Легенда о падающей Бальтире. Часть III. Гл. 3

Глава 3

Барди открыл глаза и c раздражением уткнулся в Лаилу, вернее, в кувшин с водой. Золотой таз на скамейке и свежее полотенце разозлили его окончательно

— Уж думала, не добужусь, — невозмутимо заметила Лаила.

— А Сфера? — заорал Барди.

— Какая сфера? Проснись и умойся. В столовой все ждут тебя к завтраку.

— И Крэйндар? Ты разбудила его?

— Разумеется. Да что с тобой? Крутишь глазами, как полоумный! — Забеспокоилась Лаила, коснувшись влажного лба юноши.

— Отстань и уходи.

Отшвырнув заботливую руку, Барди выскочил из постели. Лаила оторопело посмотрела на юношу, но промолчала. Таким агрессивным она видела его впервые. Впрочем, за двести лет он мог измениться и не в лучшую сторону. Лаила пожала плечами. Взяла кувшин, тазик и выскользнула из спальни.

Барди успокоился, когда убедил себя, что Сфера ему не приснилась. Материнское чрево! Чертовщина! Но что обманываться: ему запомнилось ни с чем не сравнимое блаженство и потянуло вновь его испытать.

За столом юноша пристально наблюдал за Крэйндаром. И получил щелчок по мозгам. Великан прочитал его мысли. Барди запаниковал — он же «раскрытая книга», ему негде спрятаться! Юноша скис и стал съезжать на пол.




Барди очнулся днем. В своей комнате на широком ложе. Его пробуждения ждал Крэйндар. Взгляд юноши задержался на светлых брюках со звездной пряжкой и полупрозрачной рубашке, украшенной зажимами в виде таких же сцепленных друг с другом звезд.

— Прости меня.

— Простить? — Барди удивленно посмотрел на собеседника и заметил медальон, мелькнувший в низко расстегнутом вороте соседа. Крэйндар никогда не снимал его раньше, не расстается с ним и сейчас. Говорит, память о матери. Но, видимо, не только о ней: когда-то владелец дорогого украшения вскользь заметил, что мертвые не должны вмешиваться в дела живых.

— Я нарушил своё же обещание не вламываться в чужую душу. Не взламывать «тайный уголок». Ты не должен меня бояться, Барди. Для страха нет оснований.

Барди пожал плечами и посмотрел прямо в глаза собеседнику:

— Ответь мне прямо, кто ты есть теперь, Дарэнд? Ты очень изменился внешне. А внутри, кто ты есть внутри?

— Ты же знаешь и убежден в этом. — Крэйндар с интересом взглянул на юношу. — Ты увидел во мне существо иного порядка. И ты прав. Мне дано практически все, я многое знаю. Даже свои слабые стороны.

— Они есть?!

— И это меня огорчает. Представь грандиозное хранилище, где собраны все знания Великой цивилизации… кроме знаний о ней самой. Имеется в виду Потерянный мир и тайна моего происхождения. Удивительно. Огромный объем переданной мне информации не содержал сведений об Огненных Богах, о мире, откуда они пришли. Хотя не исключено, что такие сведения всё же есть, но в закодированном виде. Никто не владеет всей полнотой истины.

— Даже ты?

— Заложенная в меня информация осваивается мною порциями, и каждая порция до поры как бы «законсервирована». Но ты верно заметил. Я существо иного порядка, и, не дожидаясь очередности, вытащу все, что хочу, досрочно. Не сомневайся.

— Неужели Колыбель сделала тебя таким умным? — съязвил Барди.

— Не думаю. Здесь налицо иной способ обучения, и только. Кстати, достаточно сложный и для таких, как я. Чтобы пройти через Колыбель, необходимо соблюсти ряд требований — это и наличие врожденного уровня интеллекта, и соответствующая подготовка, и возраст. Как видишь, я справился и к тому же приобрел способности, которые не могли бы развиться на Эльцэтре. Правда, на твой взгляд они превратили меня в монстра.

— Способности? Ты мог летать еще двести лет назад.

— Но два века назад я не мог оторваться от Эльцэтры. Слишком велико притяжение планеты, и мне не хватало энергии, чтобы управлять внутренней и внешней гравитацией. Теперь перечень моих умений значительно вырос. Я могу обходиться без кислорода и жить в океане, мне не опасно космическое излучение и не требуется скафандр. Мне достаточно усилия воли, чтобы переносить объекты из одного места в другое. Я преобразовываю энергию в материю и наоборот. Но не думай, что всё перечисленное возможно без затрат с моей стороны. Для любого из всех этих дел я должен накопить достаточную внутреннюю мощность и постоянно ее восполнять.
     Мне нужна энергия, Барди! Очень много энергии. Я способен поглощать ее прямо из Космоса, но пока могу перерабатывать ее только в ограниченных количествах. Причина одна: я еще не вырос. Спортивный тренер, если бы он у нас был, выразился бы еще точнее. Пока я нахожусь в другой весовой категории, мне рано мечтать о высоких показателях. Тем не менее, моего нынешнего потенциала вполне достаточно, чтобы присвоить себе божественный титул. Я был рожден, чтобы стать Богом. И это ответ на твой вопрос: кто я есть внутри. Бог, Барди, обыкновенный Огненный Бог. Наверное, проще это признать, чем задаваться вопросом о сотворении мира.
     Барди, незадолго до Колыбели мне был сделан намек, что я нахожусь под наблюдением тех, кто сильнее меня. Отсюда вопрос: они продолжают следить за мной или ушли? Впрочем, теперь это не важно. Я не слабее их и сам найду выход.


     Барди никогда не отличался набожностью, но после «воскрешения» его тщательно скрываемая от всех убежденность, что и он — создание Бога, которое в процессе эволюции приобрело собственную независимость, как бы подтвердилась, и Крэйндар стал воплощением этой убежденности. У самого же Крэйндара сооруженная другом философия не вызвала никаких эмоций. Не усматривая в споре смысла, он исподтишка наблюдал за его становлением.



Люди не знают, откуда пришли. Начало и конец ускользают от человеческого восприятия, и они вряд ли разберутся в устройстве мира, даже размышляя о наличии в нем божественной сути. Куда разумнее договориться и следовать дорогой, проложенной единым Богом. Но договариваться друг с другом — для людей чрезвычайно сложное занятие. Имея много возможностей усомниться и отклониться, человек часто меняет общепринятые представления о морали на свои собственные, не угодные Богу, а между тем, занимаясь исключительно богоугодными делами, можно прожить жизнь с достаточной пользой, не только для себя, но и для всего человечества.

— Барди, — нарушив многозначительное молчание, обратился к другу Крэйндар, — вспомни игрушку под названием калейдоскоп. Несколько цветных стекляшек, а какое многообразие узоров. Возможно, узоры дублируются, но каждый раз в иной случайной последовательности. Повернув игрушку тысячу раз, я запоминаю все узоры, и в той очередности, в какой они появлялись на экране. Но не я выбирал узоры. Их выбрасывал Случай.
     Жизнь гораздо непредсказуемее игры стекляшек. Она жестокая и интересная одновременно. Она не крутится на месте и движется по пути, который определили ей не вы. Пока я не Творец, Барди. Но мне достаточно дано, чтобы вмешаться в судьбу Эльцэтры. Я сам выброшу «узоры» и освобожу твою планету от ига Властелинов. Но прежде мы вернем эльцэтрианам легенду о Падающей Бальтире.

— Ты говоришь о Властелинах так уверенно. Когда ты узнал про их существование?

— После первого похода в Подземелье. Уже вечером мы делились с Кэлой своими впечатлениями. Потом разговорились о судьбе Эльцэтры и в этой связи вспомнили легенду о Бальтире и о визитах Огненных Богов.По легенде Боги оставили о себе хорошую память, но потом что-то произошло. Когда мы с Кэлой пришли к такому выводу, перед нашими глазами разыгралось трагическое представление, действующим лицом которого была Лейдэра. Эту информацию нам выдал Замок, обладающий некоторой разумностью. Так мы узнали о Властелинах и Огненных Богах.

— Властелины действительно правят Вселенной?

— Ну, что ты! Вспомни Зал, где находилась одинокая статуя, и Того, кто наблюдал за ней и за нами. Не Властелины правят этим миром, и это тайна, которую нам предстоит разгадать.

— Нам что-то известно о Властелинах?

— Каждые шестьсот лет они объявляются на Эльцэтре, которая стала для них сырьевым придатком. Они занимаются этим доходным промыслом от ста тысяч до миллиона лет, используя в качестве трудовых ресурсов жителей порабощенной ими планеты. Для работы в шахтах завоевателям нужны только примитивные рабочие, поэтому поработители заинтересованы в том, чтобы Эльцэтра оставалась на грани деградации. С этой целью захватчики сводили население планеты до рассчитанного минимума и оставляли «на хозяйстве» немногочисленную элиту. Элиту, не помнящую родства. Практически Властелины утвердили свои права на Эльцэтру и установили на ней угодный им порядок.
    Между тем Властелины выяснили, что у Бальтиры и Эльцэтры была собственная тайна - Огненные Боги и их Замок Великих царей.
    Властелины всегда боялись огненных людей, потому что огненные люди по их представлениям были бессмертны. Скрывая страх и ненависть, Властелины издавна мечтали овладеть тайной их «вечной жизни», чтобы иметь возможность так же долго править и так же долго и безнаказанно творить зло.


     Внезапно, прерывая их беседу, стена перед ложем Барди как бы растворилась. В открывшемся проеме показались покрытые вечными снегами горы, бездонное небо и Бальтира. Мертвая долина вернулась на старое место к Тиольским горам.

— Урапа! — Барди вскочил на ноги. Его сердце учащенно забилось. Несмотря на долгое отсутствие, а может быть именно поэтому, родная земля показалась ему странно желанной и единственной. — Нас действительно нельзя обнаружить?

— Не беспокойся. Мы как невидимые духи — всегда и всюду, а вот эльцэтриане напоминают мне язву, планомерно разъедающую свою планету.

— Жесткое сравнение. Неужели всё так плохо? Уж не собрался ли ты пересмотреть их морально-этические нормы?

— Успокойся. Да, у меня иные представления о морально-этических категориях, но в мои планы не входит внедрять их на планете.

— Правильно. — Вдруг ниоткуда возникла Крэйн. — История неоднократно доказывала несостоятельность идеи делить всё поровну, а также утопичность лозунгов свободы и равенства, хотя она же сформулировала, что народ — великая сила. Что ж, воспользуемся этой «великой силой» и, манипулируя народной массой и общественным подъемом, проясним наши затянувшиеся отношения с Властелинами.

— К сожалению, Крэйн права, — удрученно подтвердил Барди, возвращаясь на ложе, — свобода и равенство нам всегда только снились.

— И права всегда. Да ты совсем измотан.

— Нет-нет, — запротестовал Барди, — Крэйн говорит так, будто знает, что произошло на планете. Хотя бы вкратце, Дарэнд.

— Ну что тебе сказать? Эльцэтриане добились значительных успехов. И в этом прогрессе есть и наши заслуги. К сожалению, не всегда обдуманная деятельность эльцэтриан нанесла значительный ущерб окружающей среде и жизненно важным ресурсам.
     Тем не менее, правители сверхдержав, зная об экологической угрозе, до сих пор избегают принимать политически некомфортные решения, передавая проблему внукам и правнукам.
     Что еще? Правящую верхушку раздирает коррупция. Ненасытная алчность высших чиновников и разбогатевшей элиты не знает предела, а подавляющее большинство населения по-прежнему угнетено, к тому же в изощренной, лицемерной форме. За двести лет планета пережила три мировые войны. Последняя, с применением ядерного оружия, едва не довела противостоящие стороны до всепланетной трагедии.
     Но кто-то хранил Эльцэтру до нашего возвращения, и простой народ, не такой темный, как в прежние времена, продолжает ждать справедливого суда, в надежде, что неподкупный судья наведет порядок в их развращенном мире.
     Ты согласен быть неподкупным судьей, Барди?



     Вспомнив унижения и бесправие простых людей в своем прошлом, Барди задумался. Высокий голубоватый лоб юноши пересекла гневная складка.

— Не суетись, умник. — По-свойски вмешалась Крэйн. — Отдельная особь или даже община не имеет ценности, являясь одним из многих проходящих проявлений непрерывного бытия. А проще, человеческое сообщество — гигантский муравейник, в котором каждое насекомое — ничего не значащая единичная особь.

— Честно говоря, предлагаемый тобой подход циничен и безнравственен.

— Барди, не делай из меня злодейку. Модель общественного обустройства Эльцэтры не моя заслуга. Чувство бессилия, депрессия и равнодушие одних, цинизм, злоба и рвачество других и создавали то самое негативное энергетическое поле, которое продолжает душить Эльцэтру. У вас взаимоисключающие идеалы. Вы в принципе не в состоянии договориться ни двести лет назад, ни сейчас.
     Ваши несчастные больные старики нищенствуют и замерзают на улицах, а толпы бездомных детей, пригодных стать будущим нации, в итоге пополняют контингент тюрем. При таком специфическом гуманизме трудно угодить всем одновременно, целесообразнее рассматривать не каждого в отдельности, а популяцию в целом.

— Тем не менее, тебе же удалось сохранить Эльцэтру? — наконец сообразил Барди.

— Старалась.

— Представляю, как ты разочаровалась в своих подопечных, — заметил Крэйндар.

— Занимаясь бездарным и бесперспективным делом, я вовсе не скучала. Когда сортируешь материю и в результате невероятных комбинаций получаешь живую молекулу, способную к воспроизводству и самообучению, получаешь особенное удовольствие. Несмотря на издержки, когда тиражируются неудачные экземпляры, сам процесс захватывает и возбуждает.

— Вероятно, но с людьми все же много хлопот.

— Нисколько. Они прекрасно приспосабливаются и в случае опасности даже заботятся о сохранении вида. Главное — проследить, чтобы особенно беспокойные особи не изобрели чего-нибудь беспутного и не уничтожили вид полностью.

— Да, главное — проследить, и… оставим их в покое. Подумаем о нас самих и о нашей перспективе.

— Мальчишка научился счету и грамоте — ценнейшее приобретение! — и ничего не узнал о родителях? — съязвила Крэйн. — Да, история не входила в программу обучения. История уже в тебе, и мы ее вспомним. Пока довольствуйся тем, что физически ты полностью сформирован и показал абсолютную степень интеллекта.

— Успокоила. — Крэйндар добродушно улыбнулся, — Лейдэра жертвовала собой не напрасно: сын выдержал испытание на зрелость.

— Мать — это особое состояние души. Она исчезла. Ты понимаешь, что это значит. Ее индивидуальная, уникальная матрица не восстановима. Смоделировав её прежнюю оболочку, нам будет нечем её заполнить. Она растворилась в тебе, и по законам генетики ты должен вспомнить все, что она знала. В том числе ее личные знания и опыт. Вот тогда мы узнаем о Потерянном мире что-то очень существенное, и, как говорится, из первоисточника.

Помнишь танцующую девушку в Звездном тоннеле? Я возвращала ее образ, чтобы ты не забыл свою мать. Вместе с тем ее внутренняя суть так и осталась запечатанной. Сильнейшая степень защиты. За год мне не удалось подобрать к ней ключ, чтобы выяснить, кто она есть на самом деле. Мне, которой доступно всё.Да, это тайна, и ее разгадка меняет порядок вещей. Порядок, который, в принципе, можно опровергнуть и написать правила заново.

— Властелины?

— Не только. Но мы дождемся их. Пока только они могут вывести нас к Огненным Богам кратчайшим путем. Но к встрече с Властелинами нужно подготовиться. Как бы ни был ты велик, и Бога можно перехитрить и заковать в цепи.

— Я буду осторожен. Смотри, Барди снова задремал. Ему так хотелось спросить о Сфере, но он не решился.

— Не торопись. Есть Крэйн, и есть Дарэнд. Совсем не обязательно вбивать в сознание эльцэтрианина назначение Сферы и то, что Крэйндар — слияние духа и материи в человеческом облике.

— Но ты же была до меня, Крэйн.

— Я мыслящая энергетическая субстанция, вся сущность которой состояла в мышлении. Чтобы существовать, мне не нужна привязка к месту, времени и материи. Я не завишу от тела и не подвержена смерти, как любые из тел. Я бессмертна, и теперь мы бессмертны оба. Но я есть тоже тайна, ибо возникла по замыслу Абсолюта, что более совершенно, чем я.

— Крэйн, в своем теперешнем облике я совсем не то, что остальные Огненные Боги из Потерянного мира.

— Разумеется! Я уникальная, единственная и неповторимая. Из миллионов комбинаций, собираемых мною в минуту, вероятность возникновения варианта «ты — я» практически равна нулю!

— На что рассчитывала моя мать, обратившись, как я полагаю, к тебе?

— Конечно, не на то, что наше слияние превратит тебя в сверхсущество. К тому же она не обращалась ко мне, потому что не подозревала о моем существовании.   Космическая база присутствует на Эльцэтре несколько миллионов лет. Инкубатор, или Колыбель, — на самом деле резервный источник. Так сказать, на всякий аварийный случай, поэтому там нет сведений о самом Потерянном мире. Лейдэра знала о Колыбели и ускорила твоё совершеннолетие, надеясь подготовить тебя к ней. Колыбель же выполнила всё остальное, передав тебе не только знания, но и физическое совершенство. Но не она сделала из тебя Бога.

— Не она, я это понял. Крэйн, давай поговорим о тебе, о нас, — поправился Дарэнд, — ты тоже знала о Колыбели. Впрочем, я сказал чепуху. В этой реальности ты знаешь всё.

— Многое. — Можно было представить, что Крейн пожала плечами — Например то, что Замок своеобразный организм, озабоченный собственным выживанием. А еще есть хорошо известный тебе Куб, с которым ты ощутил особенное родство. Скажу почему: вы оба принадлежите другой реальности. Той, из которой пришла Лейдэра. Ну, а я когда-то разместилась в нем, поскольку порой приятно чувствовать себя в чем-то определенном. Но мы независимы друг от друга, и за миллионы лет прекрасно приспособились и уживаемся друг с другом — Куб, Замок и я.

— Я мог не догадаться, что принадлежу другому измерению.

— Ты бы не отделался от меня так просто. Понимание всего было заложено в тебя изначально. Требовалось лишь одно — «оживить систему», чтобы к дате возвращения Властелинов ты обрел полную силу. В результате наше воссоединение завершилось благополучно. Я обрела великолепное тело. И оно устраивает меня больше, чем Куб.

— И всё же, Крэйн? Я не разобрался с самим собой и не удовлетворен.

— Всегда ли находишь истину, насилуя разум? Не спеши. Продвигайся к цели обдуманно и наверняка. Пока же могу сообщить, что нахожусь в контакте с созвездием Око Вселенной, которое периодически подпитывает меня и Куб космической энергией.
Миллионы лет я настроена на это Созвездие. Сам источник излучения мне не известен. Впрочем, я и не пыталась узнать. Когда Лаила печет хлеб, ей тоже безразлично, где выросло зерно. Главное, чтобы вовремя подвезли муку и не погасла печь. Что же касается меня — дополнительный энергетический «паёк» никогда не бывает лишним. Теперь же, когда мы вместе, события разворачиваются с учетом этого обстоятельства. Со временем мы выясним, откуда берется и мука, и все остальное.
     Собираешься спросить, почему мой выбор пал на тебя? Задам встречный вопрос. Ты не отвергнул меня и принял. Почему? Молчишь? Отвечаю! Я — твоя истинная суть, Дарэнд. Твое сознание, твой мозг, способный заполнить собою Вселенную. Ты наделен возможностями, которые трудно представить и сфантазировать. Пока ты слишком юн, чтобы осознать, что вместе мы есть фундаментальная сущность бытия, как материя, пространство, время и энергия. Когда ты это постигнешь, Крэйн окончательно растворится. Ты будешь говорить с ней как сам с собой или когда позовешь ее сам.
    Знай, ты появился на свет, и я ни разу не засомневалась, что ты именно тот, кого стоило ждать миллионы лет. Ты гений. Провидение наградило тебя всеми мыслимыми талантами и красотой. Но ты не обычный гений. Объединившись со мной, ты стал истинным Богом! С первых дней я незримо поддерживала и охраняла тебя. Лейдэра отдала тебе жизнь, но в остальном тебе помогала я. И вот тебе исполнилось восемнадцать…

— И тут вмешалось провидение или...

— Нечто другое.

— Погубив невинных.

— Издержки! В Башню эльцэтриан привело любопытство. Оно же привело и тебя. Вспомни, ты вычислил дату и час противостояния Скалы и Ока. На самом деле, числа подсказала тебе я. Очередная порция энергии предназначалась мне и Кубу. Огромная порция за двадцать лет. Моими стараниями ты «перехватил» больше половины и вовремя. Ты «включился», и понял, что есть Хозяин. Я же подумала: свершилось! Маленький Огненный Бог восстал! Со временем мы осуществим единственную в своем роде метаморфозу, слившись в новую сущность под именем Крэйндар.

— А Кэла? Ее роль в разыгранной драме?

— Драма? Она была счастлива и не поменяла бы свою судьбу на другую. Между тем ее просватал Керг. Ты не возражал. За праздничным столом Правитель чуть не застегнул на ее запястье обручальный браслет. Это я задержала его руку. Я же вернула память твоим домочадцам, которых якобы «околдовала» Лейдэра, чтобы ты раньше времени не узнал от них тайну своего происхождения. Увы, ты остался глух к моим стараниям. Керг увез невесту в столицу, хотя только она могла разбудить в тебе мужчину, что является главным показателем возмужания, когда можно с уверенностью утверждать, что ты созрел для Колыбели. И снова вмешалась я, а не «желание мертвой». Это я вернула Кэлу в Замок. С помощью Кэлы я вышла на прямой контакт с твоим подсознанием, с твоим «зазеркальем», где ждал своего часа Огненный Бог. Кэла так естественно и приятно ликвидировала последнюю границу между нами. Без её личного участия и без участия «Огненного Бога», история с «возмужанием» могла затянуться на неопределенное время, как и твое пребывание на Эльцэтре.
     Постой, ты так закопался в нас, откуда мы и кто мы. Можно подумать, что сейчас это самое главное. Нас ждут более насущные дела. Поверь, они приведут нас к разгадке тайны Потерянного мира гораздо быстрее бесполезной философии на эту тему. Я мечтаю оставить Эльцэтру.

— Согласен, нам нужен собственный дом. Я даже знаю, где мы его построим.

— На Уриде! — Встрепенулась Крэйн. — Только там. Сделаем из шестой планеты Бальтиры фантастический космический корабль и назовем его Огненный Дом! Чертоги Огненного Бога внутри Уриды! Там будет всё — моря, леса, горы и даже рукотворная Бальтира. Я так размечталась, а между тем для осуществления нашего грандиозного замысла требуется энергия. Много энергии. Поэтому ты будешь «заряжаться» в Сфере, а строить наш Дом начнут эльцэтриане.

— Каким же образом наши строители доберутся до удаленного космического объекта? Современного звездолёта у эльцэтриан нет и не похоже, что в ближайшие годы он у них появится.

— Поможем. И назовем наш корабль «Торнадо», только так — динамично и агрессивно! Кстати, молодой человек проснулся. Объяснись с ним. Я же «погружаюсь» в тебя и умолкаю.




— Кажется, снова отключился. — Барди сконфуженно улыбнулся, а взглянув на экран воскликнул: — Тиольские горы! Не узнать их невозможно. Кстати, вчера я уснул в Сфере, а проснулся у себя в комнате. Ты назвал эту штуку чревом матери…

— Это «зарядное» устройство. — Заметив на лице друга недоумение, Крэйндар пояснил, что всегда нуждался в особенной пище. Сфера ее обеспечивает, но в недостаточном объеме, поэтому, чтобы насытиться, он должен подзаряжаться как можно чаще.

— Понятно, — промычал Барди, — И ещё, ты назвал себя Крэйндаром?

Уходя от ответа, Крэйндар начал издалека.

— Тебе знакомо ощущение, когда не получается извлечь из головы мелькнувшую идею. Она как бы есть, но ты не в состоянии оформить ее словами и донести мысль до слушателей. Ты ощущаешь в себе уйму талантов, но ни один не выходит «наружу» и остается только признать, что твои способности не отвечают амбициям. Признать собственное поражение. Это сложное решение и сложное состояние. Ему подвержены многие весьма достойные люди. На самом деле, истинные гении рождаются крайне редко. Их словно «вытаскивает» и помогает познать самих себя какая-то внешняя или скрытая в них самих сила. «Неудачники» же так и остаются «посредственностями», несмотря на все их усилия выдвинуться и чего-то добиться, несмотря на то, что желание стать знаменитыми и полезными было так велико и мощно. Почему так получается? Почему несостоявшихся гениев охватывает грех отчаяния, а призыв к смирению вызывает бурное раздражение?

Природное устройство твоего приятеля таково, что помимо действующего сознания в его голове есть некая изолированная область, где обитает его основополагающая сущность, отвечающая за интеллект. В твоем понимании — это подсознание, которое зачастую «связывает» и воображаемые, и ощущаемые таланты до конца жизни, подвергая несостоявшихся гениев тяжелым интеллектуальным переживаниям.

У меня такого сдерживающего фактора нет, но граница между явным и «зазеркальем», где обитал мой «Огненный Бог», моя основополагающая сущность, ощущалась мною достаточно болезненно. Не факт, что в условиях Эльцэтры этот барьер был бы мною преодолён, и я бы познал самого себя, открыл в себе Огненного Бога.

Мне повезло. Меня изначально охраняла Крэйн. Фантастическая мыслящая субстанция, увидевшая во мне свое продолжение. После слияния Крэйн и Дарэнд явили миру божественную сущность под именем Крэйндар. Это трудно представить. Только он, то есть я, способен духовно «раздваиваться», «растраиваться», и так далее. При этом его, то есть мои бестелесные «сути» способны мыслить и действовать, подчиняясь единому началу. Корче, я есть везде и всюду. Сложно?

Тогда подумаем о том, чем мы займемся уже завтра. Итак, Эльцэтру ждет крупномасштабная интеллектуальная селекция. Мы выберем тех, в чьи мозги втиснем свои планы, чтобы, немедля, воплотить их в жизнь. Наша ближайшая цель — обзавестись собственным Домом. Эльцэтриане нас больше не интересуют. Эльцэтра давно нуждается в основательной чистке от органики и…

— Органика. Я всего лишь органика? — к Барди заглянула Лаила. Их рассуждения и последняя фраза задели Лаилу за живое. Она не могла не отреагировать так бурно.

— Не понимай нас так буквально, — заступилась за Крэйндара Крэйн. — Мы против насилия, но за констатацию фактов, которые подтверждают несовершенство эльцэтрианской культуры. Я же не признаю несовершенства. Продолжительность моей жизни такова, что уродству в ней нет места. Постоянно терпеть грязь и убожество у себя под боком? Это не по мне. Увидите, как я обустрою наш новый Дом на Уриде.

—Ты? На Уриде? — Опешила Лаила.

— Именно я. А Урида — всего лишь шестая планета Бальтиры. — Почувствовав, что девушка засомневалась, Крэйн словно замахала на нее руками. — В прошлом ты многое принимала на веру, дорогая Лаила. Продолжай и сейчас поступать точно так же, так безопаснее. К тому же пора запомнить, что мне, чтобы жить и творить, не нужно тело и меня, хотя я и принадлежу энергетической сфере, можно рассматривать как само совершенство.

— Уже запомнила, — поспешно согласилась Лаила, — хотя мне ближе цветы и огород. В них я разбираюсь намного лучше. Но знаешь… — Лаила замялась.

— Продолжай. Не заставляй выуживать правильные мысли из твоей мудрой головы.

— Ты способна любить, Крэйн?

— Нет, но я способна отличить это чувство от других. Так в чем дело?

— Нам можно симпатизировать смертным?

— Это очень интересная тема. Он мужского пола? Не скромничай, ты вполне можешь влюбиться, а я, озорница, могу тебе в этом деле помочь.


Рецензии
" Представь рандиозное хранилище, где собраны все знания Великой цивилизации… кроме знаний о ней самой".

Интересно. Мы такие же хранилища знаний, кроме знаний о нас самих. Мы хорошо изучили неживую растительную и животную природу, в том числе и в себе. Эти уровни природы, ниже нас. Но, вот для какой цели человек создан, по прежнему остаётся для нас загадкой.

Разгадать её, можно лишь поднявшись на уровень выше, посмотрев на себя с высоты того, кто нас создал. Это возможно, иначе,у нас никогда ни возникло бы
такого желания, узнать о смысле своей жизни.
Спасибо!Я очень рад Вам. Успехов во всём. С искреним уважением.

Эдуард Кобринчук   26.03.2018 21:56     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.