Зарисовки от психолога. Мне бы только...

Цикл «Зарисовки от психолога»

                                                                      "Меняет время декорации и платья,
                                                                      Меняя стиль, но не меняя суть.
                                                                      Проблемы те же и те же понятия,
                                                                      И так же труден путь..." А. Пушной.


                                       Мне бы только губ его коснуться…

----------------
Время действия: 2116 г.
Персона: Александра, предпочитает имя Сандра. Бывшая клиентка, ставшая приятельницей.
Количество сессий: без счета.
Специалист: Марта Иволгина.
-------------------

***
«…Как иногда в томительной пустыне мы видим образы далёких, чуждых стран. Но то лишь призраки. И снова небо сине, и вдаль бредёт усталый караван...» Б.Н. Тимофеев «Караван» (ок. 1927г)

***
Сандра (от «Александра», нестандартной особе нужно как-то себя выделять) появилась, как всегда, неожиданно.
Сандра – одна из приятельниц Марты. Она – фотограф. Ну, по основной специальности, вообще-то, юрист. Но у Сандры есть увлечение. И живет она с этим увлечением столько, сколько Марта ее знает. Сандра никогда не расстаётся с фотокамерой. Иногда Марте кажется, что бывшая клиентка умеет видеть мир только через объектив своих фото-видеокамер. Фотографии у Сандры получаются великолепно, что позволяет ей сотрудничать с несколькими глянцевыми журналами, которые до сих пор публикуются на бумажных носителях и рекламируют всевозможные статусные вещицы. Кроме блестящих побрякушек, Сандра обожает пейзажную съемку. С этой съемки, вернее с ее фотографий, жизнь Сандры и завертелась по-новому.

- Марта! – голос в рабочем коммуникаторе звенел. – Я погибаю, Марта! Я схожу с ума!
- Так ты – на приём? – Марта опешила и, на всякий случай, переключила звонок на личный смартфон. – Ты же знаешь, Сандра, я не работаю с близкими людьми и знакомыми! Этика…
- Мне всё равно! – Сандра громко разрыдалась. – Ты мне нужна! Я больше ни с кем не могу об этом говорить! Придумай что-нибудь!

И вот, спустя два часа, они сидят за столиком в небольшой французской кондитерской. Негромкая мелодия ненавязчиво вливает в уши голос Амель Бент «Viser la Lune ;a me fait pas peur M;me a l'usure J'y crois encore et en c;ur*.
- Марта, - Сандра поднимает на приятельницу заплаканные глаза. – Неужели мне, как и ей, нужно всю жизнь идти с поднятым кулаком?**

Марта молчит. Ибо, знает, что торопить Сандру бесполезно. Так же, как и успокаивать.

- Скажи мне, Марта, скажи, как меня угораздило в это вляпаться?! Вот ты, всё время с чужими разборками, с чужими проблемами, у тебя на всё должен быть готовый ответ! У тебя на всё есть своё мнение. Ты – железобетонная, Марта! Как ты умеешь так закукливаться?! – она почти кричит, кривя губы и стуча ребром ладони по столешнице.

Чашечки с эспрессо жалко звякают на каждый ее удар.

- У тебя всегда всё хорошо! Ты никогда не влипаешь в авантюры! У тебя всегда ровное настроение! Научи меня, Марта, как это тебе удается?! Научи! Ты же – профи!

Марта отводит взгляд. За высокими окнами привычно шумит город. Толпы народа спешат в мегамаркет. Не в музеи. Не в тишину гигантской библиотеки. Не в сумрак старых театров. И даже не в эту крохотную французскую кондитерскую…

- Марта! – в голосе Сандры звучит отчаяние.
- Рассказывай, – Марта делает глоток из белой чашки. – Только у меня условие, Сандра, и ты его знаешь, – продолжая держать чашку в руке, Марта пристально смотрит на хрустящую пальцами Садру. – Я не буду разговаривать с тобой как твой личный психолог. А только как Марта, как твоя приятельница. Тебя устроит разговор в формате «как мужик с мужиком», в нашем случае «как баба с бабой»?

Сандра морщится:
- И откуда ты такие словечки раритетные выискиваешь? «Баба»?
- Я жду. – Марта ставит на стол пустую чашку, делает глоток воды из высокого стакана.

Сандра молчит. Смотрит в окно. Вытаскивает свою камеру и делает несколько снимков.
- Сквозь этот витраж так необычно смотрится твоя башня с часами…

- Сандра, - улыбается Марта. – Я могу тебе порекомендовать своего коллегу.
- Нет! – вскрикивает с места Сандра. – Нет! – поправляет выбившийся локон, медленно опускается на плетеный стул и укладывает камеру у локтя. Берет в руки чашку. – Давай, как баба с бабой.

Это случилось три месяца назад. Опубликовав фотографии на профессиональном сайте, и получив полсотни комментариев, Сандра привычно ответила на самые, с ее точки зрения, интересные, и уже собиралась идти в гости к избранным фотографам, как «блямкнул» сигнал электронной почты. С этого письма всё и закрутилось. Они обсуждали в затянувшейся переписке ее работы, планы. Ее новый знакомый оказался чертовски интересным собеседником, давал оригинальные подсказки и не жалел советов в улучшении качества тех или иных ее работ. Она знала о нем всё. Ну, или почти все. Кто он. Где живет. Сколько ему лет. Чем занимается. Его семья. Друзья. Планы. Так много, кроме одного. Он категорически отказывался разговаривать по визору. Всё, что их объединяло – письма. Только письма, которые Сандра копировала с помощью текстового редактора. К каждому письму она делала фотографию. Из этих писем мог бы получиться красиво иллюстрированный роман в эпистолярном жанре, мода на который только-только начала возрождаться.

- Я хочу его, Марта! Хочу так, что зубы сводит! Я не могу спать! Не могу не думать о нем! Я дура? Да? Дура?!
- Ага, - улыбается Марта, - дура, как есть…
- Я готова всё бросить и ехать к нему!
- Вы это обсуждали? – Марта делает знак официанту, поднимая над столом пустую чашку.

Сандра вздыхает. Кусает губы.
- Нет.
- Почему? – Марта смотрит через плечо Сандры в зал.

Молоденькая официантка выставляет на витрину свежие багеты. В высокой вазе они похожи на стебли толстых тропических растений. По кондитерской разливается запах свежей выпечки.

- Так получилось… - шепчет Сандра. – Мы никогда не занимались с ним «этим»… Ну, ты понимаешь… - она опускает глаза.
- Виртуальным сексом? – повышает голос Марта и расплывается в улыбке, видя испуганные глаза подруги.

Ближайшая парочка за соседним столиком оборачивается, чтобы взглянуть на тетенек, приближающихся к своему полувековому рубежу. Марта приветственно машет рукой. И взглянув на пунцовую Сандру, хохочет уже в голос.

- Тише ты! – шипит Сандра. – Знаешь, ведь, что это – почти запрещено! – и начинает хихикать, опустив голову и прикрыв лицо ладонью.
- А как же Макс?

Макс – муж Сандры. Зная эту пару не первый год, Марта может сказать, что с мужем Сандре повезло. Немногословный, обязательный, надежный. «Не прынц, канешна, - любила шутить Сандра, - но и не квазиморд!» Он любит Сандру до дрожи. Не может пройти мимо, чтобы не коснуться. Взрослая дочь давно живет отдельно.

- В смысле? – Сандра с недоумением смотрит на Марту.

Подошедший к столику официант неторопливо выставляет с небольшого подноса две чашечки, блюдце с круассанами и белый кувчинчик.

- Ну, ты собралась от него уходить? –  Марта сосредоточенно льёт сливки в чашку.
- С ума сошла?! – Сандра смотрит на приятельницу распахнутыми глазами.
- Тогда, как?
- А вот так! – Сандра вскидывает подбородок, забирает из рук Марты кувшинчик и выливает в свою чашку остатки сливок так яростно, что посветлевший напиток переливается через край.

- Понятно, - кивает Марта. - А от меня-то ты чего хочешь? Благословения?

Сандра молчит. Крутит в руках чашку.
- Понимаешь, мы с ним говорим на такие темы, на которые я не могу разговаривать с Максом. Ты же знаешь, Максик считает моё увлечение развлечением. Он не готов говорить об этом много, и сразу же сбегает. А Пётр…

- Значит, его зовут Пётр? – вклинивается Марта.
- Ну да, Пётр. Правда, красивое имя? – у Сандры блестят глаза. – Прямо, как у основателя нашего города! Ну, скажи, красивое же имя?!
Марта пожимает плечами:
- Нормальное…

Сандра пристально смотрит на Марту, хмурится.
Та делает вид, что не замечает взгляда, продолжая смаковать кофе:
- Ты продолжай, продолжай…
- Ты иногда бываешь такой противной.
- Спасибо.
- Не за что.

Возникшая пауза усиливает звучание голоса Джо Дассена, который вот уже втрое столетие кричит нам в души: «Et si tu n'existais pas…»***

- У меня назревает командировка в его город, - произносит, наконец, главное Сандра и виновато смотрит на Марту. – Марта. Что мне делать?  Зачем мне это? Что это?
- Это – искушение, подруга.

За окнами начинает моросить иллюзорный дождь. Марта смотрит на свинцовое небо, пытаясь представить, как много-много лет назад под этим дождем бежали люди. Они поднимали воротники и струи дождя разбивались о купола зонтов, падали струями на тротуарную плитку, игриво прятались в пенных водостоках.

- Марта. Мне бы только губ его коснуться. Но ведь, если всё случится, может, этим и закончиться? – на глаза Сандры наворачиваются слезы.
- Может, и закончиться. – Марта со вздохом протягивает салфетку. – У твоей поездки возможны два финала: ты либо разочаруешься, либо очаруешься. В любом случае, ты остаешься в проигрыше.

Сандра молчит. Слезы стекают по лицу, словно ручейки летнего дождя. Всхлипнув, она грустно улыбается.
- Значит, пусть всё идет, как идёт? – Сандра разворачивает салфетку, прикладывает к лицу. – Я имею в виду переписку.
Салфетка смешно вздувается от дыхания.
- Тебе решать.

Сандра сворачивает салфетку в рулончик, снова раскатывает и начинает методично загибать уголки.

- Я откажусь от командировки. Я не поеду. Не в этот раз, - произносит с горечью в голосе, и, подняв глаза, упирается взглядом в лицо Марты: - Неужели тебе никогда не хотелось чего-нибудь еще, кроме твоей привычной жизни?
- Речь не обо мне, – Марта крутит в руках пустую чашку. На донышке плещется густая масса. – Чаще смотри на себя со стороны, и всё будет в порядке.

- Знаешь, - Сандра подпирает голову рукой. – Мне иногда тебя жалко. Ты вся такая правильная…
- Началось! Если мы закончили….
- Вся такая непробиваемая, – Сандра криво улыбается. – Жаль, что у тебя никогда не было ничего подобного. Это, как снова стать молодой. Это - просыпаться каждое утро с улыбкой. Это …

- Ну, почему же не было? – смеётся Марта, глядя на онемевшую приятельницу...


***
Ноябрь 2013.

-----
* Amel Bent  «Ma philosophie».
**«…J'avance le c;ur l;ger Mais toujours le poing l;ve»  -- «Я иду по жизни с легким сердцем, но всегда с поднятым кулаком...»
*** «Et si tu n'existais pas…» -- «Если б не было тебя…»


Рецензии
Так легко убедить себя в том,чего в самом деле не может быть...
И как трудно осознать, что илюзии только вредят. Спасибо!

Василина Иванина   05.06.2016 19:00     Заявить о нарушении
Вам спасибо, Василина!
Хорошей недели!

Аполлинария Овчинникова   06.06.2016 00:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.