Случай на реке

Старенький «Москвич» жалобно постанывал на колдобинах, разбрызгивая по сторонам коричневатую жижу. Казалось, дождь лупит по дороге прицельно. Тугие струи стреляли прямо в лужи, взрывая их пузырями.
В машине царило молчание. Мне казалось, что молчали все по-разному.
Плотный, с густой седеющей шевелюрой, хмурый шофер молчал укоризненно. Я сочувствовал ему. После такой нагрузки по выщербленной гравийной дороге да по непогоде не миновать «Москвичу» ремонта. Шофер долго не соглашался везти нас в такую даль, почти за 200 километров. И подчинился только, когда начальник порта, выйдя из себя, хлопнул ладонью по столу: «В конце концов, ты на работе и машина тоже. А за по ломку я отвечаю». Я не мог гарантировать шоферу благополучного возвращения — потому и сочувствовал.
А вот Геннадий Иванович Чурин — худой блондин средних лет — молчал обиженно. Он считал, что ему, капитану-наставнику порта, незачем было трястись за тридевять земель и заниматься, как он выразился, — милицейскими делами. Его дело — водный транспорт в порту, все остальное его не касается. Я не мог убедить его в обратном. Времени для этого было мало, кроме того, я знал, что в своей неправоте он скоро убедится сам. Помощь специалиста была нам необходима. Кроме меня — я работал тогда следователем милиции — в машине ехал оперуполномоченный уголовного розыска Гоша Таюрский, широкоскулый смуглый сибиряк, щупловатый, но жилистый. Он тоже молчал, потому что ухитрялся дремать даже в такой обстановке. Он привык к неудобствам и неожиданностям.
Помалкивал и я. Собственно, обо всем, что было известно, мы переговорили перед отъездом. Знали мы очень мало, и сейчас я, подпрыгивая на продавленном переднем сиденье «Москвича», обдумывал ситуации, в которых мы могли оказаться. Мысли невольно обрывались с каждым новым ухабом, открывавшим меня от сиденья и бросавшим затем на жесткий металл между коварно расступавшимися пружинами.
Надо было запастись терпением часа на четыре такого пути. Зато на пристани с красивым названием Жемчужная нас ждал катерок. Он-то, не колыхнув, доставит до места. На катере нас, конечно, напоят чаем.
Промозглая сырость стояла в машине. От неподвижности, тесноты, влажного холодного воздуха мерзли ноги. И хотя июнь стоял на дворе, холод был осенний — беспросветный и липкий.
Мы выехали рано утром, еще до семи. Часов пять на кряхтящем старце — «Москвиче» — это в лучшем случае, если без поломок. На катере, говорил Чурин, тоже два-три часа пути. Значит, прибудем засветло и можно будет начать работу. Но сначала чай. Так хочется горячего чаю! Зря отказался я от термоса, который давала мне жена. И неужели никто не поступил разумнее? Я покосился на спутников.
Словно в ответ на мои мысли заворочался Чурин, упирая колени в спинку моего многострадального сиденья.
— Разверзлись хляби небесные. — Двухчасовое молчание, кажется, кончалось. — Чаю хотите? Что-то продрог я. — Голос Чурина будто застоялся.
— Спаситель, — я шутливо поднял руки и получил широкую пластмассовую крышку от термоса. В крышке плескался чай — горячий, крепкий — именно о таком я только что мечтал.
Шофер от чая отказался. Гоша, съежившись в углу, дремал, а я повернулся, насколько мог, к Чурину, отдал пустую крышку и бодро сказал:
— Порядок!
— Порядок… — ворчливо повторил Чурин, — у меня работы по горло, а я с вами путешествую. Каждый должен делать свое дело…
Чурин явно хотел оседлать старого конька, и я поспешил увести разговор в сторону, интересовавшую меня. Да и его самого интересующую — в этом я был уверен.
— Неужели у Вас, Геннадий Иванович, нет никаких предположений? Никогда не поверю.
— Есть, конечно, как не быть. — Чурин легко переключился, и я понял, что он не переставал думать об этом. — Только зачем нам предположения? Истинная картина нужна.
— За картиной и едем, — ответил я, а Чурин покачал головой — то ли сомневаясь, то ли соглашаясь. Я не люблю неопределенных жестов, Чурин заметил это по моему лицу и наконец смилостивился. Капитан-наставник был умный мужик, и его недовольство поездкой было вынужденным, от загруженности в порту. Но я уже видел, что он смирился с неизбежным и весь в мыслях о загадочном происшествии, вынудившем нас отправиться в дорогу.

Что мы знали? На землечерпальном судне, именуемом попросту земснарядом, пропал человек. При совершенно невыясненных обстоятельствах бесследно исчез матрос Балабан. С начала навигации земснаряд стоял ниже пристани Жемчужной, углублял дно и добывал отличный речной гравий, который периодически вывозили буксиры. Экипаж был малочисленный. Люди, на целый плавсезон оторванные от семьи, работали напряженно, со временем не считались и были на виду друг у друга. Это к тому, что тайны на земснаряде не существовали. Во всяком случае, так считалось.
Балабан работал первый сезон, в отделе кадров порта сведения о нем были самые скупые — родился, учился. Настораживало, что был судим за кражу, но это ни о чем еще не говорило. Срок отбыл и устроился на работу в порту. Его отправили на земснаряд: там всегда с кадрами туго.
Так вот, этот Балабан заступил вечером на вахту, а утром его нигде не оказалось. Вещи матроса были на месте, сам же он исчез.
Получив это сообщение, я особой загадки в нем не увидел: матрос мог упасть нечаянно за борт, а мог стать жертвой преступления. Разберемся.
Загадочным исчезновение матроса сделало второе сообщение: год тому назад на этом же земснаряде тоже пропал матрос. Факт этот расследовали, но, не дознавшись, приостановили дело. Матроса так и не обнаружили до сих пор.
Новое исчезновение было непонятным и поэтому таинственным и волнующим настолько, что команда земснаряда отказывалась от ночных вахт и вообще, как мне сказали, готовилась сбежать на берег. В ночном исчезновении людей роковую роль стали приписывать самому земснаряду. Особое старание проявлял в этом матрос Приходько. Конечно, люди страшатся необъяснимого. Прошлогоднее дело я поднял, тщательно изучил и сейчас вез с собою в портфеле: не будет ли чего общего в этих двух печальных событиях? Это было все, чем я располагал.

Мы продолжали начатый разговор.
— Если предположить, «кому это выгодно»? — Чурин поднял вверх указательный палец, но назидательного жеста не получилось, машину сильно тряхнуло, и капитан схватился за мое плечо. — Так вот, если по этой формуле — я не вижу, кому было бы выгодно исчезновение матроса.
— Формул у нас полно, — я попытался шутить, — вплоть до «ищите женщину». Но, чтобы составить формулу, нужны данные. У нас же — одни неизвестные. А не может ли наш ларчик просто открываться? Ключиком техники безопасности?
Чурин беспокойно завозился на сиденье. Этот вопрос был для него из числа самых нежелательных.
— Видите ли, уважаемый Сергей Борисович, техника безопасности на флоте — вещь достаточно сложная. Река и судно постоянно подбрасывают задачки. И решить их не каждому под силу. Не всегда, во всяком случае, — поправился он. — Балабан прошел обучение, вы журнал с его подписью видели — что я могу вам сказать?
Журнал я, действительно, видел. Мне показали его в порту в первую очередь. Балабан расписался, что прошел курс обучения по технике безопасности. Но вот как он знал эти правила и как применял?
— И вообще, — продолжал Чурин, — какая там у вахтенного матроса опасность могла быть? Река спокойна, земснаряд исправен, все, как говорится, в порядке. Не-е-т, — протянул он, — эта пропажа по вашей части.
— Конечно, по нашей, — подал голос проснувшийся наконец Таюрский. — Здесь налицо или мафия, или привидения — уголовный розыск разберется.
— Привидения… — обиделся Чурин. — Привидения тут ни при чем…
— Да ведь матрос Приходько говорит, что на земснаряде именно с этой стороны нечисто, так нам сообщили, по крайней мере. Команда в панике и разбегается. — Таюрский, конечно, шутил, но в его шутке была доля правды. Мне тоже сказали, что Приходько рассматривает проблему именно так.
— Ну, разбирайтесь, — буркнул Чурин и опять обиженно замолчал.
Так, в молчании, под непрерывным дождем, просочившимся даже в машину, прошел остаток нашего пути, и я старался не замечать вздохов шофера, который прислушивался к мотору. Я тоже слышал, что мотор застучал.

Первый сюрприз ждал нас в Жемчужной. На деревянном настиле причала, рядом с молодым капитаном катерка, стоял невысокий седой человек в прорезиненной накидке, блестящей от дождя.
— Никонюк, — представился он, — капитан «Сокола».
Я смотрел на него вопросительно, и капитан пояснил:
— Мой «Сокол» швартовался к земснаряду ночью, а утром этого матроса не досчитались, вот я и жду вас. Может, поговорить надо с моими людьми.
Мы с Гошей Таюрским одновременно глянули на Чурина. Тот смущенно развел руками: об этой швартовке ничего не было известно и ему.
— Порядочки… — протянул Гоша, ни к кому не обращаясь. Чурин намек понял, поднял выше костлявые плечи. Возразить ему было нечего — это был непорядок, если мы не знали о такой важной детали той ночи — о швартовке судна.
Здесь же, на пристани, Никонюк рассказал нам, что его «Сокол», как плавучая лавка, снабжает разбросанные по реке земснаряды и драги продуктами и всем необходимым. В ту злополучную ночь они припозднились и пришвартовались к земснаряду в 0 часов 18 минут. Сам капитан находился в рубке, а вахтенным был матрос Найденов.
— Он по натуре-то незлой человек, этот Найденов, — пояснил капитан Никонюк, — а как потребовал я у него объяснений по этой ночи — разъярился. Швартовался, говорит, как обычно, и ничего не знаю. Одним словом, говорите с ним сами, — подытожил он.
Капитан был прав. Прежде чем отправиться к земснаряду, следовало опросить людей с «Сокола» и в первую очередь матроса Найденова. Мы направились на «Сокол».
Ветер гнал по реке мелкую беспорядочную волну, трап на «Соколе» зыбко качался.
— Вахтенный, Найденова в каюту капитана, — зычно крикнул Никонюк. Спустя четверть часа дверь каюты приоткрылась без стука, показалась взлохмаченная голова молодого парня, который с нескрываемым беспокойством сказал:
— Нету Найденова нигде. Однако на берег сиганул.
— Как нет? — удивился капитан. — Я ведь ему ждать велел!
Матрос молча пожал плечами. Мы с Таюрским переглянулись.
— Ну вот, — хмыкнул Гоша, — еще одна потеря. Начинается работенка.
Действительно, начиналась работа.

Посовещавшись, решили, что Таюрский остается в Жемчужной. Ему предстояло переговорить с командой «Сокола», отыскать матроса Найденова. И еще я напомнил Гоше, что недалеко от Жемчужной, километрах в пяти, не более, находится поселок леспромхоза, где жила, по сведениям годичной давности, семья того матроса, который пропал с земснаряда первым — фамилия его была Тимохин.
Слушая меня, Таюрский лишь молча кивал. Я поручал ему большой объем работы, но я хорошо знал Гошу. Его называли у нас двужильным. Еще больше почернеет, похудеет, но сделает все, что нужно. По-умному азартный, он умел заражать интересом к розыску всех, с кем сводила его служба, и его подчиненные работали так же. Работа с Таюрским считалась удачей, и я был рад, что в таком темном деле рядом со мной Гоша. Рассчитывал я и на то, что Таюрский из здешних мест, а дома, как говорят, и стены помогают.
Одним словом, Таюрский остался в Жемчужной, а мы с Чуриным направились на земснаряд. Не ждет ли там нас новый сюрприз?

Как я и ожидал, на земснаряд мы прибыли засветло. Дождь не прекращался. Усилился ветер. Пузатые рваные тучи плыли по низкому небу, и быстрые струйки дождя, казалось, выстреливали по ним из пузырящейся реки, а не проливались сверху. Капитан земснаряда был какой-то серый и съеженный. Испуганный событиями, он ничего вразумительного пояснить не мог.
— Да, швартовка ночью была. Прошла нормально… «Сокол» стоял у борта до утра, команда отдыхала… Да, вахтенный был на месте… Нет, его не проверял, просто думал, что тот на месте…
Я видел, как злился Чурин. Капитан-наставник понимал, что на судне не было должного порядка. Если капитан судна проспал ночную швартовку — не место ему в капитанской рубке на коварной реке.

Осмотрели вещи пропавшего матроса. Богатство Балабана, хранившееся в небольшом чемоданчике, состояло из смены белья, нескольких рубах, пары полотенец. На гвозде, вбитом в перегородку, висел аккуратно прикрытый газетой костюм. Среди бумаг — паспорт и тетрадь в клеенчатой обложке. Я осторожно полистал тетрадь. Может быть, дневник? Нет, стихи. Матрос Балабан, значит, любил стихи и по-детски переписывал их в тетрадку. И сам, наверное, сочинял, чаще всего так оно и бывает.
Ни записной книжки, ни адресов или телефонов в записях Балабана не было. Видимо, координаты друзей, если они у него были, Балабан помнил наизусть. Вещи матроса не приоткрыли завесу над тайной его исчезновения.

Начинало смеркаться.
Поручив Чурину проверить судовые документы, я начал беседы с командой, которая не уходила с палубы, несмотря на дождь.
— Приходько, заходите, прошу, — крикнул я.
Мощное тело матроса Приходько боком просунулось в узкую дверь крошечной каютки, в которой я расположился. Под распахнутым плащом белую майку на груди матроса украшал олимпийский мишка, так чудовищно растянутый в ширину, что я невольно улыбнулся. Улыбнулась и Приходько.
— Лида, — представилась она, приткнулась на краешек стула и наклонилась ко мне. Толстый медведь-олимпиец удобно уселся на столе.
Итак, впечатлительный бунтарь-матрос оказался женщиной.
— Вы меня послушайте, — начала Приходько, не дожидаясь вопросов, — я на этой землеройке третий год вкалываю, с тех пор, как с мужем разошлась. Хотите верьте, хотите нет, но не нравится мне здесь, ой, не нравится…
Она говорила приглушенно, таинственно, и я видел, как ей хочется, чтобы ее подозрения обрели реальность.
— Вот матрос Балабан, — продолжала женщина, — он свою смерть чуял…
Я вопросительно поднял брови:
— Ну почему же обязательно смерть?
— А я вам говорю, смерть. — В голосе Приходько послышалось раздражение. — С самого первого дня. Как пришел к нам, он, сердечный, все беду ожидал. Ходил смурной такой, неулыбчивый. Бывало, ребята ржут на палубе, а он — ни-ни, не улыбнется. Сторонился всех, шепчет что-то, я сколько раз замечала. А взгляд, — Приходько сложила в замок большие руки, прижала к груди, — взгляд у него был уж не живого человека… Ясно, судьба за ним ходила и настигла вот…
Она говорила так убежденно, что я вдруг почувствовал, как где-то в самом дальнем тайничке моей души зашевелилось желание поверить ее словам, и от этого по телу поползли холодные мурашки.
— Вечером я Балабана на палубе поздно видела, — продолжала между тем Приходько, — духота стояла, перед непогодой этой, однако. Балабан на кнехте сидел, голову опустил, смотрит в воду. Я его еще окликнула: «Колька, ты чего пригорюнился?» Он вроде встрепенулся малость. «Нет, — отвечает, — ничего. Лида, я так». Ушла я к себе. Ночью мне как-то не по себе было. И спала неспокойно. Как «Сокол» швартовался, слышала. У Никонюка голос как труба зычный, мертвого разбудит, а я дремала только. Как «Сокол» к борту нашему ткнулся, вроде я свист услышала. Резкий такой, быстрый…
— Свист? — переспросил я удивленно. Какой-такой свист могла услышать Приходько из своего закутка на камбузе? И тут же вспомнил, что камбуз-то как раз на той стороне судна, куда швартовался «Сокол». Итак, свист. Это новость.
— Человек свистел?
Олимпийский медведь на груди Приходько принял новую причудливую позу:
— Не знаю, — выдохнула Приходько, снизив голос до шепота, — не знаю, что за свист, не поняла. Говорю, короткий свист такой. Я всех своих поспрашивала, его только Линь слышал, да вот я… Утром встали — Балабана нет. Как корова языком слизнула.
Приходько замолчала. В глазах — смесь торжества и любопытства. Действительно, чертовщина какая-то. Я начинал понимать команду, которой эта прорицательница вещала всякие ужасы.
— А Тимохин? — продолжал я спрашивать. — Его вы тоже знали?
Приходько оглянулась на дверь и еще более понизила голос:
— Знала, как же, вместе работали, пока он не пропал.
— Ну а тот, — попытался я пошутить, — тот смерти не чуял?
— Может, и чуял, мне неизвестно. Дело вам говорю, а вы насмешки строите, — обиделась она.
Я поспешил успокоить Приходько:
— Какие же насмешки, я прошу вас о Тимохине рассказать.
— Да что рассказывать-то? — ей явно не хотелось продолжать разговор. А ведь о Балабане она говорила охотно, с азартом. Пришлось повторить вопрос настойчивей.
Приходько долго мямлила о том, что плохо знала Тимохина, мало с ним общалась, что все их знакомство сводилось к небольшим взаимным услугам: она ему белье постирает, он дровишки с берега доставит.
Я слушал, подавляя в себе раздражение. Именно ее наивная попытка отмежеваться от несчастного Тимохина убедила меня в том, что Лида Приходько знала его лучше, чем пыталась представить. Сам не могу объяснить, почему мне в этот момент пришла такая мысль, но я спросил Приходько:
— Когда Тимохин исчез, «Сокол» к вам швартовался или другое судно?
Приходько машинально кивнула:
— «Сокол»… — и осеклась, отвернулась.
— Ну-ну, — напрасно подбадривал я ее. Она только рассердилась:
— Не нукай, не запряг! Не помню точно, была ли вообще швартовка. Не обязана помнить, — отрезала решительно.
Так и пришлось отпустить ее с миром, не добившись больше ничего путного.
Расстались мы не так дружелюбно, как встретились.

После Приходько я опрашивал других членов команды, но они были людьми новыми, о прошлогоднем случае ничего не знали, о Балабане отзывались хорошо, отмечали лишь его замкнутость и рассеянность. «Словно озабочен был всегда», — так сказали несколько человек. Наверное, события обсуждались на судне и у коллектива сложилось о них свое собственное мнение.

Последним в каюту ко мне юркнул — не вошел, а именно юркнул — человечек небольшого роста. Я подумал вначале, что это подросток, но нет — солидный возраст вошедшего выдавали жидкая неопрятная щетина на подбородке и частая седина в волосах, прилипших к маленькой, какой-то птичьей головке.
— Линь, — представился человек. Фамилия у него тоже укороченная. Но недаром говорят: мал золотник, да дорог. Этот маленький Линь оказался для меня сущим кладом и поведал весьма любопытные вещи. Фактами их не назовешь, конечно, так, личные наблюдения, но если бы они подтвердились! Я пожалел, что нет рядом Таюрского. Вот тут бы ему и карты в руки. Что поделать — приходилось ждать. Зная Гошину разворотливость, я надеялся увидеть его на земснаряде уже завтра.
Едва я распрощался с говорливым Линем, пришли Чурин с капитаном. Чурин кипел от негодования, а капитан помалкивал, только втягивал голову в плечи. В моей каюте капитан-наставник продолжал свой возмущенный монолог:
— Капитан на судне всему голова — даже нянька, если хотите. Да-да, и не возражайте, — говорил он капитану, который и не думал возражать. — Вы же людей не знаете, тех, кто рядом с вами и поручен вам! Сразу по приезде я вопрос о вас поставлю самым серьезным образом!
— Что случилось-то? — Мне стало жаль капитана, и я поспешил прервать Чурина. Да и не нотации здесь были нужны, а конкретные меры.
— Как с судовыми документами? — задал я вопрос Чурину.
Тот устало махнул рукой:
— Документы формально в порядке, но это ведь не все для капитана. — Чурин опять начинал заводиться и я перебил его:
— Хватит, Геннадий Иванович. Спустили пар, будет. Скажите лучше, можем мы сейчас посмотреть записи о швартовках прошлого сезона?
Неостывший еще Чурин грозно глянул на капитана, тот торопливо кивнул:
— Конечно, можно.
Пока капитан ходил за судовым журналом, Чурин горько жаловался мне:
— Недосмотрели мы с капитаном. Он долго в помощниках ходил, повысить решили в прошлом году, а у него за два сезона — два таких случая! И что возмутительно — он только плечами пожимает, даже и не пытается разобраться. — Чурин вздохнул. — И не знает, что за люди рядом с ним живут. Руководитель называется, капитан. — В голосе Чурина слышалось презрение. — Да, — наконец-то отвлекся он от своих забот, — а зачем вам прошлогодние швартовки?
Я не успел ответить. Капитан принес судовой журнал.
Листать дело Тимохина не было нужды — я помнил, что исчез он 27 июля. Вот он, этот день в журнале. И «Сокол» швартовался вечером в 20 часов 35 минут. Ушел от борта в 23 часа. Могла ли помнить об этом Приходько? Могла, конечно. Но могла и забыть — не упрекнешь. И все же у меня сложилось впечатление, что Приходько помнила об этой швартовке, оговорилась случайно и неумело пыталась скрыть это. Неужели выводы маленького Линя не лишены оснований? Мне хотелось спросить кое о чем Приходько, но пришлось отложить разговор на утро, потому что было уже очень поздно.

День выдался утомительный и длинный, у меня разболелась голова, и я вышел на палубу, накинув на плечи длинный плащ капитана.
Дождь все шел и шел, и казался бесконечным. Ветер налетал порывами, гоняя по палубе дождевые лужи, и я видел, как на близком берегу, сопротивляясь ветру, деревья дружно и резко взмахивали кронами, сбрасывая тяжелую воду. Надрывно кричала в лесу какая-то птица. Природа словно создавала подходящий фон для моих мрачных размышлений.
Головная боль не отпускала, я досадовал, что плохо собрался в эту командировку — не взял даже таблетки аспирина. Несмотря на сырость и холод, возвращаться в душную каюту мне не хотелось, я подошел к леерному ограждению судна и долго стоял возле кнехта, на котором, по словам Приходько, незадолго до исчезновения сидел Балабан. Я смотрел в темную воду, пытался представить, что здесь произошло. Пытался, но ничего не получалось.
Балабан пришвартовал «Сокола» к борту земснаряда, то есть принял канат, закрепил его на кнехтах. Что случилось потом? Смущала меня и ложь Приходько. Что крылось за нею? Какое отношение имела эта ложь к двум моим делам? Как проверить подозрения Линя? Мне нужен был Таюрский, без него моя работа заходила в тупик. Что-то еще он привезет мне и когда, когда — вот основной вопрос.
Шум реки и дождя скрадывал все звуки на судне — оно словно вымерло. Честно говоря, мне все было не по душе — эти два дела, погода и затаившееся судно.
Так стоял я довольно долго и собрался отправиться было в каюту, как меня остановил какой-то новый звук в ставшем привычным шуме реки и дождя. Я осторожно отступил от борта, повернул голову на шум и увидел неуклюжую фигуру в брезентовом плаще с надвинутым на лицо капюшоном. Такая фигура на судне одна — Приходько! Она огляделась, постояла у открытой двери камбуза, осторожно прикрыла ее за собой и направилась к корме. Я поразился легкости ее шагов — а Приходько была грузна. Что же нужно ей на палубе в такой час да в непогодь? Решил понаблюдать. Не доходя до кормы, Приходько вдруг резко повернулась и направилась… прямо ко мне.
«Тень, — догадался я, — она увидела мою тень, перечерченную леерным ограждением». Таиться не имело смысла, я тоже шагнул к ней навстречу:
— Не спится? — как можно приветливее спросил я.
— А вам? — вопросом на вопрос ответила Приходько. В ее голосе отчетливо слышалась злоба. — Вы что, за мной следите? Чего вам от меня надо? Чего привязались? Что я вам сделала?
«Мой милый, что тебе я сделала?» — совсем некстати пришли мне на ум цветаевские строчки, и я произнес их вслух.
— Чего-чего? — переспросила Приходько, надвигаясь на меня. Пришлось попятиться.
— Не хватало мне ночной схватки с дамой, — попытался я отшутиться и уже серьезно спросил: — Что с вами, Лида? Расскажите.
Мой призыв Приходько оставила без внимания. Опять резко повернулась, громко топая, бегом направилась к своей двери на камбуз.
— Утром поговорим, — крикнул я ей вдогонку, не подозревая, какую делаю ошибку.

Утром Лидии Приходько на судне не оказалось. Исчезла также лодка, привязанная к корме. «Что за оказия», — чертыхался я в отчаянии: сплошные пропажи! Озадаченный не меньше моего Чурин не мог мне ничем помочь, только разводил худыми длинными руками, а капитан совсем онемел.
Здесь, на земснаряде, делать мне было нечего, и я сгорал от нетерпения узнать, что там, у Таюрского? Наконец, на моторке мы отправились в Жемчужную, осыпаемые мириадами брызг — и сверху, и сбоку лилась на нас эта нескончаемая вода. Моторку вел наблюдательный Линь.
Я с облегчением вздохнул, увидев у причала «Сокол». Таюрского на нем не было. Нас встретил и напоил чаем энергичный капитан Никонюк. Он же сообщил, что Гоша Таюрский должен быть в отделении милиции, и я отправился туда, оставив Чурина с капитаном.

В отделении мне ловко козырнул щеголеватый дежурный помощник и провел в кабинет начальника.
Навстречу поднялся из-за стола светлоглазый мужчина за пятьдесят, с густыми русыми аккуратно причесанными волосами, с двумя глубокими поперечными складками возле губ.
— Майор Жданович, — представился он, крепко дожимая мне руку. — Таюрский скоро будет, жду с минуты на минуту.
Не дожидаясь вопросов, Жданович, посмеиваясь, рассказал, что Гоша развил здесь кипучую деятельность.
— Втянул в свои дела моих ребят, а их у меня — раз-два и обчелся, — ворчливо говорил Жданович, но по смешливо поблескивающим глазам я видел, что он не против этого. Майор пояснил:
— Работы, конечно, и своей много. Но ведь этот Таюрский — личность в угрозыске известная, ребята к нему так и прилипли. Хорошо, пусть учатся разворотливости… Да, у вас-то как? — спохватился он.
Я рассказал о событиях на земснаряде.
Жданович в задумчивости заходил по кабинету. Молчание несколько затянулось, и первым его нарушил майор:
— Я не хотел бы до Таюрского вас информировать, да уж ладно. Дело в том, что Таюрский, кажется, на след Тимохина вышел.
— Тимохина?! — Я не сдержал удивленного возгласа.
— Тимохина, — кивнул Жданович. — У него семья в леспромхозовском поселке — жена, детей двое. А в Икее — это село километров за тридцать, там старики его живут, братья тоже. Так вот в леспромхозе о нем ни гу-гу, а в Икее у нас такие серьезные есть мужики — учуяли Тимохина. Наведывался он в село нынешней весной. Вот ведь, — Жданович горестно вздохнул, поерошил рукой свою чуть седеющую шевелюру, — мы его разыскивали как алиментщика, жена заявление подавала, а упустили. Ну я, признаться, так и думал, что он утонул в прошлом году. В нашей реке ведь неудивительно пропасть без следа — вода холодная, быстрая… Так вот, Таюрский раскопал, что Тимохин приходил к брату в мае, с началом, плавсезона. Где был зимой, где сейчас обитает — неизвестно пока, Таюрский с ребятами над этим работали в Икее. Позвонил, что едет в Жемчужную. Что-то еще привезет?
— А Найденов? Матрос с «Сокола»? — спросил я. — И что рассказали люди с «Сокола»?
— Найденова не нашли. Видели его в магазине незадолго до вашего приезда. Продуктов набрал и как в воду канул. Гляньте, — Жданович показал рукой на окно, откуда видна была кромка леса, — вон она, тайга-матушка, укрыться есть где. — Он замолчал на минуту, задумался, с сомнением покачал головой. — Однако в такую непогодь надо знать, куда идти в тайге. Иначе пропадешь. А разговор с командой «Сокола» ничего не дал. Что поделаешь — ночь, спали люди.
Под окном кабинета послышался скрип тормозов. Я выглянул — к отделению милиции шел Гоша Таюрский в сопровождении огромного детины в телогрейке, в рыбацких сапогах с загнутыми голенищами. Из кузова забрызганного грязью по самую крышу уазика выпрыгнули двое молодых парней. Судя по форменным сапогам, это были «ребята» Ждановича.
Гоша обрадованно пожал мне руку, весело поблескивая узкими темными глазами, принялся рассказывать:
— Привез вот старшего Тимохина, к которому наш пропащий наведывался. Парень неплохой, хоть и непросто мне дался. Уж теперь-то, кажется, мы на Тимохина выйдем… Да, — он приостановился, взглянул на меня вопросительно, — тебе обрисовали положение?
— Рассказал, что знал, — ответил за меня Жданович.
— Гоша, не увлекся ли ты Тимохиным? — не удержался я от упрека. — Знаешь, что на земснаряде случилось?
— Что? — насторожился Таюрский.
Я рассказал и был удивлен Гошиной реакцией.
— Да это же здорово! — воскликнул он. — Теперь-то Тимохин никуда не денется. Степан! — крикнул он зычно, и я вздрогнул, не ожидая такого рыка от Гоши.
На зов Таюрского вошел детина, которого я видел в окно, переминаясь, встал у порога.
— Проходи, проходи, — голос Гоши звучал теперь приветливо, — садись давай вот тут, — Гоша отодвинул стул от приставного столика, усадил Тимохина. — Рассказывай, — сказал он. Мы молча ждали.
Степан Тимохин смотрел исподлобья. Видно было, как не хочется ему говорить.
— Что рассказывать-то? Все уж сказано было.
— Повтори людям, Степан, — строго сказал Гоша, — поимей уважение к начальству.
Я поразился Гошиному умению владеть своим голосом. За несколько минут — столько интонаций! «Артист», — восхищенно подумал я.
Тимохин между тем также исподлобья оглядел нас.
— Пусть они тоже скажут, что братухе не будет хуже, коли его сейчас возьмут, — угрюмо попросил он.
Я понял, в чем дело. Гоша оказался тонким психологом, да при этом подавал правильные советы. Поспешив На помощь товарищу, я сказал:
— Таюрский прав. Что сейчас за вашим братом? Он скрывается от уплаты алиментов — и только. А к чему приведет его тайная жизнь? Ведь для жизни нужно многое: продукты, одежда, оружие, патроны для охоты — он ведь в лесу? — спросил я, но Степан промолчал, и я продолжил: — Он может совершить преступление. Кражу или чего похуже. Судите теперь, когда его лучше уму-разуму поучить — сейчас или потом, когда натворит что-нибудь серьезное?
— Оно, конечно, — вздохнул Тимохин, — вот и товарищ Таюрский меня также убеждал. Видно, правы вы, мужики… — Он осекся, назвав нас мужиками, огляделся и, не увидев обиды, успокоился:
— Батя его тоже крыл. А он заладил одно — не буду с женой жить. Ну, говорим, не живи, коль не хочешь, а дети при чем?
Степан Тимохин горестно махнул рукой:
— Что с беспутного взять? Мы так считаем, его бабенка какая-то с панталыку сбила. Где они шастали зимой — не знаю. К весне у него, видно, той любви поубавилось, в родные места потянуло. Дали мы братану ружье хорошее, патроны. Сахару взял, соли, муки тоже. Поживу, говорит, лето на приволье. С этим ушел, да вот полтора месяца не был.
— Но вы-то видели его? — быстро спросил Таюрский.
— Видел, — выдавил через силу Тимохин. — Сердце болит по брату, беспокоимся. Хоть и не сказал он, где будет, да мы решили — в зимовье нашем обитает, где ему еще быть? Ну, я и пошел — полмесяца назад, однако. Точно! Там и застал его. Оставил харчи, что со мной были, боеприпасы кое-какие. Да он, видел я, не бедствует. Навещает его кто-то, однако.
Степан замолчал, только двигались желваки на скулах. Таюрский подошел к нему, положил руку на мощное плечо, тихо сказал:
— Покажешь зимовье?
Тимохин решительно замотал головой:
— Нет, не просите даже. Не пойду на брата. По карте укажу — берите сами, но я — не пойду.
— Как же так, — возмущенно начал я, но Таюрский предостерегающе поднял руку. Я замолчал, подумав: «Ладно, в конце концов, Гоше виднее».
Жданович расстелил перед Тимохиным карту района, тот ткнул в нее пальцем:
— Здесь вот зимовье, у Ключей.
Я тихонько присвистнул, увидев, где расположены эти Ключи.
Выпроводив печального Тимохина, мы принялись обсуждать наши дела. Мои данные пересекались с Гошиными лишь в одном: Тимохин был связан с женщиной, и, как мне говорил Линь, этой женщиной была Лидия Приходько. Наблюдательный моторист, видимо, не ошибался, подозревая об этом.
— Где земснаряд стоит? — спросил меня Гоша.
Я показал на карте:
— Примерно здесь.
— Не в зимовье ли Приходько? — задумчиво говорил Таюрский. — Не отправилась ли предупредить дружка? От земснаряда до Ключей, глядите, верст 10, не больше.
— Может, Тимохин замешан в исчезновении Балабана? — предположил я, — застал их, допустим, Балабан, вот его и убрали.
— Эк, любите вы, следователи, накручивать, — поморщился Гоша. — В жизни проще все. Что сделал Тимохин? Он алиментщик просто. Допустим, приплыл он к этой Лиде, увидел их Балабан. И что? Без ума надо быть, чтобы на убийство пойти из-за такого пустяка. Нет, я пока не думаю, что так могло быть. Пока, — подчеркнул он, видя мое смущение. — И потом, вы Найденова забыли? Эта фигура к Балабану ближе. Вахтовали оба в ту последнюю ночь. Вы отправили ориентировку? — обратился он к Ждановичу.
— Утром еще ушла, — кивнул майор.
— Ну вот, — сказал Таюрский, — ориентировку на розыск я дал, порядок такой, но искать его будем здесь.
Жданович вопросительно поднял брови.
— Да, здесь, — подтвердил Гоша. — Судя по продуктам, что он купил, Найденов в тайгу пошел. И вот еще что: он ведь дружил с Тимохиным — соседи они, из одного села.
Тут уж, не выдержав, я развел руками:
— Ну, Гоша, такой необычный узел завязывается…
— Да, узел, — тихо сказал Гоша, глаза его погрустнели, я вдруг увидел, как он устал. — Узел, — повторил он задумчиво, — судьбы, характеры, чувства, случайности — вот тебе и узел. Распутай-ка его, пока он людей не поломал… А может, уже…
Кстати вмешался Жданович:
— Я так понимаю, надо в Ключи?
Мы с Гошей одновременно кивнули. Конечно, нам надо в зимовье, к Тимохину. Непроизвольно я взглянул в окно — на улице все также нудил дождь, затяжной, холодный.
— Мерзкая погода, — сказал Жданович и положил руку на телефон: — Вертолетчиков попрошу. Выручат ребята.
Я облегченно вздохнул: вертолет — это хорошо. В такую погоду шастать по тайге мало удовольствия.

Майор остался договариваться с вертолетчиками, Таюрского ребята Ждановича увели кормить, а меня на дежурке подбросили до «Сокола», где я попросил недовольного Чурина подождать меня до вечера в Жемчужной. На вертолете к вечеру я надеялся обернуться.
— Да покумекайте тоже, капитаны, что же могло с Балабаном приключиться? — попросил я на прощанье.
Сборы наши были недолгими, к моему приезду в кабинете Ждановича находились Таюрский и высокий молодой мужчина.
— Рогов, — представился он.
— Наш главный лесничий, — пояснил Жданович, — все зимовья в округе знает наперечет, в том числе и тимохинское, дорогу покажет.
Мы принялись экипироваться — заботливый Жданович приготовил нам с Гошей непромокаемые легкие накидки, стеганые куртки и резиновые высокие сапоги, так же был одет и Рогов. Я с радостью увидел, что с нами собирается Жданович.
— И я прокачусь с вами, — ответил он на мой вопросительный взгляд.
— Проверьте оружие, — серьезно сказал Гоша, когда мы были готовы. — Так, на всякий случай.
Мы молча подчинились — Таюрский руководил операцией по задержанию. Уголовный розыск.
Молодой вертолетчик, развернув карту, предупредил:
— У самых Ключей не сяду. Здесь вот, — он показал на карте, — есть местечко, приземлюсь. От Ключей километров пять или чуть больше.
— Отлично, — бодро сказал Рогов, — это место я знаю, выведу к Ключам быстро.
— Да и не спугнем раньше времени хозяев заимки, — заметил Жданович.
В грохочущем, низком летящем вертолете все молчали: я смотрел в круглый иллюминатор на расстилавшееся внизу мокрое зеленое море и с тоской думал, как по такой мокроте мы будем добираться до зимовья? Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают.

Высадились мы на песчаном взлобке. Вертолетчики порывались увязаться за нами, но Гоша был неумолим. Пришлось им остаться и ждать нас у машины. Мы отправились. Первым, естественно, шел Рогов, я следовал за высоким, чуть сутуловатым Ждановичем, цепочку замыкал Таюрский.

Вот это был поход! Рогов вел нас напрямую, через тайгу, сквозь зеленое мокрое царство, где не было, казалось, ничего сухого. Сыпал дождь, с деревьев проливалась на нас притаившаяся на листьях вода, мокрая трава скользила под ногами, а огромные осклизлые валежины словно нарочно подставляли на каждом шагу свои труднодоступные бока. Жданович и Рогов будто не замечали этого. В очередной раз споткнувшись, я оглянулся на Таюрского — Гоша подбадривающе улыбнулся мне. Усталости или недовольства на его лице я не приметил.
Казалось, мы шли очень долго, но как кончается все, кончился и этот утомительный для меня путь.

Мы остановились у небольшой опушки, на которой стояло срубленное из крупной лиственницы зимовье — домик, обращенный к нам дверями. Окон видно не было, из высоко выведенной трубы вился дымок — зимовье было обитаемым.
Надо было присмотреться, и мы не выходили из леса, стояли молча несколько минут, затем Таюрский тихо сказал:
— Ну, мужики, сейчас двинем. Рогов — за зимовье. Ты, Сергей, — он тронул меня за плечо, — остаешься у двери. Мы с майором — внутрь. Плащи всем снять.
Едва мы собрались покинуть свое укрытие, как Таюрский предостерегающе поднял руку. Мы замерли, услышав шаги, и тут же из леса, легко неся полное ведро воды, вышла Приходько в брезентовом дождевике. Подошла к избушке, пошаркала сапогами о пожухлую траву, брошенную возле грубо сколоченного крыльца, и скрылась за дверью.
— Пошли, — резко сказал Гоша и первым бросился к зимовью. За ним в два прыжка пересек поляну долговязый Жданович, не отстал и я, оказавшись у избушки как раз в тот момент, когда Гоша рванул на себя дверь и властно крикнул:
— Сидеть!
Дверь осталась открытой, я прижал ее плечом, не давая закрыться. В избушке у сколоченного из досок стола сидели двое. Одного я сразу узнал по сходству с братом — это был Тимохин. Я успел заметить на столе горку дроби, патроны — их, видно, заряжали. А Приходько так и застыла, держа руку на дужке ведра, которое только успела поставить на лавку возле двери.
— Сидеть всем на месте, — повторил Гоша.
Я не успел понять, что случилось.
— Говорил я, — спокойно начал Тимохин, и голос его вдруг истерически взвился: — Навела, стерва!
В тот же миг Гоша рванулся к столу, раздался ружейный выстрел, избушку заволокло пороховым дымом. Я тоже прыгнул в зимовье, оставив свой пост у открытой двери, которая глухо бухнула за моей спиной. Но опоздал. Жданович уже держал Тимохина, завернув ему назад руки, а Гоша Таюрский почему-то одной рукой медленно клонил к желтой лавке стоящую между колен Тимохина двустволку и морщился при этом, сводя к переносице свои соболиные брови. Второй мужчина с побелевшим лицом застыл у стола. Я прыгнул к нему, схватил за плечи, а сам не мог оторвать взгляда от Гошиного лица, понимая, что с ним неладно, и страшась увидеть, что же такое с ним приключилось. Гоша, наконец, выдернул двустволку, бросил к стене, и тогда я увидел на его правом плече медленно расплывавшееся по куртке багровое пятно. Таюрский был ранен.
Пока Жданович перевязывал рану, Тимохин пьяно плакал, уткнувшись лицом в стол, ругал Лиду, которая неподвижно сидела на лавке, не замечая, что рукав плаща полощется в светлой ключевой воде полного ведра, с которого она так и не успела снять руку.
Вид Приходько вызвал у меня жалость к этой незадачливой и неудачливой женщине. Ах, матрос Приходько, не туда завела тебя любовь!
Второй мужчина, как и предполагал Таюрский, оказался Найденовым. Мне хотелось поговорить с ним уже сейчас, но Гоше требовалась врачебная помощь. Мы должны были спешить к вертолету и успеть засветло.
Тимохин, Найденов и даже Лида — все трое были пьяны, это затрудняло наш и без того нелегкий путь. Когда, наконец, мы подошли к месту нашей высадки, вертолетчик укоризненно развел руками, но, увидев бледное лицо Гоши Таюрского, бегом бросился в машину.

В Жемчужную мы прибыли, когда уже смеркалось. Жданович повез Таюрского в больницу, и Гоша грустно сказал мне:
— Давай, Сергей, разворачивайся один пока. Но к утру я буду.
— Ладно, — ответил я, — о чем беспокоишься? Встретимся утром.
Гоша нагнулся ко мне:
— Найденова допроси, — сказал он тихо, — не напрасно вахтенный сбежал. Знает о Балабане — чувствую. Допроси его, пока чего не напридумывал. Он сейчас правду скажет.
Я кивнул Гоше:
— Сделаю.
Таюрский и здесь был прав.
Уже в машине, везшей нас с вертолетной площадки, Найденов начал с беспокойством поглядывать на меня. Я заметил его взгляды, но делал безразличный вид.
«Пусть помучается, созреет до правды», — думал я не без злорадства, видя его терзания. На Тимохина я не мог смотреть спокойно — вскипала злость. Он сидел рядом с Роговым, голова бессильно моталась при каждом толчке машины.
— Все равно убью гадюку, — повторял он пьяно, — найду и убью. Зачем навела ментов? Убью!
— Будет тебе, — не выдержал Рогов. — Никто на тебя не наводил, сами нашли. Зимовье-то твое я что, не знаю? А бабу зря ругаешь, отвяжись от нее. И не грози, и так делов наделал. Ранил ведь человека, едва не убил.
— Я не хотел в него, — уже осмысленно и с тревогой сказал Тимохин. — Я в Лидку хотел, зачем же он подставился?
— Эх, Тимохин, Тимохин, — грустно сказал Рогов, — я тебя давно знаю, а того парня — первый день. Но вижу, какие вы разные люди.
— Люди, люди, — пробормотал Тимохин, — все люди одинаковые. Руки, ноги и все такое…
— Не скажи, Тимохин, — серьезно возразил Рогов, — люди душой разнятся. Ты стрелял в человека, а он собой его прикрыл. Вот разница в чем между вами. Потому-то ты в тайге от детей прячешься, а он… — Рогов махнул рукой. — Что тебе объяснять! Разберутся вот с вами где надо.
— А я-то при чем? — впервые подал голос Найденов. — Я к этому делу причастия не имею! Водку, продукты ему носил, да, было такое дело, а больше ничего…
— Разберутся, разберутся, — осадил его лесничий.
Я не вмешивался в разговор, но в отделе, превозмогая усталость, сразу повел Найденова в кабинет.
Остановил меня дежурный.
— Никонюк вас спрашивал, — сообщил он, — и майор звонил, велел переодеть вас в сухое да накормить. А этот, — он кивнул на Найденова, — пусть здесь посидит, в дежурке. Майор сказал, что скоро прибудет.
Я попросил дежурного сообщить капитану «Сокола» о нашем прибытии и прошел в кабинет Ждановича.

Ах, как хотелось мне прилечь хотя бы вот здесь, на стульях, вытянуть гудевшие ноги… Но об отдыхе лучше было не думать, я быстро переоделся в сухое — дежурный позаботился об этом, он же принес мне большую кружку горячего душистого чая и несколько кусков хлеба с нежно-розовым, слегка пахнущим чесноком салом.
Уже через десять минут я вызвал Найденова. Неужели мне наконец повезет и я узнаю тайну второго дела? В первом все встало на свои места еще днем — Тимохин не исчез с судна, а попросту сбежал, не желая платить детям алименты.
А вот что стряслось с Балабаном?
Найденов не пытался скрыть свою растерянность и беспокойство — понимал, к чему прикоснулся. Едва войдя в кабинет, он спросил:
— Что мне за это будет? Вы же видели, я ничего такого не сделал, это все Тимохин…
Я нисколько не жалел Найденова, но не в моих правилах было скрывать правду и запугивать человека:
— Не делал ничего плохого, так ничего и не будет, — успокоил я его, — но мы не только Тимохина, мы и вас искали.
— Знаю, — опустил голову Найденов. — Из-за матроса?
— Из-за него, — подтвердил я. — Давай-ка, парень, выкладывай все начистоту, послушай моего совета. Видишь, как круто все заварилось.
— Но я ведь здесь тоже ни при чем, с матросом-то! — не то злость, не то отчаяние было в голосе Найденова. — Любой мог стоять на вахте вместо меня — я все сделал, как полагается, а как увидел, что он с моим канатом за леерное ограждение шагнул, я даже свистнул ему, предупредить хотел…
— Свистнул? — переспросил я, вспомнив рассказ Приходько и маленького Линя.
— Ну да, — подтвердил Найденов, — свистнул. Ведь как все получилось? Я канат ему бросил, он принял — все в порядке. Но судно разносит, надо быстро конец крепить на кнехте, а матрос квелый какой-то, не может подтянуть. Перешагнул он через ограждение, конец набросил на кнехт, а я вижу — сейчас его за борт канатом сбросит, канат-то натягивается! Свистнуть успел, а его канатом — раз! — и не вскрикнул. Я к борту, а его уж не видно.
— Почему сигнал не подал: «Человек за бортом?»
— Так вначале я растерялся, потом подождал немного — выплывет, думаю. Ну, а потом Лидка вышла — молчи, говорит, а не то попадет тебе. Подумают, что второго за вахту угробил. Тимохина-то ведь в прошлом году я вывез втихую. В свою вахту. Уговорил он меня. Поищут, мол, решат, что утонул, а я буду вольный казак, а то гнись на алименты. С Лидкой он тогда крутил.
— Вот-вот, — позлорадствовал я, не удержавшись, — поиграл Тимохин. В казаки-разбойники. Побыл вольным казаком, теперь стал разбойником!
— Да уж, — печально сказал Найденов. — Я его предупредить хотел, чтобы уходил от греха. Не знал, что и Лидка заявится с тем же. Вот и влип в историю.
— Влип, — подтвердил я.
Вот так и раскрылась история гибели матроса Балабана. Какое-то подобие этой истории я интуитивно чувствовал. Потому и спрашивал Чурина о технике безопасности…

Во время разговора с Найденовым по-хозяйски широко открылась дверь кабинета, вошли без приглашения мои капитаны. Я видел, что Никонюк торжествует, а Чурин сильно смущен, костлявые плечи его то и дело приподнимались, словно говоря: «Ну, бывает, бывает и так, кто же мог подумать?!» Увидев в кабинете Найденова, Никонюк не удивился, властно указал на дверь:
— Жди в коридоре, парень!
Я попытался вмешаться, но Никонюк остановил меня весьма энергично:
— Стоп, машина! — сказал он, взял из рук Чурина большой лист бумаги, прижал короткопалыми сильными ладонями. На листе аккуратно были вычерчены какие-то линии, овалы…
— Вот, — торжественно сказал Никонюк, — вот что случилось в ту ночь при швартовке…
Я посмотрел чертежи. Расчеты капитанов подтверждали рассказ Найденова. Да, нарушены были правила техники безопасности. Вахтенный матрос Балабан, мечтательный и нерасторопный, не справился со швартовкой. Крепя на кнехте конец каната, он перешагнул через леерное ограждение судна, и натянувшийся канат сбросил его в реку между суднами.
Я смотрел на понурившегося Чурина, вспоминая его гневный монолог, и думал: «А ведь и вправду, будь капитан земснаряда внимательнее к своим людям, заметил бы, что Балабан слаб, а в духоту, перед непогодой — особенно. Был бы хороший капитан — не допустил бы гибели парня… И Найденов… Мог бы спасти… Равнодушие…
Чурин, словно читая мои мысли, виновато сказал:
— Что ж, придется ответить…
Я молча кивнул. Ответить придется.
Вскоре пришел Жданович, по его лицу я определил сразу — с Таюрским порядок.
— К себе отвез его после больницы, — сказал Жданович, и мне приятно было слышать нежные нотки, прорывавшиеся в голосе этого большого сурового человека. — Не захотел там остаться. Спит сейчас, а я — сюда.
Мы еще посидели вчетвером — капитаны, Жданович и я, выпили крепкого чаю, составили подробный план розыска тела матроса Балабана. Даже с помощью водолазов, уверяли речники, тело парня будет найдено дня через три-четыре, не раньше. Больно уж холодна сибирская река, слишком сильно ее течение…
Потом Жданович увел меня к себе, и я не удержался, зашел в комнату, где спал Таюрский. Глядя на него, спящего, подумал, что он похож на баргузинского соболька — черный, быстрый, благородный и драгоценный. И тогда, в зимовье, он метнулся на выстрел молниеносно, как соболь…
На следующий день мы уехали из Жемчужной. Дождь лил, не переставая.
Вскоре мне позвонил Жданович.
— Версия наша подтвердилась, — сообщил он. — Водолазы подняли тело Балабана. Трос, сбросивший парня с судна, оставил на его ногах глубокие ссадины. Других повреждений нет.
Гоша Таюрский, которого никакие медицинские запреты не могли удержать дома, выслушал мое сообщение, прижал рукой раненое плечо, нахмурил широкие брови так, что они сошлись в одну темную линию.
— Больно? — участливо спросил я.
— Больно, — кивнул Гоша. — За парня больно. Его чужое равнодушие сгубило…


Рецензии
Люба, прочла вашу повесть внимательно и с интересом. Сразу скажу, хорош язык, изложение соответствует детективному жанру.

Присутствует дух напряженности, увлечение читателя случившимися заморочками - пропажей матросов. Все это хорошо, да вот слишком уж мелким оказался случай с исчезновением Тимохина.

Ну, какой это детектив, а тем более исчезновение с судна человека по причине неуплаты алиментов? Даже обидно за сюжет. И только при задержании этого дурака (Тимохина) им было действительно совершено преступление. Ранение Таюрского, хотя целился придурок в Лиду.

Ну, а гибель Балабана и вовсе подана с наивной неубедительностью вины Найденова и Лиды, т.е. люди так не поступают. И хотя произведение написано довольно профессионально, но не убедительно для детективного жанра.

Как по той пословице: замах был грозный, да вот удар не получился. Это я к тому, что сборы и поездка детективов обставлена(описана) великолепно, но оказалось, что ожидания читательского "обалдения" от прочтения не получилось.

Не обижайтесь на мои читательские рассуждения, это же только мои. С уважением Ант.

Антонина Глушко   12.02.2017 11:45     Заявить о нарушении
Уважаемая Антонина,благодарю Вас за визит и такой подробный заинтересованный отклик.Мне такое нравится, и мнение читателей я уважаю.Просто я Вам расскажу,что всегда писала только о том,что было на самом деле и было для меня интересным,как вот это дело.Ведь это именно я ехала за тридевять земель на этот земснаряд выяснять,куда пропали люди. Ехала,выяснила,а потом и написала,как смогла.Не получилось обалдения,как Вы сказали,так у меня и цели не было обалдевать читателя.Мало одного погибшего?Да слава Богу,что только один,а другой просто сбежал,а его,негодяя,даже водолазы искали в свое время.Но хоть нашли мы его и будет отвечать за неуплату алиментов,да и висяка в следственном не будет,все же по факту исчезновения дело было заведено.Вот такое мелкое дело было -один сбежал,другой погиб.Но ,простите,представляете,сколько я могла бы там трупов напридумывать для обалдения читателя?Зачем? У нас полно таких трупописов,они в глаза не видели трупы,но убивают походя,даже не давая этому оценки. Ах,как обалденно -труп. Да видеть это страшно.Но приходилось мне и об убийствах писать,о страшных,но опять же без придумок,только то,с чем пришлось столкнуться. Так что у меня не придуманные детективы,а просто рассказы о конкретных делах. И писала все без отрыва от своего основного производства,совсем не думая обалдевать читателя,хотя иногда это получалось само собой.А вот мужчины-читатели этого речного рассказа удивлялись,откуда автор-дама знает про тонкости швартовки,канаты,кнехты,леер и прочее. Их количество трупов не напрягало.Но я только Вам сообщаю,откуда мне это известно.
Еще раз благодарю за Ваше мнение ,заходите в гости еще,всегда рада заинтересованному читателю.Всего Вам доброго

Любовь Арестова   12.02.2017 14:25   Заявить о нарушении
Люба, да я писала свои размышления только для Вас, как автора художественного произведения. Повторюсь - написание текста у вас великолепное. Но этого не достаточно для худ. произведения.

Было бы иначе, если бы Вы предварили текст ремаркой: "Подлинный случай из собственной практики" или как-то по-другому, когда Вы пишите подлинную историю.

В таком случае не следует текст называть детективом. Но это так, между прочим.

А если автор пишет худ. произведение, то должен придерживаться методики его изложения. Где 90% вымысла и лишь 10% реальности. Если подобные требования игнорируются, то это уже не худ произведение, и оно не интересно читателю, потому как это уже очерк, статья, эссе либо зарисовка из собственной авторской жизни

На основании всего этого я и написала, что как читатель я была разочарована сюжетом.

Но это лишь мое мнение и не более того. А вот в изложении материала у Вас отличные способности.

Не удержусь и напишу: иногда "правильно" написанная книга, а читать ее не интересно.

Я желаю Вам добра и удачи. Ант

Антонина Глушко   13.02.2017 04:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.