Розовый убийца

Крутой мороз стоял уж который день, а запуржило сегодня к обеду. Вначале засвистел сухой ветер, обтряс куржак с проводов и деревьев, застучал мерзлыми ветками, низко погнал по накатанной дороге поземку так, что колея обнажилась и заблестела, как зеркало.
Потом повалил снег. Косой, необычно крупный. Будто боялись снежинки падать в одиночку с высокого неба в ветряные объятия, цеплялись друг за друга и дружно валились вниз, а ветер подхватывал их и, правы снежинки, — нещадно трепал над землею, бросал в окна, раскидывал по крышам, уносил в поле — безобразничал. Но скоро снежинки скрыли ветер, сплошной стеной загородив ему дорогу, полоскалось за окном лишь плотное белое покрывало, так что стало сумрачно в комнате просторного бригадирского дома.
Участковый инспектор Трошин молча смотрел за окно, с досадой думая о предстоящей дороге домой. Трошин был застарело простужен, но проклятая непогодь и мороз не давали времени на лечение. Участковый тревожился за свое хозяйство. Холода чреваты пожарами, снежные заносы — бескормицей на фермах и опять же пожарами, которых боялся Трошин пуще смерти, с тех пор как сгорела в Федоричах ферма. Год прошел, а до сих пор, едва вспомнит, в ушах стоит рев погибающих коров и ноздри раздирает запах паленой шерсти и мяса. Избави бог от такой картины, но не забывается она, тревожит и тревожит. Вот и отправился он к Гордину в бригаду — эта ферма самая отдаленная, да и особого глаза требует, — знал Трошин, были у него основания навестить бригадира Гордина в самые сильные морозы.

Сергей Захарович приехал в Александровку утром, побывал с Гординым на ферме, успокоился. Холодновато, конечно, буренкам, теплый парок вырывается из влажных ноздрей, поднимается к потолку, прилипает там причудливым куржаком. Но скотник по-хозяйски подбрасывал коровкам побольше корма, пусть греются. Спокойные доярки сливали в бидоны молоко утреннего удоя, не смутились под пристальным взглядом участкового.
— Принюхиваешься? — спросила одна беззлобно. — Давай, Сергей Захарович, нюхай. От нас, как от младенцев, парным молоком пахнет и только. Безалкогольная ферма, — сказала она под смех остальных.
— Что вы, девоньки, красавицы мои, я и не нюхаю вовсе, знаю, что вы у меня самые что ни на есть безалкогольные, — отшутился Трошин, и сам с такой радостью видел: не пропали даром труды, трезвые все на ферме. Раньше бы и слушать не стали, в мороз да с устатку погрелись спиртным — вот и весь ответ. И этот ответ нес тысячу бед.
Бригадир Гордин для порядку попридирался к женщинам, но довольный Трошин сам его осадил.
С фермой, значит, было на сегодня все в порядке, и после обеда участковый собрался домой, а тут вон как завертело. Не пришлось бы пережидать непогоду.
Бригадир поднялся из-за стола, где допивали они крепко заваренный с травами чай, протопал по тканым дорожкам к двери, включил свет и сказал, как подслушал:
— Не пришлось бы пережидать непогоду.
Трошин молча кивнул, закашлялся над чаем.
— Занесет дорогу, Захарыч, — продолжал Гордин, — да и ветер прямо с ума сошел. А я вечером баню истоплю — суббота ведь. Прогреешься, простуду выгонишь. Мед у меня есть, натру тебе спину в бане медом — лучшее средство от простуды, а?
Трошин улыбнулся: бригадир не только о нем заботился. Отправить участкового обещал вечером на ЗИЛе, как вернется с центральной усадьбы шофер Борис. По такой погоде жалко гонять и машину, и парня. И не только жалко, а страшновато. Дорога, правда, недальняя, километров двадцать, не более, но в таких условиях считай километр за два, а то и за три.
— Ничего, Саня, — успокоил Трошин бригадира, — не волнуйся прежде времени. Посмотрим, как будет дальше. Если что, заночую, конечно. Борька-то устанет, поди. Пообвык он у тебя?
— Привыкает. Что ни говори, армия — большое дело для парня.
Сергей Трошин и бригадир Гордин Саня ровесники, перекатило за сорок, а Борька — сын их одноклассницы. Совсем молоденькой привезла она Борьку из города, воспитывала одна и немало намыкалась, да и не только она. Едва дождались, пока Борька по-хорошему уйдет в армию. Рассчитывали на солдатскую службу и не ошиблись вроде. Демобилизовавшись, Борька вернулся к матери, сел шофером на ЗИЛ и парень стал как парень.
Метель за окном все усиливалась, снег валил непрерывно.
— Днем со светом сидим, чудеса да и только, — вздохнул Гордин, — опять нам работа, завалит все, к дальним зародам не проберешься. Трактор пущу. Крыша бы на ферме не подвела, перекрыть-то не всю сумели, а надо. Навалит снег — рухнуть может, — беспокоился бригадир.
Заглянула в комнату жена Гордина:
— Сань, печку подтопить, что ли? Выдует все, ветрина на улице — ужас.
— Подтопи, — рассеянно согласился Саня, занятый своими мыслями.
Участковый подошел к окну, глянул на снежную муть, закрывшую даже близкий соседний дом. Да, видимо, сегодня домой не добраться, придется заночевать. Незачем людей беспокоить. С такой непогодой не шутят. Плохо вот, что вроде затемпературил он. В глазах горячо и ломит все тело. В чужом доме болеть негоже.
Сняв вышитую салфетку, бригадир включил телевизор. Показывали какой-то фильм.
По шикарной квартире с высокими дверями металась нарядная женщина, плакала, заламывала руки, ее утешал мужик тоже непростецкого вида. В слезы женщины не верилось, потому что не вязались с горем нарядная диковинная кофта, узкие брючки и ее аккуратная прическа. В деревне у горя другие приметы.
Вздохнув, бригадир пальцем ткнул в экран:
— Видал? — осуждающе произнес он. — Ее бы к нам на ферму, перестала б кривляться, — и, помолчав, добавил: — снег разгребать ей надо.
— Брось, Саня, — заступился за женщину участковый, — это ж искусство, а у тебя только снег на уме.
Бригадир пожал плечами, покосился на окно.
— Схожу на ферму, — засобирался он, одернув облегавший широкие плечи свитер-самовязку, — попроведую своих доярок, а ты, Захарыч, домовничай. Лечись чаем.
В открытую бригадиром дверь ворвался из сеней холод, так что Трошин поежился, переставил стул ближе к печке и продолжал смотреть фильм из чужой неволнующей жизни.

Внимание участкового все время соскальзывало на свои, местные заботы: скоро ли спадет мороз, что принесет людям сегодняшний буран, от которого, конечно же, можно ждать одних неприятностей. И когда теперь он попадет к себе домой, где копятся и ждут его дела. Само-то по себе ничего не делается, ко всему надо руки приложить. Давно уже, без всяких приказов и инструкций, он понял: как поработает на своем участке, такая и будет у него обстановка. Недаром редкими гостями в его деревнях были бравые ребята из уголовного розыска и многозначительные оперуполномоченные ОБХСС. А в тех несчастных случаях, что бывали — сам Трошин им раскладывал полную картину — она была следствием его недоработки, что бы ни говорили — он это знал.
Потому-то и сидел здесь сейчас — больной, простуженный, на дальней ферме, куда погнали его лютые морозы, грозившие запахом паленой шерсти и мучительным, смертным ревом животных.
Все оказалось спокойным. Беды он теперь не ждал. А была беда не за горами.
Когда хлопнула дверь в сенях и Трошин услышал тоненькое завывание, даже тогда еще не мнилось о худом.
Неторопливо подумалось: вернулся Саня, и вишь, как воет ветер, ровно как ребенок…
Саня в комнату не входил, а плач продолжался, и тут высоко, как парус, взметнулась легкая занавеска на двери и жена бригадира с испуганными глазами втолкнула в комнату маленького человечка: девочка это или мальчик — не понял Трошин. Кое-как закутанное человеческое существо лет не более 8 — 10, — оно-то и подвывало ветру — тоненько и жалобно.
— Сергей Захарыч, ты послушай-ка, — торопливо сказала бригадирша, и Трошин понял: беда.
— Татьяна, фельдшерица наша, прислала его к Сане, просит помочь, Сани нет, может, ты к ним сходишь?
— Что случилось-то? — Трошин встал — сухощавый, высокий и какой-то очень большой рядом с плачущим ребенком.
— Что такое? — он присел на корточки, отогнул платок от страдальчески искаженного личика, — кто обидел тебя, детушка?
Ребенок покорно ответил, как прошелестел, лишь пробивались в голосе свистящие, словно сквознячок, нотки:
— Тетя Таня послала к бригадиру. Папка, говорит, помер. И ма-а-мка лежи-и-ит…
— Ничего добиться не могла больше, — перебила ребенка жена бригадира, — бежим, Захарыч, это здесь, через три дома, бежим давай. А ты здесь побудь, поиграй, — сказала она малышу и начала торопливо, непослушными пальцами распутывать его. Прямо на пол сбросила большой платок, шубейку, шапку. Освобожденный от громоздких одежд, тонкой тростинкой стоял перед Трошиным мальчик Митя Федяев.
Участковый видел его летом и родителей знал. Значит, горе-то у Федяевых.
И они побежали — Трошин и жена бригадира. В снежной, нереальной, почти сказочной, мути освещенные окна делали дом Федяевых похожим на кораблик в тумане.
Нереальность кончилась, когда Трошин рванул дверь и оказался сразу в доме. Сеней, как положено в деревне, новый дом не имел.
Участковый не успел оглядеться, тут же бросилась к нему фельдшерица Таня — молодая, крупная, красивая женщина, что называется кровь с молоком. Сейчас на Тане лица не было. Бледная, в испарине, метнулась она к Трошину, ткнулась на миг лицом в заснеженный воротник, выдохнув с облегчением:
— Захарыч, ты здесь.
Как будто он вправду принес ей облегчение.

Осторожно отстранив Татьяну, Трошин глянул вокруг.
Дом Федяева был новым, перегородок еще не было, весь дом — одна большая комната. У холодной стены, занавешенной большим ковром, стояла широкая деревянная кровать, на ней участковый не увидел, скорей угадал, прикрытое с головой тело человека. «Хозяин», — подумал Трошин. И по неподвижности тела, по странной тишине возле кровати понял: «Кончился». Взгляд переметнулся дальше, к узкой кровати, возле которой уже стояла фельдшерица. Там тоже неподвижно лежала женщина. Бледное лицо запрокинулось, закрытые глаза ввалились, вялая рука — в руке Татьяны, а та напряженно вслушивалась как бы в себя, держа запястье недвижной руки с провисшей крупной ладонью.
Дальше, у печки, сжалась на табуретке худая старуха с малышом на коленях.
Старуха глядела испуганно и обреченно, и малыш, словно взрослый, молчал, не плакал, таращил глазенки на незнакомых.
Несчастье.
Оно всегда такое. Больнее всех бьет старых да малых, самых беззащитных перед ним.
Будто запеклось что-то в горле Трошина, наждачным сделался язык, не вымолвить и слова.
Не дожидаясь вопроса, тихо сказала фельдшерица:
— Отравление, Захарыч. Выпили что-то. Суррогат. Вон стоит бутылка, убрала уже пустую. Федяева не отходила. Когда меня позвали, он уж в агонии был. С Феней вожусь вот, не знаю, что выйдет. Надо в район ее, боюсь помрет тоже. Послала за бригадиром, да тут, на счастье, ты оказался. Принимай меры, звони в район, я уж все перепробовала, — она кивнула на стол, где лежали шприцы, ампулы с лекарством, да еще какие-то инструменты. Глянула с сомнением за окно, где бесновалась метель, вздохнула: «Не пробьется к нам «Скорая». А на чем отправлять Феню? Разве на тракторе? Но она ведь и так еле дышит, а что на холоде будет?» — рассуждала Татьяна.
Слушая ее, участковый лихорадочно соображал: «Скорую» можно подтянуть трактором, но поможет ли это Фене? Нет, в больницу ее надо, там справятся лучше. Нельзя время терять, надо везти туда, вот что».
Он принял решение.
И уже от двери спросил:
— Что за пойло выпили? И где взяли?
Фельдшерица пожала плечами, не выпуская Фениной руки:
— Не знаю, не до расспросов мне было. А сейчас — видишь сам, что с ними.
Старуха заплакала:
— Федяев Колька привез. Брат. Красное, говорил, вино, городское. Угости-и-л…
— Эх! — в сердцах махнул рукой участковый и вышел в непогодь.
Ветер тут же вцепился в лицо. Трошин закашлялся, натянул поглубже шапку, склонил голову, согнулся, защищаясь, и побежал, как мог, к ферме — там был телефон — связь с центральной усадьбой, там же бригадир. И трактор был на ферме, на нем подвозили корма.
Преодолевая упругие снежные струи, участковый кашлял и чертыхался. Вот ведь, никак не ожидал беды отсюда, ну никак. А от Федяева тем более. Мужик как мужик. Строился. Деток растил, семья дружная была. То-то, что была. Была и нету. Он вспомнил неподвижное большое тело на кровати. Откуда опять взялась проклятая бормотуха, сколько еще на ее счету жизней будет, сколько людских слез она прольет?
На полпути встретился ему бригадир Гордин, прокричал тревожно: «Что, Захарыч? Куда ты? Случилось что?»
— Давай за мной, — сумел лишь ответить Трошин, — беда.
Гордин побежал рядом, крича что-то, но ветер уносил его слова в сторону.
На ферме был словно иной мир — спокойный и безбедный.
Прислонившись к косяку, Трошин едва отдышался, в тепле его опять захватил кашель. Так, кашляя и задыхаясь, он рассказал бригадиру о Федяевском горе.
До центральной усадьбы дозвонились быстро, а потом опять побежали: Гордин домой к трактористу, а участковый — к Федяевым.
В горемычном федяевском доме стоял густой лекарственный запах, фельдшерица что-то делала над Феней и даже не оглянулась на вошедшего Сергея Захаровича, зато старуха и жена бригадира, на руки которой перекочевал ребенок, бросились к нему с надеждой.
— Ну что? — спросили в один голос.
— Трактор сейчас будет, — ответил он, — собирайте Феню в дорогу.
Старуха обрадованно засуетилась, вытирая глаза, засеменила к солидному новому шифоньеру, вытащила большую пуховую шаль, с неожиданным проворством собрала теплые вещи, поднесла к кровати.
А когда Татьяна подняла к участковому лицо, он понял: дело совсем плохо.
Но уже рокотал у палисадника трактор и топал на крыльце, оббивая с валенок снег, бригадир.
Не приходившую в сознание Феню женщины снарядили быстро, завернули еще в одеяло, и Саня Гордин с испуганным трактористом вынесли ее, уложили в санный прицеп, закрыли огромной собачьей дохой. Под доху же нырнула фельдшерица, а бригадир полез в тесную кабину:
— Не отпущу одних, — сказал он, — погода-то как взбесилась.
Трактор быстро поглотила снежная воронка, словно всосала в себя.
Трошин еще постоял во дворе, позлился и поудивлялся на бесчинствующую метель, с опаской глянул на провода, пляшущие между столбами, которые казались тонкими, беззащитными, как забытые в снегу игрушки.
Постоял и со вздохом взялся за дверь. Отправив Феню, жена бригадира убежала, беспокоясь о маленьком Мите, оставленном в ее доме. А бабка с малышом оставались одни в доме, рядом с мертвым. Трошину надо быть с ними.
Старуха все так же неподвижно сидела на кухне, ребенок спал у нее на коленях и розовая пухлая ручонка лежала на узловатой руке с искореженными суставами.
Резкий контраст этих рук бросился в глаза Трошину и поразил, как в сердце ударил. Да, господи-боже, вон он лежит, Федяев, молодой мертвый мужик, оставив детеныша на руках у старухи. Как ни обернется дело с Феней, а этим скрюченным бабкиным рукам достанется, ох, как достанется!
Хватит горького до слез федяевская семья, расплатятся сполна дети и эта старуха за федяевскую попойку. Да ведь и не был Федяев пьянью, не был, вот что особо обидно, за что же наказал семью?! Брат, говорят, помог, родной брат Колька Федяев, паразит, удружил, доберется он до этого Кольки, ох, уж доберется.
Вот приедет сюда милицейское начальство, а он сразу к Кольке. Привлекать его надо, конечно, пусть ответит за злодейство свое. Под суд, конечно, отдадут Кольку, а уж он, Трошин, постарается, чтобы и Кольку совесть замучила, и другим чтоб неповадно было отраву всякую глотать. И где, интересно, ею Колька разжился?
Фельдшерица Таня поставила бутылку, из которой угостились Федяевы, за шторку на окно. Там ее и нашел Трошин, осторожно, пальцами за дно и горлышко взял, поднял к свету. На дне бутылки переливались капли розоватой жидкости, такой безобидной на вид. Трошин понюхал горлышко и ахнул — да ведь там антифриз! Чем-то перебит запах, слабый, но Трошин хорошо знал его, сам заправлял свои «Жигули».
Антифриз, яд! Да кто же это смог давать его людям? Ради чего? Ради денег? Вот так травить людей — ради денег?! Ну и гады же есть, ну и наглецы! «Ничего, и до них доберемся, — со злостью подумал Трошин, — а то ведь и еще могут».
И вдруг, как молния, пронзила его мысль: а ведь у Кольки-то, у Федяева, еще могло это зелье остаться! Кого он угостит?! Или сам…
— Бабушка, — заторопился участковый, холодея от мысли, что антифриз-убийца где-то продолжает свое черное дело, — бабушка, откуда Колька эту дрянь привез? И что, есть у него еще бутылки? Когда был-то он? Куда поехал?
Видимо, и в лице изменился участковый, потому что старуха испуганно глянула на него и тоже все поняла.
За опасностью действительной все они забыли об опасности возможной.
— Есть у него еще, сынок, есть, — также торопливо ответила старая женщина, — ах, подлец, сам напьется, туда и дорога ему за его злодейство, а вот еще кого на тот свет отправит, детей осиротит.
Старуха заплакала, тут же проснулся ребенок, захныкал тоже, закапризничал, выгибаясь у нее на руках.
Своих детей у Трошиных не было, жена болезненно переживала эту жизненную неполноту и поэтому Сергей тщательно скрывал любовь и какую-то щемящую нежность к детям, особенно маленьким.
Сейчас при взгляде на малыша сердце Трошина зашлось от жалости к несмышленышу, так что пришлось отвести взгляд, скрывая враз повлажневшие глаза.
— Откуда у Кольки антифриз? Куда поехал он? — переспросил участковый старуху, которая успокаивала ребенка.
— Из города он, ездил не знаю зачем. И к нам завернул на беду. На вокзале, говорил, наливку эту проклятую купил. А поехал домой. На своей легковушке уехал днем, еще до пурги.
— Колька пил с братом? — спросил Трошин и замер, ожидая ответа.
— Нет, — услышал и облегченно вздохнул, — не пил сам, за рулем, говорит, я, дома врежу…
Ах ты, беда-то какая, какая беда пришла в его, Трошина, мирные деревеньки, и привез эту «розовую» беду Колька Федяев, которого надо срочно спасать.
Может, еще не поздно, успеет спасти он Кольку, да и других.
Трошин заметался, хватая одежду, и весь облился потом, — от жара ли, сидевшего в нем, или от испуга за то, что может случиться.
— Пошлю к вам людей, бабушка, а я побегу звонить. Не опился ли Колька, живой ли? Это ведь через центральную усадьбу надо в Заиграево звонить. Успею ли?
— Беги, сынок, — согласилась старуха, — за меня не бойся. Посижу одна с малым. Зятек-то теперь вон… — и опять заплакала.

Дорога на ферму показалась долгой, недавние их следы уже перемело, сугробы на дороге под ветром приняли формы диковинных косых барханчиков и Трошин с усилием рассекал их валенками.
Доярок на ферме не было, разошлись по домам до вечерней дойки, навстречу Трошину из бытовки выскочил пожилой скотник, глянул тревожно на участкового, который бессильно прислонился к косяку, пытаясь отдышаться.
— Вызывай центральную усадьбу, — наконец вымолвил Трошин, — быстрее.
Скотник развел руками:
— Так нету связи же, Захарыч. Видать, где-то провода оборвало.
— Как?! — задохнулся инспектор, — как нету?!
— Вот и нету. А что опять стряслось?
— Федяевы-то антифризом отравились, Колька привез. И еще у него с собой было. Поотравит людей, сообщить надо срочно в Заиграево.
— Вот беда, ах ты, мать честная, беда так беда! Теперь как же это будет, связи-то нет. Ах ты, горе-злосчастье, — запричитал скотник, прихлопывая ладонями по коленям, надежно упрятанным в ватные брюки.
Трошин обдумывал ситуацию. Надо действовать не откладывая, не теряя времени. Это ясно. Но как, как поступить?
До центральной усадьбы вдвое ближе, чем до Заиграево, он доберется туда быстрее, но будет уходить в противоположную сторону от Кольки Федяева с его смертельным зельем.
А если связь прервана и там?
Метель-то не утихает, ветер ярится все больше, словно в наступающей ночи разбойничать ему сподручнее.
Значит, нужно добираться до Заиграево самому, отсюда.
Но как? Как преодолеть по такой погоде эту злосчастную полсотню километров?! Трактор на ферме один и бригадир увез на нем Феню.
«Ну почему получилось, что сразу они с Саней не сообразили про Кольку Федяева, — досадовал Трошин. — Конечно, все было в спешке, все бегом, Феню надо было спасать, да еще эта болезнь», — были причины для объяснения, но не было причин для оправдания. Казнил себя инспектор за такое упущение, да казни не казни, ничего уже не вернешь, надо поправлять дело.
«Борька, — вдруг вспомнил он, — Борька должен вернуться!»
Вдвоем на ЗИЛе они уж доберутся хоть к черту на рога, не то что в Заиграево, за пятьдесят верст всего.
— Не знаешь, вернулся Борька? — спросил у скотника.
— Вернулся, вернулся, — обрадовался скотник, — недавно вернулся, пробился, чертяка, отчаянный.
— Пойду за ним. Просить буду.
Уже от двери вернул Трошина скотник:
— Захарыч, слышь, возьми мои ватники, — он указал на теплые брюки, — мороз-то, поди, под сорок, не менее, дорога серьезная тебе выпадает, давай, не побрезгуй.
— Чего ж? — согласился Трошин. — Давай поменяемся, может, сгодится твое тепло, — пошутил он.
Пока переодевались, забила участкового крупная дрожь так, что застучали зубы.
— Ты чего? — удивился скотник. — Никак, тебя лихорадка трясет?
— Да тороплюсь я, видишь. А так все в норме, — отговорился Трошин и снова, в который раз вышел в метель.
Тьма еще больше сгустилась, когда-то успел наступить вечер, по деревенским зимним понятиям уже поздний.
Ночным временем дело осложнялось и Трошин что было сил заспешил к Борису. Ветер теперь помогал ему, толкая в спину, но сильная эта помощь не радовала, нет. Неумолимо бежало время, пока бороздил он снежную целину от фермы до дома Бориса, с тревогой отмечал, что нескольких минут хватило ветру, Чтобы замести его свежие следы.
Трошин обрадовался, заметив у Борькиного дома темную тушу самосвала. Значит, Борис дома и машину, на счастье, не отогнал. Это уже удача.
Когда участковый без стука ввалился в избу, светловолосый крепыш Борька, красный, как рак, усердно орудовал за обильно заставленным столом.
Вначале он изумленно уставился на участкового инспектора, потом отложил ложку, недовольно нахмурился и сказал, не дожидаясь вопроса:
— Сергей Захарыч, метет ведь. И в боксе у меня холод еще почище, чем во дворе. Завтра я ее, как миленькую, факелом разогрею, и порядок в танковых войсках. Не ругайся, ладно?
Эх, Борька-простота! Подумал, что участковый ругать его пришел за непорядок: машину на ночь полагалось ставить в «бокс», а «бокс» тот — сараюшка на краю деревни, откуда Борьке, понятно, по морозу бежать пешком не хотелось.
Трошин качнул головой:
— Нет, Боря, я к тебе не за тем.
— Что такое? — выскочила из кухни Надежда, Борькина мать, — чего тебе, Сергей, надо от парня?
— Да чего вы всполошились, — поморщился Трошин, — я с просьбой к Борьке. Слышали про Федяевых?
— Нет, а что? — с тревогой спросила Надежда.
Пришлось пересказать беду. И еще не закончил Трошин, как засобирались мать и сын.
— В такую погоду добрый хозяин собаку не выгонит, как же вы в дороге? — беспокоилась женщина. — Борь, ты не заплутаешь? — говорила она и сама, уже одевшись, объявила Трошину:
— Я к Федяевым побегу. Побереги мне сына, ладно, Сережа? — тихо, чтобы не слышал Борька, попросила она.
Трошин молча кивнул.

Побережет, конечно. Это прямая его забота — сберечь таких вот Борек от разных невзгод. Да добро бы только таких, а то вот…
Внезапно рванула душу мгновенная злость на тех, кого он собирался спасать — тех, кроме Кольки Федяева, неизвестных людей, кому грозила смертельная опасность. Те добровольно принимали яд, а он добровольно шел их спасать, да не один, а с Борькой, который состоял вроде из двух жизней — своей и материной. Эти две жизни можно было погубить одним махом из-за тех «добровольцев», которым хоть кол на голове теши, а они все ловят свой сомнительный «кайф».
Инспектора мучила жажда, в тепле запылало жаром иссеченное метелью лицо, опять поднимался кашель. Он выпил приготовленный Борьке чай с молоком, присел на табуретку у стола, молча наблюдая, как Борька вытаскивает ухватом из русской печки большой чугун с теплой водой — мать, видно, позаботилась, чтобы Борька утром теплой водой заправил свой ЗИЛ.
Борька между тем утащил чугун на улицу, прихватив его меховыми рукавицами, а потом инспектор заметил в руках Борьки пачку горчицы, которую тот сунул за пазуху, и только хотел спросить, зачем это, как Борька по-мальчишески озорно козырнул:
— Готов к труду и обороне. Командуй, лейтенант.
— Старший, — машинально поправил Трошин.
— Я тоже старший, — гордо сказал Борька, — только сержант.
— Пошли, старший сержант, — невольно улыбнулся инспектор, — пробьемся, раз мы старшие.
— Пробьемся! — было ему ответом.
Но пробиться было непросто.
Снег и ветер превратили дорогу в сплошную целину и единственным ориентиром остались столбы. Как свечки в именинном пироге сразу после того, как их задули, — они слегка дымились белым и указывали путь машине. Руки Бориса словно приросли к рулю, большие и сильные руки были у Борьки, а инспектор помнил их еще худыми и слабыми, покрытыми стойкими деревенскими цыпками. «Вырос Борька», — с удивлением и нежностью подумал Трошин, точно ему открылось это только сейчас, когда увидел парня рядом в черный час, когда прощупал его в начавшемся трудном деле и понял, что может на него опереться. Еще один человек состоялся с его, трошинской, помощью, значит, не зря он живет на земле, нет, не зря.
Наверное, от того, что сам рос сиротой при живом отце, который знать его не пожелал, и неизвестно, где до сих пор обретается, Трошин отлично помнил свою мальчишескую тоску по мужчине в доме, знал, как нужна ребятам отцовская забота, и старался всегда быть поближе к таким, как Борька, безвинно обездоленным, ополовиненным и обедненным пацанам, которые нередко мстили за полусиротство неизвестно кому и безжалостно коверкали свою жизнь.
Прислонялись к нему многие пацаны, каким-то чутьем определяя, что не просто это служебная забота, а человеческая обязанность, натура, что называется. Ну, и нечего греха таить, не всегда получалось — это было самой тяжелой утратой для Трошина. Хуже беды, чем потерять человека, он и не мыслил.
Все пережить можно, все — кроме самой человеческой жизни. Рано понял это Сергей, отслужил армию, отучился в школе милиции и приехал в родные края, к матери, на всю — ее и свою жизнь. Плохо вот, детей у него нет, да что уж и говорить об этом. Есть куда приложить заботы, минуты свободной не бывает…
В кабине ЗИЛа работала печка, было сравнительно тепло и участкового забивал кашель, ставший сухим и мучительным.
Борис косился на инспектора, когда тот, обессиленный приступом, запрокидывал голову, отдыхая.
— Ну, Сергей Захарыч, — посочувствовал шофер после очередного приступа, — чего ты дома не остался? Я б и один управился.
— Ладно, — отмахнулся инспектор, — крути баранку.
Не было сил объяснять Борьке, что не мог он остаться, долг и совесть не позволяли тетешкать свой кашель, когда пришла пора вступить в бой с «розовым» убийцей, грозившим смертью Кольке Федяеву и другим людям.
В этом бою даже сам Колька Федяев на стороне своего смертельного врага, а ему, Трошину, в помощь крутит баранку Боря, где-то на центральной усадьбе спасают Феню врачи, утешают федяевских сирот Надежда и жена бригадира, скотник вот тоже помогал, отдав теплую свою одежду.
Так кто победит? Посмотрим.
Машина тяжело пробивалась сквозь снежные заносы, то и дело сбиваясь с колеи, неразличимой под снегом. Мотор натужно ревел, когда Борис отчаянно крутил баранку, выбиваясь на дорогу.
— Были бы оба ведущие, — сквозь зубы говорил он. — Сколько прошу, дайте машину с двумя ведущими. Дальняя же ферма, вон какие дороги, что зимой, что летом.
— Дай срок, Боря, попрошу за тебя, — пообещал участковый.
Снегопад уменьшился, но ветер не терял силу, хватал снежные комья с дороги и злобно швырял в стекло ЗИЛа.
Трошин беспокойно вглядывался в дорогу. Как медленно движется машина!
— Борь, нельзя ли прибавить? — попросил он.
Шофер лишь засопел сердито и отрицательно качнул головой.
Мысли Трошина, обгоняя машину, неслись в Заиграево — близкий и такой далекий поселок, в дом к Федяеву Кольке. Что там, не поздно ли он прибудет? Не встретит ли его страшная гостья, которую Колька привез со станции? Сумеет ли участковый инспектор Трошин победить Колькину смерть — а в том, что Колька сам в первую очередь приложится к «наливке», Трошин не сомневался.
Как быстро летит время и как медленно они продвигаются вперед!
Трошину стало жарко — от тяжелых ли мыслей или еще поднималась температура. Он расстегнул ворот полушубка, покосился на ватные брюки, подосадовал, что надел их, прильнул к стеклу и отпрянул, потому что ветер тут же, словно ждал его, хулигански засвистел, бросил снежной жесткой крупой.
И все же того малого мгновенья хватило инспектору, чтобы увидеть легкий парок впереди, над капотом машины.
— Боря?! — он тревожно повернулся к шоферу.
Тот молча кивнул, лицо было сосредоточенным и злым.
Радиатор! Закипал радиатор! Этого еще не доставало. Хуже и не придумаешь. Ночью, в мороз, на пустынной дороге да по пути туда, где он нужен срочно, безотлагательно! Поломка машины грозила новыми бедами, да такими, что и думать не хотелось.

Трошин пытался сообразить, сколько осталось еще до деревни.
Пытался и не мог, потому что все события вечера, все тяжкие мысли в пути, этот снег, мороз за окном и ревущий мотор — все смешалось в горящей от жара больной голове. Попить бы чайку или глотком воды смочить сухое саднящее горло.
— Борь, сколько нам? — разлепил он наконец как судорогой сведенный рот.
— Да поболе десятки, — услышал с внезапно охватившим его страхом.
Десять километров. Ну да, еще не начиналась просека вдоль дороги, они не доехали до леса, что окружал Заиграево. Значит, десять километров. Сорок они прошли почти за три часа, сколько же понадобится им на эти оставшиеся десять?
— Может, дотянем? — в голосе Трошина слышалась почти детская надежда.
В ответ Борька неопределенно потряс головой.
— Посмотреть надо, Сергей Захарыч. Если радиатор потек — ничего. У меня горчица с собой — засыплю в радиатор и дотянем. Хуже, если морозом схватило.
Ну да, если схватило морозом радиатор, хуже. Хотя и здесь выход есть. Трошин бывал в таких переделках. Откладывать нельзя, надо смотреть. И принимать меры, пока не перегрелся мотор.
Заклинит мотор, тогда уж ничем не поможешь.
Борька остановил машину, натянул меховые рукавицы, поднял воротник полушубка.
— Ты сиди, дядь Сережа, — сказал, обращаясь к Трошину как давно, в детстве, — я сейчас. — И вышел.
Но участковый не мог усидеть в кабине, спрыгнул в снег, подошел к Борьке, который уже успел поднять капот, откуда хлынул вверх пар, плотный и горячий. Ветер подхватил его и мигом рассеял, но радиатор продолжал парить, и Борис, держа в зубах снятую с руки варежку, торопливо ощупал его, а потом повернул расстроенное лицо к Трошину.
— Прихватило радиатор. Мороз ведь какой, — он словно оправдывался перед инспектором, а чем он был виноват, шофер Борька, который день отработал и ночью в лютый мороз пилил на своем старом ЗИЛе почти по целине, чтобы отвести чью-то беду.
И сам попал в переделку.
Трошин отгонял от себя мысль об опасности, грозившей теперь уже им самим, но она возвращалась, потому что рядом был Борька.
— Не дрейфь, старший сержант, разогреем твой радиатор, — сказал он Борьке с наигранной бодростью.
Тот глянул удивленно, засмеялся:
— Чего ты, Захарыч? Я и не думаю. Разогреем, конечно.
Счет шел на минуты, мороз не давал отсрочки, и они принялись за дело.
Холод перехватывал и без того трудное дыхание инспектора, легкие больно обжигало, словно они вдруг вывернулись и обнажились, доступные злому ветру.
Но еще больнее было ему видеть голые руки Бориса, покрасневшие и уже, как казалось, вспухшие от стужи.
— Руки береги, Боря, — сердито хрипел Трошин, понимая бесполезность своих призывов. Борька, скрестив, отогревал руки за пазухой, затем вновь принимался за дело голыми скрюченными холодом пальцами, прилипавшими к металлу.
По тому, как мало и бережно слил шофер бензин в погнутое ведро, инспектор понял: горючего мало. Оно и понятно, машину Борис не заправлял, ночная поездка была неожиданной.
Пропитанный бензином факел ярко вспыхнул, сделав фантастическим все вокруг. Ветер тут же вцепился в огонь, срывая с него искры и прочерчивая ими ночь, как трассирующими очередями. Огонь рвался вслед за ними в темноту, и Трошин испугался: вдруг этот рыжий развевающийся хвост лизнет Борькины промасленные одежды? Но молодой шофер дело свое знал: встал перед капотом с подветренной стороны и куски пламени уносились от него.
Борька орудовал факелом, а Трошин, хоть и нечем было помочь, топтался рядом, боясь оставить его, залезть в кабину, где еще не выстудилось тепло. Вот и пригодились ватные брюки предусмотрительного скотинка, которого инспектор вспомнил добрым словом, стоя на пронизывающем ветру.
Одного факела явно не хватало, и Борька, сплюнув, сердито крикнул:
— Захарыч, пошарь под сиденьем ветошь, готовь второй факел.
Но если уж начались неприятности, то идут они целым строем, и участковый напрасно обыскивал кабину — ветоши не было. Пока он возился, снаружи полыхнуло. Глянув в стекло, уже начавшее затягиваться ледяным кружевом, он увидел, что Борька палит свою меховую рукавицу, надев на затухший было факел. Ну нет, рукавица это не дело, да и ненадолго хватит. Трошин скинул полушубок, торопливо стащил с себя свитер, рубаху, смял в комок, надел полушубок на майку, чувствуя, как все тело покрывается гусиной кожей и подергивается в неудержимой противной дрожи, сводящей скулы.
Но было не до ощущений, по второму всполоху он понял, что в ход пошла и другая Борькина меховушка, тяжело спрыгнул с высокой подножки и Борька тут же окликнул его:
— Принес? Держи факел, еще бензин нужен.
И вспыхнул новый факел, салютуя ночи. Не было сил смотреть на вспухшие Борькины руки, и страшным прошедшим сном казалось виденное на кровати большое мертвое тело, и не существовало боли, ветра и холода — все слилось в одну большую тревогу и страстное, нестерпимое желание: скорее, скорее ехать, добраться до цели.
Сколько времени продолжалась эта изнурительная работа. Трошин сказать бы не мог, может быть, полчаса, может, час или два, но вот, наконец, заработал мотор и обрадованный Борька схватил руль ладонями, не в силах согнуть обмороженные пальцы.
— Дай поведу я, — попросил инспектор, но шофер в ответ лишь сердито дернул головой. Трошин не стал больше сердить парня, понимая, что баранку сейчас не удержит, ослаб. Хватило бы силы доехать, не стать Борьке новой помехой.
Кабина быстро прогрелась, но озноб уже не отпускал Трошина и мелкая дрожь прерывалась такой встряской, что лязгали зубы, и шофер, жалеючи, говорил:
— Потерпи, Захарыч, уж скоро, потерпи.
Ночь перевалила уже за вторую половину. Метель стала стихать, словно устала, но это грозило еще большим морозом и радовать не могло. Они добрались, наконец, до просеки. Дорога, защищенная лесом, была еще больше заснежена и скорость совсем упала, ЗИЛ едва полз, утопая в снегу.
Но как кончается все, близился к концу и этот изнурительный путь, через час-полтора они доберутся до Заиграево. Чем ближе был поселок, тем тревожнее становилось участковому.
За ночь не встретилось им машины из Заиграево, значит, не было срочной нужды ехать в район.
Правда, Заиграево — леспромхозовский поселок и имеет своего врача, но ведь погиб Федяев, не справилась Татьяна с «розовым» убийцей, значит, не так просто с ним совладать. И все же Трошин успокаивал себя: возможно, все обойдется, возможно, он успеет.
Уже совсем немного оставалось до поселка, когда заглох мотор. Напрасно Борис пытался запустить его, стрелка прибора билась за нулем, мотор не хотел работать: кончился бензин, как ни экономил его шофер там, поджигая факела.
Они помолчали в мгновенно стынувшей кабине, шофер не глядел на Трошина, играл желваками, а тот, собирая горячечную силу, думал только о голых Борькиных руках. Самая сложность оставшегося пути представлялась ему в том, как сберечь руки парня. «Сына, сына, побереги мне сына», — преследовали слова Надежды, его одноклассницы.
А мороз, он хитрый и коварный. Мигом бросится на подмороженные Борькины руки, попытается доделать свое черное дело.
Трошин снял с себя варежки, протянул парню:
— Надо идти, Боря.
Шофер оттолкнул варежки:
— Думаешь, не вижу, что ты в одной майке под шубой? Как задует в рукава — добавит кашля, — попытался пошутить он. И добавил серьезно:
— Смотри, как я обойдусь.
Он вытянул из-под полушубка рукава свитера, закрыл ими руки, прихватив пальцами:
— Готово.
Трошин откашлялся в тепле, как на сцене, открыл дверцу, первым выпрыгнул из кабины.
Они еще слили из радиатора воду, чтобы не испортить Борькину технику, и пошли гуськом, друг за другом.
Вначале инспектор шел первым, торя дорогу, а Борька упирался ему в спину, шагая след в след.
Потом Борька, не говоря ни слова, придержал его за плечи, шагнул вперед, заслоняя от ветра, и сердце Трошина, выскакивавшее из груди, сжалось от благодарности. Да, Борька стал настоящим мужчиной.

Трошин опять потерял счет времени. То казалось ему, что они только что выпрыгнули из кабины, то представлялось, что идут бесконечно долго, всю ночь и неизвестно, сколько еще идти. Будь проклят ты, «розовый» убийца! Будьте вы прокляты, те, что пустили его собирать страшную дань в мирных незатейливых деревеньках среди простых и доверчивых людей, которые многие годы соглашались с пьянством и отвыкают теперь не просто…
Собачий лай возвратил Трошина к реальности, он не противился, когда Борька, достучавшись, ухватил его за плечи и помог войти в чей-то дом.
Залепивший лицо иней не давал инспектору разглядеть хозяина, который помогал ему снять полушубок усадив на стул, стаскивал задубевшие валенки.
Кто-то вытер ему лицо и это прикосновение словно сняло закрывшую глаза пелену. Проступило перед глазами крупное скуластое лицо Володи Смирнова, вальщика из леспромхоза, которого участковый хорошо знал. Да и кого не знал он в своих поселках?
Борис, что значит молодость, уже отогрелся, рассказал хозяину, зачем они здесь, и Трошин услышал:
— Сергей Захарыч, да у нас вроде все спокойно. Знаю, что связи нет, но ничего плохого не случилось, я вчера вечером в клубе был, кино крутили. Вера, — позвал он жену, — у Федяевых все здоровы, не знаешь?
С большой кружкой горячего чаю подошла Вера, помогла Трошину захватить кружку в ладони с негнущимися пальцами.
— Да все у них нормально, все с вечера здоровы были.
— Давайте к Федяевым, — только и смог вымолвить участковый.
— Они на другом конце поселка, как ты дойдешь, Захарыч, — обеспокоился хозяин.
— Добреду, не столько шел. Да и ты, Володя, поможешь.
— Так погоди, я мигом машину разогрею и доставлю тебя, — засуетился Володя и убежал.
Трошина разморило в тепле, даже кашель вроде бы отпустил. Ноги гудели, но грудь наполнилась таким блаженным покоем, что он боялся пошевелиться, чтобы не расплескать, удержать этот желанный покой.
Осталось совсем немного. Володины слова успокоили: если бы Колька Федяев угостился вчерашним днем, поселок бы знал о несчастье. Значит, не напрасны были муки тяжкой дороги, он успел. Наверное, успел и отведет беду, что притаилась где-то в Федяевском доме. Надо еще поспешить, хоть только близился рассвет и спал, конечно, Федяевский дом. Но в жизни не всегда угадаешь, до чего далеко, а до чего уже подать рукой. А потому надо поспешить. Инспектор с усилием поднялся, его тут же повело в сторону, тело мозжило и ноги отказывались держать. К нему бросился Борька, подскочила испуганная Вера:
— Ты никак больной, Захарыч? Лица на тебе нет, едва на ногах стоишь!
— Есть маленько, Вера, — сказал Трошин, — дай хоть анальгину.
Вера бросилась на кухню искать лекарство, но в это время вошел в избу оживленный Володя. Вот он где был хорош, антифриз. Для машины.
На яростный Володин стук вышел заспанный и сердитый Федяев.
— Что, и в воскресенье поспать нельзя? Никуда сегодня не поеду, у меня жена именинница, — набросился он на Володю и осекся, увидев участкового инспектора.
Что-то изменилось в его лице, дрогнуло оно, исказилось. «Предчувствие, что ли?» — подумал Трошин, представил, как он сообщит Федяеву о смерти брата и кольнула на миг острая жалость, но он поспешил отогнать ее. Не тот случай, не пожалеет он Кольку.

Федяев между тем растерянно молчал, переводил взгляд с Володи Смирнова на участкового и Бориса, который прятал руки в рукава вытянутого из-под полушубка свитера.
Необычный вид пришедших и ранний для посещений час встревожили Федяева и он не знал, что предпринять.
— Зови в дом, Николай, — помог ему Володя, — видишь, люди померзли.
— Ну да, ну да, — заторопился Федяев, отступая в дом.
Когда вошли они в теплый дом, расселись на табуретках в кухне, сразу ставшей тесной, участковый инспектор строго сказал:
— Неси, Николай, бутылки, что привез вчера.
Федяев поджал тонкие губы, пригладил белесые волосы, пятерней отбросив их со лба, светлые глаза стали колючими и недобрыми:
— Рано для гостевания, Сергей Захарыч. Давай ближе к обеду, угощу. А с какой стати это ты с меня выпивку требуешь? Я ведь и пожаловаться могу.
Вон как? Он еще и жаловаться собрался. Трошин не успел ответить, его опередил Борька. Он закричал, срываясь на высоких нотах:
— Жаловаться, гад! Ты жаловаться на него будешь! Мы к тебе всю ночь через пургу пробивались, чтоб тебя, гада, спасти, ты брата родного угробил…
— Боря, Боря, успокойся, не надо, — Трошин увещевал уже замолчавшего парня, а сам смотрел на Федяева, который страшно, неестественно багровел, наливался на глазах пурпурным цветом — даже череп под редким пепельным чубом отсвечивал алым.
— Что ты мелешь?! — Федяев угрожающе двинулся к Борьке, но его остановил голос инспектора.
— Неси бутылки, Федяев. Ты брата насмерть отравил тем зельем. Умер он. А Феня в больнице. Чтоб новой беды не нажить, неси бутылки.
Тихо стало в доме после этих слов, так тихо, что слышно было, как отсчитывает минуты старый будильник: тик-так, тик-так. Мирно, спокойно, с достоинством напоминал он о неумолимом течении жизни, которую ни вернуть, ни прожить заново не дано…
Потом все заглушилось криком Федяевской матери, громко заголосившей по сыну, смешавшей с проклятиями слова жалобы и боли. Разбуженные плачем, заныли ребятишки, не понимая настоящей причины горя, но детским чутьем зная ту истину, что давно открыл для себя Трошин: больнее всего бьет несчастье по старым да малым.
Не глядя на мужа, заплаканная Аннушка Федяева, именинница, принесла откуда-то и поставила перед Трошиным на кухонный стол две бутылки.
Весело-«розовый» убийца, заключенный в плотно закупоренных светлых бутылках, вздрагивал, словно поеживаясь.
Участковый, не отрываясь, смотрел на него и слушал, как всхлипывала Анна:
— Он вчера откупорить хотел, я не дала. Потерпи, говорю, до завтра, гости будут, именины мои справим. У нас-то в леспромхозе спиртное не продают, сами же решили…
— Поминки бы справили, не именины, — тихо сказал Трошин, а сам не отводил взгляда от своего побежденного противника.
В этой битве он выиграл, спас людей от «розового» убийцы. Этих-то спас…
— Кто тебе подсунул эту гадость? — спросил он убито молчавшего хозяина.
— Бес попутал, Сергей Захарович, — ответил тот. — Подъехал я к вокзалу апельсины детишкам купить, а тут подскочил один, лохматый. Лет тридцати мужик, с портфелем. Купи, говорит, наливку, деньги мне на билет нужны. Домашнее, говорит, вино, вкусное, не пожалеешь. Сел ко мне в машину, бутылку из портфеля достал. Я глянул: красивое, розовое. По пятерке отдал за бутылку, три штуки взял… Вот…
— У него были еще бутылки?
— Были, — уныло подтвердил Федяев, затем качнулся на табуретке, скрипнул зубами: — Я запомнил его, найду, гада! Жизнь буду искать, а найду! Спрошу с него за брата, за других тоже спрошу…
Он бы, конечно, спросил, Федяев. Теперь-то спросил бы… Но Трошин знал: другим предстоит работа. Его, Трошина, товарищам предстоит трудная работа найти и обезвредить отравителя.
Дальше все пошло своим чередом.
Не слушая уговоров, участковый инспектор Трошин направился в обратный путь, потому что связи все не было, а дело не терпело отлагательства. Где-то далеко грязные жестокие руки готовили новых убийц, наряжая их в розовые одежды, пряча в светлые бутылки.
Необходимо преградить им путь.


Рецензии
Здравствуйте, Любовь!

Прочитала на днях Вашего «Розового убийцу». Читала неавторизованная. Я часто так делаю. Чтобы не сеять в душе авторов невесть кем придуманную «ответную» обязанность прийти и почитать что-нибудь незатейливое.

Прочитала и не могу избавиться от чувства высказаться по поводу прочитанного.
Читала с таким интересом! И завязки, вроде, особой детективной нет. Ну, продал мужик палёное «пойло» ( извините, но другого слова и подобрать не могу для этой истории, хотя стараюсь избегать таких эпатирующих определений), потом его найдут, надеюсь, и разбираться будут.

Больше сюжет смахивает на психологическую драму. Герои такие сильные, упёртые. Вызывают симпатию. Следишь за их борьбой за чужую (!!!) жизнь, и так хочется им помочь. И чувства у читателя возникают вполне реальные. Чувство холода, чувство бессилия от невозможности помочь.
Хочется, чтобы больше таких людей было, кому ты не безразличен.

Конечно, и мораль можно подвести под этот сюжет, на тему пить или не пить. Но я думаю, не стОит.
Что-то подобное было в моей практике. В отдалённом селе выклянчили у заезжего водителя бутылку с чем-то эфирсодержащим. Водитель говорил – не моги. Нет, не убедил, почти отобрали бутылку. Арифметический пример из жизни. Пять минус три осталось два. Один из основных инстинктов – инстинкт самосохранения – полностью отсутствует.

Очень нравится, как Вы пишете. На сайте мало таких авторов-профессионалов. Пробовала как-то детективы почитать. Как только глаз упирается в выражение «дело закрыто», рука тянется закрыть страничку. Создаётся впечатление, что детективы пишут как изложение просмотренных сериалов. Между приготовлением борща и проверкой дневника ребёнка.
Впрочем, и на такое есть спрос. Есть спрос, есть предложение.

А Вам спасибо. За качественную, психологически затягивающую прозу. Настоящую прозу.

С благодарностью - Александра

Александра Зарубина 1   31.07.2017 11:40     Заявить о нарушении
Уважаемая Александра,читаю и перечитываю Ваше письмо,именно письмо,и так радуюсь ему.Лучшей награды не бывает, чем такое глубокое понимание автора и солидарность с его позицией.Вот в чем прелесть нашего сайта -виден результат твоего труда.У меня много печатных работ,книг и публикаций,но все они уходили в никуда и редко возвращались с читательскими откликами.А здесь я обожаю читать отклики,любые -хорошие и не очень,но за ними стоят люди и каждый отклик рассказывает мне не только о качестве моей работы,но и о самом читателе.Это замечательно.Вам сердечная благодарность за все Ваши слова,за сопереживание автору и героям рассказа.Вы очень верно определили основную идею -хорошие люди самоотверженно спасают чужую жизнь.Другие же подвергают опасности свою и чужие жизни ради сомнительного удовольствия. Уважаемая Александра,возможно,я не права,но знакомлюсь с авторами,заглянувшими на мою страницу.Независимо от отзыва читаю и часто нахожу очень интересные для меня работы.Пожалуйста,заходите ко мне,я очень рада неравнодушному,отзывчивому читателю и уже имею друзей ,хотя на сайте не очень давно.

С глубоким уважением и благодарностью

Любовь Арестова   02.08.2017 18:21   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.