Корень жизни Глава первая

                                  Нигде на земле нет другого
                                 растения, вокруг которого группировалось
                                 бы столько легенд и сказаний.

                                                   Владимир Арсеньев,
                                                 «По Уссурийскому краю»
                        

                                                      

                              
 
           С предновогодним командировочным заданием в Москве я справился досрочно – за день до отправления поезда «Москва-Владивосток», на который у меня был заранее куплен билет. Высвободившее время я потратил на поиски новогодних подарков и в очередях за ними.
           Ох, и трудное это дело! Когда я попал в свое купе, то от усталости валился с ног. Мое место было на нижней полке, но я решил дождаться своих попутчиков, так как по предыдущим командировкам знал, что оно может моим и не быть.
          Не успел я поставить свою сумку с подарками в нишу над входной дверью, как появились мои  попутчики: мужчина и женщина с мальчиком в возрасте около десяти лет. Мужчина внес две большие сумки, осмотрелся и попросил у меня  разрешения одну  разместить в нише под моей полкой.
           - Занимайте. Моя  уже пристроена, - кивнул я на верхнюю нишу.
           - А не могли бы вы, - просительно начала женщина, с отсветом материнской заботы в голубых глазах.
            - Уже полез на верхнюю полку, - с шутливой обреченностью прервал я её.
            - Какой вы догадливый! - воскликнула она и ее лицо озарилось благодарной улыбкой.
            - Командировочный опыт, -  скромно произнес я.
            Мужчина посмотрел на меня и, протянув  руку, представил себя и свою семью:
            - Олег.  Моя жена -  Вера и наш сын -  парашютист Слава.
            Олег был выше среднего роста, спортивного телосложения. Его лицо украшали внимательные серые глаза. На вид ему было не больше сорока. Его жена выглядела моложе, была стройна и на голову ниже мужа. Я назвал себя и, с трудом выдерживая его крепкое рукопожатие, которым он словно испытывал меня на прочность, поразился:
            - В таком возрасте и уже парашютист!
            - В Москву он ехал на верхней полке и умудрился свалиться с нее,  поэтому и заработал такое почетное звание,  -  улыбнулся Олег, глядя на смутившегося сына.
            - Слава  первый раз так далеко едет поездом, -  оправдала сына мать.
            - Тогда все понятно, - улыбнулся я и спросил у Олега: - До какой станции нас свела судьба?
            - На край земли, -  тяжело вздохнул он.
            - А я до Читы. Успеете доехать до Нового года?
            - Если задержек не будет, то успеем, - с надеждой ответила Вера.
            Как только мы разместились в купе и поезд, вздрогнув, тронулся и начал набирать скорость, к нам  подкатила передвижной столик официантка и предложила напитки, пиво, закуску. Вера вежливо отказалась, а я взял три бутылки пива и шоколадку. Шоколадку протянул Славе со словами:
             - С родителями  мы разопьем за знакомство пиво, а ты поддержи нас шоколадом.
Слава стеснительно  взял шоколадку и поблагодарил.
             - Откуда такой шик?! - разыграл удивление Олег.
             - На подарках сэкономил. А возвращаться из Москвы с деньгами – плохая примета. Еще пошикуем, - обнадежил я Олега, похлопав по карману своей рубашки, в котором лежали оставшиеся деньги.
           Он улыбнулся и с грустью сказал:
            - Эта поездка нам все карманы вывернула. Три года копили, чтобы приехать сюда и неделю погостить у сестры. Вышла она замуж за солдата, а он увез ее из наших мест, по которым она до сих пор скучает.
            - Одна дорога только что стоит! -  вступила в разговор Вера. - Вместо того, чтобы нам пожизненно платить командировочные за отдаленность и бесплатно предоставлять проезд в любую точку страны, хотя бы раз в год, наши правители установили такие цены! Если бы мы на эти потраченные деньги съездили в Китай и привезли бы  оттуда шмоток, то они окупились бы раза в два.
            - Вот кто должен сидеть в Думе! - восхитился я  предложением Веры.
            - Дождемся ли мы светлых голов? Боролись за демократию, а напоролись на дерьмократию, - с какой то безысходностью в голосе  произнес Олег.
            - Хотел поднять настроение, а нагнал тоску, - прервал я грустный разговор и, разлив по стаканам  пиво, предложил тост за знакомство.
             - Закусывай, - пододвинул  на центр столика тарелку с пирожками Олег. -  Мои любимые, с капустой. Сестра на дорогу испекла.
            Я попробовал пирожок и искренне восхитился:
             - Вкусные пироги! Любит тебя сестра, – и, вспомнив, что в моей сумке стоят по литровой банке с брусникой и солеными груздями, спохватился:
              - У меня же еще получилась неожиданная экономия! Жена просила  передать подруге бруснику и соленые грузди. Подруга обещала приехать за ними, но почему-то не приехала.
             Достав из сумки банки закрытые полиэтиленовыми крышками, я поставил их на стол и пригласил:
             -Угощайтесь. Дары нашей тайги. Сам собирал. Этот год был урожайным на грибы и ягоду.
             - Наши любимые грибы! -  воскликнул Олег. -  Мой тесть родом из Забайкалья. Когда здоровье ему позволяло, то он каждый год ездил в родные места за брусникой и груздями, а сейчас приболел.
              - Передайте привет земляку и гостинец от меня,  -   попросил я и, открыв банку с мясистыми маленькими  груздями, подцепил вилкой один  груздь и, отправив его себе в рот, пояснил: - Я снял пробу. Теперь можете смело последовать моему примеру сами, и угостите земляка. Олег и Вера тут же набросились на грибы, причмокивая и восхищаясь: «Какая вкуснятина!»
             - В нашей тайге этого добра достаточно, -  подчеркнул я. - И не только груздей. Рыжики, подосиновики, подберезовики, маслята, волнушки  - это только основные грибы. А иногда счастливчики находят и белый гриб! Но мои  самые любимые рыжики. Растут они в чистых сосновых лесах и на гарях. Идешь по такому лесу оздоровляешься и ищешь бугорки в хвое. Приподнимешь хвою, а там ядреный рыжик. В отличие от груздей, которые перед употреблением надо несколько часов вымачивать в воде, рыжик сразу готов к употреблению. Приедешь из тайги, поджаришь его с молодой картошкой  и уплетаешь за обе щеки.
           А груздь лучше в соленом виде. Растет он в березняках и  в смешанных лесах. Эти леса  не такие чистые. Большие шляпы легко искать, а вот такие деликатесы труднее. Очень внимательно надо смотреть. Бугорки едва заметны  в листве.
           - Как жаль, что они у нас  не растут, -  с сожалением сказал Олег.
           - А почему бы вам на недельку в грибную пору не приехать к нам за этими дарами тайги? Готов выступить проводником. Я знаю такие грибные места! 
           - Заманчивое предложение. Но летом столько дел в своем огороде, что голова кругом идет, -  посетовала Вера.
            Мы допили пиво, и я, зевнув, подытожил:
            - После походов по магазинам, сил у меня всего-то  и осталось, чтобы вскарабкаться на верхнюю полку.
             - Я тебя хорошо понимаю. Сам так не устаю в тайге, как здесь, - согласился Олег и скомандовал семье отбой.


Рецензии
Я родился под Владивостоком, но практически там не жил. Сейчас живу на границе Урала и Сибири. Вся сознательная жизнь связана с лесом: специальность, работа, увлечения. Но всегда интересуюсь природой ПРИМОРЬЯ - моей малой Родины.
Читаю с большим удовольствием. СПАСИБО!

Вадим Светашов   22.04.2018 08:47     Заявить о нарушении
Очень рад, Вадим , что моя повесть пришлась по душе! С уважением,

Николай Руденец   22.04.2018 19:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.