Корень жизни Глава шестая

          Ночью я проснулся от несильного металлического стука – будто кто открывал крышку в котелке. Стараясь не разбудить Олега, я осторожно высунул голову из палатки и, осветив фонариком котелок, увидел торчащий из него мышиный хвост! Присмотревшись, я заметил, что мышка, как-то приоткрыла  крышку и через щель  проникла головой вниз в котелок, держась задними лапками за край котелка. Я вылез из палатки и хотел схватить ее за хвост, но она успела  высунуться из котелка и убежала. Открыв крышку, я посветил в котелок - на застывшей поверхности борща выделялось пятно, оставленное мышиной мордочкой. Придавив крышку котелка камнем, я залез в палатку.
          - Кто там? – сквозь сон спросил Олег.
          - Мышка шумела, - успокоил я и вскоре уснул.
          Утром я проснулся в начале восьмого. Несмотря на то, что вечерам Олег наставлял меня, что выходить на поиск корня раньше десяти нет смысла, так как при плохой освещенности все сливается и увидеть женьшень трудно, я стал выползать из палатки.
          - Спи. Еще рано, – сонным голосом попытался остановить меня Олег.
          - Не спится. Займусь костром.
         После того, как я вскипятил чай и довел до кипения борщ, из палатки показалась голова Олега. Он осмотрелся и насторожил:
          - Как бы дождя не было.
          - Может разъясниться, -  обнадежил я и с умилением рассказал о хитрющей мышке.
          Олег ничего не сказал, обул сапоги и, взяв котелок, отошел от костра и выплеснул борщ!
           - Почему?! – поразился я.
           - Мыши разносчики всякой инфекции, - спокойно пояснил он и рассказал такой случай: - Лет пять назад трое заблудились в тайге. Долго блуждали и, наконец, набрели на  охотничью избушку. Там были подвешены  в мешочке сухари. Двое судорожно стали открывать мешочек, чтобы утолить голод, но третий, заметив в мешочке дырочку и мышиный кал в сухарях, запретил есть. Однако те не послушали. Домой вернулся только третий, проявивший выдержку и благоразумие.
             - Я же прокипятил борщ...
             - Береженного Бог бережет. Чай с бутербродами безопаснее, - уверено сказал Олег, открывая банку с тушенкой.
           Туман постепенно рассеялся и через прогалины между медленно плывущими кучевыми облаками стал пробиваться свет.
           - Пора, -  скомандовал Олег.
          Сначала мы защитили открытые участки тела мазью от комаров. Потом подвесили один рюкзак с продуктами к нижнему суку тополя, а в другой Олег положил  подзорную трубу, фонарик, костяные палочки и дневной запас продуктов: банку тушенки, по два помидора и огурца, сухари и  бутылку с чаем. Закинув себе за спину рюкзак, Олег пояснил:
           - Этот рюкзак будет у нас походным. Носить его будем по очереди.
          Я понимающе кивнул,  и зашагал вслед за Олегом по еще мокрой от утренней росы траве в сторону речки. Вдоль нее проходила тропа, и мы прошли по ней в быстром темпе  до юго-восточного склона, какой-то горы.
 Олег остановился и проинструктировал меня:
           - Начнем с нее. Будем  просматривать полосами -
метров по десять. Чтобы не запутаться, периодически  надламывай ветки. Перекликаться будем так: «Го … Го…». Будь внимателен. Поглядывай  и на деревья, если уведешь  на дереве заметку или  надломленные кем-то ветки постучи  по дереву панцуйкой, я подойду.
           Медленно, перекликаясь с Олегом,  я стал продираться сквозь заросли кустарников и  внимательно просматривать под ними травяной  покров. Когда солнце пряталось за тучи, освещенность резко снижалось и, что-либо различить в зеленном ковре было чрезвычайно трудно.
           И тут возникло еще одно препятствие. Увидев прогалину между кустами, я сунулся в нее, не отрывая глаз от поверхности земли, и вдруг ощутил на лице что-то липкое. Это была паутина, перекрывшая прогалину! С омерзением, очищая лицо, я заметил огромного паука, сидевшего в засаде  в листьях кустарника, откуда свисала разорванная мною паутина. После такой маски я вынужден был отвлекаться еще и  на просмотр любых просветов в кустарниках, траве, прежде чем  нырнуть в них, что, конечно же, снижало эффектность поиска корня. Увидев очередную паутину, я разрывал ее панцуйкой и только после этого продолжал шарить взглядом по траве.
           Но вдруг, выглянувшее из-за туч солнце, осветило большую паутину и  капельки утренней росы в ней засверкали алмазами. Высветился такой узор, что я залюбовался им и сфотографировал. Много еще попадалось таких  паучьих творении, но теперь самые красивые из них я фотографировал и не разрывал, а обходил стороной -  в награду пауку за оригинальность узора.
           Когда на моем пути попадались поваленные деревья я, помня о найденном Олегом  корне на вывороченной березе, вскарабкивался на их стволы  и с тихой надеждой  на удачу осматривался. Проходя по длинному толстому стволу дерева, уже от времени очищенного от коры, я, тщательно просматривая по сторонам поверхность земли, вдруг боковым зрением заметил, какое-то шевеление на нем. Бросив взгляд вперед, я увидел большую змею, уползавшую от меня по стволу, и  громко крикнул Олега.
             - Что случилось?! –  подойдя ко мне, встревожился он.
             - Только что по стволу ползла огромная змея!
             - Где же она? – посмотрел он на меня.
             - Может, у неё здесь нора?  - вспомнив аналогичный случай, описанный Арсеньевым, предположил я, осторожно продвигаясь по стволу, а вслед за мной и Олег.  И действительно, мы  увидели нору, а перед ней большую выемку заполненную водой.
             Это был уссурийский уж, - уверенно сказал Олег. –  В стволе у него гнездо. Как на курорте устроился! И бассейн рядом.
             -  В отличие от стрелков, сопровождавших  Арсеньева, мы не будем  ширять палкой в отверстие  и раскалывать бревно, чтобы подтвердить твои слова и удовлетворить свое любопытство, -  с улыбкой посмотрел я на Олега. -  Тогда, после таких их действий  из отверстия  стали вылезать шмели, а после того как они раскололи бревно, то обнаружили гнездо ужа.
            - Для этого нам потребуется не один день. Так что верь на слово, - рассмеялся Олег.
           Время было обеденное, и  Олег предложил перекусить. Мы сели на ствол дерева, и  он  достал из рюкзака  взятые с собой продукты. Потом открыл тушенку и, намазав ее кусочек хлеба, положил на ствол.
            - Пресмыкающему?! – удивился я.
            - Лесному духу, - буднично ответил он.
            Пока мы ели несколько раз слышался тонкий звук, похожий на звук, издаваемый пустой металлической посудой при попадании  на нее с высоты водяных капель.
               - Что за звук? -  поинтересовался я.
             Это  птичка – панцуйка. Она женьшень охранят, -  ответил Олег.
               - Тоже панцуйка, как и посох! – поразился я.
             Ну да, - улыбнулся Олег.
               - Я бы назвал ее капелькой. А ты хоть раз видел ее?
               - Не посчастливилось.
               - Перед выездом сюда я читал повесть Пришвина «Женьшень». И там  упоминалась небольшая, черного цвета птица, называемая кукушницей, которая якобы стережет женьшень, - вспомнил я. -  Но  ее будто бы может увидеть тот, кто, найдя корень, успеет воткнуть возле него свой посох.
             - Может она и есть,  - согласился Олег и засомневался:  -  Однако, когда я находил корни, то всегда втыкал панцуйку, но ее не видел, хотя слышал всегда.
            Перекусив, мы продолжили поиск. Минут через тридцать меня подозвал Олег. Когда я подошел он показал мне на воткнутую в землю панцуйку и прикрытую листьями ямку пояснил:
             - Следы браконьеров. Весной выкопали корень. Судя по ямке, был хороший.
            Я осмотрел панцуйку и, обнаружив на ней глубокий надрез, что подтверждало предположение Олега, горестно проговорил:
             - Сколько семян он мог бы дать…
             Немного, передохнув, мы продолжили поиск. Вдруг я увидел свежий залом на ветке кустарника и стуком в дерево  подал сигнал Олегу.
              - Возможно, что Вадим со своими друзьями уже здесь побывал, - насторожился  подошедший Олег, вслушиваясь в участившиеся звуки кукушницы, -  Повыше, в полукилометре отсюда,  находится то самое место с пересаженными корнями, о которых я упоминал…
               - Неужели нашли!
               - Все может быть. Ты побудь здесь, а я быстро поднимусь и проверю, - предложил он и потерялся в чащобе.
            Я сел на валежник и, глядя в сторону, куда ушел Олег, стал вслушиваться. Стояла такая тишина, словно все вокруг вымерло. Так бывает в тайге перед дождем. Минут через десять после ухода Олега, правее от места, куда он пошел, послышались тревожные звуки кукушницы. Казалось, она была невдалеке от меня. Я не удержался и решил приблизиться к ней, надеясь увидеть ее. Но «капли» слышались то дальше то ближе, словно она заманивала меня. Увидев впереди полянку, я пробрался к ней  и затих, прислушиваясь к своеобразному кукованию кукушницы. Меня так и тянуло на эти зовущие звуки.
            И тут я с ужасом обнаружил, что потерял ориентировку, потому что все небо затянулось темными тучами, и было не понятно местонахождение солнца, чтобы сориентироваться. Уняв в себе панику, я решил стоять на полянке и ждать возвращения Олега, посчитав, что уйти далеко от места расставания с ним, я не мог.
            Вдруг я увидел в небе красную ракету.  Это был сигнал тревоги, поданный Олегом! Я тут же ответил своей ракетой и  бросился к месту, откуда  взвилась ракета, периодически, останавливаясь и прислушиваясь. Вскоре до меня  донеслись голоса людей и среди них голос Олега.
           С осторожностью я стал подходить  к ним. Подойдя метров на десять, скрывшись за кустом, я осмотрелся. Лицом ко мне стоял Олег, а в метрах пяти напротив него  в шеренге, с интервалом до двух метров друг от друга, стояли спиной ко мне трое мужиков в защитных костюмах военного образца. Взяв на изготовку сигнальное устройство, я  вышел из-за куста и посмотрел на задержанных. Это были пожилые люди. Они растерянно смотрели  на нас с Олегом.
             - Где остальные? -  спросил  Олег.
              Сообразив, что этим вопросом он дал им понять, что кроме меня будто бы с нами еще есть люди, я ответил:
               - Остались на тропе, а меня отправили узнать, что тут у тебя случилось.
               - В этот район лицензии не выдавались, а эти старички, почему здесь находятся, - прояснил ситуацию Олег. – Посмотри, что у них в рюкзаках, а я постою на страже?  –  скомандовал он мне.
            Я подошел к рюкзакам,  лежавшим рядом с Олегом и поочередно проверил их содержимое. В одном я обнаружил конверт из бересты, в котором через щели  виднелся свежий мох, что свидетельствовало о нахождении в нем женьшеня, и подал его Олегу.
               -  Проверь - нет ли  при них оружия и собери документы, удостоверяющие их личности.
            Я поочередно похлопал по одежде задержанных, но ничего подозрительного не обнаружил. Они протянули мне  свои  пенсионные удостоверения, и я передал  их Олегу.
              - Мы мирные люди, - смиренно сказал, по-видимому, старший группы.
               - Откуда у вас корень? – строгим голосом стал расспрашивать его Олег.
              - Три дня провели в поисках, и нашли один на свою голову...
              - Где ваш табор?
              - Все в рюкзаках. Мы уже выходили. Присели передохнуть и тут вы…
             - Сколько весит корень и где семена?
              - Граммов двадцать потянет, а семена, как положено, посеяли в том же месте, где нашли корень.
             - Почему занимаетесь браконьерством?
             - Я местный, а мои друзья, бывшие армейские сослуживцы, по моему приглашению приехали из других городов, так как мне обещали дать разрешение, но в последний момент почему-то отказали, ну и пришлось рискнуть…
             - Знаете об ответственности за нарушение правил заготовки корня?
            - Знаем. Нам много не надо. Один нашли и рады. От нужды мы пошли на это. Сейчас пенсионерам хоть в гроб ложись. Хотели немного заработать. Отпусти, пожалуйста, нас командир,  а корень возьми себе, - просительно проговорил старший.
          От вида измученных лиц стариков, решившихся в преклонном возрасте подвергнуть себя такой опасности, в моей душе возникло к ним сострадание. Рассматривая удостоверение старшего, Олег вопросительно посмотрел на него:
          - Знакомая фамилия...
         - В прошлом году у меня было разрешение. Тогда я нашел один корешок и сдал его в приемный пункт. Может, поэтому, - напомнил старший.
         - Да. Она  была в списках, получивших разрешение, -  вспомнил Олег и после некоторого раздумья принял решение: - Ладно, возьму на себя ответственность и отпущу вас. Но поскольку вас могут еще при выходе проверить, ваш корень я впишу в свой билет, а когда вернусь, сдам его в приемный пункт. Деньги отдам вам, - посмотрел  он на старшего. 
          От услышанного старики оторопели. Придя в себя, старший с навернувшимися слезами на глазах  благодарно сказал:
        - Слава Богу, что мы встретились с добрым и понимающим человеком.  Раз в наше время остались такие люди, как вы, значит, еще не все потеряно.
        - Больше не браконьерствуйте, - предостерег их Олег.
        - Последний раз вышел в тайгу. Больше не рискну, даже с разрешением. Слишком уж трудно сейчас достается корень, - заверил старший.
        Разобрав с благодарностями рюкзаки, старики, поспешно ушли.
 -        - От твоего решения у меня на душе полегчало, - признался я Олегу.
         - Мне самому тошно в теперешней жизни. Кому старики сейчас нужны. Молодым и то негде пристроиться. Смутное время. Оно и порождает всякую преступность. 
          Мы помолчали.  Потом Олег рассказал, как он обнаружил стариков:
             - Поднимался я бесшумно. Часто останавливался и вслушивался в шорохи. И вдруг почуял сигаретный дым. Осторожно пошел на запах и увидел их. Они сидели  на валежине, дымили сигаретами и переговаривались. Никого из них я не признал, а встречи  в тайге с незнакомцами бывают непредсказуемы.  Кроме того, меня насторожила их камуфляжная одежда, поэтому я,  подойдя  незаметно к ним,  пустил  ракету и крикнул: «Патруль! Всем встать, отойти от рюкзаков и построиться в шеренгу с интервалом в два метра». Они испугано вскочили на ноги  и выполнили мои команды. Тем временем я прикрутил новую ракету и  по их  испуганной реакции понял, что  имею дело с обычными браконьерами. Я опасался, что у них  может быть  какое-либо оружие. Когда же взвилась твоя ракета,  они тоже ее увидели, то я  решил сыграть на этом и приказал: «Сейчас подойдут мои помощники, и мы разберемся с вами». Ты молодец, правильно среагировал.
           - Это хорошо, что они оказались  благоразумными стариками, а бывают и агрессивные браконьеры.
            - Если бы я не стоял на открытой поляне, то возможно и не увидел бы сигнала, -  виновато сказал я и признался Олегу, что, соблазнившись зовущими звуками кукушницы, потерял ориентировку.
           - Хорошо, что не запаниковал, а то бы тигр нашел тебя раньше меня, - мрачно пошутил Олег.
           - От твоих решительных и смелых действия  присмирели бы и  менее благоразумные, - в свою очередь похвалил я Олега и поинтересовался: - А твои корни живы?
           - Я не дошел до них. Пусть растут, если живы. В следующем году я буду здесь, а сейчас надо успеть на табор, а то дождь накроет нас, -  показав на появившиеся  с востока рванные черные тучи, поторопил Олег. -  Эти тучи хоть и дошли до нас  потрепанными после сражений, но сил у них еще хватит, чтобы нам  попортить нервы.
           Пробравшись к тропе,  мы быстрым шагом вернулись на табор, и разожги костер. Потом  взяли пустые котелки,  и вышли  на берег речки. Там  сняли с себя одежду, внимательно осмотрели друг друга и поснимали найденных клещей. Обмывшись, мы протрясли одежду и оделись.
             - Хоть и говорят, что в августе  клещи редко заражают энцефалитом, но на авось нельзя надеется, поэтому такой профилактический осмотр, мы будем делать после каждого возвращения на табор, - проинструктировал  меня Олег.
            Наполнив котелки водой, мы вернулись к разгоревшемуся костру,  и подвесили котелки на таганок. Пока Олег пополнял запасы дров, я залил кипятком две порции китайской лапши, заварили чай и мы поужинали. 
            Еще не наступило время вечернего заката, но  через черные тучи, плотно закрывшие небо, уже ни один лучик не мог пробиться, оттого все помрачнело. Едва мы укрыли пленкой заготовленные дрова, занесли в палатку вещи,  продукты, как начался  мелкий дождь, и загнал  нас в палатку. Подстилка из папоротника уже грела и  вскоре, под  усилившийся шум дождя, мы уснули крепким сном.


Рецензии
Ещё один день провела вместе с вами в дальневосточной тайге, Николай! Словно рядом с вами шла. И мышку видела, и змею, и стариков. Да, одному опасно бродить по тайге, даже и с ружьём. А стариков жалко! С уважением,

Элла Лякишева   31.05.2018 19:01     Заявить о нарушении
Спасибо, Элла! Это была в 1998 г., когда даже пенсию и то месяцами задерживали.С уважением,

Николай Руденец   01.06.2018 14:38   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.