Ленин о патриотизме

На воскресном Вечере у Соловьёва, посвящённому Дню рождения В.И. Ленина, многие  критиковали Ленина за отсутствие у него чувства патриотизма. Решил я заглянуть в книги Владимира Ильича и лично убедиться, как же было всё на самом деле. Вот что у меня получилось.

«Прежде всего, несколько замечаний о патриотизме. Что «пролетарии не имеют отечества», это действительно сказано в «Коммунистическом манифесте»; что позиция Фольмара, Носке и Ко «бьёт в лицо» этому основному положению интернационального социализма, это также верно. Но отсюда ещё не следует правильность утверждения Эрве и эрверистов, что пролетариату безразлично, в каком отечестве он живёт: живёт ли он в монархической Германии, или в республиканской Франции, или в деспотической Турции. Отечество, т.е. данная политическая, культурная и социальная среда, является самым могущественным фактором в классовой борьбе пролетариата; и если неправ Фольмар, устанавливающий какое-то «истинно немецкое» отношение пролетариата к «отчеству», то не более прав и Эрве, непростительно критически относящийся к такому важному фактору освободительной борьбы пролетариата. Пролетариат не может относиться безразлично и равнодушно к политическим, социальным и культурным условиям своей борьбы, следовательно, ему не могут быть безразличны и судьба его страны. Но судьба  страны его интересует лишь постольку, поскольку это касается его классовой борьбы, а не в силу какого-то буржуазного, совершенно неприличного в устах с.-д. «патриотизма». (Ленин В.И. Воинствующий милитаризм. 23 июля 1908. ПСС. Т.17 стр. 190)

«Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы её трудящиеся массы (т.е. 9/10 её населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнёту и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды великорусов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика…
Мы полны чувства национальной гордости, ибо великорусская тоже создала революционный класс, тоже доказала, что она способна дать человечеству великие образцы борьбы за свободу и социализм, а не только великие погромы, ряды виселиц, застенки, великие голодовки и великое раболепство перед попами, царями, помещиками и капиталистами.
Мы полны чувства национальной гордости, и именно поэтому мы особенно ненавидим своё рабское прошлое (когда помещики, дворяне вели на войну мужиков, чтобы душить свободу Венгрии, Польши, Персии, Китая) и своё рабское настоящее,, когда те же помещики, споспешествуемые капиталистами, ведут нас на войну, чтобы душить Польшу и Украину, давить демократическое движение в Персии и в Китае, чтобы усилить позорящую наше великорусское национальное достоинство шайку Романовых, Бобринских, Пуришкевичей…
И мы, великорусские рабочие, полные чувства национальной гордости, хотим во что бы то ни стало свободной и независимой, самостоятельной, демократической, республиканской, гордой Великороссии, строящей свои отношения к соседям на человеческом принципе равенства, а не унижающем великую нацию крепостническом принципе привилегий… (Ленин В.И. О национальной гордости великороссов. 1914. ПСС. Т. 26 стр. 107-108)

«Неделя 18-24 февраля 1918 года, от взятия Двинска до взятия (отбитого потом назад) Пскова, неделя военного наступления империалистической Германии на Советскую социалистическую республику, явилась горьким, обидным, тяжёлым, но необходимым, полезным, благодетельным уроком. Как бесконечно назидательно было сравнение двух групп телеграмм и телефонных сообщений, стекавшихся за эту неделю в центре правительства! С одной стороны, безудержный разгул «резолютивной» революционной фразы… С другой стороны, мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о неисполнении приказа уничтожать всё и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве… 
Мы – оборонцы теперь, с 25 октября 1917 г., мы – за защиту отечества с этого дня. Ибо мы доказали на деле наш разрыв с империализмом. Мы расторгли и опубликовали грязные и кровавые империалистические договоры-заговоры. Мы свергли свою буржуазию. Мы дали свободу угнетающимся нами народам. Мы дали землю народу и рабочий контроль. Мы – за защиту Советской социалистической республики России.
Но именно потому, что мы – за защиту отечества, мы требуем серьёзного отношения к обороноспособности и боевой подготовке страны. Мы объявляем беспощадную войну революционной фразе о революционной войне. К ней надо готовиться длительно, серьёзно, начиная с экономического подъёма страны, с налажения железных дорог (ибо без них современная война есть пустейшая фраза), с восстановления всюду и везде строжайшей революционной дисциплины и самодисциплины.
Преступление, с точки зрения защиты отечества, - принимать военную схватку с бесконечно более сильным и готовым неприятелем, когда заведомо не имеешь армии. Мы обязаны подписать , с точки зрения защиты отечества, самый тяжёлый, угнетательский, зверский, позорный мир – не для того, чтобы «капитулировать» перед империализмом, а чтобы учиться и готовиться воевать с ним серьёзным, деловым образом.
Пережитая неделя подняла русскую революцию на неизмеримо более высокую ступень всемирно-исторического  развития. История шагнула вперёд, за эти дни, на несколько ступенек вверх сразу.
До сих пор перед нами стояли мизерные, презренножалкие (с точки зрения всемирного империализма) враги, какой-то идиот Романов, хвастунишка Керенский, банды юнкеров и буржуйчиков. Теперь против нас поднялся гигант культурного, технически первоклассно оборудованного, организационно великолепно налаженного всемирного империализма.  С ним надо бороться». (Ленин В.И. Тяжёлый, но необходимый урок. 25 февраля 1918. ПСС. Т. 35 стр. 395)

Армия сложилась, и победа над чехословаками, белогвардейцами, помещиками, капиталистами и кулаками обеспечена. Трудящиеся массы понимают, что  они ведут войну не за интересы кучки капиталистов, а за своё собственное дело. Русские рабочие и крестьяне впервые получили возможность сами распоряжаться фабриками и землёй, и этот опыт не мог пройти для них бесследно. Наша армия составилась из отборных элементов,, сознательных крестьян и рабочих. Каждый несёт с собой на фронт сознание того, что он борется за судьбу не только русской, но и всей международной революции, ибо мы можем быть уверены в том, что русская революция – только пример, только первый шаг в ряде революций, которыми неизбежно кончится война…
Мы открыто провозгласили господство трудящихся и эксплуатируемых – это составляет нашу силу и источник нашей непобедимости. (Ленин В.И. Речь на I  всероссийском съезде по просвещению. 29 августа 1918. ПСС. Т.37 стр. 76)

Те победы, которые мы летом одерживали над чехословаками, и те сведения о победах, которые получаются и которые достигают очень больших размеров, доказывают, что перелом наступил и что самая трудная задача – задача создания сознательной социалистической организованной массы после четырёхлетней мучительной войны, - эта задача достигнута. Это сознание проникло глубоко в массы. Десятки миллионов поняли, что они заняты трудным делом. И в этом залог того, что хотя теперь на нас и собираются силы всемирного капитализма, которые сильнее нас в данный момент, что хотя нас теперь окружают солдаты империалистов, которые поняли опасность Советской власти и горят желанием её задушить, несмотря на то, что мы правду говорим сейчас, не скрываем, что они сильнее нас, - мы не предаёмся отчаянию.
Мы говорим: мы растём, Советская республика растёт! Дело пролетарской революции растёт скорее, чем приближаются силы империалистов. Мы полны надежды и уверенности, что мы защищаем интересы не только русской социалистической революции, но мы ведём войну, защищая всемирную социалистическую революцию. Наши надежды на победу растут быстрей, потому что растёт сознание наших рабочих. Чем была советская организация в октябре прошлого года? Это были первые шаги. Мы не могли приспособить её, довести до определённого, до настоящего положения, а теперь мы имеем Советскую конституцию. Мы знаем, что эта Советская конституция, которая в июле утверждена, что она не выдумана какой-нибудь комиссией, не сочинена юристами, не списана с других конституций. В мире не бывало таких конституций, как наша. В ней записан опыт борьбы  и организации пролетарских масс против эксплуататоров и внутри страны, и во всём мире. У нас есть запас опыта в борьбе. И этот запас опыта дал нам наглядное подтверждение того, что организованные рабочие создавали Советскую власть без чиновников, без постоянной армии, без привилегий, фактически делаемых для буржуазии, и создавали на фабриках и заводах фундамент нового строительства. Мы приступаем к работе, привлекая новых сотрудников, которые необходимы для проведения Советской конституции. Для этого у нас есть теперь готовые кадры новобранцев, молодых крестьян, которые мы должны привлечь к работе, и они помогут нам довести дело до конца. (Ленин В.И. VI Всероссийский чрезвычайный съезд Советов. 6 ноября 1918. ПСС. Т. 37 стр. 146-147)

Патриотизм – одно из наиболее глубоких чувств, закреплённых веками  и тысячелетиями обособленных отечеств.  К числу особенно больших, можно сказать, исключительных трудностей нашей пролетарской революции принадлежало то обстоятельство, что ей пришлось пройти полосу самого резкого расхождения с патриотизмом, полосу Брестского мира. Горечь, озлобление, бешеное негодование, вызванные этим миром, понятны, и само собою разумеется, что мы, марксисты, могли ждать только от сознательного авангарда пролетариата понимания той истины, что мы приносим и должны принести величайшие национальные жертвы ради высшего интереса всемирной пролетарской революции. Идеологам, не принадлежащим к марксизму, и широким массам трудящихся, не принадлежащим к вышколенному долгой стачечной и революционной школы пролетариату, неоткуда было взять ни твёрдого убеждения в назревании этой революции, ни безусловной преданности ей.  В лучшем случае наша тактика казалась им фантастической, фанатизмом, авантюрой, принесением в жертву очевиднейших реальных интересов сотен миллионов народа отвлечённой утопической или сомнительной надежде на то, что будет в этих странах. А мелкая буржуазия, по её экономическому положению, более патриотична и по сравнению с буржуазией и по сравнению с пролетариатом.
А вышло так, как мы говорили.
Германский империализм, который казался единственным врагом, рухнул. Германская революция, которая казалась «грезофарсом» (употребляя известное положение Плеханова), стала фактом. Англо-французский империализм, который фантазия мелкобуржуазных демократов рисовала в виде друга демократии, защитника угнетённых, оказался на деле зверем, навязавшим германской республике и народам Австрии условия хуже брестских, - зверем, использующим войска «свободных» республиканцев, французов и американцев, для роли жандармов и палачей, душителей независимости и свободы малых и слабых наций. Всемирная история с беспощадной основательностью и откровенностью разоблачила этот империализм. Русским патриотам, ничего не желавшим знать, кроме непосредственных (и по-старому понимаемых) выгод своего отечества, факты мировой истории показали, что превращение нашей, русской, революции в социалистическую было не авантюрой, а необходимостью, ибо иного выбора не оказалось: англо-французский и американский империализм неизбежно задушит независимость и свободу России, если не победит всемирная социалистическая революция, всемирный большевизм.
Факты – упрямая вещь, - говорит английская пословица. А нам пришлось за последние месяцы пережить такие факты, которые означают величайшим перелом всей мировой истории. Эти факты заставляют мелкобуржуазных демократов России, несмотря на их ненависть к большевизму, воспитанную историей нашей внутрипартийной борьбы, повернуть её от враждебности к большевизму сначала к нейтральности, потом к поддержке его. Миновали те объективные условия, которые особенно резко оттолкнули от нас таких демократов-патриотов. Наступили такие мировые объективные условия, которые заставляют их повернуть в нашу сторону. (Ленин В.И. Ценные признания Питирима Сорокина. 20 ноября 1918. ПСС. Т. 37 стр. 190-191)

Среди буржуазии и правительств Антанты замечаются теперь некоторые колебания. Часть видит, что разложение союзнических войск  в России,, помогающих белогвардейцам, служащих самой чёрной монархической и помещичьей реакции, уже начинается; - что продолжение военного вмешательства и попытки победить Россию, требующие миллионной оккупационной армии на долгое время, что этот путь есть вернейший путь для самого быстрого перенесения пролетарской революции в страны Антанты. Пример немецких оккупационных войск на Украине достаточно убедителен.
Другая часть буржуазии в странах Антанты стоит по-прежнему за военное вмешательство в России, за «экономическое окружение» (Клемансо) и удушение Советской республики… Войска белогвардейцев, помещиков и капиталистов, которым помогает Антанта и офицерами, и снарядами, и деньгами, и вспомогательными отрядами, эти войска отрезывают голодный центр и север России от самых хлебородных районов, от Сибири и от Дона.
…массы не вынесли бы таких бедствий, если бы рабочие не понимали, что они отстаивают дело социализма и в России и во всём мире.
«Союзные» и белогвардейские войска держат Архангельск, Пермь, Оренбург, Ростов-на-Дону, Баку, Ашхабад, но «советское движение» завоевало Ригу и Харьков. Латвия и Украина становятся Советскими республиками. Рабочие видят, что великие жертвы приносят они не напрасно, что победа Советской власти идёт и ширится, растёт и крепнет по всему миру. Каждый месяц тяжёлой борьбы и великих жертв усиливает дело Советской власти во всём мире, ослабляет её врагов, эксплуататоров. (Ленин В.И. Письмо к рабочим Европы и Америки. 21 января 1919. ПСС. Т. 37. Стр. 461-462)

Для нас нет сомнений, что усиленное наступление с запада и востока, одновременно с целым рядом белогвардейских восстаний, с попытками разобрать железные дороги в нескольких местах, - что всё это представляет из себя совершенно ясный обдуманный и очевидно решённый в Париже шаг империалистов Согласия. Мы знаем, товарищи, с какими трудностями Россия, перенёсшая четырёхлетнюю империалистическую войну, должна была снова взяться за оружие, чтобы отстаивать Советскую республику против хищников-империалистов. Мы все знаем, как тяжела война, как она нас истощает. Но мы также знаем, что если эта война ведётся с повышенной энергией, с повышенным героизмом, то только потому, что в первый раз в мире создана армия, вооружённая сила, знающая, за что она воюет, и в первый раз в мире рабочие и крестьяне, приносящие невероятно тяжкие жертвы, ясно сознают, что они защищают Советскую социалистическую республику, власть трудящихся над капиталистами, защищают дело всемирной пролетарской социалистической революции. (Ленин В.И. VIII съезд РКП(б). ПСС. Т. 38. Стр. 211-212)

Печать сообщает много примеров героизма красноармейцев. Рабочие и крестьяне в борьбе с колчаковцами, деникинцами и другими войсками помещиков и капиталистов проявляют нередко чудеса храбрости и выносливости, отстаивания завоевания социалистической революции…
Не меньшего внимания заслуживает героизм рабочих в тылу. Прямо-таки гигантское значение в этом отношении имеет устройство рабочими, по их собственному почину, коммунистических субботников. Видимо, это только ещё начало, но это начало необыкновенно большой важности. Это – начало переворота, более трудного, более существенного, более коренного, более решающего, чем свержение буржуазии, ибо это – победа над собственной косностью, распущенностью, мелкобуржуазным эгоизмом, над этими привычками, которые проклятый капитализм оставил в наследство рабочему и крестьянину. (Ленин В.И. Великий почин. 28 июня 1919. ПСС. Т. 39. Стр. 5)

Вы знаете из газет, в которых мы печатаем всю правду, не скрывая ничего, какую новую и грозную опасность несут царский генерал Деникин взятием Орла и Юденич – угрозой красному Питеру. Но мы смотрим на эту опасность и боремся с нею, как всегда: мы обращаемся к сознательному пролетариату и трудовому крестьянству с призывом стать грудью на защиту своих завоеваний.
Положение чрезвычайно тяжёлое. Но мы не отчаиваемся, ибо знаем, что всякий раз, как создаётся трудное положение для Советской республики, рабочие проявляют чудеса храбрости, своим примером ободряют и воодушевляют войска и ведут их к новым победам. (Ленин В.И. Речь перед мобилизованными рабочими-коммунистами. 16 октября 1919. ПСС. Т. 39 стр. 228)

Царские генералы ещё раз получили припасы и военное снабжение от капиталистов Англии, Франции, Америки, ещё раз с бандами помещичьих сынков пытаются взять красный Питер. Враг напал среди переговоров с Эстляндией о мире, напал на наших красноармейцев, поверивших в эти переговоры. Этот изменнический характер нападения – отчасти объясняет быстрые успехи врага. Взяты Красное Село, Гатчина, Вырица. Перерезаны две железные дороги к Питеру. Враг стремится перерезать третью, Николаевскую, и четвёртую, Вологодскую, чтобы взять Питер голодом…
Товарищи! Решается судьба Петрограда! Враг старается взять нас врасплох. У него слабые, даже ничтожные силы, он силён быстротой, наглостью офицеров, техникой снабжения и вооружения. Помощь Питеру близка, мы двинули её. Мы гораздо сильнее врага. Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца, победа недалека! Победа будет за нами! (Ленин В.И. К рабочим и красноармейцам Петрограда. 19 октября 1919. ПСС. Т. 39. Стр. 230-231)         

Победа под Орлом и Воронежем, где преследование неприятеля продолжается, показала, что и здесь, как и под Петроградом, перелом наступил. Но нам надо, чтобы наше наступление из мелкого и частичного было превращено в массовое, огромное, доводящее победу до конца.
Вот почему, как ни тяжела для нас эта жертва, - посылка на фронт сотен курсантов, собранных здесь и заведомо необходимых для работы в России, - мы тем не менее согласились на ваше желание. Там, на Южном и Петроградском фронтах, в ближайшие, если не недели, то во всяком случае месяцы, решается судьба войны. В такой момент всякий сознательный коммунист должен сказать себе: моё место там, впереди других на фронте, где дорог каждый сознательный коммунист, прошедший школу…
Сегодня я видел товарищей иваново-вознесенских рабочих, которые сняли до половины всего числа ответственных партийных работников для отправки на фронт. Мне рассказывал сегодня один из них, с каким энтузиазмом их провожали десятки тысяч беспартийных рабочих и как подошёл к ним один старик, беспартийный, и сказал: «Не беспокойтесь, уезжайте, ваше место там, а мы здесь за вас справимся». Вот когда среди беспартийных масс возникает такое настроение, когда беспартийные массы, не разбирающиеся ещё полностью в политических вопросах, видят, что мы  лучших представителей  пролетариата и крестьянства отправляем на фронт, где они берут на себя самые трудные, самые ответственные и тяжёлые обязанности и где им придётся в первых рядах понести больше всего жертв и гибнуть в отчаянных боях, - число наших сторонников среди неразвитых беспартийных рабочих и крестьян вырастает вдесятеро, и с войсками колебавшимися, ослабевшими, усталыми происходят настоящие чудеса. (Ленин В.И. Речь перед слушателями Свердловского университета. 26 октября 1919. ПСС. Т. 39 стр. 245-246)

Ничто не помогло так повысить авторитет коммунистической партии в городе, так поднять уважение со стороны беспартийных рабочих к коммунистам, как эти субботники, когда они перестали быть единичным явление и когда беспартийные рабочие на деле увидели, что члены господствующей коммунистической партии несут на себе обязанности, и коммунисты допускают новых членов в партию не для того, чтобы они пользовались выгодами,, связанными с положением правительственной партии, а для того, чтобы они показывали пример действительно коммунистического труда, т.е. такого, который ведётся бесплатно. Коммунизм есть высшая ступень развития социализма, когда люди работают из сознания необходимости работать на общую пользу. Мы знаем, что сейчас вводить социалистический порядок мы не можем, - дай бог, чтобы при наших детях, а может быть, и внуках он был установлен у нас. Но мы говорим, что члены господствующей коммунистической партии берут на себя и больше трудностей в борьбе с капитализмом, мобилизуя лучших коммунистов для отправки на фронт, а от тех, которые не могут для этого использованы, требуя выполнения субботников…
Применяя это средство в коммунах, артелях и товариществах, вы сможете и должны при самых худших условиях добиться того, чтобы крестьянин видел в каждой коммуне, артели, товариществе союз, отличающийся не тем, что он получает казённое пособие, а тем, что в нём собраны лучшие представители рабочего класса, не только проповедующие социализм для других, но и умеющие осуществлять его сами, умеющие показать, что они даже при худших условиях умеют коммунистически хозяйничать и помогать, чем могут, окрестному крестьянскому населению. (Ленин В.И. Речь на I съезде земледельческих коммун. 5 декабря 1919. ПСС. Т. 39 стр. 380-381)

Когда во время империалистической войны солдаты умирали из-за обогащения царя и помещиков, то мы прямо и открыто говорили, что защита отечества в империалистической войне есть предательство, есть защита русского царя, который должен получить Дарданеллы, Константинополь и т.д. Но когда мы тайные договоры опубликовали, когда мы пошли на революцию против империалистической войны, когда ради этой революции мы выдержали неслыханные мучения, когда мы доказали, что капиталисты в России подавлены, что они даже не смеют думать о том, чтобы вернуться к старому строю, тогда мы говорим, что мы защищаем не право грабить чужие народы, а мы защищаем свою пролетарскую революцию и будем её защищать до конца. Ту Россию,, которая освободилась, которая за два года выстрадала свою советскую революцию, эту Россию мы будем защищать до последней капли крови! (Ленин В.И. Доклад на I Всероссийском съезде трудовых казаков. 2 марта 1920. ПСС. Т. 40 стр. 182)

Почему мы победили Юденича, Колчака и Деникина, хотя им помогали капиталисты всего мира?
Почему мы уверены, что победим теперь разруху, восстановим промышленность и земледелие?
Мы победили помещиков и капиталистов потому, что красноармейцы, рабочие и крестьяне знали, что они борются за своё кровное дело.
Мы победили потому, что лучшие люди всего рабочего класса и всего крестьянства, проявили невиданный героизм в этой войне с эксплуататорами, совершали чудеса храбрости, переносили неслыханные лишения, жертвовали собой, изгоняли беспощадно шкурников и трусов.
Теперь мы уверены, что победим разруху, потому что лучшие люди всего рабочего класса и всего крестьянства так же сознательно, с такой же твёрдостью, с таким же героизмом поднимаются на борьбу.
А когда миллионы трудящихся объединяются, как один человек, идя за лучшими людьми своего класса, - тогда победа обеспечена. (Ленин В.И. О трудовой дисциплине. Март 1920. ПСС. Т.40 стр. 232)

Царские генералы говорят, что наши красноармейцы переносят такие тяготы, какие никогда не вынесла бы армия царского строя. Это объясняется тем, что каждый рабочий и крестьянин, взятый под ружьё, знает, за что идёт, и сознательно проливает свою кровь во имя торжества справедливости и социализма. Это сознание массами целей и причин войны имеет громадное значение и обеспечивает победу. (Ленин В.И. Речь на широкой рабоче-красноармейской конференции в Рогожско-Симоновском районе. 13 мая 1920. ПСС. Т. 41 стр. 120)

...мы одержали гигантскую победу благодаря самоотверженности и энтузиазму русских рабочих и крестьян, нам удалось показать, что Россия способна двать не только одиночек-героев, которые шли на борьбу против царизма и умирали в то время, как рабочие и крестьяне не поддерживали их. Нет, мы были правы, когда говорили, что Россия даст таких героев из массы, что Россия сможет выдвинуть этих героев сотнями, тысячами. Мы говорили, что это будет и что дело капитализма будет проиграно…
Но одним этим энтузиазмом, подъёмом, героизмом нельзя кончить дело революции, нельзя довести его до полной победы… Этого мало, потому что перед нами сейчас стоит вторая, бОльшая половина задачи, бОльшая по трудности… Мы в наследство от капитализма получили не только разрушенную культуру, не только разрушенные заводы, не только отчаявшуюся интеллигенцию, мы получили разрозненную, тёмную массу, одиночек-хозяев, мы получили неумение, непривычку к солидарной работе, непонимание того, что нужно поставить крест над прошлым.
Вот что нам нужно теперь решить. Мы должны помнить, что сегодняшним настроением нужно воспользоваться для того, чтобы влить его в длительной форме в нашу работу, чтобы уничтожить всю разбросанность нашей хозяйственной жизни… Нам надо теперь собрать воедино всех тружениц и тружеников и заставить их работать вместе. (Ленин В.И. Речь на заседании пленума Моссовета, МК РКП(б) и МГСПС. Ноябрь 1920. ПСС. Т. 42 стр.4-5)

Укрепить Советскую Россию и сделать её непобедимой – это главное, это связано с борьбой угнетённых и колониальных стран…
Патриотизм человека, который будет лучше три года голодать, чем отдать Россию иностранцам, это – настоящий патриотизм, без которого мы три года не продержались бы. Без этого патриотизма мы не добились бы защиты Советской республики, уничтожения частной собственности и того, что мы сейчас продовольственную развёрстку в 300 миллионов пудов возьмём. Это лучший революционный патриотизм. (Ленин В.И. VIII Всероссийский съезд Советов. 21 декабря 1920. ПСС. Т.42. стр. 124)         


Рецензии
Эх...!
Как-то Проза Ру начало буквально р а с п и р а т ь от вот -
"научных исторических исследований" на патриотическую тему.

Ничего страшного в этом нет, казалось бы..., если бы не одно но.

А с какого бодуна тут вылезли цитатники своих "дум" из интернета?
Люди, которые понятия не имеют - как пишется и как формируется НАУЧНАЯ СТАТЬЯ.
Даже ёрничать не могу - автор сего писсания даже не понял, а о чём я, увы.

А с остальными жанрами - яркими и мгновенными (типа публицистика)! - автор не только не знаком, но и, тут ЯВЬ самого автора - по всем фибрам своей души (не буду кавычить - душа была даже у Гитлера-Сталина-Ленина) принципиально несовместим с этим великим понятием журналистики в МИГ ЖИЗНИ - публицистика.

До сих не понял... - толь усмехнуться над..., толь пожалеть человека...

Улыбающийся Пересмешник   16.10.2016 15:34     Заявить о нарушении
Пересмеять в этот раз не получится, а пожалеть... Лучше пожалейте самого себя

Борис Попов   16.10.2016 19:32   Заявить о нарушении
Пересмеять подонство души? и мне?

Батенька, даже не надейтесь...
Я, увы - констатировал факт личности в публичное.

Улыбающийся Пересмешник   16.10.2016 21:27   Заявить о нарушении
Не получится пересмеять историю

Борис Попов   16.10.2016 23:59   Заявить о нарушении
Вы и История? - несовместимые понятия в Яви.

Улыбающийся Пересмешник   17.10.2016 00:16   Заявить о нарушении
Уж, кто бы критиковал, но только не дегенерат "пересмешник". Слишком громкий ник для такого тусклого ничтожество

Мила Полякова   17.10.2016 12:44   Заявить о нарушении
Мила - прежде чем "служить далее" - выучите согласования времён в русском, Вам полезно и явно необходимо.

С радостной улыбкой к вот... - "женщине в кожанке" с "маузером" под аль над юбкой,

Улыбающийся Пересмешник   17.10.2016 15:10   Заявить о нарушении
Матисон, сколько радости доставляют вам проделки автоввода.

Мила Полякова   17.10.2016 16:56   Заявить о нарушении
Ответ Переспешнику:
В данном случае ИСТОРИЯ - это слова, написанные В.И. Лениным о патриотизме. А что написано пером, как вам известно, не вырубить топором, в том числе и вашим.

Борис Попов   17.10.2016 23:31   Заявить о нарушении
Матисон ("пересмешник"))) пишет симпатическими чернилами

Мила Полякова   18.10.2016 08:59   Заявить о нарушении
Патриотизм - это чувство, как справедливо писал Ленин, а небольшого ума Путин назвал его национальной идеей!

Андрей Прибудько   18.05.2017 07:27   Заявить о нарушении