Поспешая - не торопись

     За годы работы меня, как и большинство специалистов разных профессий, время от времени направляли на разные курсы по совершенствованию профессиональных знаний и навыков. Длительность таких занятий была различной и варьировала от месяца до пяти, в зависимости от поставленных задач по обучению.
     Я, будучи от природы большим любителем все переиначить на свой лад, называл эти  занятия краткосрочными курсами старших помощников младших чабанов.
Тем не менее, если сказать серьезно, они приносили зачастую весьма большую пользу. Особенно мне понравились курсы по обучению навыкам выживать в экстремальных условиях и умению находить выход в затруднительных ситуациях.
     Так уж получилось, что в работе мне эти знания почти не пригодились. А вот в частной жизни  они меня неоднократно выручали. Хочу рассказать несколько случаев из прошлого, когда пришлось применять на практике когда-то полученные знания.
     Погожим деньком, аккурат на восьмое марта, решили мы  с приятелем поехать семьями  в городской парк, погулять, подышать свежим воздухом, просто пообщаться. У приятеля сын, у меня дочка. Дети дружили с детского садика, и в школе учились в одном классе.  Решено – поехали. Гуляли, дурачились, баловались, играли, потом кому-то пришла идея спуститься на лед Амура (парк как раз на берегу этой реки.
     Спустились,пошли по тропинке. Идем вниз по течению реки в сторону известного хабаровского утеса - красивой достопримечательности нашего города - нам  хотелось посмотреть на величественную скалу и здание, ее венчавшее, со стороны реки.      Приятель мой шел рядышком с дамами и дочкой, а я и Антошка, как звали сына приятеля,  двигались впереди всех, дурачились, играли в снежки. Вдруг, когда мы уже почти подошли к утесу, Антошка, уворачиваясь от моего снежка, выскочил за пределы тропки, и  провалился одной ногой под лед. Я, увидев это, мгновенно бросился к нему, схватил за шиворот и вытащил на тропинку, однако  в это время лед подо мной предательски треснул, и я провалился в воду полностью, успев  в последний момент ухватиться руками за край полыньи. Кто бывал в нашем городе и видел Амур возле утеса, тот знает, какое там бешеное течение.
     Странно, я даже не успел испугаться, как мне сразу в голову пришло то, чему нас учили: не паникуй, не теряй понапрасну силы, используй ситуацию так, чтобы угрожающие факторы ее тебе не вредили, а помогали. В моем случае это выглядело так: осознав, что я в полынье, памятуя,  какое здесь течение,  и понимая, что хрупкий лед в каждую секунду может провалиться  еще раз, и   тогда я уже полностью уйду под воду,  я стал  осторожно, перебирая руками по краю провала, перемещаться  таким образом, чтобы течение стало как бы поднимать мои ноги, находившиеся в воде, то есть занять такое положение тела,
когда мое лицо было бы направлено против течения реки. Во-первых, приподнятые течением ноги мне было легче пытаться забросить на край полыньи, а во-вторых, я сберегал силы, так как мне не нужно было бороться с течением, которое в любом случае тащило бы меня под лед, если бы я переместился в противоположную сторону полыньи.
     Чуть–чуть помогая себе движениями ног, я постарался аккуратно, налегая всей площадью  груди на лед, подтянуться, потом, выбрав момент, оттолкнулся ногами от воды, закинул правую ногу на лед,  и, не пытаясь вставать, быстро покатился по его поверхности в сторону тропинки. Оказавшись на ней, я уже смог встать, не опасаясь нового провала.  Все это произошло так быстро, что практически никто не успел полностью осознать происшедшее, и заняло в реальности гораздо меньше времени, чем читатель потратил на это описание.
     Проделывая все эти операции, я даже еще не полностью успел ощутить холод от воды и то, что вся моя одежда до самой верней половины грудной клетки промокла, а вот движение быстрых и мощных струй воды ощущал просто физически невероятно реально, понимая, что только одно неправильное мое действие, и я , если лед провалится еще раз подо мной, уже точно буду увлечен водой под лед и финита моя ля комедия.
     Второй случай, о котором хочу поведать, приключился со мной как-то осенью, когда мы небольшой компанией поехали на рыбалку. В октябре, когда вода становится в Амуре совсем холодной, очень хорошо ловится сиг - замечательно красивая и вкусная рыба.  В это время года, именно об эту пору, для меня такие вылазки на природу самое приятное времяпрепровождение. Вообще осень на Дальнем Востоке самое приятное и хорошее время года. Лето в здешних краях тяжелое, жаркое и очень душное. Духота достает и днем и ночью. Дожди и грозы, частое летнее явление, облегчения не приносят, наоборот, после дождя духота только увеличивается, наваливается с новой силой. Зимы дальневосточные очень холодные, морозные и плюс ко всему низкие температуры сопровождаются довольно сильными ветрами, чаще всего дующими со стороны Якутии. Весны, как таковой в понимании человека, выросшего в средней полосе России, практически не бывает. После зимы как-то неожиданно сразу наступает лето.
     Осень зато с лихвой искупает все неприятности других сезонов года. Погода почти всегда солнечная, безветренная. Тепло, дышится после летней духоты свободно, чувствуешь себя комфортно. Такая погода, порой, стоит до второй половины, а то и конца ноября. Правда, постепенно тепло отступает , как-никак, зима приближается. Единственное, что порой омрачает идиллическую картину, это ураганные палы. который возникают то там, то там. Трава в здешних краях высокая, ею заняты обширные пространства. Осенью практически не бывает дождей, растительность высыхает и становится как порох. Любое неосторожное обращение с огнем зачастую приводит к масштабным возгораниям, и тогда палы несутся со скоростью курьерского. Горе путнику, у них на пути оказавшемуся.
     Так вот, поехали мы, как я уже сказал, небольшой компанией половить сига на закидушку - это вид снасти такой. Место знали давно, ездили туда регулярно и много лет, так что все, как говорится, было на мази. Рыбалка случилась не то, чтобы хорошая, но и не сказать, чтобы плохая. Нас было четверо взрослых мужиков, две дамы и три пацанёнка лет восьми-десяти.   Уютное местечко с хорошим подъездом к воде, что на берегах Амура явление исключительно редкое, приятная теплая и солнечная погодка, неплохой клев - все радовало душу и настраивало на элегически-пасторальный лад, но,где боженька - там и друг его, дьявол.
     Около двух часов дня услышал я звук, который меня насторожил, и который мне был весьма хорошо знаком. Не мешкая, быстро поднялся по дороге на верх спуска к реке, и увидел, что на нас со всех сторон, на расстоянии где-то метров триста-четыреста, с большой скоростью движется вал огня, причем масштабы горения впечатляли даже на таком расстоянии. Вырваться по дороге через этот вал возможности не было,  расстояние от уреза воды  до ближайшей травы было не больше семи-восьми метров, на оставшемся пятачке земли наша компания вряд ли уцелела бы, и ситуация создавалась весьма критическая. Я позвал мужичков, они подошли, тут же, конечно, встряли и дамы, за ними дети, началось обычное кудахтанье: ах-охи-вздохи, что делать?, как быть?...Короче, все признаки нарастания паники налицо. К тому же и машины наши стояли практически в траве, и уж они-то в любом случае сгорели бы дотла.   Сначала я было подумал, что можно спастись, заехав на машинах в воду, но и глубина реки, и состояние дна не исключали риска утопления автомобилей. К тому же и перспектива купания в очень холодной воде весьма не прельщала, да еще и наличие деток усугубляло ситуацию.
     Оглядевшись  еще раз внимательно вокруг, я понял, что простого решения проблемы нет. Тут мне на ум пришло, точнее вспомнилось, как вышли из такого же положения В.К. Арсеньев и его проводник Дерсу Узала, когда они оказались отрезанными палом на озере Ханка. Я велел всем взрослым как можно быстрее связывать в пучки прямо на корню стоящую вокруг траву, образуя из связок некое подобие то ли шалашей, то ли  индейских вигвамов. Через десяток минут мы их навязали около десятка, вынув спички, я приказал и другим мужикам поджигать эти связки, и сам стал их поджигать. Они  уловили мою мысль: мы пускали встречный пал - это был единственный выход в данной ситуации. Пламя, которое мы сами создавали, вначале было еще слабое, не давало высокой температуры и мы были в полной безопасности на своем пятачке, но постепенно огонь стал нарастать и одновременно уходить от нас на соседние участки. Через двадцать минут рожденный нами огонь бушевал уже очень далеко от нас, и мы с бугорка наблюдали, как фронты бушующего пламени движутся навстречу друг другу. Вот они встретились, вспыхнули, взметнулись  на короткое мгновение с особой силой и тут же пламя практически опало.Оставались небольшие очаги то там, то сям, опасность отступила.
     Нужно было еще какое-то время просто подождать и путь был окончательно свободен. Тут мы, чтобы это время не пропадало даром, вскипятили чайку, с удовольствием попили его, не спеша собрались, и тронулись в обратный путь. Такие вот приключения нет-нет, да и случаются в нашенских краях с бродягами рыбками-охотниками.
     Продолжаю рассказик. Случай третий. Как-то в конце июля поехали мы с приятелем, взяв с собой попутно жен, за ягодой, которую здесь называют голубикой, в других местах она известна под именем гонобобель. На трассе Хабаровск - Находка есть одно местечко, где можно было, оставив машину на обочине, и пройдя километра три, попасть на отличное местечко, где ягода эта росла весьма в приличных количествах.
     День был с утра отличный, солнышко светило, природа бушевала в расцвете сил. Приехали, добрались до ягодной плантации, и дело пошло-поехало. Само по себе мне это занятие ужасно не нравилось и не нравится до сих пор. Сборка ягоды - дело  весьма канительное, требует усидчивости и терпения. А тут еще полчища комаров, паутов, оводов, слепней и прочей кровососущей мрази, которой в этих краях так  много, что не всегда можно просто рот открыть без риска заглотить несколько штучек этой "пернатой радости". Однако, ягода эта удивительно вкусная и полезная, так что овчинка выделки стоила, вот мы и ползали по кустарникам, как рабы на хлопковых плантациях в краях известной рабыни Изауры.
     Мало помалу бидончики наши наполнялись, мы продвигались по редколесью в северном направлении и сами не заметили, как негустой перелесок закончился и мы вышли на  огромное поле голубого от ягоды цвета. Честно говоря, столько голубики я не видел ни раньше, ни после того случая. Самое смешное, что я сюда неоднократно приезжал, но никогда не выходил из леска, полагая, что дальше там болото и ягоды нет. Короче, мы все просто, говоря современным языком, обалдели от предложенного природой изобилия, что ни слова ни говоря опустились на корточки и увлеченно начали брать ягоду, попутно кладя ее не только и не столько в бидончики, но и в рот, смакуя и наслаждаясь.
     Я забыл сказать что поле, на которое мы вышли, представляло из себя типичный кочкарник, то есть некую равнину, которая когда-то была болотом.  Сейчас же все пространство поля представляло из себя огромное скопище болотных кочек. То там, то сям виднелись уродливые обгоревшие остовы деревьев - пару лет назад здесь бушевал пал, который сжег все, в том числе и деревья.   
    Время шло, бидончики наполнялись, пришла пора возвращаться. Только в этот момент мы сообразили, что погода, как это частенько бывает на Дальнем Востоке, незаметно, но быстро поменялась, небо затянуло какой-то серовато-грязной сплошной пеленой, а воздух вокруг нас наполнился неким подобием тумана, отчего окружающие предметы стали расплывчатыми и потеряли резкость. Мы не имели перед глазами ни одного ориентира, по которому можно было бы найти нужное нам направление движения.
     В довершение всего, слышимость в таком тумане практически становится нулевой, и мы не могли хотя бы услышать гул автомобилей, идущих по трассе, в сторону которой нам и нужно было идти. Виталя, приятель, человек импульсивный и горячий, стал резво доказывать, что идти нужно вот туда, его жена, Татьяна, наоборот, была уверена, что идти нужно в другом направлении. Моя жена растерялась, молчала и только хлопала глазками, взирая на меня. Я же, честно говоря, не имел никакого чувства, куда надо было  двигать стопы.
     Постояв, поразмышляв, я начал искать способ, по которому можно было бы сориентироваться по сторонам света. Нам был нужен юг. Солнышка на небе не было, и оно даже не угадывалось, деревья, которые остались более или менее целыми, стояли  абсолютно черные и обуглившиеся, никакого мха на них не было. Ни камней, ничего, за что было бы можно хотя бы зацепиться, поймать кончик нити для рассуждений. Виталька истово доказывал, что он прав, я же не торопился, а стал самым пристальным образом осматривать  стоявшие поблизости горелыши деревьев, в надежде найди остатки мха, который всегда растет с северной стороны. Подошел к одному дереву, ко второму, результат - ноль. Продолжил поиски. Шагах в десяти, среди кочкарника, я случайно заметил обгорелый пень, возле которого была небольшая лужица. В свое время она, видимо и спасла этот пенек от полного обгорания, и в приземной зоне я обнаружил не сгоревшую, точнее, не обуглившуюся древесину, на которой четко была видна поросль мха. Все! Теперь я точно знал, где юг, и куда нам нужно идти. Я подозвал друзей, показал то, что нашел, и протянул руку в том направлении, куда нам было нужно идти.                   
     Виталя, голова горячая, опять со мной заспорил, но я твердо ему сказал: иди, куда хочешь, а я иду сюда, и женщин забираю с собой, тут он сдался.
     Двинулись, через двадцать минут вышли в знакомый лесок, еще минут через двадцать пять вышли к шоссе в ста метрах от машины. Малость поплутали, поспорили, зато ягоды набрали просто отменной. С той поры я стал всегда брать с собой компас.
     Случались по жизни и иные подобные случаи и ситуации, но, думаю, рассказанного вполне достаточно для того, чтобы усвоить простую истину, которую мы все, в общем-то хорошо понимаем и знаем, но почему-то забываем про нее, когда попадаем в критические ситуации. Истина эта проста - не теряйте хладнокровия и рассудительности, и выход всегда найдется.


Рецензии