космический корабль, которому уже найдено имя — Огненный Дом. Когда Дом будет построен, Бог навсегда покинет Эльцэтру, оставив ей свой Замок и воспоминания.

— Впечатляет! Спасибо за откровенность. А если мы проболтаемся? Если, конечно, вернемся на Эльцэтру, — не удержался от вопроса Зеуг.

— Не проболтаетесь! — сухо обрубил Барди. — Вы всё забудете. И то, что видели, и то, что узнали. Абсолютно всё. А через десять лет Урида как бы разлетится на тысячи обломков, якобы столкнувшись с планетой Арсад. Тривиальная космическая катастрофа, которая избавит Эльцэтру от неприятного соседа.

— Вы бы справились сами. И с постройкой своего Дома тоже. — Уточнила Кэла. — Почему вы помогаете нам?

Барди вышел из ниши и, постояв к своим собеседникам спиной, повернулся, чтобы сказать:

— Предание сохранило еще одно имя — Лейдэра. Огненный Бог собирается отомстить за нее. Лейдэра — его мать.


Глава 2

Заканчивался 658 год. Строительство двадцатикилометровой вертикальной шахты вступило в завершающую стадию. Честно говоря, стройка функционировала бы и без активного участия астронавтов: трудились автоматы и землеройные механизмы. От членов экспедиции требовались контроль, ремонтные работы и минимум ручного труда. Казалось, участникам экспедиции придумали занятие, чтобы они не заскучали и не перессорились за три долгих года на чужой планете. Кстати, главный заказчик — Огненный Бог — на объекте ни разу не объявился, зато его представитель навещал их каждую неделю. Вскоре к Барди привыкли. И к его исчезновениям, и к таким же внезапным возвращениям. Наконец Барди признался, что на Эльцэтре у него осталась семья — отец и кузина Лаила. Астронавты выслушали его с интересом: отец и двоюродная сестра Барди были тоже из прошлого. Но расспрашивать подробнее все же не решились. А через три месяца после начала строительства Барди переселился на «Торнадо» окончательно. Теперь он общался с родными гораздо реже, чем прежде.

Горные работы проходили в щадящем режиме. У астронавтов хватало времени и для развлечений, и для личной жизни. Смешливую Мори, подругу Кэлы, через месяц полета приглядел молодой биолог Крод. Личная жизнь Кэлы складывалась сложнее. Командир «Торнадо» проявлял к молодой вдове повышенный интерес, но по понятной причине не спешил объявлять о своих чувствах девушке, которая еще не успела привыкнуть к смерти мужа. Судьба же распорядилась иначе.

Внезапная страсть к полуфантастическому юноше, который был дружен с Огненным Богом, изменила мироощущение и направление мыслей Кэлы. Сначала она растерялась, а потом почувствовала, что готова потерять голову.

Уже с первой минуты их знакомства, Кэлу не покидало ощущение, что она встречалась с ним раньше. Еще до того, как связала свою судьбу с Ирдагом. Навязчивая мысль превратилась в необоримое желание разобраться в своих сомнениях. Дождавшись подходящего момента, она напрямик обратилась к Барди. Тот загадочно улыбнулся и вместо ответа снова исчез. Девушка не находила себе места. Она полагала, что их взаимная симпатия сделает его более откровенным. Но он ушел. Не предупредив и не простившись, а через неделю постучался в дверь, ночью. Никто на «Торнадо» еще не знал, что он снова вернулся.

Когда раздался тихий стук, Кэла еще не спала. Осторожный стук повторился и поднял ее с постели. Молодая женщина не сомневалась, кто стоял за дверью её номера. Казалось она видела его, слышала его дыхание. Женская плоть не подчинялась рассудку и рвалась к стоявшему за дверью мужчине, готовому насытить ее и укротить. Сжав виски вдруг задрожавшими пальцами, Кэла попыталась совладать с собой. Ее охватило сомнение, правильно ли она поступает, уступая зову плоти вопреки рассудку. Кто он такой, этот Барди? Пришелец из прошлого? Герой из бабушкиной книги? Это даже не фантастика, это вообще на грани безумия. Она снова легла и сжалась в комочек. Стук повторился. Тихий, настойчивый. Укрывшись с головой одеялом, Кэла уткнулась в подушку и разрыдалась: нет, она не справится с собой, не устоит. Набросив на обнаженное тело покрывало, босиком она все-таки дошла до двери и прижалась к прохладной обивке. Ее щеки горели, она горела вся! Барди услышал ее сдавленное дыхание. «Открой!». Не попросил, не взмолился, а потребовал, потому что слышал разгоряченное волнение женского тела, которому разум не давал свободы. «Открой!» Не чувствуя руку, которая поднялась и отодвинула задвижку, Кэла упала в объятия Барди. Большой и сильный, сносивший все воздвигнутые ею преграды, истомленный желанием и долгим терпением, он увлек ее на постель и, не дав опомниться, осыпал поцелуями и получил то, о чем ему даже не полагалось мечтать. Ближе к утру, когда утомленная любовью Кэла уже задремала, он, наконец, признался, что любит ее двести с лишним лет и только этим объясняется его нетерпение. В его объятиях она почувствовала себя единственной и желанной.

Кэла проснулась раньше его. Приняла душ и задержалась у большого зеркала. Неубранные волосы рассыпались по плечам и спине, прикрывая наготу стройного тела. Встретившись взглядом с собственным отражением, Кэла побледнела и отвернулась. Она не жалела о том, что случилось. Напротив, вот только это страшное предупреждение, что вскоре ей предстоит забыть и эту ночь, и самого Барди… Навсегда.

Барди пробыл у Кэлы до начала утренней смены и не хотел отпускать девушку в шахту.

Через неделю взаимная симпатия молодых людей ни для кого не была тайной. Вслух близость этой необычной пары не обсуждали. Уж больно странным и непредсказуемым оказался партнер Кэлы. Вскоре любовники перестали скрываться, но на людях вели себя сдержанно.

Шло время. Наконец Барди объявил собравшимся за общим столом астронавтам, что их работа завершена. Не скрывая радости, все захлопали в ладоши. С одобрения Зеуга, зам по науке вынес на подносе несколько бутылок прекрасного коньяка, чем вызвал еще больший всплеск эмоций. Домой! Несмотря на дружелюбную атмосферу, которая сохранялась на протяжении всего путешествия, эльцэтриане не чувствовали себя свободными, считая себя пленниками на собственном корабле. Но, судя по всему, Огненный Бог выполнит свое обещание. Они вернутся на Эльцэтру ровно через три года и десять дней согласно протоколу экспедиции.

Они вернутся уже через месяц. А пока на «Торнадо» продолжалось бурное веселье. Мрачным выглядел только командир корабля Зеуг. Он искоса наблюдал за весельем экипажа и заметил лишь одно грустное лицо — Кэлы. Видимо, лишь у них одних имелся повод не разделять общей радости. Остальные видимо забыли, что, вернувшись на Эльцэтру, навсегда забудут, чем в действительности занимались на Уриде. Зеуг дружелюбно взглянул на девушку. Он отказывался принимать неизбежный провал в памяти, а как же Кэла? В задумчивых серых глазах девушки ему удалось прочитать гораздо больше, чем она смогла бы ему рассказать, даже будь они в более доверительных отношениях. Ей предстоит забыть Барди, а как же ребенок, которого она носит?

— За выполнение своей части договора! — Прервав общее веселье, произнес заместитель Зеуга по технической части, поднимая наполненный до края бокал. Это была не первая порция, и он заметно осмелел: — Интересно, нам позволено узнать завершающий этап нашей работы? Ее, так сказать, итоговый смысл? Ты бы рассказал нам, Барди. По дружбе. Какая тебе разница? Мы всё равно всё забудем, и про тебя, кстати, тоже.

Зеуг посмотрел на подчиненного, за время полета, ставшего другом. Врожденное умение абстрагироваться не спасало и его от внутреннего страха потерять частицу собственных воспоминаний, а, следовательно, и прожитой жизни.

Барди отставил бокал и снял руку с плеча Кэлы. Они сидели рядом. Скоро их отношения будут расторгнуты. Мало того, она вообще забудет о его существовании. Веселая компания приутихла. За столом воцарилось напряженное, неловкое молчание.

Барди задумался. Он тоже эльцэтрианин, только из прошлой эпохи. Но за три года проведенных в стенах звездолета за общим столом и в постели эльцэтрианки, он успел приобщиться к интересам и тревогам нового поколения. К нему вернулось ощущение утраченного родства. Он полюбил женщину, напоминавшую ему ту, о которой он мог только мечтать в своей прошлой жизни. Простая, понятная жизнь привлекала его тем сильнее, чем дальше он от нее вынужденно отходил. Барди вздохнул, и его соседка с удивлением усомнилась в его всесилии.

— Ваше желание осуществимо. — Барди зорко осмотрел всех присутствующих. — Через час «Торнадо» войдет в зону уверенной радиосвязи. Оставшийся путь вы преодолеете самостоятельно. Поздравляю! Экспедиция на Уриду завершилась. Собранные материалы и образцы пород обработаны, пронумерованы и упакованы. Напоследок вы вправе увидеть зрелище, о котором забудете навсегда, как и о встрече со мной.

Последние слова Барди прошептал очень тихо. Но Кэла прочитала их по его губам. Ей снова стало жутко. Потерять память. Потерять три года, наполненных любовью и нежностью. Осознавать, что такое возможно, — нелепо и страшно.

Пока ее уставший от переживаний мозг рисовал картину прощания и забвения, на Эльцэтре из толщи океана поднимался Куб — Черная Праматерь их Вселенной. Незыблемая Основа мира скрывалась в Подземелье Замка миллионы лет и теперь, преодолевая космическое пространство со скоростью мысли, перемещалась на Уриду, чтобы сделать из нее Дом для Огненного Бога.

Барди давно заподозрил, что между Кубом и Крэйндаром существовала некая связь. Улучив момент, он попросил Крэйндара доверить ему эту тайну. И потом, пытаясь понять его объяснение, сдался. Были вещи выше его понимания, но всё же… По словам Крэйндара, Куб был материальным подтверждением существования некоей Высшей реальности, так сказать, абсолютной константой, призванной стабилизировать равновесие между тем миром, в котором обитал он, Барди, и тем, откуда пришла Лейдэра. Однажды Крэйндар осознал свою принадлежность к миру Лейдэры и «слился» с Кубом, как слился с Крэйн, тем самым заявив о своей готовности вернуться в Потерянный мир.

Между тем на глазах приумолкших астронавтов Куб опустился на дно двадцатикилометровой шахты и стал превращать Уриду в полый шар. Переработав внутренности шестой планеты, он остался в ней, а освободившееся пространство занял Дом Огненного Бога. Пока астронавты следили за фантастическим зрелищем на экране, Барди представил процесс в продолжении, когда Куб, пожирая одну звезду за другой, увеличил свои размеры до границ Вселенной!

«Торнадо» возвращался на Эльцэтру. Космонавтов ждали, не подозревая, что звездолет находился под контролем Огненного Бога на протяжении всей экспедиции. За месяц до окончания полета, в зоне уверенного приема диспетчеры Центра Космических исследований вышли с «Торнадо» на связь. Командир звездолета Зеуг, сдерживая эмоции, доложил руководству о благополучном завершении путешествия на Уриду. В просторном помещении Центра раздались аплодисменты и восторженные возгласы.

Космонавты с нетерпением ожидали встречи с родной планетой, с родными и близкими. Они уже забыли обо всём, что произошло с ними на Уриде. Вот только Кэла. Она словно ушла в себя и замкнулась, не подозревая, что носит под сердцем дочь, зачатую среди звезд.

* * *

«Торнадо» возвращался домой, а Барди осваивался в Доме Огненного Бога.

Под бронированной оболочкой Уриды было много из того, что они оставили на Эльцэтре — моря, леса, покрытые снегом горы и  созданная руками Огненного Бога Бальтира.

Эллипсоид, зависший над океаном, напомнил Барди Руну. Объект искусственного происхождения притягивал и одновременно отпугивал. Гигантское яйцевидное тело, заменившее им ночное светило, могло стать конечной точкой его исканий.

Барди стоял на берегу океана. На близкой поляне виднелся дом. Еще не поздно передумать и заявиться к старикам на ужин. Его всегда там ждали. Увы, он уже никогда к ним не заглянет.

Крэйндар тоже ждал Барди, ощущая его тревогу и нерешительность, но его мысли находились за пределами того, куда могли проникнуть человеческие душа и разум.

Собравшись с духом, юноша сошел с обрыва. Пролетев над волнами высоко вверх, он приблизился к Эллипсоиду. Его молочно-голубая оболочка как клубы дыма находилась в постоянном движении. Войдя во внутрь, Барди сознательно отрезал себе путь назад. Перебрав все «за» и «против» уже принятого им решения и не увидев причину, которая могла бы его удержать, Барди все же вошел в неспокойную массу. За его спиной тут же возникла плотная, непроницаемая стена. Прозрачное перекрытие делило Эллипсоид на «верх и низ». На нижнем ярусе бурлили бело-синие всполохи, похожие на клочья утреннего тумана. А верхняя половина была пронзительно-ясной, отчего стоявший под стометровым куполом десятиметровый Куб выглядел необычайно четко. Через сто шагов, а Барди отсчитывал каждый, он остановился перед Крэйндаром. Тот кивнул на кресло перед собой. Барди послушно опустился. Уставившись в черную Глыбу, он не решался встретиться с Крэйндаром взглядами. Оба молчали, пока Крэйндар не приказал:

— Говори.

Цель визита ему известна. От него ничего не утаишь. Решались две судьбы, и выбор оказался для Барди слишком тяжелым. Как поступить, чтобы потом не жалеть о том, что сделал?

— Быть там и здесь невозможно. Подтверди свое решение вслух. Это важно для тебя. Только так ты утвердишься в своем намерении окончательно и бесповоротно.

— Помоги мне…

— Ты оставляешь меня ради женщины. Банальный выбор, но никто не оспаривает, что Кэла достойна любви. Она ждет от тебя ребенка. Тебя можно поздравить, Барди. Ты состоявшийся мужчина, тогда как я всего лишь Огненный Бог.

Барди вздрогнул, посмотрел на Крэйндара. Тот с насмешливой улыбкой наблюдал за его мучениями. А Барди… Он словно потерял ориентиры, но не главную мысль — он любит Кэлу и намеревается быть вместе с ней. С его стороны это вовсе не предательство. Все произошло помимо его воли.

Крэйндар не ждал объяснений. Про взаимоотношения полов он знал гораздо больше, чем Барди. Это не только игра гормонов. Это желание давать больше, чем собираешься взять сам. Сосуд неиссякаем, когда не забываешь пополнять его содержимое. Крэйндар вспомнил другую Кэлу. Она оказалась слишком маленькой для него и не вместила его дары, а он выпил ее до дна.

— Мне не сложно освободить тебя от любовной зависимости, — Крэйндар сделал выразительное движение пальцами, — и проблема снята. Но ты не попросил меня об этой услуге. Я отпускаю тебя, Барди. Без легкости и удовлетворения, но отпускаю. В конце концов, в твоем мире всё приходит к логическому завершению. Пусть будет так. Ты вернешься простым смертным, утратившим все уникальные качества, и навсегда забудешь о нашей дружбе и о том, что мы пережили. Совсем скоро ты прославишься как великий ученый. Ты превзойдешь Ирдага и утешишь Кэлу, его молодую вдову.

Услышав окончательный приговор, Барди с отчаянием взглянул на Крэйндара. Если бы не жгучая страсть, съедавшая его! Страсть, от которой он не хотел освободиться. И Огненный Бог знал это! Знал, что Кэла войдет в его жизнь. Возможно, сам спровоцировал их встречу. Что ж, он не выдержал испытания! Без Кэлы жизнь теряла для него всякий смысл.

Крэйндар не осуждал друга, не выдержавшего испытания любовью. Он выполнил свое предназначение и может спокойно уйти к прекрасной женщине, которая подарит ему ребенка. Временной провал сомкнулся. Барди продолжит уже свой, лично ему предназначенный путь.

Крэйндар поднялся. Приближалась решающая минута. Пальцы Огненного Бога коснулись метки за правым ухом Барди, и тут же раздался тонкий свист, словно из Барди выходила струя воздуха. Барди ощутил потерю крайне остро. Испуганно взглянув на Крэйндара, он понял, что он уже вне окружающего его великолепия. Процесс отторжения был необратимо запущен, а его настигло ослепительное прозрение — от чего он отказался и что навсегда потерял. На глазах юноши выступили слезы. Слезы отчаяния и боли.

— Мы расстаёмся, Барди. — Голос Крэйндара гремел отовсюду. — Человек вправе делать собственный выбор. Но что бы ни случилось в дальнейшем, ты вспомнишь, что осуществил свое право на неверный ход по собственной воле. А теперь, пока мы рядом, мы вместе изменим ход Истории, потому что имеем на это право. Мы обладаем разумом, властью и силой. Мы — Боги!

Голос Крэйндара еще гремел, а Эллипсоид уже наполнялся невиданной мощью, открывая мужчинам космические просторы. Крэйндар поманил Барди к себе. Тот несмело приблизился.

— Это Раг. Планета Властелинов. — Крэйндар протянул руку. Под ними проплывала красно-бурая планета. — Раг летит в сторону Эльцэтры, его маршрут не менялся со дня сотворения мира. Но мы изменим порядок вещей. Мы раскинем гравитационную ловушку и заманим Раг в надёжные сети. В сотнях световых лет от Бальтиры есть одинокая звезда, готовая стать для Властелинов новым светилом. Отныне и навсегда пути Рага и Эльцэтры разойдутся. Да свершится моя воля!

Крэйндар отпустил Барди и протянул руки. Из глаз и пальцев Огненного Бога мощным, смывающим потоком хлынуло ослепительное фиолетовое пламя.

— Пусть свершится моя воля, — тихо повторил он.

Барди потерял сознание.


Рецензии
Весьма занимательноЙ! Изумляюсь изобретательностью вашего ума.Но есть несогласование понятий. Например: девушка - вдова,и дугие. В космосе невесомоть и поэтому расположение вещей иное, чем на планете.

А также не согласен, что бандита видно по морде! Ноэто я уже так. Вобщем хорошо. Желаю творческого успеха Вашего таланта! В. Галин.

Владимир Галин   09.09.2016 13:41     Заявить о нарушении