Абсорбция

                          ОЧЕРЕДНОЕ ПИСЬМО ДРУЗЬЯМ В УКРАИНУ
                                                
                                                 ИЛИ, ЧТО ТАКОЕ

                                                  А Б С О Р Б Ц И Я
        Ежегодно, где-то в январе месяце, мы отмечаем очередную годовщину нашей репатриации в Израиль, или, если угодно, алии и  делаем своеобразный отчет за истекший календарный год. Так сказать, годовые результаты абсорбции. Не стоит пугаться этого не очень-то знакомого слова, т.к. в последующем изложении постараюсь пояснить, что к чему.

     Дело в том, что, иногда зигзаги жизни приводят к тому, что в башке начинает возникать желание послать, куда подальше опостылевшую действительность и попытаться поискать где–нибудь, чего-нибудь получше (мысль, скажу вам прямо, очень даже нездоровая) – этакий земной рай. И, если считаешь, что этот земной рай – Израиль, то в твоей судьбе появляется организация, носящая несколько непривычное название – «Министерство абсорбции». Воспринимай эту ситуацию, как некую данность и в дальнейшем, действуй согласно извивам судьбы.

        Приступая к этому письму, по совершенно непонятной причине, я заинтересовался: а что, собственно говоря, эта организация может означать? Ну, министерство – оно и в Африке министерство, а вот  этот сугубо технический термин, «абсорбция». В интернете оказалось море всевозможных толкований слова «абсорбция»: и абсорбция света, и абсорбция газов жидкостью, и даже абсорбция газов ... металлами. И что же все-таки представляет собой конкретно наша, моя абсорбция в условиях репатриации на «историческую родину»?   Вопрос.

       Естественно, интерес этот  был еще вызван ещё и тем, что  в прошлой жизни,  до  репатриации, я получил образование инженера химика-технолога. И, при упоминании этого слова -  «абсорбция», перед мысленным взором возникали заводские цеха, где стояли огромные аппараты, некоторые высотой до нескольких десятков метров, внутри которых что-то булькало, переливалось, урчало и шипело. Причем все это обязательно   сопровождалось отвратительной вонью и возле некоторых из них даже запрещалось находиться без противогаза. Теперь вам будет понятна некоторая настороженность, когда меня, тогда еще потенциального репатрианта, познакомили с представителем  этого загадочного «Министерства а б с о р б ц и и». Не могу сказать, что я получил от него какие-либо  воодушевляющие ответы на уйму возникших вопросов, но, принятое ранее решение «нужно ехать!» эта встреча не
поколебала.

       «Физическая энциклопедия» дает определение, что «абсорбция»  от латинского
«absorbeo» -«поглощаю», обозначает, в частности, процесс поглощения веществ из газовой смеси абсорбентами - жидкостями или, что встречается реже, твердыми телами. Если при абсорбции происходит химическое взаимодействие поглощаемого вещества с абсорбентом, то процесс относят к «хемосорбции». И ещё, что при повышении температуры уже поглощенные вещества выделяются из раствора обратно – происходит «десорбция».  Но, что касается поглощения вновь прибывающих репатриантов абсорбентами-старожилами  прочитать не удалось. И все-таки, что же  нас ожидает в далеком Израиле абсорбция, хемосорбция или, может быть даже десорбция? Известно, что практика – критерий истины, решено - нужно лететь!

       Прилетели. После первых же встреч с абсорбентами - работниками Сохнута, чиновниками Министерства этой загадочной абсорбции и просто с рядовыми  жителями моей исторической Родины, кое-что постепенно начало проясняться.
   Сложилось общее впечатление, что абсорбция по-израильски абсолютно никакого отношения ни к какой науке и, в том числе к химии, не имеет. И до образования государства Израиль и после его образования заселение страны шло за счет «алии». Прибывающие  «олим – хадашим» (новые репатрианты) понятия не имели ни о  какой абсорбции: они просто, выражаясь фигурально, брали в руки лопаты,  впрягались в плуг  или брали в руки винтовку, чтобы защитить уже вспаханное и построенное.

Высокая наука в подобных вещах как-то не особенно и требовалась и простор для творчества был неограничен. В более поздние годы светлые еврейские головы углядели: оказывается прибывающие все-таки каким-то образом, самостоятельно устраиваются в израильском обществе, а   стоило бы этот процесс взять в бюрократические руки, и  для начала как-то его «обнаучить» т.е. дать заковыристое научное название. Автор названия, естественно, остался неизвестен, однако процесс приема неофитов и адаптации их к новым условиям, в новом для них обществе получил столь странное  название – «абсорбция»,  а организация, возглавляющая этот процесс – «Министерство абсорбции».

Ведь общеизвестен факт, описанный в опере Гулака-Артемовского «Запорожец за Дунаем», когда именно из-за отсутствия такой организации, запорожские казаки не смогли абсорбироваться за Дунаем и вынуждены были совершить десорбцию – обратно в Украину. А уже в, можно сказать, наше время в 50-е годы прошлого столетия, украинцы, прибывшие на свою историческую родину из Канады, Аргентины и пр. не смогли абсорбироваться именно из-за отсутствия в СССР такого министерства и вынуждены были совершить десорбцию в страны исхода. Вот оно как!

      Итак, задача ясна – следует взять на себя роль абсорбируемого вещества и пытаться абсорбироваться в израильское общество путём взаимодействия с абсорбентами, или, как их здесь называют, - «ватиками». Начинать, процесс, очевидно, стоило с головы: для начала перестроить весь свой внутренний мир, так сказать, подготовить его к процессу. Как поёт прекрасный израильский бард Геннадий Беккер, научится «...наоборот читать, писать и думать». Ну, то, что касается  наоборот  «читать, писать» - это  еще, куда ни шло, а вот самое главное – думать наоборот, тут уже задачка посложнее.

     Самое главное, следовало уяснить некую аксиому, что в Израиле религия не отделена от государства (думаю, что возможно и не стоит этого делать, если разумно проявлять взаимную терпимость). Документом, определяющим  жизнь основной массы религиозного населения является  «Танах», - он же, кстати, основа христианского Ветхого Завета. Однако, влияние религиозных установлений тем, или иным способом  накладывается на повседневную жизнь и остального населения. С этим следует считаться. Это все равно, как пытаться носить одежду не своего размера – вроде бы и не холодно и не жарко, но где-то висит, где-то жмет, вобщем надо походить, привыкнуть, проявить терпение и терпимость.

      Естественно, что в процессе привыкания возникает масса вопросов. Вот как с точки зрения человека, родившегося,  выросшего и воспитанного в стране победившего социализма, но недостроенного коммунизма, понять такую, совершенно неоспоримую для  «абсорбентов» вещь, что суббота  начинается вечером в пятницу, что в субботу нельзя включать и выключать свет, зажигать газ, фотографировать, рисовать, писать и, вообще, работать. Что с вечера пятницы по вечер субботы не ходят автобусы и поезда, не летают самолёты, не работают магазины. И именно поэтому по пятницам, с раннего утра все население страны штурмует магазины, будто они уже никогда при их жизни  не откроются.

 Или, почему нельзя есть бутерброд, или, как его здесь называют,    «сэндвич» со сливочным маслом и колбасой? И, вообще, очень многое, что можно было есть «там» нельзя есть «здесь»: нельзя есть одновременно молочное и мясное, нельзя есть рыбу без чешуи   (например, морской угорь) и, так называемые морепродукты, есть крольчатину и свинину и еще существует масса запретов, регулируемых «кашрутом» уже на протяжении сотен лет. Вот ведь какая штука... Хорошо тем, кто воспитывался при живых своих бабушках и дедушках, или жили в, если так можно выразится, плотном еврейском окружении.

К сожалению, так уж сложилось, что в прошедшей жизни никто, никогда  о таких вещах  нам не говорил, да и здесь этим премудростям специально не учат, так, между прочим. А ведь всё это, оказывается, едва ли не одно из существенных отличий абсорбирующихся от абсорбентов. И, к сожалению, источник взаимного непонимания в процессе абсорбции.

      За прошедшие годы абсорбции присмотрелся в какой-то мере к «абсорбентам» - т.е. местному населению. В принципе в основном все они репатрианты, если не в первом поколении, то в последующих. В основной массе это чуткие и доброжелательные люди. Естественно, со своими   «прибамбасами», обусловленными южным темпераментом и, так называемым,  «левантийским» менталитетом. Можно сказать, что у местных есть несколько основных  «прибамбасов».

       Прежде всего, как принято говорить на моей предыдущей родине, - отчаяные брехуны. Пообещать и не выполнить – да это же святое! Договориться о чём-то с коренными израильтянами – совершенно пустое дело.  Если  израильтянин назначил вам встречу, например, на завтра на 2 часа дня, не вздумайте бросать все другие дела и лететь на эту встречу - совершенно не обязательно, что встреча состоится именно в это время. Вовсе не значит и то, что встреча произойдет с опозданием на час, два или более. И уж совсем не факт, что эта встреча произойдет  завтра или послезавтра, да и вообще когда-нибудь произойдет. Ах, оставьте ваши претензии! Ну, извинится с невинной улыбкой. А вы что хотели? Вообще, ходовое выражение у них – « я не фраер!». Поэтому они и ищут других фраеров, лохов при том весьма успешно. Приучайтесь мыслить по-новому, абсорбируйтесь, если не хотите оказаться фраером.

      Следующая характерная особенность – невероятные болтуны. Обычная картина – человек, разговаривающий по мобильному телефону: на улице, в магазине, на базаре, в приемной врача, при посещении всевозможных контор или развлекательных заведений, за рулем автомобиля (причем, т.к. в этот момент он обязательно должен жестикулировать, то, как правило, бросает руль). Иной раз создается впечатление, что без мобильника вообще не существует израильтян, у многих их даже по два. Но высший кайф они ловят именно когда болтают, стоя в дверях на входе или выходе – то, что их все толкают и они всем мешают, придает процессу особую пикантность.

Но, что интересно, никто на них не обижается и они ни на кого – умейте по особому мыслить!  При всем, казалось бы, взаимном уважении, в порядке вещей увидеть такую сцену, когда на узкой улочке останавливаются две встречные машины и их водители оживленно о чем-то беседуют. Самое интересное, что водители, стоящие за ними, как правило, терпеливо ждут окончания диалога. Что греха таить, бывает,  попадаются и нетерпеливые. Тогда они сигналят, высовываются из машин и орут –  «Са!!!»  в смысле – «Поезжай!!!»
.
   Повсеместное и почти непрерывное питьё кофе – это стихийное бедствие! Как правило, в любом "мисраде" в нескольких окошках нет приема посетителей. Причина – служащие пьют кофе. Ритуал! Кофе в Израиле это еще более священный напиток, чем водка в Советском Союзе – его пьют все, его пьют в любое время суток, его пьют в любом месте. И пусть даже небо рухнет на землю, они ни за что не прекратят этот священный ритуал.

Так случилось, что попал я в больницу, и понадобилась мне помощь медсестры (подробности позвольте опустить). Нажимаю кнопку вызова – никого, нажимаю на еще одну, стационарную – никого. Уже вся палата нажимает на кнопки – никакого результата. Я поднимаюсь и двигаюсь к сестре вместе с подключенной ко мне системой, благо она на колесиках. Подхожу, спрашиваю – « Ты, что не слышишь?» - отвечает – «Слышу и вижу – палата номер пять. А что ты не видишь, что мы пьем кофе ?». Вот, оказывается, в чем заковыка! Я посмел посягнуть на святая святых – процесс поглощения кофе ! Да, трудно понять эту загадочную израильскую душу, не пройдя в полной мере процесс абсорбции. 

     Следющий «прибамбас» - милая сердцу, и не только сердцу, забава израильтян –   чревоугодие и все, что с ним связано. И, надо отдать должное, невкусной еды за все время жизни здесь мне не пришлось испробовать: еда или вкусная или очень вкусная. Здесь, буквально культ еды: на телевидении более десятка постоянных программ, посвященных кулинарии. Одни названия чего стоят? – « Чеснок, перец и оливковое масло», « Готовим с Айелет Литович», «Ариэль Аарони готовит для друзей»,  «Новая еврейская ухня», «Вкусы» с Цахи Букшестером  и пр. и пр. К этому  ещё следует добавить и кулинарные программы, идущие по другим телевизионным каналам – Германия, Франция, Люксембург и конечно Испания с бесподобным Карлосом Аргиньяно. В любом населеном пункте, буквально на каждом шагу – масса всевозможных кафе и кафешек, забегалок, пиццерий, фалафельных, кондиторий и пр. и пр. Утолить внезапное чувство голода здесь не проблема.

 Разумеется, результаты столь приятного увлечения откладываются  в различных местах организма, потому тротуары вечерних улиц заполнены бегущими массивными поклонниками чревоугодия (как им бедным я сочувствую), а профессия врача-диетолога  весьма востребована. Не исключено, что правильное восприятие  и вдумчивое постижение названного увлечения – обязательный компонент процесса абсорбции.
      Наконец следует упомянуть ещё об одном «прибамбасе», которым с невероятным   энтузиазмом занимается буквально всё взрослое население страны – это выборы. За более, чем пятьдесят лет существования государства выборы в кнессет (парламент) проводились более 30 раз. Каждый раз избирают на 4 года, но уже через некоторое время наступает разочарование и, как результат, новые выборы, практически  через примерно 2 года. Это же именины сердца! Делается всё с такой страстью, что может показаться, что – это вообще последние выборы в этой стране.

 На кандидатов в члены кнессета выливаются ушаты помоев, вёдра грязи, вагоны компромата. Наконец наступает день выборов, предвыборная истерия достигает апогея, вся страна с трепетом ждет сообщений по радио, по телевидению. И вот, наконец – становятся известны результаты, начинается торговля – кто в коалиции, кто в оппозиции, кто вообще - в пролёте. Начинаются заседания с такими усилиями избранного правительства и....

 Потом  с огорчением убеждаются, что, оказывается, снова ошиблись и очередное правительство и очередной руководитель государства не оправдали надежд. Но никто как-то особенно не переживает: подумаешь – выборы! Выборы и выборы, ничего особенного, не этот так другой.
        Каюсь – не доабсорбировался, до сих пор не могу равнодушно видеть, как согласно законов Торы и еврейской традиции, накануне праздника Песах, сжигают остатки «квасного». Когда ещё речь идет о собранных хлебных крошках, понимаю, но, когда сжигают батоны хлеба, груды пит... Труда человеческого жалко. ( До сих пор в памяти голодное детство времен военного лихолетья, когда каждый  крохотный кусочек хлеба делился между голодными детскими ртами, а мама старалась незаметно отдать нам свою долю).

 И невольно задаешься вопросом: « Неужели  «абсорбенты» настолько глупы, что не в состоянии прежде просто подумать и не покупать лишнего хлеба, чтобы потом его безжалостно сжечь?». Кстати, одна из заповедей гласит – «Не уничтожай!» - т.е. запрещено выбрасывать свежие продукты и портить хорошие вещи. Пожалуй, надо учиться думать наоборот – не будет вопросов.

      Вот оказывается какая непростая штука эта абсорбция! Даже, спустя столько лет ещё окончательно не абсорбировался. И это не только незнание языка. Это, позволю себе смелость утверждать, незнание сути абсорбирующего нас населения. До сих пор смущаюсь, когда продавец благодарит за покупку, когда они суетятся, желая угодить мне, до сих пор останавливаюсь перед пешеходным переходом, пропуская автомашины, а они тоже останавливаются и водители делают жест рукой, дескать,  «Проходи уже!», до сих пор не научился ездить в автобусе, как местные – один на 3-х сидениях : на одном – сам, на втором – вещи, а на третьем – возлежат ноги. (Кстати, в Америке, на которую любят оглядываться израильтяне, за такие вещи крепко штрафуют.)

 Да, много есть такого, к чему я еще не привык – и к розам, расцветающим в декабре, и к сводящим с ума изнурительным хамсинам, и к защищающим от нестерпимой жары    «мазганам» - кондиционерам, установленным во всех мыслимых местах, и к промозглому зимнему холоду в неотапливаемых квартирах, а также и то, что не надо таскать мешками овощи-фрукты, делая ежегодные заготовки на зиму, и то, что многие проблемы, которые были «там», здесь просто исчезли. Правда, для баланса хорошего и плохого, взамен появились новые. Со временем мы возможно доабсорбируемся и будем очень похожи на коренных израильтян, но никогда стать ими наверняка не сумеем. Для этого надо здесь родиться. Ну, и Бог с ними! Да, и с нами! Разве суть в этом? Были бы только мир и спокойствие, остальное приложится! Будем жить!

P.S. И всё таки, что же это такое «абсорбция»?                                                      
                                                                                                      
                                            С уважением и любовью ваш   Ади Гамольский
                                                                                                         


Рецензии
Спасибо Ади!

Всегда интересовался жизнью людей в других странах и теперь с Вашей помощью очень впечатлился "прибамбасами израильтян". Особенно удивился министерству Абсорбции. Наверное, это как бы пропускной пункт в Израиль, проверяющий подходит ли кандидат в репатрианты: - достаточно ли он обладает способностью быть настоящим евреем, или всё таки, может так и не освоить эти прибамбасы.
То-есть не абсорбироваться. Я правильно понял? Или я пошутил? Или Вы пошутили?

Заставили улыбнуться. Спасибо.

Юрий Смирнов 3   08.07.2018 23:09     Заявить о нарушении
Да нет, Юрий! Это министерство обычная бюрократическая организация. Некоторую помощь они оказывают, но ... как бы вам сказать, не очень. Просто надо обращаться к ним чтобы поставили на очередь на социальное жильё, записали на курсы обучения ивриту. Во всяком случае, когда мы обратились за помощью в трудоустройстве и в поисках квартиры на съём, нам просто отказали. Сказали, мол, мы вам что-то обещали? Спрашивайте у тех, кто вам это обещал. Вот тебе и абсорбция! Правда, Кстати, "алия" - дословно, "восхождение", а проще - репатриация.

Ади Гамольский   09.07.2018 17:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.