По факту исчезновения

Четверг. 7.30

Утро, серенькой кисеей занавешивало окно, когда Георгий Иванович Печказов проснулся. Вставать не хотелось, он долго лежал, глядя, как за оконной рамой медленно тает ночной мрак. Вместе с мыслями о предстоящем дне приходило привычное раздражение.
Георгию Ивановичу предстояло сейчас надеть вставную челюсть, натирающую десну, с притворным непониманием выдержать вечно укоризненный, испытующий взгляд жены. После недавнего телефонного звонка с угрозами встречу с Зоей придется отложить. Ах, Зоя, Зойка! Лицо Георгия Ивановича на мгновение просветлело. Зоя дарит ему ощущение бодрости и в свои 57 лет он чувствует себя под стать ей, 26-летней. Но этот гнусный звонок! Женский голос, нарочито искаженный, лишь выкрикнул в трубку угрозы, но не может же… Додумывать — значило окончательно испортить себе настроение, и Георгий Иванович стал медленно одеваться.
Да, с Зойкой придется повременить; хорошо, что с Леной он давно и окончательно определился. Теперь она ухаживает за мамой, и, кажется, неплохо. Георгий Иванович усмехнулся: охотно пошла в домработницы, а поначалу сколько амбиций было! Видимо, щедрость его Лена помнит, несмотря на двухлетнюю разлуку.
— Георгий, — негромко позвала жена, — завтрак на столе, а я побежала. У меня сегодня утренний прием.
Жена была стоматологом в детской поликлинике.
«Утренний прием — это хорошо, — отметил про себя Георгий Иванович. — Значит, вечером встречать не нужно, и вечер мой».
Печказов всегда встречал жену после вечерних приемов: она часто задерживалась и боялась темных улиц. Жена ценила его внимание, и в конечном счете от этого выигрывал сам Георгий Иванович. Ему многое прощалось. Да и он берег жену, безусловно, берег, понимая, что в подступающей вплотную старости идеальные условия жизни может создать ему только она, а уж никак не молодые его подружки, только и умеющие, что заглядывать в карман.
Оставаясь один, Печказов вставную челюсть не надевал, и ранний уход жены означал хоть непродолжительную, но свободу от обременительной красоты.
Позавтракав, Печказов вышел из квартиры и уже замыкал входную дверь, когда раздался голос поднимавшегося по лестнице человека:
— Печказов?
Вздрогнув от неожиданности, Георгий Иванович обернулся:
— Да… А в чем дело?
— Поговорить надо. Милиция. — Ступенькой ниже стоял еще один человек.
«Неужели Тихоню накрыли?» — лихорадочно метнулась мысль. И тут же Печказов одернул себя: «Спокойно. Спокойно. Не суетись!»
Загремела цепочка противоположной двери — соседи выходили на работу. Печказов заставил себя дружелюбно взглянуть на нежданных посетителей.
— Спешу, товарищи. Поговорим по дороге, — и стал быстро спускаться вниз.
На улице, вопросительно взглянув на спутников, Георгий Иванович вдруг заметил, что в глазах второго парня мелькнула какая-то неуверенность, даже испуг, но первый тут же спросил:
— Вы подавали заявление об угоне машины?
Печказов удивился, едва не рассмеялся и окончательно успокоился:
— Никоим образом! Моя старушка, думаю, цела. Пойдемте вместе, взглянем.
Во дворе дома, где в углу скромно приткнулся его железный гараж, располагался пункт «Скорой помощи». Печказов с трудом заполучил это завидное место — и близко, и двор хорошо освещен, круглые сутки обитаем — горожане не дают дремать «Скорой».
К гаражу подошли молча. Печказов тронул рукой накладные замки — один был стандартный, другой сделан на заказ — небольшой шестигранник с хитрым запором. Двери гаража прикрывались неплотно. Печказов глянул в небольшой зазор между створками.
— Цела, — он с улыбкой обернулся. И снова — показалось? — мелькнула растерянность в глазах второго, высокого. Первый приложил руку к светло-коричневой пыжиковой шапке.
— Ошибка, значит, вышла. Извините.

Четверг. 8.30

Лена, Елена Андреевна Суходольская, медленно собиралась на свою работу. Собственно, на работу — слишком громко сказано. Не считать же в самом деле работой то, чем она занята теперь. Лена брезгливо передернула плечами, вспомнив неопрятную, по-детски радостную старуху, с которой ей предстояло провести день. Это занятие так ей опротивело, что закрыла бы глаза и — куда угодно, только прочь из этого дома! Подумать только, за какие-то три года Эмма Павловна из молодящейся властной дамы превратилась в развалину, не может обслужить себя, все пачкает, рвет, а какой идиотский смех…
Лена вспомнила те давние вечера в квартире Эммы Павловны Мавриди, куда ее впервые привел случайный знакомый. Привел — и оставил, а она прижилась в этом доме. Ей нравилась старинная мебель, рояль — внушительный, грузный; нравилась хозяйка — в тяжелых золотых серьгах, с унизанными перстнями старческими ухоженными руками. Нравилось бывать ей, девчонке, среди взрослых, солидных людей, которые очень скоро стали откровенно волочиться за нею и одаривали довольно щедро. Впрочем, щедро ли? Она видела, какого достоинства купюры небрежно швырялись на стол, когда иногда возникала карточная игра, где предводительствовала Эмма Павловна.
Ее муж первым затеял с ней игру в ухаживание под одобрительные взгляды супруги. Лена постепенно стала чем-то вроде хорошенькой домашней официантки в этом доме.
Появились деньги, наряды, даже кое-какие золотые украшения — цепочки, колечки, сережки. На подруг по общежитию, где она устроилась, приехав в город из небольшого поселка, Лена стала смотреть свысока — что они понимают в жизни?
Закончилось все неожиданно просто: однажды ночью внезапно умер Мавриди. Его вдова сразу утратила величавость, стала суетлива и забывчива. Вечера в квартире прекратились. А вскоре и у самой Эммы Павловны случился инсульт, ее положили в больницу, и Лену встретил в квартире Георгий, сын Эммы Павловны от первого брака, молодящийся мужчина в возрасте, заведующий крупным магазином. Он просил участия и утешения. Так они стали встречаться на квартире Эммы Павловны. Поначалу часто, потом — реже, а затем Георгий и вовсе перестал ей звонить. Так оборвались все связи Лены с домом Эммы Павловны, она стала жить, как все ее сверстницы, снова поступила на работу, поначалу тяготилась, но незаметно привыкла, хотя нет-нет, да и вспыхивала в ней непонятная жалость к самой себе, желание снова оказаться в центре внимания.
В этот период и познакомилась она с Суходольским. Он привлек ее внимание самоуверенностью, вольными манерами, вальяжностью — словом, всем тем, что наблюдала она когда-то в прежних своих друзьях. Однако, став Суходольской, она очень скоро убедилась, что муж ее потрясающе ленив, мелочен, жесток и истеричен. Жить с ним было невозможно. Постоянного дома, как и семьи, не получалось. Долго работать на одном месте он не мог, часто устраивал себе длительные «отпуска». Случалось, что появлялись у него деньги, и тогда он держался с Леной важно и значительно.
Такая жизнь — ссоры, скандалы, разводы и примирения — приводила к прогулам, опозданиям. Да, впрочем, и работой своей Лена никогда не дорожила. Ее корили, ругали, и она в конце концов взяла расчет. Несколько месяцев жила у друзей и знакомых, пока не попала вместе с Суходольским к его приятелю.
Тут-то и разыскал ее Георгий. И вот она снова в доме Мавриди. Лена глянула на часы. Ого, уже скоро десять, надо торопиться. В это время всегда звонит Георгий, справляется о матери.
Елена поправила белокурые пушистые волосы, подкрасила пухлые губы, слегка припудрила маленький нос — готово. Можно отправляться.
Ставшая постоянной тревога остановила ее у двери. Лена присела на табурет в неухоженной чужой прихожей.
«Нет, — подумала она, — со своими россказнями я зашла слишком далеко. Надо искать выход, что-то снова придумать. Иначе плохо…»
Зябко вздрогнув всем телом, она отбросила тягостные мысли и вышла в начинающийся мартовский день.

Четверг. 9.00

Филипп Тихонович Албин проснулся позже обычного: в главке его ждали только к десяти. А значит, была возможность поваляться. Несколько минут он еще полежал, прислушиваясь к самому себе. Порядок. Легко выбросив натренированное тело на пушистый ковер, Албин включил магнитофон, под бодрую музыку с удовольствием сделал гимнастику, принял душ, побрился, похлопал себя по гладким глянцевым щекам, раскрыв рот, внимательно оглядел свой язык — показатель здоровья. Язык Албину понравился, да и сам он себе понравился — подтянутый, стройный, налитый молодой силой, хотя уже близился сорокалетний рубеж.
Албин жил один. Семья, полагал он, лишь усложняет и без того сложную жизнь. Квартиру ему регулярно убирала старушка-соседка, добросовестность которой он щедро вознаграждал, и они были довольны друг другом.
Надев синий с иголочки костюм — хорошие костюмы были его слабостью, — Албин собрался было покинуть свою уютную квартиру, как раздался телефонный звонок, и ему пришлось вернуться в спальню.
— Алло, — прозвучал мягкий баритон Албина. Однако благодушие покидало его по мере того, как он слушал — молча, внимательно, изредка кивая, словно собеседник мог его видеть.
— Так, — наконец произнес он. — Понятно! — Возле губ резко обозначились две поперечные злые складки. — Сам все решу сегодня, — и с досадой швырнул трубку на аппарат.
«Ну вот, — подумал Албин, — опять предстоит беспокойный день». И зачем связался он с этой бестолочью — гребут деньги, греют руки, а сами не могут принять никакого решения и боятся, боятся… Что за трус этот завмаг?! Доля у него приличная, прикрыт хорошо, а истерики закатывает по любому поводу. Придется крепко поговорить. Порвать нельзя — много знает и хороший рынок сбыта имеет. Завмага терять нельзя, но припугнуть пора. «Коготок увяз — всей птичке пропасть», — скажет он сегодня и еще кое-что скажет, найдется, что сказать, чтобы не зарывался этот завмаг. Знает, что сбыт для них — самое узкое место, вот и капризничает…
С невеселыми мыслями Филипп Тихонович Албин вышел с совещания в главке: строгая отчетность может заставить свернуть их «дело». В раздумье Албин направился к проходной завода «Радиоприемник», где он работал в отделе сбыта. День действительно выдался хлопотным.

Четверг. 9.30

Наступило утро. Арнольд Францевич с облегчением открыл глаза. Наконец-то можно не притворяться перед самим собой, будто спишь. А спал ли он в эту ночь, да и в предыдущие? Закроет глаза, лежит, а мысли одолевают. Ночь проходит медленно, как в бреду. Утром не поймешь, приходил ли сон, удалось ли забыться или он принял за сновидения свои не проходящие и ночью фантазии. В последние годы ночи стали для него сущим мучением. В старости признаваться не хотелось — какая может быть старость, если не угасли желания, молодые, яростные, сладостно-греховные. Пора бы, конечно, пора угомониться, но вот поди ж ты, прилепилась к сердцу эта Зойка — не оторвешь никак. Начиналось все хорошо. Зойка принимала подарки. А если подарок дорогой — Арнольд Францевич тяжело заворочался в постели, — сколько нежности было, сколько ласки.
Но и хитра была Зойка! Удавалось ей обманывать его, — встречаясь с этим проклятым Миллионером, — только так называл он своего соперника, укравшего Зойкино расположение.
Ревность мучила Арнольда Францевича, жгучая ревность к Миллионеру, к другим мужчинам, окружавшим Зойку, ко всем, кроме ее мужа. Странное дело, он не ревновал ее к мужу, этому молодому увальню, для которого чертежи и расчеты, какого-то станка заслоняли все.
«Жила бы спокойно с мужем, так нет, вертит хвостом, ни гордости, ни чести», — зло думал он, не замечая нелепости своих рассуждений.
Как бы то ни было, а нужно что-то предпринимать — больше такие муки терпеть невозможно. Да еще эта проклятая печень — ноет, ноет, не утихая, как и сердечная боль. Уже неделю он на больничном, думал подлечиться, отдохнуть от постоянных забот в мастерской, уладить дела с Зойкой, но ничего пока не получалось. «Надо действовать, — думал Арнольд Францевич. — Пусть знает, что он настоящий мужчина, не рохля».
Решительные мысли придали силы. Он встал с постели, попытался сделать зарядку, но отказался от этой затеи, почувствовав, что боль в печени усилилась.
Сыновья — двое холостых жили вместе с ним — уже ушли на работу, жена ночевала у третьего, женатого сына, помогала невестке управляться с детьми. Арнольд Францевич сам приготовил завтрак, почитал свежие газеты, задумался, глядя в окно, за которым уже начался безликий мартовский день — без солнца, без радости, только с тягостными думами. День будет тянуться, тянуться, потом наступит ночь, и тоже потянется мучительно медленно, заполненная злобой и ревностью.
— Ну, нет, — Арнольд Францевич решительно поднялся с кресла. «Нет, — подумал он, — придется вспомнить молодость. «Миллионер»? И мы не бедняки. Посмотрим, как оно будет — деньга на деньгу».
Стало весело и жарко от собственной решимости. Он будет действовать! Арнольд Францевич быстро натянул на тощий старческий задок фирменные джинсы «Монтана». Надел новый кожаный пиджак. По стремянке забрался на антресоли, в углу под старым чемоданом в заветном тайничке нащупал одну из тоненьких книжечек, вытащил, бережно смахнул пыль с серой обложки, удовлетворенно крякнул, взглянув на проставленную от руки сумму вклада — этого будет достаточно!
Накинув бежевого цвета дубленку — в начале марта утрами примораживало, — Арнольд Францевич задержался в прихожей у зеркала, хмыкнул недовольно: из зеркала глянул на него сухонький старик с желтоватой — проклятая печень! — кожей, вислым хрящеватым носом, с тонкими губами. Только глаза, маленькие и острые, глядели молодо и пронзительно из-под темных неседеющих бровей.
Он вышел на улицу. Действовать.

Четверг. 20.00

Вначале тревоги не было. Нелли Борисовна, убрав квартиру, приготовила ужин. С минуты на минуту ожидая мужа, накрыла на стол. Несмотря на прохладную погоду, раскрыла балконную дверь, чтобы сразу услышать, когда с лязгом закроется гараж. При открытом балконе хорошо слышится стук закрываемых металлических ворот гаража, которые нужно с силой прихлопнуть, чтобы вставить в скобы навесные замки.
Однако Георгий Иванович сегодня явно запаздывал. Настенные часы пробили девять, затем десять раз — муж все не шел, тихо было у гаража. Пришлось закрыть балкон — с улицы тянуло мартовской холодной сыростью. Нелли Борисовна начинала сердиться: мог бы и предупредить, что задержится. Кажется, давно решено между ними: она не мешает ему в жизни, но ведь и он безоговорочно принял условие — не волновать ее, сообщать об отлучках и опозданиях. Принял и до сегодняшнего дня всегда выполнял.
Нелли Борисовна набрала номер телефона Эммы Павловны, матери Георгия. За последний год Эмма Павловна сильно сдала, сын часто, почти ежедневно навещал ее. Надо отдать ему должное, он был заботливым сыном. Возможно, матери опять плохо, и Георгий там, возле нее.
Телефон Мавриди был занят. Нелли Борисовна погасила в себе раздражение — мать есть мать, Георгию нельзя предъявлять претензий.
Сама Эмма Павловна телефоном пользоваться уже не могла. Лена, присматривающая за ней, уходила в 7 вечера, значит, телефон занимал Георгий, больше некому — так решила Нелли Борисовна.
Еще несколько раз попыталась дозвониться она до Мавриди — частые короткие гудки иголочками впивались в ухо — занято, занято…
Около двенадцати Нелли Борисовна оделась, сходила к гаражу. Двор хорошо освещался, и ей не было страшно. Чуть раздвинув железные ворота, заглянула внутрь. Машины не было.
Вновь появилась погасшая было досада. «Ну сколько можно? — думала Нелли Борисовна. — Сколько можно так жить?» Она заставила себя успокоиться, но невеселые мысли не покидали ее. Прожила с мужем более двадцати лет, правда, с некоторыми перерывами, когда они расходились. И всегда прощала ему измены, шла за ним, ухаживала, ублажала до новой обиды, когда заходилось больно сердце от обмана, кутежей. Почему она не могла оставить его навсегда? Почему прощала? Позднее поняла: не могла оставить, потому что он в ней нуждался, а ей было необходимо, чтобы в ней нуждались. Напрасно в свое время она не решилась иметь ребенка. Возможно, жизнь повернулась бы иначе…
Воспоминания бередили душу. Нелли Борисовна, поняв, что ей не успокоиться, приняла снотворное и уснула.

Пятница. 5.30

Разбудил ее телефонный звонок. Взглянув на часы — половина шестого, — Нелли Борисовна взяла трубку:
— Слушаю.
Однако ответа не было, затем раздались короткие гудки. Она набрала номер Мавриди. Занято, даже в такое время занято. «Телефон неисправен», — догадалась она. Видимо, все же Георгий у матери и дозвониться до нее не может.
Уснуть она больше не смогла, лежала без сна, досадуя на мужа, на себя, на свою жизнь с ним.
Ровно в девять вновь зазвонил телефон. И снова, заслышав ее голос, трубку положили.
Около 11 часов телефон опять зазвонил. Она помедлила немного, надеясь, что теперь-то наконец звонит он. Однако, услышав в трубке озабоченный голос Васи Урсу, заместителя мужа, забеспокоилась всерьез. Выяснилось, что Георгий Иванович не пришел в магазин к началу работы — такого с ним не случалось!
Нелли Борисовна постаралась не выказать тревоги, боялась подвести мужа. Но что же случилось?
В который раз набрала телефон Мавриди. Опять короткие частые гудки. Быстро оделась и поехала в ненавистный дом Эммы Павловны. Пора положить конец неизвестности.
Дверь открыла Лена, но не торопилась приглашать ее. Нелли Борисовна, слегка отстранив Лену рукой, вошла. В большой комнате был беспорядок. Дверцы старого тяжелого шкафа распахнуты, на стульях — груда старых вещей, горкой на полу — постельное белье.
Дверь в маленькую комнату была открыта, на смятой постели сидела Эмма Павловна, не обращая никакого внимания на гостью.
— Что у вас с телефоном? — строго спросила Нелли Борисовна у Лены.
— Работает сейчас, — торопливо ответила та, — Эмма Павловна вчера трубку разбила. Я сегодня утром пришла, скрепила трубку изоляционной лентой, и телефон снова заработал.
Нелли Борисовна, выслушав, кивнула и вновь задала вопрос:
— Георгий Иванович где? Был здесь?
— Не-е-ет, — удивленно протянула Лена, глаза ее метнулись в сторону.
Машинально проследив за ее взглядом, Нелли Борисовна увидела на полу за раскрытой створкой шкафа запечатанную картонную коробку с магнитофоном «Коралл». Лена продолжала:
— Сегодня еще даже и не звонил. Вчера был дважды — в обед и под вечер, часов в пять. — Помолчав, добавила неуверенно:
— Мне, кажется, вечером он был расстроен…

Пятница. 12.30

Вася Урсу, черноволосый молодой мужчина, с румяными смуглыми щеками, работал в магазине «Радиотовары» недавно, но был дружен с Георгием Ивановичем Печказовым, который перетянул его к себе из окраинного магазинчика, сделал своим заместителем. Что-то, видимо, связывало их, несмотря на разницу в возрасте.
Урсу молча выслушал Нелли Борисовну, забарабанил пальцами по столу.
— Н-да, — протянул он. — Неужели случилось что? У нас с Георгием Ивановичем было назначено дело на утро, забыть он не мог.
Затем решительно пододвинул к себе телефонный справочник:
— Извините, Нелли Борисовна, пугаться не будем, но вы врач, понимаете сами — надо звонить в больницы.
— Да, — согласилась она. — Надо звонить. Диабет у него.
Жалость захлестнула Печказову, едва представился муж, больной, страдающий. «А я-то его ругала», — корила она себя, пока Урсу названивал по больницам.
Печказова не было нигде. Урсу положил, наконец, трубку, недоуменно подняв брови, развел руками.
— Подождем еще? — вопросительно глянул он на Печказову. Та пожала плечами:
— Не знаю, ничего не знаю.
Нелли Борисовна, удрученная и испуганная, пришла на работу, но ее отпустили домой.
Позвонила Лена, справилась о Георгии Ивановиче, а потом, помявшись, сказала:
— Мне неприятно, конечно, но я все же расскажу. Георгий Иванович дня три назад говорил мне, что ему звонила женщина и сообщила, что его грозят убить.
Тут Нелли Борисовна испугалась по-настоящему. Да как она могла забыть, ведь и ей муж говорил об этом!
Измученная неизвестностью, Нелли Борисовна поехала в городской отдел внутренних дел.

Пятница. 14.15

— И последнее, — полковник милиции Николаев оглядел притихших сотрудников, приподнял лежавшую на столе бумагу. — Прошу внимания.
Старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска капитан Волин, поймав его взгляд, понял, что именно ему предстоит работа, хотя полковник и обращался ко всем.
— Вот, — Николаев помахал в воздухе белым, исписанным крупными синими буквами листом бумаги, — сегодня поступило заявление от жены, — он глянул на бумагу, — Печказова Георгия Ивановича. Вчера утром ушел из дому и не вернулся.
— Гуляет, поди, — негромко сказал начальник паспортного стола своему соседу. Николаев покачал головой:
— Не торопитесь. Не похоже, что гуляет. Жена боится, не случилось ли с ним худого. Запишите данные и ориентируйте личный состав.
И после небольшой паузы продолжил:
— Печказов Георгий Иванович, 57 лет, работает заведующим магазином «Радиотовары». — Начальник ОБХСС Воронов заинтересованно поднял голову. Печказова он знал, и деятельность завмага последнее время казалась ему подозрительной. — Ушел на работу утром 9 марта, — продолжал полковник. — В этот день присутствовал при закрытии магазина, затем уехал на собственной машине «Жигули» красного цвета № 37–80 ИРМ. Домой не вернулся. Сегодня, 10 марта, на работу не вышел. Машины в гараже нет. Приметы: рост 175, полный, темноволосый, волосы подкрашенные, голубые глаза. Одежда: темно-серое ратиновое пальто, шапка коричневая из норки, мохеровый шарф в клетку красного цвета, черный костюм. Особых примет не имеет. Страдает диабетом. Меры к розыску принять всем подразделениям. Ответственный за розыск — капитан Волин. Возьмите заявление, Алексей Петрович, — полковник протянул Волину бумагу. — Жена Печказова ждет в коридоре, побеседуйте с ней. Все свободны, — добавил он, и участники совещания покинули кабинет.
Волин вышел в числе последних, на ходу разбирая странные, с левым наклоном буквы. «Прошу принять меры к розыску моего мужа Печказова Г. И.», — прочел он и, поднял голову, увидел сидевшую на стуле худенькую, небольшого роста растерянную темноглазую женщину лет пятидесяти. Лицо ее показалось Волину знакомым. Капитан направился прямо к ней, не сомневаясь, что именно она автор заявления.
После недавнего капитального ремонта старший оперуполномоченный капитан Волин получил наконец-то отдельный кабинет — маленькую узкую комнатку, где едва разместились письменный стол, небольшой приставной столик и громоздкий двухсекционный сейф, о выступающую ручку которого Волин неизменно ударялся боком, протискиваясь к своему рабочему месту. Однако эти неудобства не шли в сравнение с достоинствами отдельного кабинета, где беседы с людьми получались откровеннее, обстоятельнее и, следовательно, результативнее. Капитан работал в розыске почти десять лет и успел научиться ценить доверительные беседы.
Печказова робко вошла в кабинет, присела на краешек стула, огляделась без любопытства.
— Капитан Волин. Алексей Петрович, — представился он несколько запоздало. — Мне поручена проверка вашего заявления.
— Я знаю, — кивнула Печказова. — Ваш начальник сказал. И вас я знаю. Вы недавно сынишку ко мне приводили зуб лечить.
Вот почему лицо Печказовой показалось знакомым! Точно. Был он у нее на приеме с сыном. Только без белой шапочки и халата Печказова выглядела иначе, незаметнее, что ли.
— Помню, помню, — улыбнулся Волин и, скосив глаза на заявление, прочел имя Печказовой. — Так что приключилось, Нелли Борисовна? Расскажите о муже. Характер, привычки, друзья, образ жизни — все важно. И главное, не утаивайте ничего: дело, видимо, серьезное, коли вы к нам обратились, а раз так — важна каждая мелочь.
Глаза Печказовой наполнились слезами, она достала платочек, на миг прикрыла лицо.
— Я знала, — в голосе женщины звучала какая-то горькая уверенность, — я знала, что с ним произойдет страшное. И вот он исчез. Что-то случилось. Я уверена, с ним что-то случилось.

Пятница. 15.30

Волин мельком глянул на часы — три тридцать.
«Где же может быть этот Печказов? Что с ним стряслось?»
Волин покосился на стул, где недавно сидела Нелли Борисовна. Оказывается, она знала про мужа совсем немного — чем болел, что любил поесть, что предпочитал носить. Жили рядом много лет, а были чужими. Печказов жену к своей жизни не допускал, милостиво позволял лишь обслуживать себя — и только. И она мирилась с таким положением.
Так где же Печказов? Нужно срочно установить связи, знакомства. Вначале следует поговорить с его сослуживцами. Это из известных. Всех остальных нужно устанавливать самому.
Волин вздохнул: сегодняшний день придется уплотнить до предела; кроме намеченного ранее, еще и это неотложное дело. Пропал человек — тут уж все в сторону, надо искать. Возможно, Печказову требуется помощь, хотя не исключено, что он никакой помощи не ждет, а, напротив, от нее уклоняется. Бывает и такое, тем более что Печказов, по всей видимости, человек не простой, с секретом.
Машина, красный «Жигуленок» — приметная вещь.
Волин набрал номер телефона начальника ГАИ:
— Павел Игнатьевич, Волин беспокоит. Как вы решили с машиной Печказова?
Выслушал краткий ответ.
— Ясно, спасибо.
Начальник ГАИ уже распорядился о розыске машины. Обещал немедленно информировать, если она где-то объявится.
Итак, связи. Волин еще раз перебрал принесенные Печказовой бумаги — печальные свидетельства множества обманов.
Вот случайно оброненное Печказовым письмо — без конверта, тетрадный листок в клеточку. «Здравствуй, Георгий», — пишет незнакомка, а далее сообщает какие-то незначительные мелочи своей далекой от Печказова жизни, пишет, что скучает без него, вспоминает встречи. В конце — «Целую. Зайка». И приписка: «Не беспокоит ли старый скрипач?»
Значит, Зайка. Волин поморщился, представляя Печказову, которая нашла и прочла это письмо, а потом хранила и, судя по всему, перечитывала, бередя свои раны. Для чего? И что за старый скрипач, который может беспокоить Печказова? По какой причине беспокоить?
Три анонимных письма. На нелинованной сероватой бумаге машинописные буквы через один интервал — набор гадостей и угрозы. Даже неспециалисту видно, что письма печатались одним лицом, на старой машинке под копирку. Печказовой отправили почему-то второй экземпляр. А первый? Кому и зачем предназначался первый?
Нелли Борисовна уверяла, что у мужа были знакомые женщины. Письмо подтверждало это. Мальцева Зоя — так именует анонимщик пассию Печказова. «Зайка» — это в письме. Зайка — Зойка — Зоя. Похоже, это и есть Мальцева. Кстати, о Мальцевой же говорила и незнакомка, которая недавно терроризировала Печказову телефонными звонками. Нелли Борисовна, по ее словам, вынуждена была обратиться за помощью на телефонную станцию. Звонки прекратились. Значит, абонента тогда нашли.
Нужно найти Мальцеву и тех, кто звонил Печказовой. По всей вероятности, угрозы связаны именно с этой стороной жизни завмага. Придется отыскивать и скрипача. Интересно, сколько их в городе, старых скрипачей? В блокноте Волина появилась первая запись.
И еще — очень серьезное. Во всех трех анонимках Печказов именуется Миллионером. Даже с большой буквы. Что это? Кличка? Ревнивые домыслы? Печказова утверждала, что живут они скромно, муж не имеет сбережений и ценностей, кроме нескольких старинной работы дорогих вещиц, которые принес от матери, когда та заболела и не могла обеспечить их сохранность.
Однако Волин понимал, что Печказов многое мог скрыть от жены, так что не исключались и деловые его связи. «Узнать о Печказове в ОБХСС», — капитан сделал вторую запись в блокноте.
Не очень надеясь на успех, Волин обзвонил городские больницы. Получив отрицательный ответ, собрался было позвонить в магазин — не явился ли завмаг на работу, пока его разыскивают по больницам и моргам, но в этот момент в двери показалась голова старшего оперуполномоченного ОБХСС Ермакова.
— Звоню, звоню тебе. Повесился на телефоне, что ли? — недовольно проговорил Ермаков.
— Да вот, — попытался объяснить Волин, но Ермаков не дал ему договорить:
— Печказов? И я к тебе по этому вопросу.
— Кстати пришел, я тоже к вам собирался, информация нужна, — ответил Волин.
— Информация будет позже, — объявил Ермаков, — понимаешь, какая оказия. В дежурную часть только что позвонили из магазина «Радиотовары». Там у них на складе кража — нам с тобой выезжать.

Пятница. 16.00

В магазине их встретил расстроенный заместитель заведующего.
— Урсу, — представился он, — Василий Семенович. А это, — Урсу кивнул в сторону стоявшей чуть поодаль полной женщины средних лет, — наш старший продавец, Софья Андреевна Крылова. Видите, Софья Андреевна, милицию побеспокоили, — он говорил тихо и укоризненно. Женщина не дала ему закончить:
— Вы, Василий Семенович, молоды. А я тридцать лет в торговле. Георгия Ивановича нет, а у нас бригадная ответственность.
— В чем дело? Кража?
— Понимаете, — заговорил Урсу, — об этом речь не идет.
— Но ведь дежурному сообщили именно о краже. — Ермаков недоуменно поднял брови.
Урсу кивнул на Крылову:
— Это Софья Андреевна дезинформировала вас.
— Я?! — возмутилась женщина. — Какая же это дезинформация? — Она подошла почти вплотную к Ермакову, бесцеремонно отстранив Урсу. — Выслушайте меня наконец! Георгий Иванович не вышел на работу. В магазине ходят разные слухи. Вчера и сегодня мы торговали спокойно, но завтра — суббота! Наш магазин основной оборот за неделю дает в субботу, и к этому дню мы всегда готовим товар. Всегда, вы слышите, Василий Семенович! — Она обернулась к Урсу, затем вновь обратилась к Ермакову:
— Сегодня я к Василию Семеновичу пришла… Дело, говорю, не должно страдать, давайте мне на субботу товар, а он: «Подождем еще, может, Георгий Иванович придет». Зачем же ждать, говорю, у нас бригадная ответственность. Вскроем склад комиссионно, Георгий Иванович не обидится. Он в торговле давно и должен понять.
— А кража-то? — напомнил Ермаков.
— Кража… — Софья Андреевна замолчала на секунду, оглянулась на Урсу. Тот пожал плечами.
— Может, и нет кражи, но контролька-то нарушена! Я тридцать лет в торговле, — опять заторопилась она, — знаю, раз такое дело — нельзя без милиции вскрывать, даже комиссионно.
Несколько цементных ступеней вели вниз, прямо к обитой железом двери. На металлических ушках-скобах висел внушительных размеров квадратный навесной замок. Чуть ниже — небольшой контрольный замочек, в скважинке которого лохматилась порванная контрольная бумажка.
— Видите? — Крылова указала на бумажку. — Запоры целы, контролька нарушена, завмага нет. Извините, у нас бригадная ответственность.
— Софья Андреевна, — раздраженно сказал Урсу. — Перестаньте вы тарахтеть, у меня голова из-за вас с утра разболелась.
Женщина обиженно поджала губы.
— Склад мы запирали вместе с Георгием Ивановичем, — рассказывал Урсу. — Он расписался на контрольке. Ключи от контрольного и внутреннего замков у меня, от навесного у него. Чтобы не ломать замок, я и предлагал подождать Георгия Ивановича, хотя, конечно, товар нам к субботе нужен. Софья Андреевна настояла, мы втроем — я, она и кассир — подошли к двери склада и обнаружили нарушенную контрольку. Запоры целы, следов кражи никаких, но она подняла волну…
— Зачем же вы о краже сказали? Сказали бы дежурному как есть, — укоризненно заметил Волин.
Женщина устало махнула рукой.
— Сказала и сказала, а вы теперь разбирайтесь. Я и в торг сообщила, сейчас представитель приедет.
Волин и Ермаков осторожно осмотрели замки, дверь — никаких следов взлома.
Вскоре появился ревизор торга.
Дужки навесного замка осторожно и быстро распилил рабочий магазина, внутренний и контрольный замки открыл своими ключами Урсу, он же щелкнул выключателем у двери — открытый склад ярко осветили лампы дневного света.
Помещение оборудовано было по-хозяйски: добротные стеллажи вдоль стен, аккуратно составленные ящики с аппаратурой — телевизоры всех размеров, всех марок, приемники, проигрыватели, какие-то детали. Везде порядок, не похоже, чтобы здесь побывал злоумышленник.
Ермаков глянул на Софью Андреевну, та пожала плечами. Ревизор из торга молча стоял у двери, Урсу прислонился к стеллажу.
Волин обошел склад — порядок, ничего не скажешь. Но отчего обеспокоилась Крылова? И почему так напряжен Урсу? Наконец, к чему там приглядывается Ермаков?
Волин подошел к нему, Анатолий Петрович посмотрел на товарища, затем чуть отстранил от стеллажа Урсу, провел по пустой полке пальцем и выразительно поднял его. Волин понял. На стеллаже за спиной Урсу на тонком сером слое пыли выделялся четкий темный квадрат. Резкие контуры квадрата были смазаны с одной стороны, ближе к двери.
— Отсюда когда товар брали? — обратился Ермаков к Урсу, тот торопливо обернулся к стеллажу, посмотрел и ответил растерянно:
— Не помню…
— Софья Андреевна, а вы помните? — спросил Ермаков. Крылова тоже подошла к стеллажу, долго смотрела, затем твердо сказала:
— Не было здесь товара. Неделю назад не было ничего. Я это утверждаю.
— Но, — попытался возразить Ермаков, показывая на темный квадрат.
Крылова перебила его:
— Вижу, конечно. Однако уверяю, что в салон товары отсюда не поступали.
— Ревизия покажет, — принял решение Ермаков.
— Без нее не обойтись, — молчаливый ревизор впервые подал голос, поддержав Ермакова.
Склад закрыли и опечатали. Ермаков, устроившись в подсобке, решал вопросы ревизии магазина, просматривал документы. Волин в кабинете Печказова приступил к опросу работников магазина.

Пятница. 16.30

Каким же разным был Печказов в глазах своих двадцати шести сослуживцев!
Одни видели его строгим и справедливым руководителем, другие — молодящимся ловеласом, третьи считали мелочным, жадным и скрытным, но все сходились на том, что Печказов умел работать, однако в последнее время особенно обозначились какие-то иные его интересы. Частыми стали телефонные звонки, посещения неизвестных лиц, странным казалось приближение к себе Урсу и кое-кого из молодых продавцов. Завотделом Чесноков неделю назад случайно видел у Печказова крупную сумму денег — пачку пятидесятирублевых купюр. И все отмечали необычный режим работы заведующего, который он установил себе сам. Днем Печказов неизменно в течение нескольких часов отсутствовал. Где он бывал — точно никому известно не было. Одни говорили, что ухаживал за больной матерью, другие говорили, что точно — ухаживал, но за молодыми женщинами, пристрастие к которым отмечали все.
Вчера Печказова видели в мастерской «Рембыттехники». Продавцу Борисову, зашедшему в мастерскую, он сказал, что сдавал в ремонт свой магнитофон. Печказов почти не был днем на работе, приехал в магазин перед закрытием, помог опечатать склад и уехал на своих красных «Жигулях». В 19.15 — время продавцы назвали точно.
Планами на вечер ни с кем не делился.
Таковы были сведения, полученные капитаном Волиным.
Ермаков, закончив дела, сидел в небольшом кресле у окна кабинета, не вмешиваясь в беседу, ждал разговора с Крыловой, обещавшего быть интересным.
Он не ошибся. Успевшая успокоиться, Софья Андреевна толково и деловито поведала действительно интересные вещи.
Крылова работала с Георгием Ивановичем более десяти лет и хорошо изучила своего начальника. Кроме того, ей нельзя было отказать в проницательности.
Многое в поведении Печказова Софья Андреевна, мягко говоря, не одобряла. Но главное заключалось в том, что Печказов, по ее мнению, завел сомнительные знакомства и имел левый товар.
— Я ведь почему милицию вызвала, — Софья Андреевна заканчивала свой рассказ. — Урсу мне не нравится, не доверяю я ему. Проверку магазина откладывать нельзя — друзья Печказова следы заметут. А дела у нас явно нечистые. Поспрошайте-ка Урсу, он ближе всех к заведующему был.

Пятница. 19.30

Нелли Борисовна услышала телефонный звонок, поднимаясь по лестнице. Она поспешно одолела последний пролет, торопливо достала ключи. За закрытой дверью телефон звонил требовательно, настойчиво, и руки Нелли Борисовны затряслись от волнения — конечно же, это важный звонок!
Когда наконец она справилась с замками и открыла дверь, телефон замолк. Нелли Борисовна, уронив руки, бессильно прислонилась к косяку. Тишина в квартире сдавила грудь, стесняя дыхание.
Женщина захлопнула дверь, машинально заперла ее на замки, привычно накинула цепочку. Потом осторожно, бочком прошла на кухню, включила радио. Тишина сдалась, отступила, стало легче дышать, и Печказова принялась за приготовление позднего обеда.
И не услышала, а скорее почувствовала щелчок открывшегося замка на входной двери. Нелли Борисовна прижала к груди мокрые руки, успокаивая заколотившееся сердце. «Георгий! Только у него есть ключи», — пронеслась мысль, и она бросилась к двери. Уже схватившись за холодный металл цепочки, Нелли Борисовна в узкой щели приоткрытой двери увидела вдруг очертания чужого лица, и на нее глянул незнакомый, с темным неподвижным зрачком глаз.
Как завороженная, она смотрела в этот зрачок, не в силах отвести взгляд, а потом закричала — громко, бессмысленно, слыша себя со стороны и не веря, что все это происходит с нею.
Она продолжала кричать и тогда, когда глаз исчез и дверь резко захлопнулась.
Сердце покатилось куда-то, Нелли Борисовна опустилась на пол, смолкла, оставшись одна со своим страхом.

Пятница. 22.00

Алексей Петрович Волин домой попал только поздним вечером. Розыск Печказова не давал пока положительных результатов. Потрачен целый день, да и изрядная часть вечера прихвачена — и никаких сдвигов.
Из магазина Волин заехал еще на телефонную станцию, где разыскал следы телефонных звонков, проверявшихся по заявлению Нелли Борисовны.
То, что узнал капитан, особых надежд не внушало.
Печказовой звонила некто Иванова — уборщица производственных мастерских местной психиатрической больницы, женщина одинокая и в почтенных годах. Найти Иванову не удалось ни дома, ни на работе. Молодой участковый инспектор, которого Волин застал в милиции, лишь пожимал плечами в ответ на вопросы капитана. Он обещал разыскать Иванову и вручить повестку о вызове.
Но почему пожилая уборщица звонила Печказовой, грубо разоблачая ее мужа в связи с другой женщиной? Что крылось за этими звонками?
Ответа не находилось и на этот вопрос.
Дома было уютно и чисто, из кухни доносились вкусные запахи. Вышли встречать капитана жена Людмила и сын Алешка. При виде их на душе у Волина потеплело.
За ужином Людмила делилась новостями — она работала фельдшером на станции «Скорой помощи», и ее информированности мог позавидовать иной работник милиции.
Волин слушал жену вполуха, мыслями снова и снова возвращаясь к Печказову.
Что же с ним стряслось? Алексей Петрович принял душ, никакая усталость не могла заставить его отказаться от вечернего холодного душа, поцеловал Алешку и уснул, едва коснувшись головой подушки.

Суббота. 1.35

Его разбудил телефонный звонок. Волин на ночь переводил звонок на минимальную громкость и просыпался при первых же звуках.
Звонил дежурный:
— Алексей Петрович…
На электронных часах прыгнула очередная зеленая цифра — 1 час 35 минут ночи.
— Алексей Петрович, я решил все же вас потревожить, — говорил дежурный. — Из «Скорой» нам позвонили минут двадцать назад. Там у них два каких-то типа пытались вскрыть частный гараж. Задержать их не сумели. А гараж-то, говорят, Печказова. Не нашелся он еще? — вопросом закончил дежурный.
— Нет, — односложно ответил Волин.
Связано ли это происшествие с исчезновением Печказова? Все возможно. Надо проверять самому. Приняв такое решение, Алексей Петрович стал потихоньку одеваться, косясь на жену, но Людмила уже проснулась и молча смотрела на него. Вопросов не задавала — сам скажет, что можно.
— Я, Люся, к вам на «Скорую» еду. Там во дворе гараж пытались вскрыть. Кстати, — Волин присел на край кровати, — ты этот железный гараж знаешь?
— Знаю, конечно, — ответила Людмила. — Это завмага «Радиотоваров» гараж, фамилию его забыла, а в лицо отлично помню. Жена у него — зубной врач, а с ней работает медсестра, Тамара Черепанова, через нее я это семейство и знаю.
«Вот и я знакомлюсь с этой семьей», — Волин задумчиво пригладил начинающие седеть темно-русые густые волосы, нахмурился, подошел к окну. Вот-вот подойдет машина, пора выходить.
Поджидая машину, Волин вглядывался в серую ночную улицу, обдумывал, что предпринять, и жалел, что была глубокая ночь и жену Печказова, и без того измученную, тревожить нельзя.
Через четверть часа он уже был во дворе «Скорой помощи». На ворота аккуратного металлического гаража был направлен яркий луч переноски, от небольшой группки стоявших вокруг людей отделился один, пошел навстречу Волину, поздоровался. Это был командир патрульной машины, Волин знал его.
— Дежурный велел подождать вас, — сказал он.
Капитан подошел к гаражу. Верхние скобы дверей были пусты. Замок лежал чуть в стороне от ворот, заботливо прикрытый перевернутой картонной коробкой. На других скобах, расположенных чуть ниже, висел небольшой шестигранный замок с цифровым шифром.
— На нем они и споткнулись, — кивнул на замок мужчина средних лет в старой кожаной куртке и начал рассказывать, не дожидаясь вопросов.
Он, Семен Лузгин, водитель «Скорой», воспользовавшись затишьем в вызовах, пошел в бытовку, чтобы вскипятить чай. Ожидая, пока закипит чайник, Лузгин рассеянно смотрел в окно, откуда хорошо был виден двор, и обратил внимание на двух мужчин, пытавшихся открыть ворота гаража. Что-то в их поведении насторожило Лузгина, он пригляделся внимательнее и увидел, что один из них, сняв замок, отбросил его в сторону, прямо на подмерзшую землю. «Хозяин так не сделает, нет», — решил Лузгин и, попросив девушку-диспетчера позвонить в милицию, вышел на крыльцо.
— Мне подождать милицию надо бы, — виновато развел руками Лузгин, а я возьми да крикни: «Что вы там делаете?»
Парни оглянулись, увидели Лузгина и сиганули за гараж, только их и видели.
Выслушав Лузгина, капитан Волин осторожно отжал створки дверей — машины не было. Приподнял прикрывавшую замок коробку.
Дужка замка была цела. Значит, замок открыт ключом. Что нужно было незнакомцам в пустом гараже? Что они хотели там найти? И где они взяли ключи?

Суббота. 7.30

Была суббота, но об отдыхе Волин мог только мечтать. События стали развиваться стремительно, заявление Печказовой обрастало сведениями как снежный ком.
В 8 утра менялась бригада «Скорой помощи». Волин подъехал к пересменке, чтобы договориться о наблюдении за гаражом с новой сменой. Лучшего выхода он придумать не смог.
— Будьте спокойны, Алексей Петрович, — солидно сказал Лузгин, — здесь мы справимся сами. Если что — известим. Я к ночи-то вернусь. Отосплюсь и вернусь. Товарищ просил подменить его.
Волин помнил, что Печказовы живут неподалеку от «Скорой». Шел девятый час утра, капитан подумал, что пора позвонить Печказовой, и набрал номер.
Трубку долго не брали, но когда наконец раздалось едва слышное «але», Волин не узнал голоса Нелли Борисовны.
— Я не ошибся, это квартира Печказовых? — спросил он.
— Да, — прошелестело в ответ. — Кто это говорит?
— Капитан Волин беспокоит. Мне нужна гражданка Печказова.
Тот же голос, бесцветный и тихий, который Волин не сразу узнал, произнес:
— Мне очень плохо. Приезжайте…

С молодым бородатым доктором они бежали наперегонки. Дорогу показывал доктор, за плечами которого, как стяг, развевался конец клетчатого шарфа, впопыхах не заправленного под воротник.
Волин нажал кнопку звонка, быстро заговорил:
— Нелли Борисовна, это я, Волин. Вы можете открыть дверь? Отвечайте, вы можете открыть дверь?!
— Иду… — слабо послышалось из-за двери.
Печказова долго возилась с замками, видимо, пальцы плохо слушались ее, затем дверь открылась.
Увидев Печказову, доктор бросился к ней и едва успел подхватить сползающую по косяку женщину.
Короткий рассказ Нелли Борисовны был сбивчивым и невнятным, но капитан понял — кто-то пытался проникнуть не только в гараж, но и в квартиру Печказовых.
— Нелли Борисовна, — стараясь не замечать укоризненного взгляда доктора, спросил Волин, — а у кого могли быть ключи от вашей квартиры и гаража?
Бледное лицо Печказовой, казалось, стало еще бледнее:
— Только у мужа, только у него ключи.
Доктор вызвал санитарную машину. Состояние Печказовой, пережившей сильнейшее нервное потрясение, внушало тревогу.

Суббота. 10.00

В горотделе, куда наконец добрался Волин, дежурный сразу сообщил:
— Товарищ капитан, я вас обыскался! Тут на вас с утра повышенный спрос: полковник спрашивал, Ермаков ищет.
Сегодня Волин уже ничему не удивлялся. Взбежал на второй этаж, мельком, но приметливо, как привык, оглядел сидевших в коридоре людей, быстро разделся и уже через минуту постучал в кабинет начальника отдела.
Полковник Николаев кивнул, здороваясь, указал рукой на стул, приглашая садиться. Быстрым движением нажал клавиш селектора.
— Слушаю, товарищ полковник, — раздался голос Воронова, начальника ОБХСС. «И он на месте», — отметил про себя капитан.
— У меня Волин, — сказал Николаев.
Капитан услышал, как Воронов удовлетворенно крякнул и спросил:
— Разрешите нам с Ермаковым зайти?
— Жду.
Вскоре вошли Воронов и Ермаков. О попытке вскрыть гараж все знали из рапорта дежурного, а вот посещение квартиры Печказовых, о котором доложил Волин, было новостью.
— И у нас есть кое-что новенькое, — сказал Воронов. — Давайте, Ермаков, докладывайте.
— Вчера продавец Борисов сказал, что видел днем Печказова в «Рембыттехнике». Я там побывал. Народные контролеры провели проверку и нашли в цехе 6 дефицитных магнитофонов «Коралл». В заводской упаковке, заметьте! Я допросил директора. Он клянется, что купил их у какого-то проходимца по имени Гога, которого никогда раньше не видел, категорически отрицает встречу с Печказовым, хотя Борисов видел последнего выходящим из директорского кабинета. Заметьте, в день, когда завмаг исчез! И никаких документов о сдаче Печказовым в ремонт магнитофона в «Рембыттехнике» нет!
— Думаю, здесь есть связь, — вмешался Воронов. — Предпринимать что-либо без вас мы воздержались, Алексей Петрович, — обратился он к Волину. — Ясно, что сейчас нужен единый план работы по этому делу, необходимо вместе действовать — уголовному розыску и ОБХСС.
— И у меня новость, — сказал Николаев. — Только что звонили соседи матери Печказова. Старушка в квартире одна. Ухаживающая за ней девица сегодня не приходила… Похоже, — он оглядел присутствующих, — что Печказовых преследуют. И серьезно преследуют — факт исчезновения Печказова, посещение гаража, квартиры. А история со складом? И помните, Печказова вчера не очень лестно отозвалась об этой девице, что ухаживает за ее свекровью. Сегодня этой девицы нет… Вот что. — Николаев глянул на часы, подумал немного. — Через 40 минут жду вас с планом работы. Совместным. — Он сделал ударение на последнем слове.

Суббота. 12.00

В чужой маленькой квартирке Лена Суходольская терзалась мрачными предчувствиями. О старухе Мавриди старалась не думать.
Случилось ужасное — она была в этом уверена.
«Доигралась», — тосковала Лена, проклиная день, когда она затеяла игру, казавшуюся тогда скорее смешной, чем страшной. Это она во всем виновата: теперь в этом нет сомнений, именно она.
Да и те хороши! Взрослые люди, а поверили в тайники и клады! Какие могут быть бриллианты у этой выжившей из ума старухи! Лена металась по комнате не находя себе места. Внезапно ее взгляд задержался на коробке, прикрытой газетой: зачем она взяла магнитофон из квартиры Мавриди? Если Печказов все же появится, что она скажет ему? Ведь не может же быть, чтобы… Но додумывать она боялась. При всем своем легкомыслии Лена понимала, что не сумеет остаться в стороне от событий. Ведь это она сказала ребятам о «кладе» в квартире старухи! Какой она казалась себе значительной, когда ее расспрашивали, и откуда что бралось — говорила и говорила, придумывая, нагромождая одну ложь на другую.
«И как они могли верить?!» — негодовала сейчас Лена, понимая, что снова попалась в ловушку из-за своего вечного желания быть в центре событий, выглядеть более значительной и умной, чем, увы, есть на самом деле. Все время, пока длилась затея с поиском клада, Лена не задумывалась, во что это может вылиться. Между тем ее партнеры начали проявлять нетерпение, их требования становились более конкретными.
Она хотела уже признаться, что выдумала, но не посмела, испугавшись расправы. Ждала, что все устроится само собой.
Зачем они пришли в дом Мавриди? Ведь это не входило в их планы! Лена терялась в догадках.
Внезапно шелкнул дверной замок: муж. Лена обрадовалась, но, увидев лицо Суходольского, испугалась.
— Ты почему здесь?! — закричал он, затем, оглянувшись, зло зашипел: — Почему оставила старуху, дура! А ну, марш туда! — И, грубо схватив ее за плечо, толкнул в прихожую, к выходу.
Лена заплакала.
— Пойми же, глупая, — уже спокойно начал он, — если ты внезапно бросишь старуху…
Лена кивнула. Она знала: с Суходольским в таких случаях лучше не спорить.
…Когда участковый инспектор Гук позвонил в дверь квартиры Мавриди, ему открыла Лена. В квартире был порядок. Эмма Павловна, чистая и сытая, спокойно сидела в кровати и разговаривала сама с собой.
— Где же вы отсутствовали, девушка? — как можно официальнее спросил лейтенант. Он работал в милиции недавно и старался держаться строго.
— Зуб у меня заболел, лечить ходила. Знаете, наверное, как это больно, — просто объяснила Лена.
Инспектор знал. К зубной боли он относился с пониманием. То, что Лена испытывала зубную боль, которой он так боялся, наполнило его сочувствием. «И зачем только меня послали сюда? — подумал он. — Тут же полный порядок».
Извинившись за беспокойство, Гук отправился домой.

Суббота. 13.00

В больницу к Печказовой Волин направлялся по требованию Николаева, который сам справился о здоровье Нелли Борисовны и получил согласие врачей на беседу с ней. Полковник считал, что Волин как располагающий доверием Печказовой должен повидаться с нею и получить разрешение на осмотр гаража.
Собственно, и сам Волин считал необходимой беседу с Печказовой. Что же хотели найти незнакомцы в квартире и гараже Печказовых? Неужели Нелли Борисовна что-то скрыла от него во время их первой встречи?
А капитану тот первый разговор показался искренним. Странное дело! Он должен искать Георгия Ивановича Печказова, который, возможно, стал жертвой и нуждался в помощи и жалости. Но чем больше узнавал Волин об этом человеке, тем менее сочувствовал ему. Жалел капитан маленькую измученную женщину, жену Печказова. Чувство сострадания к ней смешивалось с удивлением и недоумением: как могла она допустить, чтобы рядом с нею деградировал человек, которого она считала близким?
Если ключи Печказова в руках людей, знающих его гараж и квартиру, значит, это не случайные люди?
Печказова не узнала лицо человека, пытавшегося проникнуть в квартиру. Но это ни о чем еще не говорило. Она была напугана, видела лишь часть лица, это могли быть и знакомые самого Печказова, которых его жена не знала.
Задумавшись, Волин не заметил, как подъехали к зданию больницы. Нелли Борисовна выглядела несколько лучше, чем утром.
Увидев капитана, Печказова, то и дело касаясь пальцами его рукава, быстро заговорила:
— Алексей Петрович, мне нужно домой, поймите это. Мне нужно! Муж может вернуться, что он подумает, не застав меня? Конечно, все это ужасно, но я в первую очередь должна думать о нем! Ему сейчас хуже…
Волин слушал женщину почти с недоумением. Здесь, в больнице, едва придя в себя, она опять думала только о муже. О том, кто причинил ей столько неприятностей, столько раз обижал и унижал!
«Эти бы чувства да к доброму человеку! А здесь всепрощение не шло, видно, на пользу», — с сожалением подумал Волин, успокаивая Нелли Борисовну.
Нужно было что-то решать. Женщина категорически отказывалась находиться в больнице. Волин направился к доктору.
— Органики у нее нет, — пояснил тот. — Сердце и прочее — норма. Виной всему — психотравмирующая ситуация. Можете вы ее исключить?
— Пока нет, — покачал головой капитан.
— Тогда нужно свести до минимума все неприятные переживания.
— Я только тем и занимаюсь, доктор, что исключаю из жизни эти самые психотравмирующие ситуации, как вы выражаетесь. Вы мне скажите прямо, можно Печказову домой выписать? Или нет?
— Ну, если под чье-нибудь наблюдение…
— Какое наблюдение, она одинокая женщина. — Словно испугавшись сказанного, Волин замолчал, затем поправился: — На сегодняшний день одинокая. Впрочем, — оживился он, — будет ей наблюдение! Позвонить разрешите?
Доктор молча подвинул капитану телефон.
— Люся! — сказал Алексей Петрович в трубку. — Слушай, есть у Тамары Черепановой телефон? Ну, у той Тамары, что с Печказовой работает. Звони ей немедленно, пусть едет в горбольницу. И ты с Алешкой тоже, очень прошу. Заберете Печказову — ей нельзя здесь оставаться. Тамара, кажется, одна живет? Ну, попросим ее с Печказовой побыть. Да такси берите! — крикнул он напоследок.
Нелли Борисовна, успокоенная и обрадованная предстоящей выпиской, охотно разговорилась. Волин слушал внимательно, стараясь не упустить ни одной мелочи. Эта беседа укрепила убеждение капитана в искренности Печказовой. Нелли Борисовна ничего не утаивала. Она просто многого не знала. Не хотела или не могла знать? Возможно и то и другое.
Нет, ни о каких ценностях Печказова не знала. Больших денег у мужа никогда не видела. Разве только когда премия, отпуск.
Да, разумеется, гараж можно осмотреть. И подвальчик тоже… Во дворе, возле дома. Ключи от него на кухне.

Суббота. 15.00

Осматривал гараж Волин вместе с экспертом-криминалистом Владимиром Пахомовым. Работал он в отделе недавно, был скромным, незаметным и на первый взгляд чуть медлительным. Предшественник Пахомова, ушедший на повышение, оставил ему в наследство прекрасную лабораторию и твердую убежденность сотрудников, что эксперт может все. Пахомов всеми силами старался поддерживать такую убежденность и, надо сказать, ему это удавалось.
Шофер Семен Лузгин, считая себя полноправным участником розыска, просто прилип к эксперту, с интересом наблюдая за его действиями.
Еще в отделе, осмотрев снятый неизвестными замок гаража, Пахомов категорически заявил, что замок открыт ключом — не отмычкой, не дубликатом, а настоящим ключом.
Следы отмычки не обнаружили и на втором замке, который имел шифр. Нелли Борисовна шифр не знала, пришлось дужку замка осторожно распилить.
В гараже было такое множество полок, шкафов, забитых разными вещами, что Волин чертыхнулся, представляя, сколько времени займет осмотр. Однако Пахомов так умело и споро начал работу, что Волин повеселел.
В дальнем правом углу гаража, небрежно прикрытые старым одеялом, стояли в два ряда шесть коробок с магнитофонами «Коралл». Заводская упаковка была не вскрыта. Когда капитан занимался описанием находки, раздался возглас Пахомова. Эксперт, не скрывая торжества, показал изумленным понятым извлеченную из старой кастрюли, стоявшей на стеллаже, кожаную перчатку, а в ней — туго свернутый рулончик коричневатых купюр.
Пересчитали деньги — ровно 15 тысяч.
— Н-да, — вздохнул Лузгин, — и кто бы мог подумать — в кастрюле!
Вскоре нашли еще деньги — 10 тысяч. Теперь Волин знал, что искали неизвестные в гараже Печказова. Подтверждалось подозрение сотрудников ОБХСС о его неблаговидных делах.
Из гаража направились к подвалу, ключ от которого Нелли Борисовна передала Волину. Вход в подвал дома располагался с торцовой стороны. Спустились вниз, прошли по пыльному узкому коридорчику, едва освещаемому тусклой лампочкой.
На дверцах вдоль коридорчика — номера кладовых, написанные где мелом, где углем. Печказовский номер «20» выгодно отличался от других — белая аккуратная пластинка из металла с черными цифрами на ней.
Замок на двери кладовой помещен в металлический кожух. Володя Пахомов осторожно взялся за углы кожуха, слегка встряхнул. Внутри что-то звякнуло, перекатилось. Подозвав понятых, эксперт извлек оттуда кусочки блестящих штырьков с заостренными крючками на изогнутых концах.
— Это части отмычки, — сказал Пахомов.
Волин и сам видел, что это были отмычки.
Кто-то пытался проникнуть и сюда. Кто? Те же люди, что были у гаража и квартиры?
— Оперативно действуют, — вздохнул Волин, — не можем угнаться за ними.
— Как это не можем, — вскинулся Лузгин, — никуда они не попали, мы везде их, выходит, настигаем.
Осмотр кладовой никаких результатов не дал. Обычные для кладовок вещи — ничего, представляющего интерес для розыска. Но замок с обломками отмычек — это были следы неизвестных. Эксперт скажет точно, из чего, как и даже степень квалификации, с какой изготовлены отмычки.
Остается выяснить, кем они изготовлены и кому конкретно принадлежали. «Совсем немного», — усмехнулся Волин, выходя на улицу.

Суббота. 16.30

Когда Ермаков сказал о коробках с «Кораллами», найденными в печказовском гараже, Урсу не выдержал. Кровь отхлынула от смугло-румяного лица, прожилки на щеках стали синеватыми. Он опустил голову, понимая, что лучший для него выход — признание. Мысли работали теперь в ином направлении — как смягчить удар, под который он сам себя поставил, связавшись с дельцами.
— Я прошу мне верить, — выдавил Урсу, — знаю я очень мало, но все, что знаю, расскажу. Когда Георгий Иванович назначил меня заместителем, — начал Урсу, — я был очень польщен этим доверием и даже хотел подарок сделать — он не принял. Будет, говорит, еще возможность меня отблагодарить. С полгода назад он вызвал меня в кабинет и познакомил с мужчиной лет сорока. Представительный, одет с иголочки. Назвался Тихоней.
Голос Урсу часто прерывался, рассказ давался ему нелегко, но Ермаков поторапливал его, понимая, что в этом необычном деле от оперативности может зависеть жизнь человека — о судьбе Печказова сведений пока не было.
— С этого дня все и началось, — продолжал Урсу, — от Тихони время от времени приезжал некий Гога. Он привозил Георгию Ивановичу небольшие партии магнитофонов «Коралл», они спросом у нас пользуются. Где он брал их, откуда привозил — этого точно не знаю, но слышал, что на заводе орудует шайка расхитителей. Хранили магнитофоны на складе…
— На стеллаже у входа? — спросил Ермаков, вспоминая квадратные следы на пыльной полке, которые насторожили его при осмотре склада.
— Да, там… — покорно ответил Урсу.
— Как реализовывали?
— Продавали чаще всего со склада — я или Георгий Иванович. Иногда торговали в зале. А полную стоимость, не проводя по кассе, забирал Печказов.
— Расскажите подробнее о Тихоне, — попросил Ермаков.
— Я действительно мало знаю о нем. — Урсу говорил искренне, и Анатолий Петрович верил ему. Признавшись в главном, Урсу не имело смысла что-то скрывать.
— Он звонил всегда сам Собственно, — поправился Урсу, — это мне он сам звонил. У Печказова, наверное, были его координаты, а у меня — нет. Описать его могу подробно, встречался много раз. При встречах я называл его Тихоней, и ни разу не слышал, чтобы Печказов назвал его по имени. Такой человек не может остаться незамеченным — одеждой на себя внимание обратит, такой франтоватый тип, свысока на всех смотрит…
— Когда вы встречались в последний раз?
— Да вот с ним как раз мы склад и вскрывали! Вчера, уже после того, как мы с Нелли Борисовной Печказова искали, позвонил мне Тихоня. Я ему сразу про Печказова сказал, чтобы он в такое время не вздумал товар привозить. А он мне: я, мол, знаю обо всем и звоню, чтобы товар со склада убрать. Склад, как вы знаете, опечатан был еще Печказовым. Ключ у меня имелся, пришлось нам контрольку нарушить. Вывезли «Кораллы» — я не знаю, куда он их пристроил. Ну, а потом Софья Андреевна взбунтовалась, видели сами…
Больше о связях Печказова Урсу не знал ничего. На вопросы отвечал односложно — устал, переволновался…
— Да, женщины звонили… Нет, о связях с «Рембыттехникой» ничего не известно.
Ермаков еще не закончил допрос Урсу, а все его помыслы были уже в «Рембыттехнике». Он чувствовал, что там находится еще одно звено в цепи событий, которые они восстанавливают по крупицам.
Почему так упорно отрицает заведующий встречу с Печказовым в этот злосчастный день? Возможно, «Рембыттехника», как и магазин «Радиотовары», могла быть местом сбыта для франта Тихони. Знают ли его там? Не в этом ли секрет скрытности заведующего?
В общем, появилось вновь множество вопросов, да таких, которые не терпели отсрочки.
«Рембыттехника» в субботу работала до 18.00. Ермаков посмотрел на часы — время еще было.

Суббота. 18.30

Уставший и голодный, Волин забежал в отдел милиции, чтобы встретиться с Ермаковым, узнать новости и рассказать свои. Но едва он вошел в помещение, как услышал голос участкового инспектора:
— Алексей Петрович, мы вас ожидаем.
И тут же из-за спины смущенного инспектора выступила полная краснощекая женщина.
— Это вас я полных два часа дожидаюсь? — Голос женщины соответствовал ее габаритам и звучал особенно громогласно в пустом гулком коридоре. — Этот вот, — женщина, не оборачиваясь, указала пальцем через плечо, где участковый инспектор только разводил руками, — этот, — повторила она, — меня на полчаса сюда привез, а я уж и ждать устала. Нету у вас таких правов, чтоб меня здесь держать, — гремела она, наступая на Волина.
«Иванова, — догадался капитан, — та, что Печказовым звонила».
Он миролюбиво извинился, женщина буркнула в ответ:
— Да ладно, — поутихла и вошла в кабинет, не ожидая приглашения.
— Зачем вызывали? — в упор, без предисловий сурово спросила она. И заметно поскучнела, услышав, что от нее требуется.
— Что с того, ну и звонила. Это когда было.
— Скажите, а для чего вы звонили Печказовой?
— Как для чего? — Иванова оживилась. — Он, Печказов этот, козел старый, девку купил и крутил с ней любовь среди бела дня. Срамота! Хорошо ли это? И мне моя совесть не позволила мимо этакого пройти. Вот и звонила! — Довольная своим объяснением, женщина победно глянула на Волина.
— Конечно, это нехорошо, — серьезно ответил он. — Однако я вас не об этом спрашиваю. Вы откуда Печказовых знаете?
— Да кто их не знает? Она — врачиха, а он — завмаг, миллионер.
«Миллионер?!» — насторожился Волин. Так называли Печказова в анонимках. Совпадение или..? Волин уже понял, что женщиной кто-то руководил — слишком далека была ее жизнь от Печказовых. Но она замкнулась при первых же вопросах о том, по чьей указке действовала.
Напрасно Волин приводил самые, казалось бы, веские доводы. Она притворялась непонимающей, возмущалась, грубила и даже всплакнула.
Уходило драгоценное время, а капитан не мог получить ответа — кто стоял за звонками Ивановой? Отпустить ее он не решался, ясности в деле не было никакой.
Исчерпав все разумные аргументы, устав убеждать и уговаривать, Волин безнадежно махнул рукой:
— Придется с вашим руководством поговорить, может, оно на вас повлияет, — и поразился совсем неожиданной реакции женщины на этот, казалось, наивный довод.
— Что?! — Иванова вдруг расхохоталась. — Пожалуйтесь, погляжу, что из этого выйдет. — Она смеялась, а Волин вдруг ясно почувствовал злость, растерянность и незащищенность в смехе этой большой грубой женщины.
Иванова перестала смеяться, вытерла ладонью выступившие от смеха слезинки, подняла глаза, и капитан не увидел в них былой насмешки.
Уловив перемену в настроении женщины, Волин тихо спросил:
— Не хотите помочь нам?
Зычный голос Ивановой звучал теперь мирно и даже печально:
— Чудной вы человек, господи прости. Начальству моему он пожалуется! Да начальник-то и подначивал меня звонить, если хотите знать. Звони, мол, а то врачиху жалко. — Иванова, скривив лицо, передразнила своего начальника.
А Волин даже дыхание затаил, боясь спугнуть признание.
— Я поначалу-то попалась на эту удочку. Потом, гляжу, врачиха-то вся замирает от моих звонков и вежливо мне так отвечает, голосок только дрожит: «Не звоните мне, прошу вас». — Женщина попыталась передразнить и Печказову, но получилось плохо, грубо. Чуть помолчав, она продолжала:
— Когда меня телефонная станция нашла, я уж сама звонить перестала, жалко врачиху. Да и еще поняла — мой начальник не врачиху жалеет, а себя, сам с этой девахой встречался, а богатенький завмаг отбил. Сильно злобился наш старик на него.
— А фамилия-то начальника как? — решился наконец спросить Волин.
— Как, как, — передразнила и его Иванова, — фамилия его Скрипач!
Пораженный капитан невольно покосился на свой открытый блокнот, где в числе первых красовалась запись: «Проверить в городе старых скрипачей (театры, филармонии и т. д.)». А Скрипач — вот он, совсем не в театре и вовсе не музыкант.
Отпустив загрустившую свидетельницу, Волин зашел за Ермаковым. Шаги его он слышал в коридоре незадолго до конца допроса.
— Полковник нас ждет, — сказал Ермаков.

Суббота. 21.00

У Николаева пробыли недолго. Полковник был в курсе розыска, и они лишь еще раз совместно обсудили, что нужно сделать завтра в первую очередь.
— Ну, капитаны, — Николаев дружески обнял их за плечи, провожая до двери кабинета, — не взыщите, отдыха вам и завтра не будет.
— Не будет отдыха, это полковник точно сказал, — вздохнул Волин и засмеялся: — У меня даже Алешка к работе подключен. Они с Люсей сегодня у Печказовой были!
— А мои на выходные в деревню направились, так что я холостякую, — сказал Ермаков. — А жаль, ужин самому собирать придется.
— Слушай, — оживился Волин, — давай ко мне махнем! Люся ужин наверняка отменный приготовила и ждет. Она в такие запарочные дни меня балует. — В голосе Волина слышалась гордость.
— Неудобно, — замялся было Ермаков, но Волин быстро уговорил его.
— Петровичи! — всплеснула Люся руками. — Наконец-то!
Волин и Ермаков, переглянувшись, расхохотались. Действительно, ведь они оба — Петровичи.
— Ай да Люся, приметила сразу!
Ужин был уничтожен мгновенно и молча, а за чаем возник разговор.
— Мальцева-то в командировке, а ведь он вполне может с ней там прохлаждаться, — будто и не прекращалась беседа, предположил Ермаков.
— Нет, слушай, я в это не верю, хотя запрос сделал. И полковник не верит, иначе бы не приказал возбудить дело по факту исчезновения. Ис-чез-но-ве-ния, — раздельно, по слогам повторил Волин.
Потом предложил Ермакову:
— Давай-ка ночуй у нас. С Алешкой в комнате ляжешь. Утром пораньше встанем, Люся накормит.
Ермаков соблазнился скорым отдыхом. Да и не очень ему хотелось шагать по ночному городу в свою пустую квартиру.
Пока Люся осторожно, чтобы не разбудить Алешку, стелила Ермакову постель, разговор о деле возник снова — ни о чем другом они не могли сейчас думать, все мысли обращались к делу, к этому странному делу по факту исчезновения.
Волин, направившийся было из кухни, вернулся.
— В связях Печказова с дельцами ты не сомневаешься? — спросил он Ермакова.
— Нет, какие тут могут быть сомнения.
— Могли же у них возникнуть распри? У таких дельцов постоянные проблемы — грызутся, отношения выясняют, на все пойдут ради барыша. Заведующий «Рембыттехникой» показал, что некто Гога Печказову угрожал. Гогу найти, мне кажется, трудно пока, а вот Тихоню я, кажется, завтра достану…
— Что же ты у Николаева смолчал? — изумился Волин. — Как же так?
— Да я прежде сам убедиться должен. Понимаешь, ведь эти «Кораллы» не из воздуха получаются. Делают их на заводе «Радиоприемник». Но… учитывают, видимо, не все. Эти-то, неучтенные, вывозят и продают через своих людей, Печказова, например. Там у меня один франт на примете — очень похож на того жулика, которого Урсу так подробно описал. Работает на подходящей должности — в отделе сбыта, и зовут — как, думаешь?
— Давай не томи, конспиратор, — попросил Волин.
— Филиппом Тихоновичем зовут, Тихонович — Тихоня. Сочетается?
— Ну ты даешь! — Волин сел на табуретку, хлопнул ладонью по колену, — заманчиво, конечно, завтра же спросить Тихоню, что он знает об исчезновении завмага. Однако ты это зря.
— Что? — не понял Ермаков.
— Зря не рассказал об этом у Николаева, так у нас не принято.

Суббота. 24.00

Филипп Тихонович был вне себя. Душила злоба. Задыхаясь, он рванул ворот рубашки — перламутровые пуговички горохом посыпались на пол.
Рушилось все! Тщательно продуманное им, проверенное и, казалось бы, надежное дело трещало. Подумать только, масса трудов, большие надежды, растущие доходы — все вдребезги из-за каких-то кретинов!
Где, в чем его ошибка? Албин налил в стакан темно-коричневый пахучий коньяк, выпил залпом, повалился в огромное мягкое кресло.
— Будет, — твердо сказал он себе, — хватит психовать. Нужно обдумать все, взвесить, предпринять что-нибудь, чтобы неприятности прошли стороной. Дело, видимо, придется прикрыть. Завтра же дать сигнал — пока никакой новой сборки. До, так сказать, особого распоряжения… Особенно жаль сбыт. Организовать его не так-то просто. Албин помнил, скольких трудов стоило ему уломать нужных людей.
И вот конец всему. Хорошо еще, что он не особенно раскрывал себя, не рекламировал. И все-таки…
Разгневанный крушением доходного дела, Филипп Тихонович сразу как-то и не подумал о том, что развернувшиеся события могут лишить его не только будущих прибылей.
Выпитый коньяк расслабил, притупил первые огорчительные ощущения. Но теперь, обдумывая случившееся, Албин ясно понял, что угроза нависла не только над его незаконным бизнесом, но и над ним самим, прежде всего именно над ним, над его жизнью и свободой.
«Сам я под колпаком, вот что», — с ужасом понял Албин и с этой минуты ни о чем другом уже думать не мог — только о том, что его ждет. Мысли метались лихорадочно. Албин силился оценить ситуацию трезво, найти для себя такую позицию, чтобы выйти сухим из воды.
С «левым» товаром нужно покончить немедленно, это несложно и в его силах.
В магазине «Радиотовары» его не знает никто, кроме Печказова. А Печказов… Албин поежился, вспомнив завмага. Проклятый завмаг, с него-то и началась вся эта кутерьма. «И зачем я послал к нему Гошку, — сожалел Албин, — может, все бы и обошлось».
Он даже зубами скрипнул, вспомнив про Гошку, «Гогу», как тот стал себя называть в последнее время. «Господи, как можно было связаться с этим грязным типом», — тосковал Албин.
С магазином проще. На складе чисто, Урсу практически его не знает, Печказов на сегодня числится в исчезнувших.
А с мастерской? Нет никакой гарантии, что его там не продадут, спасая свою шкуру. А завод? «Его» мастера? Что, если начнут копать и на заводе?!
Филипп Тихонович обвел глазами свою квартирку. Расстаться с этим?! С пушистым ковром на полу, с изящным сервизом, с хрустальной люстрой, с ласковым тонким костюмом?
Албин застонал, закрыв лицо руками, — нет, нет, такое не в его силах. Собственно, единственное, что он любил в жизни — вон тот диванчик на капризно изогнутых ножках, цветной телевизор, даже вот эти тапочки с белым пушистым помпоном.
Ради всего этого он занялся подпольным бизнесом. Из-за них, этих вещей, грозит ему теперь тюрьма — серый строй, суконные ушанки, сатиновая телогрейка и железные в два яруса кровати! Так выходит, его веши ему — враги! И останутся без него, и будут служить другим людям, пока он там, в тюрьме, в колонии…
Албин дрожащей рукой налил коньяк, выпил. Грозящая опасность принимала реальные очертания, неопределенные до того враги получили название. Замутненный алкоголем мозг призывал к активности.
— Сволочи! — тихо сказал Албин и подошел к сверкающему хрусталем серванту.
Первым, брызнув красно-зелеными искрами, полетел на пол огромный хрустальный рог.

Воскресенье. 7.00

На кухне звенел-надрывался будильник, который Алексей Петрович завел с вечера и за разговорами забыл на столе. Часы показывали семь, пора было вставать.
По осторожным шагам в коридоре Волин понял, что будильник выполнил свое назначение и разбудил не только его, но и Толю Ермакова. И только Люся сладко спала, отвернувшись к стене.
«Милая моя, — с нежностью подумал Волин. — Намаялась вчера. Своих забот хватает — работа, Алешка, дом, а тут еще без раздумья бросилась на помощь Печказовой, до вечера пробыла у нее, а ведь выходной день они хотели провести совсем иначе. Ну да Люся знает цену участия».
Алексею Петровичу невольно припомнилась отвернувшаяся к стене в гулком коридоре больницы худая девчонка — на тот момент свободных мест в больнице не оказалось, и Люсю положили в коридоре. «Сотрясение мозга и множественные кровоподтеки на лице», — так было записано в истории болезни.
Люсю пытались ограбить, когда она вечером возвращалась из медучилища. Отчаянно сопротивляясь, она защитила себя, но угодила в больницу, и Волин, начинающий сыщик, тщетно пытался разговорить ее. Люся переживала обиду на все человечество, рушились ее идеалы. Потом были долгие разговоры, со временем реже посещали девушку тягостные воспоминания, но до сих пор Волин испытывал горечь и стыд от того, что преступник не был найден — случается, к сожалению, и такое. Зато они нашли друг друга.
Осторожно прикрыв за собой дверь комнаты, Волин прошел на кухню. Там уже сидел Ермаков и поглядывал на чайник, начинавший шипеть. Как они ни осторожничали, но Люсю все же разбудили, и она, милая и улыбчивая, принялась разогревать им завтрак, заботливо приготовленный с вечера. Беззаботно спал только Алешка, абсолютно свободный в воскресное утро от всяких обязанностей.
Щадя его вполне заслуженный нелегким трудом первоклассника сон, Люся перенесла телефон на кухню, и они даже не сразу услышали его назойливое жужжание. Трубку сняла Люся, секунду послушала, изменилась в лице:
— Алеша, скорей! Это Тома Черепанова!
Тамара по просьбе Волина ночевала у Печказовой. Капитан прижал трубку к уху и услышал Тамарин голос, взволнованный и потому показавшийся незнакомым.
— Алексей Петрович, — Тамара даже не поздоровалась, — быстрее к нам, тут такое! — голос ее дрогнул.
— Спокойно, Тамара, давай быстро и по порядку. Ночь как прошла?
Он знал, что Тамара быстрее соберется с мыслями, если он будет направлять ее рассказ.
— Ночью все было спокойно, — ответила она, — а утром началось!
— Вы обе живы-здоровы? — спросил и дыхание задержал, боясь услышать плохое.
— Мы-то живы и здоровы. А вот в 7.00 — время я заметила точно — у нас телефон зазвонил. Я, как вы велели, взяла параллельную трубку. Разговор у меня точно записан. Потом прочту, а смысл такой — с Нелли Борисовны выкуп требуют за жизнь мужа! — Голос Тамары опять прервался, пришлось вмешаться Волину:
— Спокойно, Тамара! Спокойно и тихо. Кто звонил? Мужчина?
— Мужчина звонил, Печказова его голос не узнала.
— Тамара, откуда ты звонишь?
— Я от соседей звоню, все сделала, как вы велели. На станцию сообщила, они в курсе. Да что вы мне главного-то не даете сказать! — вдруг рассердилась она, и Волин смутился: действительно!
— Так вот, — голос Тамары стал теперь твердым, растерянность, видимо, прошла, — тот звонарь сказал: я не шучу и вы не шутите, гоните монету, а то плохо будет. Печказов, мол, у нас, можете убедиться, спуститесь только к почтовому ящику.
— Ну и что? — поторопил Волин.
— Да я, Алексей Петрович, едва ее уговорила, что сама спущусь, боялась ее выпускать-то. Ну, спустилась на первый этаж к почтовым ящикам, открыла двадцатый, печказовский, и сама чуть в обморок не грохнулась! — Тамара притихла на секунду и тихонько выдохнула в трубку: — Челюсть там! Печказовская! Я ее по золотой коронке узнала!
Волин ошеломленно молчал. Мистика какая-то! Челюсти, золотые коронки, ну просто английский детектив! Начитались, насмотрелись в зарубежном кино всякой дряни. А теперь и сами туда же.
Наконец он вспомнил, что Нелли Борисовна рассказывала о вставной челюсти мужа, и догадался, о чем речь идет.
— Я, Алексей Петрович, зашла к соседям напротив позвонить, — продолжала Тамара, — и они тоже хотят вам кое-что сообщить.
Тут же, без перерыва, в трубке послышался другой женский голос:
— Товарищ Волин, я видела их, они утром в четверг к Георгию Ивановичу приходили — двое. Они его и увели. Я видела их, правда, через глазок и в спину, но видела!
— Еду к вам, ждите, — быстро сказал Волин.
Ермаков, уже одетый, ждал его в коридоре.

Воскресенье. 9.00

Тамаре Черепановой не удалось скрыть от Печказовой страшную находку: Нелли Борисовна зашла к соседям в неподходящее время. Однако женщина уже не была одна, присутствие Тамары и соседей помогло ей справиться с новым ударом, и она выдержала его достаточно стойко, во всяком случае, к приходу Волина была уже внешне спокойна.
Шантажисты действовали изуверски жестоко и довольно-таки безопасно для себя: они представили доказательство серьезности своих намерений, дали жертве короткое время на размышления и обещали позвонить дополнительно, чтобы сообщить о месте встречи.
«Немыслимо! Откуда у них уверенность, что у Печказовой есть деньги?» — думал Волин. Только приступил к расспросам Печказовой и ее соседки, как позвонил Ермаков.
— Давай срочно сюда. Урожайная, десять, квартира семнадцать, я у Тихони, — Ермаков почти кричал в трубку, и слышен был еще чей-то рыдающий низкий голос, выкрикивающий из глубины комнаты неразборчивые слова, затем раздался грохот. Волин услышал, как, не повесив трубку, Анатолий бросился куда-то с криком: «Тихо, тихо ты!»
Волин помчался на Урожайную. Дверь в квартиру Албина не была заперта. Толкнув ее, капитан вошел в прихожую и ахнул — такого погрома не видел он никогда!
Ермаков, взволнованный, красный, с хрустом ступая по осколкам стекла, вышел к нему, повел в комнату, успев шепнуть:
— Вопросов не задавай. Ярится!
Албин сидел в глубоком мягком кресле, руки его были связаны полотенцем, к потному лбу прилипли мокрые пряди волос. Возле, настороженно поглядывая на него, стояли два здоровенных парня, удивительно похожие друг на друга, и миловидная, средних лет женщина, судя по всему, их мать.
— Соседи, — пояснил Ермаков. — Я к ним на помощь приехал. А если бы не они — не представляю, что было бы.
— Дела-а-а, — протянул удивленно Волин, оглядывая квартиру.
Красивая арабская мебель, инкрустированная деревом разных пород, была превращена в груду дров. Гнутой ножкой высокого столика Албин сокрушил все, что смог: стекла шкафов, посуду, хрусталь. Пустым черным глазом глядел сброшенный на пол огромный телевизор, скелет люстры сиротливо свисал с потолка, всюду валялись клочья рубашек, каких-то тканей. Волин осторожно перешагнул через разорванные по шву темно-синие брюки, покосился на рукав от такого же синего пиджака, прилепившийся к спинке дивана.
Пушистый светлый ковер был порублен. Уловив взгляд Волина, женщина сказала:
— Когда он топором рубить ковер взялся, тут мы уже не выдержали. Плохо дело, думаем, ну и прибежали, Мы под ним живем, — пояснила она. — Кое-как мои ребята его уняли, связать пришлось. Спасибо еще, Анатолий Петрович помог.
Ермаков, сделав знак Волину, вышел на кухню, тот последовал за ним. До кухни Албин добраться не успел, только на столе неопрятно, нарушая общую гармонию кухонного порядка, стояли бутылки, начатые и пустые.
— Пил и безобразничал. — Ермаков зло кивнул на бутылки.
— Рассказывай, — коротко попросил Волин.
— Тут и рассказывать нечего — сам все видишь. Работы предстоит еще немало, но основное мне ясно — Тихоня возглавлял эту компашку. Даже из того, что он здесь кричал спьяну, можно понять многое. Как мы и предполагали, на заводе шла сборка «Кораллов», размеры которой еще предстоит установить. Сбыт — через Печказова и «Рембыттехнику». В последние дни между «компаньонами» действительно возникли распри — размеры доходов, как можно понять, не устраивали Печказова. С Тихоней он поскандалил, а потом в «Рембыттехнике» его припугнул Гога. Значит, причины устранить Печказова у этой «фирмы» были. Нам срочно нужен Гога. Но я вижу пока только один путь выйти на него — через Албина, а тот пьян в стельку.
— Мы вот что сделаем. Ведь на Албина прямо указали, что он причастен к хищению?
Ермаков молча кивнул.
— Давай задерживать его, оформляй документы. И вызывай медвытрезвитель — пусть под контролем протрезвляется.
На том и договорились. Увидев вошедших Ермакова и Волина, Албин подал голос:
— Развяжите руки, не буду я больше шуметь!
— А чего шумел-то? — вполне дружелюбно спросил Ермаков.
— Сволочи все. — Рыдания прерывали некогда вальяжный баритон. — Зачем я гнулся? Никто спасибо не сказал, только рвали, рвали каждый себе, а теперь я отвечать должен?.. А эти шмотки, — Албин кивнул головой в сторону груды обломков, — эти и совсем сволочи, так пусть никому ничего не достается! — Последние слова Тихоня выкрикнул, пьяные злые слезы покатились по щекам, сразу утратившим упругость и холеность.
Изумленные парни таращились на Албина, женщина грустно качала головой.
— Вот что надо бы в кино показывать! — с горечью сказал капитан Ермаков. — Эта сторона жизни вора, к сожалению, часто остается в тени. А не мешало бы иногда всенародно показывать такие закономерные финалы. Почаще!
Волин огорченно махнул рукой:
— Я к Скрипачу, — сказал он Ермакову. — Тебя, как управишься, жду в отделе.

Воскресенье. 9.30

Арнольд Францевич измучился, ожидая звонка. Все он продумал, все устроил, но почему нет звонка? Пора, казалось бы, быть первому сообщению.
Неужели, сорвалось? И что не сработало?
Он наводил справки — Зоя была в командировке. Так удачно складывалось — вернулась, а дело уже сделано. Она наконец-то поймет, что с ним шутки плохи. Скрипач пыжился, проигрывая про себя эпизод встречи с Зоей — он был мастер на такие представления и репетировал их заранее, получая от этого не меньшее удовольствие, чем от самого разговора.
Долгожданный телефонный звонок раздался, но Арнольд Францевич находился в это время на кухне и трубку сняла жена, для которой он давно перестал быть мужем и остался лишь объектом для любопытства и насмешек.
Голос, попросивший пригласить к телефону Арнольда Францевича, был знаком женщине. Она поморщилась, решив, что опять Арнольд затеял какую-то авантюру, раз связался с этим подонком.
Когда Скрипач в своей комнате поднял трубку параллельного телефона, жена его с шумом опустила трубку на рычаг и, чуть переждав, тихонько вновь подняла ее, приложила к уху — интересно, о чем будет разговор?
—…понимаешь, о чем ты болтаешь? — услышала она взволнованный голос мужа.
— Да я-то при чем? — гудел его собеседник. — Я все сделал, как вы велели…
— Велели, велели, — перебил его Скрипач. — Разве я так велел? Деньги где?
— Я все сделал, — посуровел голос абонента, — и деньги не отдам.
— Отдашь, сволочь, — тонко закричал Скрипач, и жена его услышала шум, как будто упало с вешалки пальто на плечиках. Она осторожно положила трубку, вышла в прихожую, чуть приоткрыла дверь в комнату мужа и увидела, что он сидит на полу, привалившись к неприбранному дивану, и ловит воздух широко открытым ртом.
Женщина с трудом подняла на диван ставшее тяжелым сухонькое тело мужа, открыла тумбочку, отыскивая нитроглицерин, нашла тонкую стеклянную трубочку с таблетками, сунула одну в синеющие губы.
Подняв с пола телефонную трубку, в которой уже раздавались короткие гудки, она набрала «03», вызвала «скорую» и стала ждать.
Состояние мужа не особенно ее пугало: во-первых, такие приступы стенокардии с ним случались и прежде, и, во-вторых, ей было безразлично его здоровье — они давно стали совсем чужими. Все свое время она отдавала сыновьям и внукам, была дружна с невесткой и не чувствовала себя одинокой. Поведение мужа, ранее причинявшее ей страдания, ее больше не волновало. Одиноким был он, хоть и не хотел в этом признаться, искал приключений, развлечений. И вот лежит сейчас — никому не нужный, как этот старый диван.
Однако же неподвижно лежавшая на плоской подушке голова мужа с редкими седыми волосами, сквозь которые проглядывал гладко обтянутый кожей череп, вызвала жалость. Женщина принялась поправлять подушку и наткнулась на жесткую серую книжицу. Она раскрыла ее и удивилась — два дня назад Скрипач получил в сберкассе крупную сумму, об этом говорила запись в сберкнижке. Не об этих ли деньгах был телефонный разговор?
Жалость к мужу пропала, женщина бросила сберкнижку на тумбочку. Интересно, зачем ему понадобились деньги, да еще такая сумма?!
Такой рассерженной и застал жену Скрипача капитан Волин. Внимательно осмотрев удостоверение, она кивнула в сторону комнаты мужа, коротко и сердито бросив: «Допрыгался».
Волин осторожно вошел в комнату. С первого взгляда было ясно, что говорить с больным нельзя: Скрипач тяжело, со всхлипами дышал, глаза были закрыты.
Почти следом за Волиным приехала «скорая», и, пока врач возился с больным, Волин поговорил с его женой. Женщина не скрыла разговор, предшествовавший сердечному приступу, рассказала о сберкнижке и о связи мужа с некой Мальцевой Зоей, из-за которой старик «потерял всякий стыд», как она выразилась.
— Он способен на все, — твердо, не отводя взгляда, сказала она. — Говорил с ним по телефону Курко Андрей. Лечился он от алкоголизма и работал в мастерских у Арнольда, там они снюхались. И не те ли деньги, что Арнольд снял с книжки, отказался босяк вернуть? Что за дела у них, не знаю.
Волин вернулся в комнату, где колдовала бригада «скорой помощи». Сердитая докторша на его вопрос возмущенно замахала руками: «Спросите лучше, будет ли жить!» Судя по всему, на скорый разговор со Скрипачом рассчитывать было нельзя. «Интересно, — подумал Волин, — выходит, что старик Скрипач может иметь самое прямое отношение к исчезновению Печказова».
По дороге в отдел он заехал в психиатрическую больницу и вместе с дежурным врачом зашел в тесный кабинетик Скрипача в лечебно-производственных мастерских. На обшарпанной тумбочке там стояла старенькая «Москва». Похоже, анонимки Печказовой печатались на ней.
Новости были самые серьезные.

Воскресенье. 10.00

— Зачем мне обманывать вас? — Мальцева вскинула брови, изображая оскорбленную невинность.
Полковник Николаев был человеком выдержанным. Вот и сейчас ничем не выдавал своего растущего раздражения. Похоже, он стучался в закрытую дверь. Как от стенки горох отлетали от Мальцевой все разумные доводы. Она, несмотря на воскресенье, обратилась в милицию сама, без тени робости попросила приема «у самого главного дежурного начальника».
В кабинете спокойно уселась на предложенный стул, расстегнула черное модное пальто, привычно поправила пушистую белую шапочку и потребовала объяснить, по какому праву милиция интересовалась ею — дома и на работе.
Ни Волина, ни Ермакова на месте не оказалось, и Николаев, зная, зачем искали Мальцеву, решил сам допросить ее. И вот уж сколько времени не мог добиться чего-нибудь определенного. Женщина отрицала все, даже самые очевидные факты.
Печказова знала. Да, были дружны. Немного ухаживал, но очень недолго.
Нет, никогда писем Печказову не писала. С женой не знакома, знает о ней только со слов Печказова…
Возмущаясь явной ложью, Николаев из разговора с Мальцевой все же выяснил, что она вряд ли знает о происшедших событиях.
«Что ж, если пока не осведомлена о судьбе Печказова, возможно, к его исчезновению отношения не имеет, — подумал полковник. — Как видно, вся ее задача — избавиться от подозрений в неверности. Попробуем разъяснить дамочке, в какую историйку она влипла со своими романами!»
Теперь, услышав о том, что Печказов пропал, что полковнику известно о ее отношениях с этим человеком, Мальцева сдалась. Исчезли уверенность в движениях, достоинство и невинность в глазах. Мальцева, вытирая редкие, черные от туши слезинки, принялась выторговывать плату за правду, умоляя не сообщать мужу, если она расскажет все. Представив, что крылось за этим «все», Иван Александрович брезгливо поморщился.
Пришлось разъяснить Зое, что он попросту не вправе раскрывать глаза ее мужу, если не будет выяснено ничего криминального.
Мало-помалу Мальцева успокоилась и рассказала неприглядную свою историю. Случайно познакомившись с Печказовым, она стала принимать от него богатые подарки. Между ними возникли близкие отношения. Однако она боялась разоблачения и уехала к мужу, который учился в другом городе. Оттуда она и писала письма Печказову. После возвращения встречи с Печказовым продолжались, обычно встречались днем в квартире его больной матери.
Когда Печказов поздравлял ее с женским днем, то, волнуясь, сказал, что ему звонили по телефону и угрожали убить. Потом он успокоился, отмахнулся. «Пустяки все это, лишь бы ты была со мной», — точно воспроизвела она его слова. Угрожали Георгию и раньше — прежний ее друг Скрипач. Но он больной и старый. Она не придавала значения этим угрозам. А в четверг Печказов провожал ее в эту коротенькую командировку. Он приехал на вокзал, но к вагону не подходил: там оказались знакомые.
Постояли немного, и Печказов сказал, что утром к нему приходили двое.
На том они расстались, договорившись созвониться в субботу вечером.
— Вчера и сегодня он не звонил, — закончила Мальцева.
Собственно, нового она почти ничего не сообщила, лишь подтвердила уже имеющиеся сведения. Разговор затянулся. Полковник уже поглядывал на часы, нетерпеливо ожидая известий от Волина и Ермакова.
Подписав Мальцевой пропуск, Николаев спустился на первый этаж в лабораторию Пахомова, составлявшего по описанию соседки Печказовых фоторобот неизвестных, с которыми ушел в четверг Печказов. Интересно, что показания соседки совпадали с рассказом Мальцевой о двоих якобы из милиции, приходивших к Печказову. Семен Лузгин видел двух парней возле гаража Печказова. Эти две фигуры заявляли о себе все настойчивей.
Эксперт успел не только составить фоторобот, но и сделать множество снимков. Пахомов молча подал два снимка полковнику, и тот не сдержал удивленного возгласа: шапка, одежда, осанка снятого со спины человека на обоих снимках были очень похожи!
А ведь сделаны снимки по описаниям разных людей — Лузгина и соседки Печказовых!
— Возможно, что один и тот же человек приходил и к квартире, и к гаражу Печказовых!
— По-моему, один и тот же, — подтвердил Пахомов, — я по описаниям так ясно себе его представляю, что, кажется, знаком с ним. Второй парень проявляется хуже, а этот описан хорошо. Конечно, — добавил эксперт смущенно, — лицо мы плохо представляем. Лузгин совсем не видел, соседка Печказовых видела мельком. Но вот со спины — видите сами, как точно. Можно ведь узнать?
— Я узнал бы, — сказал Николаев. — С этого мы и начнем, — продолжал он задумчиво. — Давайте, Володя, побольше снимков. Соберем своих сотрудников, дружинников подключим — где-нибудь да всплывет эта фигура, приметная она.
Мелодично звякнул внутренний телефон, эксперт поднял трубку и тут же передал ее Николаеву:
— Вас, товарищ полковник.
Говорил дежурный, и Николаев невольно огорчился — стоило ему выйти ненадолго из кабинета, как поступили важные сведения. Звонил Волин и, не застав полковника, просил передать ему следующее. В квартиру Печказовых шантажисты звонили из автомата на привокзальной площади. Подброшенный в почтовый ящик протез челюсти действительно принадлежал Печказову. Ермаков установил Тихоню. Им оказался Албин Филипп Тихонович. А сам Волин съездил к Скрипачу неудачно и направлялся в отдел.
Вскоре после звонка Ермаков доставил в милицию Албина, почти следом появился и Волин.
Вновь началась работа.

Воскресенье. 14.00

Албин на вопросы отвечать наотрез отказался. Плакал, ругая все и вся, так что не выдержал дежурный, упрекнул:
— Да вроде тебя насильно не заставляли ничего делать, тем более воровать, сам виноват, и ругать некого.
При обыске из разорванного в клочья костюма Албина извлекли записную книжицу в изящном черном переплете.
Ермаков полистал ее и молча показал Волину запись «Гошка» и номер телефона.
— Очень может быть, что это Гогу он так именует, — сказал обрадованный Волин.
Оказалось — точно. Записанный номер был номером телефона продуктового магазина, где грузчика Гошку Грибкова знали и тотчас же сообщили, что в настоящее время живет он у пенсионера Петренки. «Без прописки», — добавлено было не без злорадства.

…Деревянный домик Петренки смотрел на улицу двумя захлестанными весенней непогодой окнами. Через темные сени Волин попал прямо в петренкины хоромы — кухоньку да комнату со столом, стульями, тумбочкой, старым приемником и двумя кроватями у стены.
Гошка оказался дома, сидел один у стола. Увидев Волина и входившего с ним мрачного участкового инспектора, Гошка вскочил. Суетливо, по-бабьи обмахнул ладошкой стулья, пригласил садиться и на первый же вопрос Волина, который не очень-то привык к легким победам, заявил не в пример своему молчаливому шефу:
— Я, граждане начальники, человек маленький, мне скрывать нечего, я все расскажу. Заявляю, что сам хотел пойти в милицию, изобличить расхитителей народного добра.
Волин улыбнулся. Похоже, что показания давать будет. И действительно, Гошка сыпал слова круглые и ровные как горох.
— Я с Тихоней в колонии познакомился.
— Как в колонии? — удивился Волин. По сведениям Ермакова, Албин судим не был.
— Что вы, что вы, — Гошка округлил глаза, — я с его брательником сидел, а Тихоня только навещал его.
Гошка не скрывал своих связей.
— Я с ним детей не крестил, пусть отвечает. А я что? Принеси, унеси. «Гога туда, Гога сюда», — передразнил он кого-то и добавил, комично посерьезнев: — Я рабочий человек.
Из Гошкиного рассказа выходило, что он иногда вместе с Албиным, а иногда и без него доставлял магнитофоны в торговые точки. Как отметил про себя Волин, охотно и подробно рассказывая обо всем этом, Гошка старался не касаться своих отношений с Печказовым. Лишь мимоходом в числе последних небрежно назвал он завмага. Пожалуй, слишком вскользь, чтобы Волин не обратил на это внимания. А ведь капитан знал, что Гошка виделся с Печказовым в день его исчезновения!
Алексей Иванович строго спросил:
— Давай-ка, Грибков, о Печказове поговорим, о Георгии Ивановиче.
— А что Печказов? — Гошка насторожился и скрыть этого не сумел.
— Когда виделись с ним в последний раз? Зачем? Кто велел?
Гошка из всех сил делал вид, что пытается вспомнить. Наморщив лоб, он поднял глаза к потолку, помолчал, шевеля губами, потом решительно мотнул головой:
— Нет, не помню.
Заметим, что капитан укоризненно покачал головой, Гошка снова заторопился:
— Не помню, честно, гражданин начальник, не помню! Может, вы напомните деталь какую, чтоб я вспомнил, а?
«Ну и жук, — подумал Волин, — как он только что распинался, а вот на тебе — пытается выудить, что нам известно о Печказове. Узнает и выложит ровно столько, сколько и сами мы знаем. Однако же неспроста это!»
— Провалы памяти? — сказал Волин спокойно. — Можно и напомнить. Для начала давайте о встрече в «Рембыттехнике». Поподробнее. Вопросы те же: когда, зачем и по чьему приказу?
— Да что в «Рембыттехнике»? Он и разговаривать со мной не стал!
«Пошел ты», — сказал мне Георгий Иваныч и, извините, еще нецензурно добавил. Вот и весь разговор.
— И дальше? — вновь спросил Волин. — Албину об этом сказал?
— А как же, — ответил Гошка, и глаза его метнулись, понял, что проговорился.
— Ну вот что, парень, — построжал Волин, — хватит ходить вокруг да около, выкладывай, что знаешь о Печказове. Где он?
— Это Тихоня вам набрехал, да? — Не получив ответа, он продолжал:
— Да ничего я не знаю! Паны дерутся, а у холопов чубы трясутся. Тихоня послал меня, приказал припугнуть завмага. Сам-то не может. Тихоня культурный. Я его и встретил в «Рембыттехнике». Ну, какой был разговор — я уже рассказал! Доложил Тихоне, а он мне, дескать, набей ему морду, только втихую. А как я ему морду набью, если он вон какой комод? Тихоне я обещал, конечно. Ждал его, не скрою, хотел вечерком камушком в глаз засветить, но не пришлось.
— Где ждал-то? Когда?
— У гаража его ждал. В тот же день. Думаю, как выйдет он из машины, тут я и приварю ему кирпичиком. Стемнело уже, замерз я да и оторвался до дому.
— В каком часу это было?
Гошка задумался ненадолго, потом обрадованно зачастил:
— Вспомнил, вспомнил, время не назову, но когда я домой пришел, у Петренки комиссия сидела — из жэка, что ли, прорабатывали его за пьянку.
Вмешался участковый инспектор:
— Алексей Петрович, я это мигом уточню. Действительно, товарищеский суд за Петренку взялся, он после смерти жены выпивать начал, я и попросил. Ходят теперь к нему, вроде действует.
Опыт подсказывал Волину, что трусливый Гошка не способен напасть на решительного завмага, но он знает что-то. Стоп! Откуда Албин мог узнать об исчезновении Печказова? А он знал и именно поэтому предложил Урсу очистить склад от левого товара! Не от Гошки ли получил он эти сведения?
«Построже придется с ним», — решил Волин и, обращаясь к Гошке, сурово сказал:
— Собирайся, парень, договорим в милиции.
— За что, гражданин начальник? — заныл Гошка, не двигаясь с места; между тем Волин встал, поднялся и участковый инспектор.
— Сам не желаешь, так Албин, возможно, напомнит, что было.
— Да не верьте вы Тихоне, — Гошка не хотел так сразу сдать позицию.
— Я ведь насвистел ему. Понимаете, насвистел, чтобы он отвязался. Откуда мне было знать, что все так повернется. А он мне пригрозил, я же говорил вам, помните?
— Вы сказали Албину, что Печказов исчез? — спросил Волин напрямую.
— Отвечайте коротко и ясно.
— Я не говорил, что он исчез, — пытался заныть Гошка, но Волин прервал его:
— А как говорил?
Решительный тон подействовал на Гошку.
— Ладно. Скажу. Но предупреждаю: отвечать мне не за что, я, можно сказать, беду отводил.
«Опять понес», — досадливо поморщился Волин, а Гошка, уловив эту невольную гримасу, тут же перестроился:
— В общем, я Печказова ждал во дворе «Скорой», там гараж его. Уж стемнело, а его все нет. Смотрю, вроде как не я один за гаражом наблюдаю, кто-то стоит между забором и гаражной стенкой — там узенький такой проход. Человека мне не видно, только тень. Откуда он появился и когда, не знаю, но по двору не проходил, видно, с тылу зашел: там дворы проходные.
«Точно, проходные», — вспомнил капитан и потребовал:
— Дальше!
— Я понял, конечно, что и камушком не достану завмага — при свидетелях-то я не дурак кидаться, но интересно мне, чего мужик прячется там, за гаражом? Жду. Если, думаю, завмаг еще кому насолил, то я чужими руками с ним и разделаюсь! Посмотрю, что будет, а Тихоне доложу, что это я его пристукнул. Слышу, подъехал к гаражу «жигуленок». Я в подъезде стоял напротив, выходить не стал. Смотрю, тот из-за гаража прыг к машине. Мотор работал, и никаких слов я не разобрал, но, видно, был разговор, потому что завмаг сперва свою дверцу чуть приоткрыл, потом, видел я, перегнулся, кнопку задней дверцы — раз! — выдернул и дверь открыл. Парень этот сел в машину на заднее сиденье.
— Парень? — переспросил Волин.
— Парень, — подтвердил Гошка серьезно, — по всему видно, прыткий, молодой. Я разглядеть его не сумел, только молодого-то от старого отличить можно. И еще шапку на нем заметил — светлая такая.
— Дальше, дальше, — поторопил Гошку Волин. Опять всплывала фигура таинственного парня.
— Дальше развернул завмаг своего «жигуленка» и укатил. А я домой пошел, что мне ждать оставалось?
— А Тихоня?
— Тихоне тут же позвонил из автомата и сказал, что нанял ухарей и, мол, переживаю сам, как бы его не пришибли. Тихоня меня поругал, а на следующий день примчался к магазину как бешеный: где, мол, завмаг, куда девали?! Не буду же я ему признаваться, что я ни при чем. Но вот вам честное слово. — Гошка театрально прижал руки к впалой груди. — Честное слово мое, правду сказал. Тихоне я тогда наврал, дескать, узнаю все у ребят. А сам ушел с работы да и сижу дома. Звонил Печказову на работу, домой — нет его. А где он? — теперь во взгляде Гошки Волин увидел недоумение и искренний интерес.
Значит, опять появился какой-то человек. Из числа установленных свидетелей Гошка видел Печказова последним. И с этим неизвестным.

Воскресенье. 17.00

Весь день Волина не покидала мысль о Скрипаче. Версия о причастности старого ловеласа к исчезновению Печказова имела право на существование и подлежала тщательной проверке. Ясность могли внести Скрипач и Андрей Курко. Но первый, Волин справлялся, не приходил в сознание, а второго разыскать че могли. Мать Курко, измученная, рано состарившаяся женщина, объяснила, что сына-алкоголика не видит неделями. Где он обитает, чем занимается — ей неизвестно. После лечения парень какое-то время не пил, потом старые дружки встретились и опять жизнь покатилась под горку.
Меры к розыску Курко были приняты, но результата пока не дали.
А интересно бы знать, о каких деньгах шла речь в последнем телефонном разговоре Скрипача? Зачем он снял с книжки деньги? Что за дела у Скрипача с опустившимся бывшим пациентом психбольницы?
И угрозы, угрозы в адрес завмага, их не сбросишь со счета.
Волин тщетно пытался дозвониться до квартиры Скрипача. То никто не подходил к телефону, то было занято. Наконец трубку подняли, и незнакомый мужской голос на вопрос Волина ответил, что Скрипач только что скончался от нового сердечного приступа.
Ошеломленный этим известием, Волин долго держал в руке телефонную трубку, из которой звучал настойчивый гудок отбоя.

Воскресенье. 19.30

Семен Лузгин, шофер первого класса, двадцать лет водивший автомобиль и считавший шоферскую работу самой интересной, тосковал. Впервые ему показалось, что есть дело интереснее, чем у него самого.
С тех пор как он стал невольным свидетелем попытки ограбить печказовский гараж, его жизнь утратила размеренное течение, в ней появился новый интерес. Лузгин увлекался часто — спорт, рыбалка, книги, но все это были увлечения спокойные, без особых страстей и волнений. Теперь Семен прикоснулся к событиям, происходившим на таком накале, когда вплотную вставали вопросы жизни и смерти. События захлестнули его впечатлительную душу. Все эти два дня самым страстным его желанием было найти приходивших к гаражу людей. Он был уверен, что узнает их, особенно того, высокого, в бежевом кожушке, что возился с замками и оглянулся на окрик.
Ему нравились неутомимый здоровяк Волин и смуглый быстрый Ермаков, его потряс эксперт Володя Пахомов, в лице которого сочетались для Лузгина наука, техника и трудный розыск преступника.
Будь его воля, Семен не уходил бы из лаборатории эксперта день и ночь и все последующие дни и ночи — так было интересно. А еще он впервые близко увидел и поразился, насколько трудна милицейская работа.
Прошлой ночью, подменив напарника, Лузгин терпеливо и зорко наблюдал за гаражом, во время выездов на вызовы поручал наблюдение своим сослуживцам, уважительно отчитывавшимся перед ним о результатах дежурства. Однако все было напрасно.
Сегодня Семену предъявили для опознания снимки фоторобота, составленного со слов соседки Печказовых, и Лузгин вышел из милиции еще более утвердившимся в сознании важности своего участия в розыске.
Он не чувствовал усталости после ночной смены и хлопотного дня, сказывалась многолетняя привычка к суточным дежурствам.
Смеркалось, вечерние улицы в эти часы были пустынными. Лузгин шел неторопливо и рассуждал про себя, где можно встретить тех парней. «Судя по добротной одежке, они не ханыги, нет, — думал он. — Напротив, с претензиями ребята. Замок с шифром сразу пилить не стали, открыть надеялись. Значит, в этом деле мало-мальски соображают, квалификация есть. Убегать бросились дворами, значит, подходы к гаражу изучали заранее — местные парни, наверняка местные. Ну и где же можно их застать, местных, с такими ухватками? Рестораны? Могут поостеречься, коли виноваты в чем. Если я в первую очередь ресторан вспомнил, то не дураки же они, чтобы не сообразить, где искать станут».
Лузгину нравился ход собственных размышлений. Действительно, стоит перебрать в уме все места, где могут они появиться, эти парни. Кинотеатры Лузгин отмел — не до кино им, конечно; театр, музеи и выставки отпадали тоже. Так где же, где? Город велик. И тут Лузгина осенило.
Парни знали Печказова, гараж его, квартиру, работу и все эти дни как-то появлялись именно в этих местах, значит, там и надо будет смотреть.
«Кстати, — вдруг вспомнил он, — ведь у Печказова еще мать больная есть». Лузгин стал вспоминать, где эта квартира; в его присутствии Волин говорил Ермакову, что участковый был у Мавриди и там все в порядке. Волин назвал и улицу, но название вылетело из головы Лузгина, и он, как ни старался, вспомнить его не мог.
Семен был человеком настойчивым, даже упрямым: если решил чего, добьется непременно. Конечно, он понимал, что обращаться за адресом Мавриди к Волину или кому другому из милиции бесполезно — не дадут да еще и отругают: сами, мол, справимся.
Лузгин посмотрел на часы — поздновато, но на вокзале справочный киоск работает, адрес узнать можно, да тут как раз и остановка автобуса близко. Короче, всего через полчаса Семен Лузгин держал в руке белый листочек с адресом Мавриди. Редкая фамилия не оставляла сомнений в правильности адреса.
И он не был бы Семеном Лузгиным, если бы тут же не отправился по этому адресу — просто так, посмотреть. Улицу и даже дом, где жила Мавриди, он знал — недаром ведь работает столько лет на «скорой».
Дом Мавриди — старая семиэтажка с тремя подъездами. Над каждым входом горела тусклая лампочка. Не подходя близко к дому, Семен остановился в скверике.
«Середина марта, а весна не разгуляется никак», — подумал он, оглядывая светящиеся окна, и тут дверь крайнего правого подъезда хлопнула, выпустив высокую тоненькую девушку. Разглядеть ее Семен не успел, она быстро завернула за угол, и он не обратил на нее особого внимания, продолжая разглядывать окна и прикидывая, за каким из них квартира Мавриди.
Так простоял он несколько минут и уже собрался было домой, как вдруг заметил направлявшегося к дому человека. Судя по походке, человек был молодым. В обычное время Семен не обратил бы на него внимания — идет и идет себе человек, но сейчас Лузгин был настороже, и ему показалось, что человек идет как-то не совсем спокойно, осторожничает, что ли.
Семен ждал, когда он подойдет ближе к дому, но тот вскинул голову, глянул на окна и, быстро повернувшись, направился за угол — туда, где несколькими минутами ранее скрылась девушка.
Скудного света хватило, чтобы Семен Лузгин разглядел светлую пушистую шапку на голове незнакомца.
Да это же тот, кто был у гаража!
Не раздумывая, шофер бросился за ним. Узкая асфальтовая дорожка вела через скверик к соседней улице. Человек в пыжиковой шапке маячил впереди и резко обернулся, когда Семен, выскочив на дорожку, шаркнул подошвами об асфальт. В конце дорожки Лузгин успел заметить фигуру девушки. «Ждет», — догадался он.
Парень прибавил шагу и через несколько секунд исчез вместе с девушкой в тени деревьев, обрамлявших соседнюю улицу. Семен, уже не таясь, побежал по дорожке прямо к старым деревьям на плохо освещенной улице.
Он миновал эти деревья и только подумал, что надо бы приглядеться, как вдруг улица осветилась внезапной вспышкой, и ничего не понявший Семен Лузгин, теряя сознание, рухнул на асфальт.

Воскресенье. 20.00

Протрезвевший Албин подтвердил показания Гошки. Категорически отрицал лишь то, что давал ему задание расправиться с Печказовым.
В кабинете Николаева, будто это и не было воскресенье, опять долго, подробно обсуждали дело об исчезновении, прикидывали так и этак, что нужно было сделать абсолютно срочно. Разошлись поздно.
Волин, быстро поужинав, уснул как убитый. Эта ночь для него прошла спокойно. Полковник Николаев запретил дежурному звонить Волину о том, что ночью с поезда сняли Андрея Курко, убегавшего от Скрипача, который никому уже навредить не мог.
По подробной ориентировке Курко был опознан нарядом линейной милиции. При обыске у него обнаружили большую сумму денег. К утру Курко доставят в отдел.
— А Волин пусть спит, сил набирается на завтра, — сказал полковник дежурному помощнику.
И еще одно событие произошло этой ночью. Овчарка жильца пятиэтажного дома по улице Борской обнаружила на дорожке под деревьями лежавшего без сознания мужчину.
Испуганный хозяин собаки позвонил в милицию и вызвал «скорую помощь», которые прибыли почти одновременно. Когда лицо мужчины осветили, врач всплеснул руками:
— Да это же Лузгин, наш водитель!
Одежда Лузгина была в порядке, пальто, шапка, часы на руке, бумажник с документами — все при нем. Значит, не ограбление.
В больнице выяснили, что у Лузгина травма черепа.
— Ударился затылком крепко, — сказал озабоченный врач, и дежурный по району, строго наказав врачу позвонить, когда потерпевший очнется, сообщать о происшествии начальнику не стал.
Фамилия Лузгина дежурному была незнакома, и он не мог связать ее с делом об исчезновении Печказова.

Понедельник. 8.00

Выспавшийся, отдохнувший капитан Волин вошел в горотдел.
Еще из дома он позвонил на квартиру Печказовых, там было все в относительном порядке. Нелли Борисовна здорова, Тамара находилась при ней неотлучно, и за ночь ничего не произошло.
По длинному пустому коридору Волин направился к деревянной лестнице, ведущей на второй этаж, где был его кабинет, но из-за перегородки дежурного его окликнул участковый инспектор Карцев. Волин с симпатией относился к Николаю Павловичу Карцеву, не раз обращался к нему за помощью, никогда не получая отказа. Карцев давно работал на своем участке, его знали и уважали. Бывали случаи, когда Карцев здорово выручал Волина, поэтому Алексей Петрович обрадовался, увидев участкового инспектора. Несмотря на разницу в возрасте — Карцеву было около пятидесяти, — они были на «ты»: сблизила их совместная работа и взаимная симпатия.
— Я тебя, Алексей Петрович, поджидаю, — поздоровавшись, сказал Карцев, — давай-ка покумекаем.
— Пошли, Николай Павлович, ко мне в кабинет, — пригласил Волин, пожимая жесткую руку участкового инспектора.
Поднимаясь по лестнице за Карцевым, Волин, оглядывая его крепкую спортивную фигуру, отметил легкую, пружинистую поступь. Зная серьезный и основательный характер Карцева, Волин подумал, что не с пустым делом ждал его Николай Павлович.
Привычно ударившись о ручку сейфа, капитан прошел к своему столу, вопросительно посмотрел на Карцева. Тот молча положил на стол снимки фотороботов, изготовленных экспертом со слов Лузгина и соседки Печказовых. На снимках явно проглядывали черты одного и того же человека, снятого со спины: бежевая дубленка с небольшим воротничком, характерно опущенные плечи, высоко остриженный темный затылок, тонковатая шея.
— Знаю я его, — сказал Карцев, — мой это.
— Как — твой? — не понял Волин.
— Ну, мой, с моего участка. Чернов это. Миша, — пояснил участковый. И по тому, как это сказал Карцев, капитан понял, что Мишу Чернова участковый инспектор знал, но особых претензий к нему не имел, иначе не назвал бы Чернова так — Миша.
— И что? — Волину не терпелось узнать об этом Мише поподробнее.
Участковый инспектор покачал головой.
— Трудно поверить, Алексей Петрович, но надо проверить. Миша Чернов меня никогда не тревожил особенно, так только, по мелочи. Семья неплохая была, мать не работала, за Мишей приглядывала. Потом отец бросил их, уехал куда-то, мать на работу пошла. Миша к отцу уезжал на год или два, затем вернулся. После школы на работу пошел, потом в армию. Время быстро летит, гляжу, Миша уже отслужил, женился. Мать его свою судьбу еще раньше устроила, уехала с новым мужем. Миша и остался с женой в квартире. И опять я доволен был им — не выпивал, работал, дома все тихо, учиться в институте стал. Потом смотрю — один он ходит, да и выпивши нередко. В чем дело, думаю, и узнаю, что жена-то ушла от него. Стороной я услышал, что вроде разошлись они.
Волин слушал участкового не перебивая.
— Замечаю, выпивки на квартире своей Миша устраивает, девица к нему зачастила, — продолжал участковый. — Особых друзей у него нет, один только почаще других ходит. И знаешь, Алексей Петрович, — участковый вздохнул и вытащил снимок. — Похож на этого.
На втором снимке фоторобот получился похуже. Парень был невысокого роста, и свидетели плохо видели его из-за спины второго, высокого. Четко выделялась лишь одна деталь — светлая пушистая меховая шапка.
— Сам видишь, Алексей Петрович, тут, кроме шапки, ничего приметного нет, и вот у Мишиного друга, кажется мне, такая же.
Итак, фигуры двух теней, мелькавших вокруг печказовского дела, получали материальное воплощение. Михаила Чернова и его друга нужно было срочно проверять.
Когда Волин и Карцев обсуждали, как лучше это сделать, позвонил Николаев.
— Алексей Петрович, — голос полковника был тревожным, — Лузгин ведь у нас по печказовскому делу проходит?
— Да, он у гаража парней видел.
— Давайте ко мне срочно, — прервал Николаев, и обеспокоенный Волин, попросив Карцева подождать, помчался в кабинет начальника.
Вскоре пригласили туда и Карцева.
Разговор был серьезным. За три дня напряженной работы следы Печказова так и не обнаружились.
И вот — новое дело. Лузгина нашли вблизи дома, где проживала Мавриди — мать исчезнувшего завмага. Как оказался там Лузгин вечером? Не связано ли это происшествие с его участием в деле Печказова?
Вопросы, вопросы, вопросы…
Отпадала еще одна версия — покойный Скрипач не был причастен к исчезновению Печказова, хотя при жизни страстно желал навредить ему любым способом.
Перепуганный Курко рассказал еще по дороге в милицию, что именно об этом его просил Скрипач и дал деньги — целых две тысячи. Заполучив такое богатство, Андрей запил и провел ночь в городском вытрезвителе. Связываться с Печказовым он не хотел, позвонил Скрипачу и сбежал с его деньгами, чтобы погулять без помех.
Николаев после беседы с Курко позвонил в вытрезвитель. Точно. Курко доставлялся для вытрезвления в 19 часов 9 марта. А завмаг провожал Мальцеву в 20.15, Гошка видел его еще позднее.
— А парня этого, Курко, придется лечить принудительно, не то пропадет, — сказал Волину огорченный полковник, — но гляди, капитан, сколько пены вокруг темных дел поднимается.
Ясно, что тайна исчезновения завмага скрыта в его делишках. Но вот в каких?
Единственное сейчас реально появившееся новое лицо — Михаил Чернов.
Опустив голову, Волин вынужден был признать справедливым упрек начальника в том, что он упустил работу с Еленой Суходольской, довольствуясь сообщением участкового инспектора Гука о полном якобы порядке в квартире Мавриди.
— Нет мелочей в нашем деле, — сказал Николаев, — есть небрежность, которая часто очень дорого стоит.

Понедельник. 9.00

Сразу после совещания навели справки о Чернове. Оказалось, что Чернов Михаил работает слесарем на железнодорожном вокзале. Работа сменная, и Чернов сегодня отдыхает, а вот в субботу работал ночью и сменился в воскресенье после 8 часов. Факт интересный: было известно, что именно из автомата на привокзальной площади шантажист звонил Печказовой в такую рань.
Чернов же работал на вокзале всю ночь — что ему стоило позвонить рано утром?
Это было еще не все. Выяснилось, что к Чернову часто приходит друг, некто Сергей, иногда просиживает у слесаря целыми днями. Он невысокого роста, ходит в светлой пыжиковой шапке. Где работал и работал ли вообще, сослуживцы Чернова не знали. Однако же приметы обоих совпадали с теми, что называли Лузгин и соседка Печказовых. Волин не сомневался, что друг Чернова отыщется, раз уж на его след напали, а сейчас горел нетерпением встретиться с Черновым.
Потому и казалось ему, что старенькая дежурная машина, погромыхивающая на обнаженных весной колдобинах, идет чересчур медленно.
К Чернову с капитаном ехали Карцев и Владимир Пахомов — эксперт настоял на своем присутствии при посещении квартиры Чернова, вполне резонно заявив:
— Помешать не помешаю, да еще и пригожусь.
…В квартире Чернова звонок не работал, сорвана была даже кнопка.
— Непорядок какой, — вздохнул Карцев и постучал.
В ответ на стук из квартиры раздался басовитый лай, затем послышался голос — кто-то прикрикнул на собаку. Наконец дверь открылась.
Высокого роста смуглый парень лет двадцати пяти стоял на пороге.
— Здравствуй, Чернов, — негромко сказал Карцев, — разреши к тебе войти. Не в гости, по важному делу.
Парень пожал худыми плечами, не ответив на приветствие, взял за ошейник огромную старую овчарку.
— Входите, — сказал он и пошел в комнату первым.
Теперь, в затылок, Волин узнал его — высокая, не по моде стрижка, худоватая длинная шея, покатые плечи. Сомнений не было — свидетели описывали Чернова или очень похожего на него человека.
Глянув на Пахомова, капитан заметил, что эксперт тоже узнал в Чернове черты фоторобота, с которым столько возился. Володя, заметив взгляд Волина, глазами показал на вешалку, где висела старая дубленка — уже залоснившаяся, сильно загрязненная на сгибах. Бежевая дубленка! Свидетели говорили и о ней.
Однокомнатная квартира Чернова была сносно для холостяка прибрана, только пустовата. Сухой рационализм — ничего лишнего. Чернов сел на диван, застеленный серым одеялом, покрытым клочьями собачьей шерсти — собака, видимо, обитала именно здесь. Волин и Карцев сели у стола. Пахомов остался стоять, внимательно оглядывая комнату.
— Так что, Миша, — начал участковый, — с серьезным делом мы к тебе. Это, — он показал на Алексея Петровича, — капитан Волин из уголовного розыска, а тот, — он кивнул в сторону Пахомова, — эксперт-криминалист. Я к тебе, Миша, по-хорошему обращаюсь — расскажи, какая за тобой вина числится?
— Нет за мной ничего, а личная жизнь, мне кажется, не ваше дело.
Выходило, что Чернов рассказывать ничего не собирался.
Еще несколько минут назад Волин горел желанием видеть Чернова. Ну вот, увидел, и что же дальше? Похож на фоторобот? Ну и что?
Если даже и узнают его свидетели, что с того? Никаких других доказательств нет — да что там доказательств, самого Печказова нет, ищем пока ветер в поле.
Карцев между тем спокойно продолжал разговор. Спрашивал о работе, зарплате, о здоровье спросил. Чернов отвечал односложно, настороженно, контролируя каждое слово.
Карцев перешел к вопросам о знакомых, друзьях, сослуживцах Чернова — те же односложные ответы, и ничего, буквально ничего интересного. Пора было и Волину вступать в беседу — не зря же ехал. Но он не мог решить, с чего начать.
Внимательно слушая, капитан не сразу обратил внимание на знаки, которые осторожно делал ему Пахомов, стоявший в коридорчике, а когда обратил, то с удивлением увидел, что эксперт показывает ему на детскую коляску, стоящую в узком коридорчике. «Что там с коляской, — подумал Волин, — что там может быть?» — и вопросительно приподнял плечи. Ордера на обыск квартиры у них не было — кто же даст разрешение на обыск, если есть только подозрения, да и то неопределенные. Поэтому и поехал Пахомов — приглядеться ко всему во время беседы. И вот его заинтересовала детская коляска. Почему? Какое она может иметь отношение к розыску Печказова?
И капитан решил сыграть напрямую.
— Вы знали Печказова? — спросил он.
— Печказова? — переспросил Чернов и ответил, не отводя взгляда: — Нет, Печказова я не знаю.
«И не спросил, кто такой этот Печказов», — отметил про себя Волин.
— Кто приходил к вам вчера на работу?
Чернов дернул плечами, собака забеспокоилась, и Волин, не получив ответа, понял, что нужно настоять на своем, обязательно настоять. Ответ покажет, лжет Чернов или нет. Ну какие могут быть основания скрывать имя товарища, просто приходившего на работу?!
— Ваши сослуживцы говорили об этом, так что скрывать нет смысла, — капитан решил сказать, что Чернова проверяли уже по месту работы.
— Пусть тогда сослуживцы и назовут вам его, — не сдавался Чернов.
— А почему вы не хотите назвать? Причины есть к тому? — настаивал капитан, и Чернов, видимо, понял, что трудно объяснить это упорство. Понял и сделал правильный вывод.
— Сергей приходил. Суходольский.
«Суходольский! Что это? Опять совпадение? За матерью Печказова ухаживает Лена Суходольская! Так совпадение или… на этот раз нет?»
— Расскажите о нем, — потребовал Волин.
Чернову явно не понравилось это требование. Он молчал, затем хлопнул рукой по дивану рядом с собой. Собака тотчас вспрыгнула на диван, положила голову на колени хозяина, продолжая глазами следить за Волиным. «Обезопасился, — подумал Волин, — боится нас, что ли?»
В разговор вмешался Пахомов:
— Разрешите, товарищ капитан, один вопрос?
— Давайте, — разрешил Волин, и эксперт спросил Чернова, показывая на коляску:
— Это ваша вещь?
Чернов ответил нарочито небрежно, но за этой небрежностью почувствовалась тревога:
— Это я брал у сестры, еще когда жил с женой. Ребенка мы ждали. Потом жена уехала, а коляска так и осталась.
— Алексей Петрович, я прошу вас перенести беседу в милицию, — попросил Пахомов. Волин хорошо знал эксперта. Для этой просьбы были, видимо, самые серьезные основания.
Сам капитан тоже подумывал об этом. Знакомство Чернова с Суходольским настораживало. Чернова следовало подробно допросить, а в условиях горотдела это проще сделать, да и проверить показания можно быстрее.
Пахомов внимательно следил, как Чернов запирает дверь, попросил показать тонкий стальной ключ с причудливыми бородками на конце.
— Изготовили сами? — поинтересовался он. — И замок тоже?
— Что здесь сложного? — опять пожал плечами Чернов. — Я ведь слесарь.
По дороге Волин пытался выяснить у Пахомова, что его заинтересовало, но эксперт лишь шепнул тихонько: «В отделе».
Едва приехали, Пахомов, пообещав позвонить, направился в лабораторию, а Волин, проводив Чернова в свой кабинет, поручил Карцеву собрать в паспортном столе сведения о Суходольском, разыскать участкового инспектора Гука, справиться о Елене Суходольской.
— И еще, — добавил он просительно, — пожалуйста, о Лузгине узнайте.
Карцев молча кивнул.
В отделе все закружилось с молниеносной быстротой. Первым удивил всех эксперт. Не успел капитан приступить к допросу, как его пригласил Николаев.
Войдя в кабинет начальника, Волин увидел, что полковник вместе с экспертом разглядывают тонкие блестящие стерженьки. «Да это же обломки отмычки из замка печказовской кладовки», — узнал Волин.
— Я думал, откуда они могли быть? — возбужденно говорил эксперт. — Сравнивал с вязальными спицами, со спицами от зонтов — нет, все не то. — Он обернулся к Волину:
— Алексей Петрович, эта отмычка, — эксперт кивнул на стерженьки, — она из верхнего остова коляски, что в коридоре у Чернова стоит! Вы прошли к столу, — продолжал эксперт, — а я как раз возле коляски остановился. Гляжу, верхний остов, ну, на который тент натягивается, в коляске лежит, клеенка с него снята и несколько спиц откушено кусачками. Пригляделся — очень похожи спицы на детали отмычки. Мне теперь нужны те спицы, из коляски, проведу экспертизу и дам точный ответ. Но мне кажется, я не ошибся.
— Если Володя не ошибается, надо у Чернова обыск делать, — задумчиво сказал Николаев, — может, еще что отыщется. Буду просить санкцию прокурора на обыск. И вот еще что, Алексей Петрович. Ваш Лузгин очнулся и подтвердил наши худшие опасения. Напали на него. Он решил посмотреть на дом Мавриди, затем пошел вслед за человеком, показавшимся ему знакомым. А парня этого, говорит, девица ждала, и вышла она из подъезда, где живет Мавриди. Жаль Лузгина — хороший, неравнодушный человек. Гордиться такими нужно! В общем, сейчас Суходольскую привезут, поехали за ней. Старушку договорились пока в больницу устроить.
Полковник замолчал. Волин тоже молча обдумывал услышанное. За несколько минут два таких важных сообщения!
Хотя эксперт торопил с обыском у Чернова, решено было вначале провести опознание Чернова соседкой Печказовых.
— Лузгина беспокоить нельзя, а если Чернова опознают, будет у вас предмет для разговора — раз, и основание для обыска — два, — так посоветовал Волину начальник и оказался прав.
Уже через полчаса соседка Печказова безошибочно указала на Чернова, стоявшего спиной к ней в целом ряду мужчин.
— Он это, можете не сомневаться, — заявила женщина, — я его хорошо разглядела. Сначала в глазок, а потом видела в затылок, когда они по лестнице спускались с Георгием Ивановичем. Куда вы его дели? — горячилась она.
Чернов молчал, опустив голову. Ничего не отрицал, ни в чем не признавался. Молчал — и все. Но подавленность его была явной.
Увидев Пахомова, обвешанного аппаратами, с внушительным саквояжем в руках, и узнав о предстоящем обыске, Чернов помрачнел еще больше, хотел сказать что-то, но, передумав, только махнул рукой. И молчал всю дорогу до дома.
Пригласив понятыми соседей, Алексей Петрович попросил на время обыска оставить в их квартире собаку. Те согласились.
Чувствуя тревогу хозяина, собака в чужой квартире хрипло взлаивала, подвывая. Под этот аккомпанемент и пришлось проводить обыск.
В большом ящике для слесарных инструментов нашли части металлических стержней с явными следами обработки. Стержни сняты были с каркаса детской коляски, который тоже изъяли.

Понедельник. 11.20

— Смотрите, ребята, как набухли почки на этой березе! Пройдет еще немного времени, почки лопнут, появятся ярко-зеленые листочки…
Лидия Ивановна, юная учительница третьего «А» класса, проводила урок природоведения в лесу за поселком. Сегодня он был посвящен весне. Совхозный поселок находился в 60 километрах от города, и Лидия Ивановна считала своим долгом прививать ученикам любовь к родной природе.
Лес постепенно очищался от снега. На полянках сквозь мокрую прошлогоднюю траву проглядывала первая смелая зелень.
Дорога на взгорках была почти сухой — песчаная почва не держала влагу, в низинках же стояло топкое месиво. За поворотом дороги у речки росли вербы, к ним-то и спешила Лидия Ивановна со своими ребятами. На их тонких ветках, как стая маленьких птичек, сидели пушистые желто-белые соцветия. Внезапно она заметила, что возле нее остались только девочки, да и те нетерпеливо поглядывают за поворот, куда побежали шустрые мальчишки.
— Догоняем! — крикнула она своим спутницам и первой побежала по лесной дорожке. За ней с восторженным визгом бросились девочки. Ребячьи голоса звонко разносились по гулкому лесу.
Лидия Ивановна бежала впереди — молодая, легкая, радостная. Через несколько метров изгиб дороги закончился. Лидия Ивановна выбежала к реке и сразу увидела, что ребята столпились у красной легковой машины, глубоко, по самый кузов засевшей задними колесами в низинке.
Молодая учительница подбежала туда, остановилась у красной машины. Обычно шумные, ребята притихли и стояли кучкой.
На заднем сиденье машины, неудобно подогнув под себя ноги, лежал полный мужчина в распахнутом сером пальто. Лицо было полуприкрыто клетчатым пушистым шарфом, но Лидия Ивановна заметила неестественную бледность этого лица.
— Плохо человеку, — заговорила она и сильно постучала по стеклу. — Вам плохо, товарищ?! — теперь уже прокричала учительница. Может быть, слишком громко в окружавшей ее тишине.
— Лидия Ивановна, он мертвый, — вдруг сказал кто-то из мальчиков.
Учительница снова заглянула в машину и вновь увидела странную неподвижность, какую-то нелепую позу лежащего.
— Мертвый?! — повторила она, и это показалось ей настолько неестественным, что она не поверила.
Кругом было столько солнца, таяли последние островки ноздреватого снега, на вербе кудрявились пушистые шарики… А здесь смерть. Немыслимо!

Понедельник. 12.00

— Разрешите, товарищ полковник? — В кабинет Николаева вошел участковый инспектор Гук, расстроенный, целиком еще находящийся под впечатлением утреннего нагоняя, полученного за легковерие и безынициативность.
— Входите! — Голос полковника прозвучал доброжелательно. Он знал меру разносам. Обескураженный инспектор нуждался в поддержке — он получит ее.
Гук почувствовал, что полковник больше не сердится, расправил нахмуренный лоб.
— Товарищ полковник, я Суходольскую привез, — он показал рукой на закрытую дверь. — К зубному врачу она в субботу не ходила.
— И что? — поинтересовался Николаев.
— Все, — смутился инспектор, — плачет теперь только.
— Ну, видите, Гук. На вашей ошибке мы два дня потеряли и, возможно, очень нужных нам два дня.
Гук виновато опустил голову, затем обратился к начальнику:
— Возможно, это не имеет значения, но вдруг пригодится. Сейчас в коридоре Суходольская поздоровалась со смуглым таким человеком из магазина «Радиотовары», с которым Ермаков работает. Он в коридоре сидит.
— Спасибо, Гук, за наблюдательность, сообщим-ка об этом мы Ермакову, пусть поинтересуется, — полковник взялся за аппарат селектора.
Переговорив с Ермаковым, Николаев попросил Гука:
— Зовите Суходольскую.
Волин был на обыске у Чернова, Ермаков занимался с Урсу, и никто в отделе лучше полковника не знал обстоятельств этого дела. Допрос Суходольской должен был дать интересные результаты, и Николаев решил, не откладывая, встретиться с ней сам. Кое-какие справки о ней навести успели. Молодая женщина обладала явными авантюристическими наклонностями. Чего стоит, например, только одна ее служба у Мавриди. В ее-то годы, когда все дороги открыты: учись, работай!
Последние события, и в частности, нападение на Лузгина, позволяли думать о том, что Суходольская как-то причастна к печказовскому делу. Для простого совпадения все слишком сложно.
Николаев решил дать Суходольской возможность рассказать то, что она сама считает нужным. Если в чем-то замешана — будет шанс признаться, заслужить снисхождение: это немаловажно для человека, попавшего в скверное дело.
— Так что, будем рассказывать? — полувопросительно сказал полковник, когда Суходольская появилась в его кабинете. — Начните со знакомства с Печказовым.
Суходольская молча кивнула, достав платок, вытерла слезы. Многое из того, о чем она рассказала, полковнику было известно. О посещениях ею квартиры Мавриди, о связи с Печказовым рассказывали соседи Мавриди и Нелли Борисовна. Лена пыталась приукрасить события своей жизни — явно не хотелось ей признаваться в своей несостоятельности.
— Печказов мне 200 рублей в месяц предложил, а на стройке я меньше получала. Вот и согласилась. Он сказал, у Эммы Павловны есть сбережения, из них и будет платить…
— А теперь о вчерашнем расскажите. Есть основания полагать, что вечер у вас был беспокойным.
Глаза Суходольской опять налились слезами:
— Как это? — переспросила она.
— Вот я и хочу услышать от вас, как это. Почему вы поздно ушли от Мавриди?
— Эмма Павловна беспокоилась.
— А мужа не ждали?
— Мужа?
— Да, мужа, — подтвердил Николаев.
— Ну, обещал он прийти. — Голос Суходольской дрожал.
— Пришел?
Суходольская опустила голову, не решаясь ответить.
— Так пришел муж? — настаивал Николаев.
— Пришел, — прошептала Суходольская и заплакала уже в голос.
Николаев налил ей воды, переждал минуту и предложил:
— Давайте-ка, Лена, все начистоту. Мужчина тот, Лузгин, тоже ведь кое-что рассказал.
Суходольская открыла лицо, явно обрадованная словами полковника.
— Значит, жив он? — с облегчением переспросила она.
— Жив, в больнице.
— Господи, а я так переживала, — сказала Суходольская, и Николаев поверил ей. Переживала она, иначе так не среагировала бы на сообщение о том, что Лузгин жив. Но что крылось за этим переживанием? За кого боялась Суходольская? За Лузгина или за себя и своего спутника?
Николаев молча ждал.
— Я расскажу, — торопливо заговорила Суходольская. — Муж за мной обещал зайти. Я вышла, жду его за домом Мавриди, там скверик такой. Вижу — идет. Только прошел дорожку, вдруг за ним мужчина — бегом. Мы — от него, встали за дерево, а когда он поравнялся с нами, Сергей его и ударил.
— Чем ударил? Только правду!
— Кастет у него в перчатке.
«Немудрено, что Лузгин столько времени без сознания пролежал», — подумал Николаев и спросил:
— И за что же он ударил мужчину?
— Сказал, что этот тип за ним охотится. И все.
— Где сейчас Суходольский?
— Не знаю, — быстро ответила Лена, — правда, не знаю. Я ему говорила, чтобы в милицию шел, а он только ругался — поздно, говорит. И сказал мне, что сам меня найдет. Может, у родителей? — предположила она. — Уехать куда-то хотел… Я ему денег обещала достать…
Попросив Лену подождать в приемной, Николаев распорядился о розыске Суходольского. И все это время полковника не оставляла мысль: какое же отношение к делу Печказова имеет нападение на Лузгина?
— Давайте теперь к Печказову вернемся, — предложил Николаев. Суходольская покорно кивнула.
— Куда он исчез, как по-вашему?
Суходольская пожала плечами:
— Не знаю. Угрожали ему, он и скрылся.
— Кто угрожал?
— Ну, рассказывал же он мне, что женщина ему звонила, сказала, чтобы остерегался, а то убьют.
— Убьют? — переспросил Николаев. Суходольская отвела глаза:
— Убьют, так он сказал.
— Может быть, и убили? — Николаев внимательно смотрел в лицо Суходольской, она испуганно замахала руками:
— Да что вы, что вы такое говорите, не могли его убить!
— Откуда такая уверенность? Почему не могли? Кто мог звонить? Кто чужой приходил в квартиру Мавриди? Почему был беспорядок в комнате старухи?
Четкие, быстрые вопросы так и сыпались на Суходольскую, не давая ей опомниться.
Лишенная возможности что-то придумать, Суходольская терялась, и в ответах ее появились шероховатости, несуразности, не ускользнувшие от полковника. Он все более убеждался, что Суходольская не до конца искренна. Но она рассказала о нападении на Лузгина! Значит, то, что она скрывает, важнее для нее?
Николаев окончательно понял, что Суходольская лжет, когда спросил ее:
— С Василием Урсу знакомы?
— Нет, — коротко ответила Суходольская.
— Ну, знаете! — Николаев возмущенно развел руками, но пристыдить Суходольскую не успел.
Послышалось ровное жужжание селектора. Полковник щелкнул клавишем.
— Да…
В кабинет ворвался взволнованный голос дежурного:
— Товарищ полковник, срочное сообщение! В лесу за совхозным поселком школьники обнаружили красные «Жигули». В машине труп мужчины. По всей видимости, это Печказов. Оперативная группа к выезду готова.
Николаев не прервал, как хотел вначале, сообщение. Слушая, он не отрывал взгляд от Суходольской, и его поразила происшедшая в ней перемена. Побледневшее, изменившееся лицо Суходольской, остановившийся Взгляд, тонкие руки, хватающие горло, — все говорило о сильнейшем потрясении.
— Убили… Значит, убили. — Голос Суходольской был едва слышен, она, казалось, говорила сама с собою — растерянно, горестно.
Видя, что Николаев встает из-за стола, она вдруг резко тряхнула плечами, сбрасывая оцепенение, и сказала:
— Нет, не согласна я.
— С чем? — переспросил полковник, думая о том, что придется еще раз отложить допрос Суходольской: надо было выезжать на место происшествия.
— На убийство не согласна, — окрепшим голосом, не замечая нелепости такого заявления, серьезно сказала Суходольская. Потом попросила:
— Выслушайте меня, не уходите.
И Николаев понял: допрос откладывать нельзя. Суходольская решилась сказать правду. Он молча кивнул, вновь сел за стол.
Монотонно, бесцветно, как будто пережитое потрясение лишило красок не только лицо, но и голос, Суходольская сказала:
— Я их обманывала, понимаете? Мой муж, Сергей, от Васи Урсу узнал — они одноклассники, — что у Печказова много денег. А я подтвердила, я ведь раньше их знала — Мавриди и Георгия. Ну и сказала, сама не знаю зачем, что, мол, да, деньги у него есть, золото, драгоценности в тайниках. В квартире Мавриди мол, в полу тайник, там деньги и брильянты. Ну, они меня уговорили к Печказову пойти работать. Когда он предложил мне за матерью ухаживать, они обрадовались — давай, мол, тайник найдешь. А какой там тайник, — она безнадежно махнула рукой и продолжала: — Замучили они меня — подавай им тайник, уж чего я им только не выдумывала. Они злиться начали, сами, говорят, найдем. Тогда я сказала, что тайник пуст, деньги Печказов забрал, перепрятал. Они говорят, что придется его прижать, а жаловаться не станет: деньги нечестные. Я испугалась. И позвонила ему по телефону. Постаралась изменить голос. Сначала просто угрожала. А потом сказала, что его хотят убить. И пусть он осторожнее будет… Но Георгий Иванович всерьез этого не принял. И все-таки я надеялась, что после такого звонка он будет настороже и ничего страшного не случится.
А вечером после праздника Сергей с другом пришли к Мавриди, пьяные оба. Сергей ударил меня, обзывал… Все перерыли — не поверили мне про тайник. Телефон зазвонил — трубку разбили.
На следующий день я узнала, что Печказов исчез, но они уверили меня, что он куда-то смылся. Я не хотела думать о плохом. И вам не хотела об этом говорить, может, думаю, отыщется Георгий Иванович. И вот… Отыскался… — Она закрыла лицо руками.
— Кто это — друг мужа? — спросил наконец Николаев. — Урсу?
Суходольская затрясла головой:
— Нет, нет, что вы! Чернов это. Чернов.

Понедельник. 14.00

Волин и Пахомов приехали, когда возле красных «Жигулей» уже стояли полковник Николаев, немногословный молодой прокурор, следователь прокуратуры Серов и судебно-медицинский эксперт Горышев. Чуть поодаль небольшой тесной группкой притихли понятые и испуганная молодая учительница. У колеса милицейского «газика», свесив на сторону язык, сидела красивая, с черной спиной, овчарка. Кинолог Гурич поздоровался с Волиным, смущенно теребя поводок, и Алексей Петрович понял без объяснений: собака след не взяла. Эксперт Пахомов, которого все ждали, поудобнее пристроил свой внушительный чемодан, раскрыл его.
Серов попросил понятых подойти поближе. Начался осмотр места происшествия.
Волин внимательно наблюдал, как действует Пахомов, слушал тихий голос прокурора, диктующего Серову протокол:
— На передней правой дверце снаружи, на подголовнике кресла водителя бурые следы, похожие на кровь… сделан смыв… труп лежит на спине… руки заведены назад, связаны многократным обвитием белого шелковистого шнура… одежда сильно помята…
Наступил черед судебно-медицинского эксперта.
— На затылке глубокие раны, потеки крови к воротнику, вниз. Были три удара: сзади, чуть справа, когда потерпевший находился в вертикальном положении — сидел, по всей вероятности. Лицо синюшное. Асфиксия, я думаю, — сказал Горышев, снимая перчатки. — К вечеру проведу экспертизу.
Волин пытался представить себе трагедию, разыгравшуюся в машине. Вот подъезжает Печказов к гаражу, вот подбегает к машине неизвестный, говорит что-то, и Печказов впускает его в машину. Итак, незнакомец сел в машину сзади. Трудно поверить, что один. Печказов грузен, достаточно силен — вряд ли справится с ним один человек, где-то, наверное, подсел и другой.
Три сильных удара по голове — с заднего сиденья. А дальше? Видимо, требовали деньги, ценности.
Волин вспомнил: сослуживцы и знакомые говорили о Печказове, что на грани жизни и смерти не расстанется он со своим добром. Так и случилось. Печказов ответил отказом, преступники настаивали, связали его, и вот — смерть. Потом они пытались найти тайник сами — не удалось, решили шантажировать жену Печказова. Мерзость какая. И ради чего? Волин вспомнил перчатку с купюрами, поморщился.
К капитану подошел Николаев, встал рядом, тронул за рукав расстроенного Волина, дружеским жестом успокаивая его, и сказал тихо:
— Следствием займется прокурор. За нами — розыск. Нужен Суходольский.
Волин молча кивнул. Да, нужен Суходольский. Чернов молчит. Пока молчит.

Понедельник. 16.00

Перепуганный событиями Урсу не стал скрывать своего знакомства с Суходольскими. Анатолий Петрович Ермаков, успевший уже изучить характер своего подопечного, только намекнул, что дело Печказова осложняется и очень возможно, что…
Урсу, пламеней щеками, схватился за голову:
— Неужели и тут я буду замешан?! О господи, за что мне такое, за что? — застонал он.
Не удержавшись, Ермаков мстительно заметил:
— А за легкую жизнь.
— За легкую?! — в возмущенном голосе Урсу преобладала горечь. — Какая же это легкая жизнь! Я за те сотни, что получил от Печказова, столько страху натерпелся. И расплачиваюсь сейчас репутацией, нервами, здоровьем…
— Свободой, — опять не удержался Ермаков.
— Свободой, — покорно согласился Урсу, — и свободой тоже, да и еще много чем — жизнь себе покалечил. А чего ради? Где же те деньги? Я и не видел их! Разошлись куда-то все… А не разошлись бы, так еще хуже — страх постоянный. Мне ведь Георгий Иванович все наказывал: «Вася, осторожно, мол, следить могут, люди заметят».
Урсу замолчал. Молчал и капитан. Разговор напомнил о печказовском богатстве — слежавшихся купюрах на гаражной полке.
Ермаков вдруг подумал, как одинакова судьба этих неправедных богатств: рано или поздно — крах. И по печказовскому делу, и по другим, тем, что были раньше. Крах, только крах.
Словно читая мысли капитана, Урсу произнес убито:
— Конец, всему конец…
Ермакову было жаль этого запутавшегося парня, который тяжело переживал и стыдился происшедшего.
А Урсу рассказывал все без утайки.
— С СухоДольским мы учились вместе в 9 и 10-м классах. Не дружили, нет, — заторопился он, предвосхищая вопрос капитана, действительно собиравшегося уточнить эту деталь. — Я в эту школу пришел уже в девятый, у Сергея компания была своя. Я-то деревенский, жил у тетки, а Сергей, что называется, фирмовый парень, и друзья у него такие же. Приторговывали они всякой иностранной ерундой — майки, сигареты. Я его интересовал мало. После школы не встречались. А вскоре после Нового года случайно в торговом зале встретились. Вижу, позолота с него пооблезла, но все еще о себе много понимает. Магнитофон пришел покупать. У нас, вы знаете, — Урсу смущенно запнулся, — бизнес в разгаре был, и я ему пообещал. Да еще захотелось показать, что и мы в люди вышли. В люди, — повторил он, вздохнув. — Короче, сказал ему, чтобы пришел он в магазин через день. Суходольский явился с другом. Я им — магнитофон, они мне деньги, вот и все. Правда, о Печказове меня спросили, завмаг, мол, ваш, поди, миллионами здесь ворочает. Видели, что я деньги-то в кассу не сдал, догадались. — Урсу замолчал.
— А самого Печказова они видели?
— Да, они меня разыскали у Георгия Ивановича в кабинете. Суходольский дверь приоткрыл, я его увидел и вышел.
— Значит, вы только два раза встречались с ним?
— Нет, больше. Они еще несколько раз приходили. Просто так. Ничего не покупали.
— С другом Суходольский вас знакомил?
— Знакомил, конечно. Зовут его Миша. Фамилию не называл. Помню, Суходольский сказал, что у него золотые руки. А кто он, не знаю.
— Расскажите о Суходольском, — попросил Ермаков.
— Суходольский… Расскажу, что знаю. Но я мало о нем знаю, — сразу оговорился Урсу.
— Рассказывайте, что знаете, — подбодрил его капитан.
— Учился он так себе, средне. А компания, я уже говорил, у него своя была — фирмовая.
— Что значит фирмовая? — переспросил Анатолий Петрович.
— Фирмовые — так они сами себя называли, ну и мы тоже, — пояснил Урсу. — Одевались модно, вещи там всякие — «зарубеж», музыка — тоже «зарубеж». Деляги ребята. Все какие-то у них свои разговоры, интересы свои — только и слышно: продал — купил. У нас школа-восьмилетка в поселке, я в девятый приехал в город. Я даже в столовой ни разу не был, а они уже и в ресторанах побывали… Короче, я для этой компании интереса не представлял. И все. Дальше и не знаю, что рассказывать. — Урсу вопросительно посмотрел на Ермакова.
— А родители? — спросил тот.
— Мои родители? — не понял Василий.
— Суходольского!
— А, Суходольского! Мать видел несколько раз. Ничего, нормальная женщина. Дома у них не был, не приглашали. Помню, говорил он, что отец у него — крупный начальник, все время в командировках за границей бывает. Мать тоже — то ли с торговлей, то ли с заграницей связана.
— Начальники, говоришь, большие? — изумился Ермаков. Он знал, что мать Суходольского была паспортисткой в жэке, отец работал заготовителем. А сыну, выходит, они в таком качестве никак не подходили!
— Задавался он много, а сам — так себе, пустой малый, — подытожил Урсу характеристику Суходольского.
— Ну, не скажи, — не согласился с ним капитан. — Попросту недооцениваем мы таких типов. А он, судя по всему, далеко не такой пустой. Зловредный.
Заканчивая разговор, Ермаков поинтересовался:
— Где он живет, знаете? И где друг его живет?
Урсу ответил, не раздумывая:
— Нет. Ни того, ни другого адреса я не знаю. Суходольский женился ведь, он сам говорил. А где живет — не рассказывал. Так что просто не знаю, чем вам помочь, — развел руками Урсу, — могу позвонить одноклассникам, если нужно, поспрашивать. Может, кто знает…

Понедельник. 18.30

На обратном пути Волин заскочил домой. Высаживая его у подъезда, полковник Николаев шутливо сказал:
— Отпрашивайся, Алеша, на ночь, — и добавил уже серьезно: — Торопись, машину пришлю через полчаса.
Волин кивнул. Яснее ясного: предстоит бессонная ночь. За день Суходольский обнаружен не был — проверили квартиры родителей и жены, установленных знакомых. Искали в столовых, кинотеатрах, на вокзалах — Суходольский не появлялся нигде. Предстояло продолжить работу и ночью. Суходольский уехать не мог. Судя по рассказу Лены, денег у него не было совсем, и он намеревался достать их любым путем. Ясно, что путь этот может быть и преступным.
Были приняты, казалось, все меры предосторожности. Целый день с Суходольской провела Таня Богданова, работник уголовного розыска. Тот магнитофон, что Лена, не удержавшись, стащила из квартиры Мавриди, она сдала в ломбард. Так что деньги у Лены были, но Суходольский не шел…
…Люся была дома. Чмокнув мужа в щеку, она побежала на кухню, по опыту зная, что он ненадолго, и на ходу крикнула:
— Позвони Печказовым, тебя Тамара разыскивала.
— Давно? — тревожно спросил Алексей Петрович, ставя на пол сына.
— Нет, с полчаса, может быть, или минут сорок.
— Не сказала, зачем? — Волин уже набирал печказовский телефон.
— Не сказала, — ответила Люся.
В трубке раздался голос Нелли Борисовны:
— Слушаю вас.
— Это Волин, — сказал Алексей Петрович и услышал, как облегченно вздохнула Печказова.
— Слава богу, Алексей Петрович, это вы…
— Что случилось? — перебил ее Волин.
И тут же заговорила Тамара Черепанова. Она, видимо, свято выполняла наказ капитана — при каждом звонке брала трубку второго аппарата.
— Алексей Петрович, опять звонок был. Слушайте, я записала:
«Деньги приготовьте срочно. Скоро снова позвоню и сообщу, как передать. Продавать меня не советую. Хуже будет». Разговор станция зафиксировала — мы недавно только трубку положили.
Тамара замолчала.
— Молодец, Тамара, — похвалил ее Волин, — обдумаем все, и я позвоню.
Итак, шантажист был здесь, в городе. И от замысла своего не отказался. Волин еще раз мысленно перебрал всех, кто как-то причастен был к делу: задержаны Курко, Албин и Чернов. На свободе Суходольский и Урсу… Но с Урсу вроде бы Ермаков разобрался, ему можно верить. Значит, остается Суходольский. Но до чего же дерзок! «Интересно, откуда звонил он на этот раз» — подумал Волин, доставая пальто. Он и забыл, что пришел домой поесть перед трудной работой. Из кухни выглянула раскрасневшаяся жена:
— На столе все уже, давай быстро!
Волин подчинился, передал пальто Алешке, погладил его по голове, подумав с огорчением, что некогда совсем побыть с сыном. Наскоро поев, выпив большую чашку крепчайшего кофе, Алексей Петрович вышел в сумерки. Машина начальника уже стояла у подъезда.

Понедельник. 20.00

Чернов продолжал молчать. Смотрел затравленным зверем и молчал. Не отвечал ни на какие вопросы. И невозможно было до него достучаться.
Николаев еще днем вызвал участкового инспектора Карцева, разъяснил обстановку, попросил:
— Соберите о Чернове все, что можно, даже в школу сходите. На завод. Почему он завод оставил? О жене справьтесь, ребенке. Так ли уж безнадежен этот разрыв? Озлобился он, — пояснил полковник.
— Озлобился, — согласился Карцев.
В кабинет полковника зашел озабоченный следователь прокуратуры Серов в темно-синем, ладно сидящем форменном костюме, подтянутый, строгий. За ним эксперт Пахомов. Николаев, хорошо изучивший своих ребят, видел едва сдерживаемую Пахомовым гордость. «Закончил экспертизы, — догадался он, — ах, молодец какой. Везет нам на криминалистов!»
Полковник был прав.
— Это черновики, — смущенно сказал эксперт, протягивая начальнику исписанные от руки листки, — я не успел оформить, но вот Николай Иванович, — он кивнул на Серова, — просил вам доложить.
— Просил, — кивнул головой Серов, — с такими данными можно твердые выводы делать. Смотрите сами.
Николаев взял первый лист. Опустив обширную описательную часть, нашел глазами крупно написанное слово: «выводы». Прочел. Ясно. Не ошибся Пахомов. Части отмычки из кожуха замка и стержни из квартиры Чернова изготовлены из остова детской коляски. «С высокой степенью квалификации», — написал эксперт.
Ах, Чернов, Чернов, куда приложил свои золотые руки!
Полковник взял следующий лист.
«…Представленные на исследование переплетения», — начал читать Николаев на другом листе, и Пахомов пояснил:
— Это шнур, которым Печказов был связан.
«…выполнены из шнура бытового плетеного с наполнением из отходов полиамидных нитей: артикул 48-030-01-58 производственного объединения «Химволокно». Диаметр шнура 5 мм. Цена 1 р. 90 коп. Этот шнур идентичен изъятому из квартиры Чернова мотку шнура».
Опять Чернов!
Увидев, что Николаев закончил читать, Серов сказал:
— Звонил Горышев. Причина смерти Печказова — асфиксия. Задушен Печказов. Кровь в машине — Печказова.
— И все-таки Чернов молчит, — задумчиво сказал полковник. — Подход к нему мы пока найти не сумели. И Суходольский на свободе.
Он наклонился к селектору, вызвал дежурного, спросил негромко:
— Что-нибудь от Волина есть?
— Молчит, товарищ полковник, — ответил дежурный.
— И этот молчит, — вздохнул Николаев.

Понедельник. 21.00

Вскоре позвонил Волин и сообщил неутешительные вести: Суходольского не нашли, как сквозь землю провалился. К жене и родителям он не заходил и не звонил.
Слушая капитана, Николаев представлял себе его усталое, расстроенное лицо и мягко сказал в трубку:
— Вот что, Алеша. Я у себя. Жду тебя. — И положил трубку.
Вскоре пришел Карцев. Развязал белые тесемки картонной папки, достал документы. Характеристики у Чернова оказались, можно сказать, безупречными. Вот личное дело школьника Миши Чернова. Крупные, четкие буквы, нестандартные слова. Добрый, отзывчивый, любит читать…
На заводе у Чернова тоже нет замечаний. Здесь слова суше, формальнее. Словно усреднено все. Вроде и гладко, и хорошо, а не поймешь, что за человек стоит за этими словами.
Просмотрев бумаги, Николаев вскинул глаза на Карцева:
— Как же так, Василий Тимофеевич? Ведь неплохой, казалось бы, парень?!
Карцев сокрушенно покачал головой:
— То-то и обидно, что неплохой. Я думаю, у него все с семьи началось, с разлада Сперва его отец бросил, потом уехала мать, потом жена. Вроде не нужен никому. Остался один, выпивать стал. Известное дело, одиночество и водка к добру не приводят. Характеристика-то, — он кивнул на бумаги, — гладкая, а я на заводе поговорил с ребятами: совсем другое говорят. Заметили Мишу в выпивке — ругать стали. То есть кругом плохо — дома и на работе. Озлобился, ушел с завода. И друг тут, конечно, помог. Суходольский. А жена-то от Миши уехала в положении. — Карцев вздохнул.
— Ребенок родился уже? — спросил Николаев.
Карцев кивнул:
— Мальчик.
— Чернов встречался с женой после этого? Видел сына?
— Ездил, говорят, к ней. Не знаю, до чего они договорились. У меня телефон ее записан, позвонить можно. Но сейчас, конечно, поздно…
Подумав, Николай вдруг предложил:
— А давайте, Василий Тимофеевич, вместе поговорим с Черновым.
Карцев заметно обрадовался.
— Я и сам хотел просить, чтобы дали мне с ним поговорить, — сказал он. — Все-таки мы раньше беседовали, и не раз. Сдается мне, сам он переживает сильно, и сбил его с панталыку приятель этот, Суходольский. Вот тот, по всему видать, фрукт!.. И с собачкой надо решить, — добавил он, помолчав.
— Что с собачкой? — не понял Николаев.
— Собака Чернова, овчарка-то, — пояснил Карцев, — у соседей осталась. А она тоскует и воет. Соседи пришли ко мне — забирайте. Что делать? Увел я ее к себе, благо смирная. Но скучает она. Не ест ничего. Голову на лапы положила и с двери глаз не спускает. Пусть Чернов собакой бы распорядился…
Когда ввели Чернова, участковый инспектор тихо ахнул. За сутки Миша осунулся, под измученными глазами легли тени, тонкая шея выглядывала из ворота беспомощно и жалко.
Чернов сел на предложенный стул, сложил руки в замок, уронив между коленями.
Николаев уловил настороженный, ожидающий взгляд, брошенный Черновым на участкового инспектора. И сказал:
— Вы спросить о чем-то хотите, Чернов?
Чернов молча кивнул.
— Спрашивайте, — разрешил Николаев.
— Где собака моя? — Голос Чернова, казалось, был таким же осунувшимся, как и его лицо.
— У меня собака, — сказал Карцев, — приютил пока дома.
Чернов впервые поднял голову, в глазах появилось удивление, признательность, а Карцев тихо продолжал:
— Скучает без тебя собачка. Что с нею делать-то прикажешь? Может, подержать, вернешься скоро, невиновен?
— Виновен, — выдавил из себя Чернов. — Не скоро вернусь. Что будет с собакой, не знаю. Делайте, что хотите. — И замолчал, махнув рукой.
— Вот что, Миша, — начал опять участковый, — я собаку не брошу. Не приучен к такому. И жене твоей сообщу — пусть приедет с мальчонкой. Ты натворил дел, а они все страдать должны?! Вспомни, как без отца рос, а теперь и парень твой при живом отце сирота. Да еще, как я знаю, без квартиры они, на птичьих правах семья твоя живет. Думаю, надо их сюда вызывать, пусть хоть в квартире останутся, крыша будет над головой.
Чернов смотрел на Карцева не отрываясь, затем перевел взгляд на полковника.
— Это можно? — спросил он.
— Нужно, — твердо сказал Николаев.
Он встал, подошел к чернеющему квадрату окна, задумчиво побарабанил пальцами по стеклу. Тихо стало в кабинете. Первым молчание нарушил Чернов:
— Не могу больше так, — сказал он, — не могу и не хочу. — Он приложил ладони к вискам, потер их. Кривилось худое темное лицо, тяжело падали слова.
— В магазине Сергей спросил у своего знакомого, мол, начальник твой миллионами, поди, ворочает? Парень усмехнулся как-то многозначительно, хмыкнул так, что мы поняли: есть деньги у завмага.
Чернов помолчал, собираясь с мыслями, затем опять зазвучал его хриплый голос:
— Понаблюдали за этим мужиком, но никакой роскоши у него не увидели, машина разве только, «Жигули». Но мы уже знали, что он «левый» товар получает. Сергей решил, что прячет он денежки. Однажды Суходольский был у меня с женой. Выпили и опять разговорились об этом — в последнее время как болезнь эта мысль в Сергее сидела. Что бы ни делал, что бы ни говорил — все равно к завмагу сведет. Услышала Лена наш разговор, вмешалась. Она Печказова давно знала. Подтвердила, что есть у него тайники с ценностями, золото. Один тайник — в квартире матери.
Тут и началось! Сергей заставил Лену на работу пойти к матери завмага. Лена вначале тайник найти не могла, а нам прийти не разрешала. Потом нашла тайник, но он уже был пуст — все перепрятал Печказов… Тогда Сергей и надумал его прижать. Решили зайти к завмагу домой и там потребовать деньги. Утром явились к нему, а он нас не впустил — на лестницу уже вышел. Вот тогда нас соседи и видели…
Короче, не получилось, но мы узнали, где его гараж, и Сергей изменил план. В общем, вечером Сергей его у гаража подкараулил, велел ехать будто бы в милицию. Завмаг подчинился. Я подсел к ним за углом. Не доезжая до милиции, Сергей велел поворачивать. Вот тут завмаг и заартачился. Сергей сильно ударил его кастетом по голове. Печказов испугался, поехал. Приехали в один гараж: ключ от него Сергею на неделю знакомый дал за четвертную. Заехали туда…
Заметив вопросительный взгляд полковника, Чернов пояснил:
— Адреса не знаю, но покажу, где он находится. Там-то все и случилось. Закрылись мы в гараже, Сергей говорит Печказову: «Деньги давай или прихлопнем тебя сейчас». Нет, нет, — заторопился Чернов, видя, как не удержавшись, закачал головой Карцев, — мы не хотели его убивать, об этом и разговора не было. Так, пугали только…
—…Он говорит: нет у меня денег. Потом они с Сергеем рядиться начали. Прямо как на базаре, я даже удивился… Сергей сердиться стал, опять два раза ударил его кастетом. Печказов сильным оказался, сопротивлялся. Но в машине тесно, мы его все-таки повалили… Я ноги держал, Сергей голову. Потом он обмяк как-то, и мы связали его. Повернули лицом, а он… мертвый… — Последние слова Чернов выдохнул с усилием и замолчал.
Молчал и Николаев. Собственно, все, что рассказал сейчас Чернов, было ему уже известно. Именно такая картина преступления вставала перед ним, когда они с Волиным обсуждали результаты допросов, обыска, осмотра, когда со следователем читали выводы экспертиз. Точно такая картина. Значит, розыск был на правильном пути. Остается лишь уточнить детали. И еще — разыскать Суходольского.
Николаев посмотрел на часы — скоро явится Волин, нужно торопиться. И вначале — главное.
— Где Суходольский? — спросил он.
Чернов рассказал, что Суходольский вначале ночевал у него — дома и на работе.
— Мы ведь не отстали от тайников, — признался он. — Сергей у Печказова ключи забрал, деньги, часы.
— И челюсть? — спросил Николаев.
— И челюсть, — опустил голову Чернов, — она у него в кармане лежала, в платочке. Сергей и взял…
«Точно! — вспомнил Николаев. — Ведь Нелли Борисовна говорила, что муж снимал челюсть, когда один оставался».
— Где все это?
— У Сергея, — тихо послышалось в ответ. — Он сказал, что пока машина в гараже — все будет тихо. У нас есть неделя — надо достать деньги и смываться. День мы переждали, ночью пошли к печказовскому гаражу с ключом, да неудачно. Уговорил Сергей меня отмычки сделать к кладовке, я сделал, но опять неудача — сломались. Тут я окончательно отказался от всего, поругались мы, и он ушел. Больше Суходольского я не видел. Где он, не знаю.
— Каким же образом машина с телом Печказова оказалась за городом?
— Точно не могу сказать. Но Суходольский, видимо, решил избавиться от этой улики. А номера с одного зимующего под брезентом автомобиля мы сняли на следующий день после… После того, как все произошло. Мы же понимали, что искать машину будут прежде всего по номерным знакам.
Что ж, этому можно было верить.
Уже у двери длинная худощавая фигура Чернова замерла в нерешительности, и он повернулся к Николаеву:
— Может быть, это пригодится? Суходольский в последнее время подрабатывал грузчиком на Лесной — там продуктовый магазин есть. Строгости у них небольшие, разгружать машины берут кого угодно. Это ему и нравилось. Я, говорит, свободный художник.
Николаев молча кивнул. Подумалось: откуда у них, этих людей, такая озверелая жестокость, цинизм, не знающий предела. Человек уже мертв, но даже это не удерживает от шантажа, желания любым путем заполучить деньги…
Когда Волин появился в кабинете полковника, то застал его у большой карты города.
— Вот, — полковник прижал пальцем квадратик на карте, — здесь вот, на Лесной, Суходольский подрабатывает. В магазине. Знаешь об этом?
Волин подошел поближе, глянул. Улица Лесная — да это же рядом с той, где телефон-автомат!
Вот он, ответ на мучивший Волина вопрос.
Прекрасно! Значит, задача становится более конкретной.

Понедельник. 22.00

— Шел бы ты, Сергей, домой. — Толстая фигура сторожихи беспокойно колыхнулась. Она говорила просительно, но в глазах стояла решимость. Спорить с ней — Сергей знал — бесполезно, просить тоже бесполезно. — Не положено ночевать в магазине, сам знаешь. Бригадир меня проверит — будет неприятность. Ты иди домой-то. Повинись перед женой — простит, и поспишь по-человечески. А это что за ночевка — на столе.
Слушая сторожиху, Суходольский задыхался от ярости. Его, Сергея Суходольского, гонят прочь и отсюда, где он провел уже две ночи, коротая их со сторожами. Днем он нанимался за бутылку разгружать товары. И оставался на ночь, отдавая сторожу эту самую бутылку: идти ему было некуда. Старики разрешали ночевать, а вот баба…
«Но куда же идти? — лихорадочно думал он. — Куда идти? Домой к Лене — нельзя. — Он точно знал, что его обложили. Нельзя пойти на вокзал, в аэропорт — непременно схватят. Уехать? Но как уедешь без копейки денег? Проклятый завмаг своей нелепой смертью сорвал все замыслы, разрушил в один миг то, что готовилось так долго.
Куда идти?»
Этот вопрос сделал бессмысленным все, вплоть до самой жизни, потому что Суходольский только сейчас, слушая ненавистный голос сторожихи, понял — идти ему некуда!
А мать? Отец?
«Эти бы рады, — усмехнулся про себя Суходольский, — да толку в этом нет». Он представил, как раскудахталась бы мамаша, увидев его, сегодняшнего — небритого, неопрятного. С глазами, красными от бессонницы, с трясущимися от постоянного нервного напряжения руками.
Он машинально глянул на свои руки, вытянув их перед собой. Сторожиха, видимо, почувствовала в нем какую-то перемену: она вдруг замолчала и попятилась к выходу, глядя на него испуганно.
— Собирайся давай, — строго сказала она, не поворачиваясь к нему спиной, толкнула дверь…
Суходольский все не мог стряхнуть с себя оцепенение — смотрел и смотрел на свои руки и не мог оторваться.
Убийца. Он — убийца, и его обложили: гонят, как зверя.
Против этой мысли протестовало все его существо. Разве он виноват, что с самого детства ему хочется больше, чем всем, и разве он виноват, что его родители не сумели дать желаемого. Мамаша лишь на словах была шустра, а когда нашла у него в комнате кое-что из ворованного, разоралась: «Попадешься, сядешь в тюрьму!»
«Лучше бы тогда сесть, — подумал вдруг горько. — Не случилось бы всего».
Приглушенный дверями до него донесся сердитый голос сторожихи:
— Позвоню бригадиру, коль счас не уйдешь, поимей в виду. Не стану с тобой шутить.
«Боится меня», — удивленно подумал Суходольский. Даже сейчас, после всего случившегося, не укладывалось у него в голове, как это можно бояться его, прогонять… Ведь, кажется, всегда его любили. Были друзья, ходили к нему в гости, слушали «маг», угощались. Никогда он не жалел для них своих вещей, даже дарил иногда. Заводились деньги — угощал приятелей, водил в рестораны, никого не обидел, кажется.
Вспомнив о друзьях, он стал перебирать их мысленно — кто сможет его приютить?! И злобно плюнул в итоге — никто! «Может, пойти все же к Лене?» — подумал он и тут же отбросил эту идею. Нет, нельзя. Там наверняка его ждет милиция. Раз вышли на Чернова, значит, засветилась Ленка. Не потому ли она на свободе, что на живца хотят прищучить его самого?
Суходольский медленно поднялся, застегнул меховую куртку. Надо было уходить, не хватало еще, чтобы сторожиха вправду вызвала бригадира.
Тяжело ухнув, закрылась за ним дверь, и он услышал, как шустро задвинулся засов. «Боится», — вновь уже равнодушно отметил Суходольский. Что делать дальше, он не знал. Стоял, тупо глядя перед собою в ночь, и все его помыслы сходились лишь на одном — деньги, где взять деньги?
Ему казалось, что, имей он сейчас кругленькую сумму, все встало бы на свои места — будет ночлег, кончится страх. События последних дней были настолько необычны, что он перестал ощущать реально все, кроме сиюминутной опасности. Может, он ошибся, думая, что жена Печказова не побоялась его предать? Он так и подумал: «предать», потому что все его кругом предавали — Ленка, упустившая тайник, завмаг, не давший ему деньги и к тому же так глупо умерший, Мишка, бросивший его одного, и, наконец, эта вот баба, которая выгнала его в ночь, в темень…
Суходольский скрипнул зубами. Печказова сообщила в милицию обо всем. Но ведь должна же она испугаться! Шутка ли, челюсть мужа получила. И здесь не сработало что-то. Что-то, чего он не знал.
В Суходольском снова проснулась злоба. Так просто его не взять! Он уже показал одному, что значит следить за ним — пусть поостерегутся. И едва вспомнил лежащую на дорожке неподвижную фигуру, в захлестывающей ярости, как желтый свет на перекрестке, запульсировал страх: не за того, распростертого — за себя.
Страх за себя и подсказывал решение: теперь он знал, где укроется.
«Урсу не посмеет отказать, сидит на крючке — за «левый» товар по головке не гладят. Можно и другим припугнуть: мол, по твоей милости завмага убили. А что? — обрадованно думал Суходольский, шагая по пустынным улицам. — А заартачится, пусть на себя пеняет, я его быстро уговорю».

Понедельник. 23.00

На улицу Лесную с Волиным поехал капитан Ермаков: розыск Суходольского стал для всех первостепенной задачей, и Анатолий Петрович дождался Волина, предложил свою помощь, которую тот принял с радостью.
До магазина на Лесной было не меньше получаса езды, и Ермаков не без юмора принялся было описывать делишки Тихони-Албина. Вдруг Волин предостерегающе поднял руку, Анатолий умолк на полуслове. Вслед за шипением и треском из маленького черного динамика послышался искаженный эфиром тревожный Голос дежурного:
— Внимание, внимание. Всем постам принять сообщение. Десять минут назад на улице Майской из форточки окна первого этажа дома номер 18 неизвестный мужчина выбросил прохожему Серегину лист бумаги, на котором написано: «Вызовите милицию. Здесь убийца». Внимание! Всем постам. Сообщите место нахождения.
Волин не успел откликнуться на призыв дежурного — Ермаков схватил его за плечо:
— Алеша, да это же адрес Урсу! Майская, 18, — я помню хорошо. Там Суходольский! Давай туда!
Машина, сделав крутой вираж, свернула на узкую боковую улочку:
— Так ближе, — крикнул шофер.
Волин молча кивнул ему, связался с дежурным:
— Говорит Волин. Принял сообщение. Следую на Майскую. Буду там минут через 10.
Дежурный торопливо ответил:
— Волин, держите связь. Сообщите, нужна ли помощь.
— Помощь не нужна. На связь выйду на месте, — отвечал Волин.
— Майская!
Остановились неподалеку от дома 18, выскочили из машины. Осторожно прикрыв дверцу, спрыгнул на землю шофер:
— Разрешите, я с вами?
Волин отрицательно качнул головой:
— Жди у машины.
На первом этаже дома 18 все окна, выходящие на улицу, были темны, лишь во втором от угла угадывался свет. Не в комнате, нет, где-то в глубине квартиры горела лампа, и свет ее слабо освещал окно. «Не поздно ли? — Пронеслось в голове Волина. — Если Суходольский там, то деньги он будет добывать любой ценой, терять ему нечего».
— Толя, обеспечивай окна, я иду в подъезд, — тихо сказал он Ермакову. Тот бесшумно скользнул к стене дома.
Волин осторожно повернул за угол, приостановился, оглядывая двор.
— Товарищ, — послышался осторожный голос из соседнего подъезда, — я — Серегин.
— Так что здесь случилось? — тихо спросил капитан.
Серегин, оглянувшись, шепотом заговорил:
— Да я и сам не знаю, что случилось. Иду мимо дома и даже не услышал, а почувствовал скорее — в крайнем окне кто-то по стеклу легонько скребется. Поднял голову — парень в окне. Молодой такой, смуглый. Он тихонько форточку приоткрыл и лист бумаги выбросил. Смотрю — крупно что-то написано. Я поднял, поглядел — хорошо, фонарь рядом горит — и прочел: «Вызовите милицию, здесь убийца». И все. Голову поднял, а он палец к губам приложил — молчать, значит, просит, так я понял. Махнул я рукой, мол, сделаю, и бегом домой. Я здесь недалеко живу. Позвонил в милицию и на всякий случай сюда. Да вот еще отец со мной напросился… — добавил он смущенно, — за деревом стоит.
Серегин показал рукой на близкий скверик напротив подъезда. Уловив его движение, из-за дерева показалась коренастая мужская фигура. Показалась — и тут же снова исчезла за деревом, сливаясь с ним.
— Ну молодцы! — не удержался Анатолий Петрович.
— Да что там… — опять смутился парень, и тут же деловито доложил. — Я минут десять отсутствовал, не больше. Пока позвонил, да туда-обратно бегом. Подбежал — в том крайнем окне света нет. И все тихо.
В голосе Серегина послышались просительные нотки, и он закончил:
— Вы меня возьмете? У меня разряд по боксу.
— Зови отца, — шепнул Волин парню, — тихо только.
Между Серегиными, видно, уже была договоренность, и старший вмиг оказался в подъезде, едва лишь сын сделал ему знак.
— Здрасьте, — он протянул руку, и Волин пожал крепкую шершавую ладонь. Серегин-отец оказался широкоплечим и молодцеватым.
Серегиных, к их явному неудовольствию, Волин оставил на улице, у окон квартиры, — так безопаснее, сам же осторожно подошел к двери. Ермаков был рядом.
Прислушались — тихо. Под осторожным толчком дверь бесшумно приоткрылась. Волин сделал один неслышный шаг и оказался в маленькой прихожей, освещаемой неярким светом из открытой боковой двери. Еще шаг — в сторону другой открытой двери. «В комнату», — понял Волин. Он не оборачивался и не слышал ни шороха за спиной, но знал: Ермаков рядом, идет за ним след в след.
Тусклый свет дал возможность Волину сориентироваться, он уже видел часть комнаты — угол дивана, тумбочку, стул с накинутым на спинку пиджаком — в таком же был Урсу тогда, в магазине. Где же люди?
Словно в ответ из комнаты раздался протяжный вздох, похожий на всхлип. Волин понял это как сигнал, прыгнул в дверь и на секунду замер.
На брошенном в угол матраце, у стены, чуть приподнявшись на локте, лежал Урсу. Рядом, с краю, просунув руку под подушку и подогнув к животу ноги, на боку лежал Суходольский — капитан сразу узнал его. Суходольский спал.
Приподнявшись, мертвенно-бледный Урсу делал отчаянные знаки, указывая рукой на подушку под головой Суходольского.
— Пистолет! — прокричал он и навалился вдруг всей своей тяжестью на Суходольского.
Из-за плеча капитана резко рванулся вперед Ермаков, но Алексей опередил его, выхватив из-под подушки холодную напряженную руку преступника. Откинул подушку — черный пистолетик вмиг оказался в руках Ермакова. Придавленный телом Урсу, на матраце распластался Суходольский.
Зажгли свет, задержанный встал. Не верилось, что все позади, что Суходольский — вот он, здесь, непонятно апатичный, вялый, даже злые глаза при ярком свете потухли, словно закатились. И вдруг засмеялся Ермаков весело, разряжающе:
— Это же зажигалка! — воскликнул он и подбросил на ладони черненькую игрушку пистолетика. — Ну и жук!
Урсу зло сплюнул:
— А я-то испугался! — И пояснил, торопливо одеваясь: — Он вечером пришел. Деньги требовал, но откуда у меня? А потом сказал, что переночует, а утром я должен деньги найти, иначе убьет. Я испугался, знал ведь, почему он скрывается, а тут еще часы узнал. Печказова часы. Пистолетом пугал. Ладно, говорю, утром достану деньги. И пока чай кипятил на кухне, записку приготовил и прохожего дождался. Поел он, постель сам постелил на пол, в угол, — Урсу кивнул на матрац, — велел мне раздеться и лечь к стенке, а сам — с краю. Суходольский уснул быстро, а я все лежал, прислушивался.
— А чего же не убежал? — полюбопытствовал Волин и с удивлением услышал в ответ:
— Я бы убежал, да ведь и он тоже! И потом ищи ветра в поле… Мог бы бед наделать…
Позвали с улицы Серегиных, сняли с безвольно повисшей руки Суходольского массивные часы на браслете.
— Печказова часы? — спросил Волин.
Суходольский молча кивнул. А когда его повели к машине, Серегин-старший тихонько тронул Волина за плечо и, кивнув вслед Суходольскому, спросил:
— И это все?
— Все, — улыбнувшись, подтвердил Волин, понимая, что Серегины разочарованы, — ни оглушительной стрельбы, ни сногсшибательной погони.
— Все, — повторил он, прислушиваясь к голосу Ермакова, который в машине кричал черному кружку микрофона:
— Да нет же, товарищ полковник, сопротивления он не оказал.
Алексей Петрович улыбнулся, представив, как облегченно вздохнул сейчас Николаев. Не было ни стрельбы, ни погони…


Рецензии
С интересом прочитал повесть. Думаю, что она была написана Вами в советское время, написана профессионально.
Вспомнились советские годы, журнал "Человек и закон". Какими мелкими кажутся сегодня те хищения и как жулики боялись грозную ОБХС! А сейчас власти полностью сняли контроль за махинаторами, органам правопорядка ограничили полномочия, так что некоторая категория чинуш оказалась вне закона - воруй не хочу!
Когда-то коробка из-под ксерокса с долларами вызвала шумиху во всей России. Сегодня эта сумма кажется смехотворно низкой, воруют миллиардами рублей и даже долларов. Это у нас называется вставанием с колен и возвратом к нравственным истокам; нигде нет такой высокой духовности, как в России! Чем выше масштаб воровства, тем выше духовность и наоборот. И Святейший Патриарх, весь в золоте, то есть, в рубище, измождённый бесчисленными постами и многочасовыми молитвами, благославляет чиновников на дальнейшие свершения на этом богоугодном поприще!
Вот на такие мысли навела Ваша повесть.
С уважением - Лев.

Лев Ольшанский   07.02.2017 08:57     Заявить о нарушении
Уважаемый Лев,спасибо за чтение и отзыв. Да,Вы правильно определили время написания повести,были у нас тогда несколько иные ценности жизни и расхитители,воры преследовались,а не поощрялись.Их,ворюг,и сейчас народ презирает,но по тюрьмам они не сидят,отбывают в своих дворцах и в конце концов остаются и при свободе,и при наворованном . Да и у каждого запасной плацдарм за бугром.Это лицемерная борьба с коррупцией и хищением,вроде как вспугнут стаю ворон,они взлетят и на то же место сядут.Я проповеди Патриарха перестала слушать после историй с его дорогостоящими часами и квартирой.Но для него же мое мнение не значит ровно ничего.А вот журнал ЧиЗ Вы хорошо вспомнили,я много там публиковалась,тиражи были миллионные,хороший был журнал.
Еще раз Вас благодарю и желаю всего самого доброго

Любовь Арестова   08.02.2017 10:25   Заявить о нарушении
Сегодня наша страна скатилась в хищнический олигархический феодализм, нацеленный на расхищение накопленных богатств. Ничего хорошего ждать от этой власти не следует, её цель - полное расхищение страны и уничтожение всех её ресурсов - материальных, интеллектуальных, духовных. И президент - всего лишь мелкая пешка в этой олигархической власти, от него лично не зависти ничего.

Лев Ольшанский   08.02.2017 10:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.