Тыквенный рай

                               ***

Мария болтала без умолку, иногда, правда, опасливо косясь на Дмитрия – «спасибо, что слушаете меня!» Складывалось впечатление, что здесь разговаривать вообще не в чести было.
- Так вот, - протирала она в который раз и так стерильный уже стол, - когда Мор и Глад пришли к нам с Севера, спасла нас традиционная наша культура – Золотистая тыква…
- Да нам Гид уже мозги вынес этой вашей тыквой… - тут Дмитрия зацепило вдруг. – Постой-постой: откуда к вам этот страшный Мор пришел, говоришь?
 -  С Севера, - простодушно повторила хозяйка, ставя вазочку с вяленой тыквой в сахарной пудре.
- А как давно случилось сие?
- Сие? – переспросила неуверенно
- Неважно, Мария… когда это было?
- Так выходит, - с усилием наморщила лобик, -  лет пятнадцать назад вроде. Я еще маленькая была…
 Дмитрий положил в рот несколько долек. Вкусно. И ароматно.
- Спасибо! Вкусно! Сама готовила?
- У нас каждый так умеет, - зарделась и спрятала почему-то руки под фартук
- Значит, мор и глад пришли к вам с Севера… А я откуда, Мария?
- Верно! – просияла лицом. – Вы оттуда к нам  и приехали!
- Называй меня на «ты» - мы ведь договорились.
- Благодарю вас, -  присела в книксене.
- Так вот, заявляю тебе со всей ответственностью: никакого мора у нас ни десять, ни двадцать лет назад не было. И, следовательно, никакими неприятностями мы вас наградить не могли. И вообще: мне непонятно, куда девались  знаменитые ваши черешневые сады?
- У нас были сады? – от удивления Мария перешла на шепот.
Тут уже пришел черед удивиться Дмитрию. Порывшись в чемодане, он протянул ей старый затертый буклет. Тот, благодаря которому он и решил приехать в этот город, «утопающий весною в черешневом цвету».
- А! – радостно воскликнула, рассматривая яркую обложку. – Наша Ратуша! И Меловая гора!
 - А вокруг?
- Сады цветут! Красиво. Их, наверное, вырубили.
- Ты догадливая девушка, Мария. Тогда объясни мне  - зачем?
- Когда Мор и Глад пришли к нам с Севера, мы все сплотились, чтобы выжить, - покорно начала сызнова, сокрушаясь недогадливости постояльца. – Только чудодейственные свойства Золотистой  тыквы  помогли нам  спастись. Необходимо было освободить место, где ее высаживать…

                                     ***

Когда Дмитрия определяли к Марии  на постой, Гид мялся и отводил взгляд: « Я понимаю, что полноценный отдых требует сосредоточенности и собранности. Но… дело в том, что… на вас не была оформлена предварительная заявка, мы не резервировали  постой. Если согласитесь на жилье у Марии… Она, правда, несколько говорлива, но прекрасная хозяйка, и условия хорошие...»
 Несколько ошарашенный  Дмитрий   уверил, что сосредоточенности требует удаление глистов, а общительная хозяйка как раз необходимая составляющая отдыха, и Гид выдохнул облегченно.
 Наутро, правда, оптимизма у Дмитрия поубавилось, в голове шумело и даже среди туристов, казалось, продолжал звенеть знакомый голос. Группа оказалась по-военному дисциплинированной, туристы  радостно выстроились в колонну по два и бодро шагали гиду вослед, Дмитрий  уныло плелся сзади.
- А вот и герб нашего Города, символически установленный у самой Ратуши! – Гид подвел группу вплотную к высокому постаменту. – Обратите внимание:  в поле щита  под лазоревым небом луг, червленый сердечками и обремененный золотистой тыквою…
- Как? Обремененный ?! – вскинулся Дмитрий.
Повисла пауза, кто-то прыснул в кулачок .
- Собственно…  - растерялся  Гид. – Так принято в геральдике. Свой язык описаний…  Впрочем, лучше вам ознакомиться с основным нашим блюдом за обедом. Вам  будет предоставлен  широкий  ассортимент.
- А черешни? –  донеслось сварливо  с «галерки». -  Они когда-нибудь  входят в ваш рацион?
Группа заволновалась, а гид удивленно поднял бровь:
- Почему черешни?
- Но мы же черешневыми садами приехали к вам любоваться, - Дмитрий оглянулся на группу, ожидая поддержки. – А не гарбузы трескать…
 - Не знаю, зачем приехали вы, - произнес задушенным голосом Гид. –  А  к нам приезжают заряжаться животворными  нашими дарами: солнцем нашим, тыквою чудесной…
И все  согласно закивали.

                                          ***

Генерал-губернатор посетил Бургомистра , как обычно, в добром расположении духа, последний же традиционно  пребывал в унынии.
 - Доставай, Бургомистр,  фирменную свою тыквенную настойку, у меня найдется к ней хорошая закуска, - на стол лег промасленный, остро пахнущий сверток.
 - Вы же знаете, в нашем климате чуждые продукты могут привести… -  неодобрительно косясь на сверток,, Бургомистр полез в  буфет.
- Да будет тебе! Я  не турист, и не тыквою единой… и потом – мы же настойкою усугубим! – оглядевшись и не увидев ножа, Губернатор попробовал развязать бечевку, стягивающую сверток.  Глядя на его румяное  лоснящееся лицо,  желтушному Бургомистру  нестерпимо захотелось добавить дегтя в этот елей.
- Кстати, о туристах, -  как бы невзначай проронил, протирая бокалы.  -  У нас тут проблема нарисовалась – турист  с Севера.
- Отк… - закашлялся высокий гость, выпучив глаза. – Откуда?!
- Приехал любоваться  цветением розовых черешен. Раньше  оттуда лишь за этим к нам ездили. В массовом количестве, -  Бургомистр взял из буфета нож и разрезал бечевку. В свертке оказался рыбий балык.
-  Ну-ну, - сузил глаза  Губернатор. – Ты еще сожаление вырази по этому поводу.  Или тебе нравилось быть на побегушках у Севера?
- Какая разница, у кого на побегушках… - под нос пробубнил Бургомистр и тут же добавил  громко и  бодро. – Север поразил Мор и Глад, оттого ездить перестали. Странно только, что этот приехал.
- Гм… - Губернатор  повертел бокал в ладонях. -  Это верно,  Метрополии стало не до нас … а все же наши люди – во избежание -  изъяли  в турфирмах все буклеты вашего города .
И решили таким образом  вопрос с карантином  от Мора  и Глада, а заодно  обеспечили нам  самостийность . И с черешнями покончили, чтоб соблазна не было… а что там этот, с Севера?
- Да тыквы наши гарбузами обзывает и все черешен требует, - Бургомистр разлил настойку по бокалам.
- Прилюдно?
- Нездоровое волнение вызывает среди отечественных туристов, - в голосе Бургомистра  неуловимо сквозило злорадство.
- Та-ак…  А ты спокойно смотришь...
- Он под присмотром нашего человека.
- Вот как? Это меняет дело.  А отчего это настойка у нас выдыхается, кстати?  Ну что – пусть растут наши Тыквы?
- Растут и процветают!
Выпили.  Генерал-Губернатор , тонко нарезая балык, доверчиво склонился к Бургомистру:
- И когда он съезжает?
- Оплаченный тур только начался.
-  Значит, мы должны помочь ему прикусить язычок.  И нечего на меня таращиться так! Бывают же… м-м… несвежие продукты. Сильно несвежие! А ваш человек с этим поможет.  Эх, хороша у тебя наливка! Давай еще по одной!

                                  ***
- Что это еще за гость заходил с утра? – Дмитрий бодро скатился по лестнице в гостиную. – Не хватало нам от Гида на экскурсиях проповедей , так на дом еще…  - в углу плакала Мария, и  Дмитрий споткнулся на полуслове.  – Он тебя обидел? Я догоню, я ему покажу!..
- Не надо догонять… говорить… это мой отец.
- Гид?! – Дмитрий опустился на стул.
Кивнула, вытирая распухший нос и успокаиваясь.
- Дмитрий! Зачем вы говорили вчера, группе… зачем отказывались от тыквы и спрашивали рыбу? Другим тоже потом захотелось…
- Да как же не говорить,  Мария, - погладил по волосам. – Вы  тут в зеркало хоть смотритесь? – ведь желтушные уже  от своих тыкв!
-  Здесь без Золотистой тыквы никак нельзя, Дмитрий! – оседлала снова своего конька. – Ведь если не есть ее постоянно, то Мор…
- Ладно-ладно, - поднял руки. – Только не заводи тыквенную  эту шарманку!
- И потом, - опять с болью в голосе. -  Зачем говорите  нашим жителям о черешнях? – мы ведь забыли уже…  Может, у вас, на Севере по-другому – а здесь к вечеру  Бургомистр  уже все знал!
- Боже! – театрально округлил глаза Дмитрий. – И что мне теперь делать?!
- Вот вы все шутите…
-  Говори мне «ты», Мария – мы  же договорились!
- Благодарю  вас, - снова книксен. – Но вы не понимаете! У нас здесь все по-другому… я боюсь…
 И губы задергались – вот-вот  снова расплачется.
- Ну и чего ты боишься, глупенькая?  Тыквы меня лишат?
 - Да! – разревелась. – Я… вот… не хотела – отец принес тыкву… чтобы приготовила  вам… а это… я же вижу… не Золотистая!..
 Последние слова поглотили рыдания, а Дмитрий гладил ее по волосам и  все повторял, не зная, чем  утешить: «Да бог с ними, со всеми вашими тыквами! Все будет хорошо, ты мне еще письма писать будешь…»

                                    ***

- И что?! – Генерал-губернатор угрожающе нависал над Бургомистром. -  Чем обернулась для нас подрывная его деятельность!?
-  Впервые уменьшились  посадки Золотой тыквы и вырос спрос на рожь и картофель, - Бургомистр смотрел снизу вверх красными глазами.
- А турпоток?
- Внутренний туризм сократился… но пришли заявки с Севера.
- Почему?! – голос Губернатора сорвался на визг. – Почему он отбыл ВЕСЬ срок и  спокойно укатил восвояси!  Кто мне обещал принять меры?!
 - А я и предпринял, -  Бургомистр спокойно взглянул глаза в глаза. -  Все, как вы учили: здесь нельзя выжить без Золотистой тыквы. Все это время мы успешно подменяли ему целебную тыкву на обычную.
 - И…  И все?!!
- Нас учили, что это смерти подобно.
- Идиот! – выпучив глаза, Губернатор судорожно расстегивал ворот рубахи.

                                    ***

«… и спасибо вам, Дмитрий, что отвечаете, и мне позволяете писать письма. А у нас запахивают тыквенные поля и разбивают черешневые сады – говорят, приедут туристы с Севера. Может, и вы…»


Рецензии
А сказочка-то Ваша с ТАКИМ подтекстом!!!
Оооочччеееень понравилось, Татьяна.

Татьяна Мартен   19.05.2017 07:08     Заявить о нарушении
Времена такие, Таня: приходится пользоваться подтекстом. Как в давние времена

Александр Скрыпник   19.05.2017 12:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 36 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.