Мужчина моей мечты

    Сижу в зале ожидания Киевского вокзала, заполненного отъезжающими и ожидающими. Трудно сосчитать, сколько раз я оказывалась в этом месте. Отделка зала соответствует внешнему облику вокзала в стиле неоклассицизма с элементами ампира. В зале сохранилась настенная и плафонная живопись. Но пассажирам не до красот интерьера, они с узлами и чемоданами снуют в разные стороны. Только приезжающие отсутствуют. Вокруг суета и шум. Не удивительно, ведь вокзал – это место проводов и встреч, приветствий и прощаний, радости и грусти. Люди, которые  уже несколько часов пребывают в ожидании поезда, от скуки проявляют интерес к сидящим рядом соседям,  затевают  разговоры, обмениваются мнениями,  охотно проникаются симпатией. И при этом внимательно следят за детьми и своими вещами. Когда диктор по радио объявляет о времени отправления очередного поезда, в зале начинается суматоха, люди становятся торопливыми или нервозными. У меня есть еще несколько часов в запасе. Пока спокойно предаюсь отдыху после сумасшедшей беготни по Москве. О шопинге в СССР можно написать целый роман. Вещи мои находятся в багажной ячейке и их  в сегодняшний отъезд собралось огромное количество.
   
   Дело в том, что в командировке я оказалась накануне Нового года. Москва украшена по-новогоднему. В универсамах -- серебряные елки в разноцветных шарах. Продавцы и кассиры -- в нарядах Снегурочек. Предновогоднее настроение чувствовалось повсюду, огорчал только дефицит товара. Нас убеждали в том, что у трудящихся повысился уровень жизни, поэтому и увеличился спрос на продукцию и товары. Вот и вся такая простая причина!
  Годы дефицитные. Сколько времени пришлось выстоять в очередях, чтобы купить ту или иную необходимую вещь, которую неожиданно "выбросили"на прилавок. Нагруженная пакетами, кульками, сетками  и коробками, возвращаюсь с гудящими от усталости ногами к ячейке после очередного посещения торговой точки.
-- Как покупки, удачно отоварились? - спросил мужчина, проходя мимо.
-- Спасибо, не жалуюсь, -- ответила, не глядя на любопытствующего. 
    
   ГУМ, ЦУМ, Петровский пассаж, ткани и фарфор на Ленинском проспекте, Лейпциг и Балатон -- эти торговые точки знает каждый приезжий в Москву. Фантастическая гора багажа все росла и росла: чемодан, сумки, пакеты с подарками и сувенирами для  многочисленных родственников. Приходила в восторг, что порадую каждого из домочадцев, будет что положить под елочку. Отхожу от шопинга и пытаюсь решить очередную проблему: как доставить купленный  товар к поезду. На носильщиков надежды мало: в те годы редко можно было их встретить на вокзале.  Понимаю, что оказалась в тупике. Как сориентироваться, если помощи ждать неоткуда?
  --Вы не могли бы ненадолго придержать мое место? - неожиданное обращение прервало мои тревожные мысли и заставило приоткрыть глаза. По голосу узнала любопытного у багажных ячеек.  Улыбчивый мужчина невысокого роста с продолговатым лицом, на котором центральное место занимал сильно выдающийся нос, был немного похож на французского  комика Фернанделя. На нем великолепно смотрелись  спортивный пиджак с кожаными  накладками на локтях и джинсы. Несмотря на отсутствие красоты, в мужчине  было море обаяния.
-- Да, конечно, -- ответила я и положила один из пакетов на свободное место.
 
   Вскоре мужчина вернулся с двумя бумажными стаканчиками  горячего кофе:
-- Угощайтесь.
Именно кофе мне и недоставало. Силы были на исходе, и горячий напиток оказался кстати.
-- Позвольте представиться  - Дмитрий. Еду из Владивостока в гости к сестре в Кишинев.
 — Галина, — подхватил Дмитрий после того, как я назвала свое имя, — вы носите имя  известной мученицы Галины Коринфской, прославленной своим упорством и активностью. От имени ее веет спокойствием и тишиной.
— Но это единственное, что нас связывает между собой, — рассмеялась в ответ я. -- Очень хотелось бы соответствовать значению своего имени, не гневаться, не срываться, не суетиться, но не всегда получается. Далекий путь вы проделываете: всю страну фактически проехали от востока до запада.
   
  Только сейчас я обратила внимание на его короткую стрижку совершенно седых волос. А удивительные  серые глаза светились какой-то необыкновенной мудростью и всепоглощающей добротой.
    
   У каждого  в жизни случаются различные знакомства, одни на час или на месяц,  которые  тут  же и растеряешь,  другие -- на многие годы, с последствиями или без них, запоминаются надолго. Завязывается и кратковременное знакомство,  которое не забудется никогда. О нем и пойдет речь.         

    Чтобы знать истинную душу человека, нужно прожить с ним или рядом несколько лет. Иногда и всей жизни не хватит. Каков он, Дмитрий, в семье, рабочем коллективе, с друзьями, на досуге? Это мне не известно. Наверное и знать не обязательно.  Для меня не это главное. Он предстал той стороной глубинной сущности, оценить которую  дано свыше и которая оказалась для меня открытием душевного ядра малознакомого человека.  От него исходили неподдельные добросердечность и участливость -- основополагающие человеческие  ценности, создающие духовный комфорт и среде его обитания. Рядом с таким человеком любой захочет стать  и праведнее, и благороднее. 
 
   Мы снова пьем кофе. Дмитрий сидит напротив меня. Ведется разговор двух сердец, тянущихся к друг другу, но обреченных утром разъехаться в разные города. Я знаю его лишь несколько часов. У него профиль Фернанделя и богатая на события жизнь. У него крепкие и здоровые корни. С такими можно идти в дальнее плаванье, в разведку или оказаться на безлюдном острове. Нигде не пропадешь. С ним легко и комфортно. Он говорит, я слушаю. С любовью, теплом рассказывает о своей семейной жизни, и я представляю его красавицу-жену и двух прекрасных дочек. Он рассказывает о своей жизни мореплавателя, и я представляю все трудности этой профессии, которая заслуживает полного уважения и преклонения.
-- Плыть надо против течения, к истокам, -- по течению плывет только мусор, - говорит Дмитрий. И с этим убеждением нельзя не согласиться.

   Смотрю на  мужчину, сидящего напротив меня, и немного удивляюсь тому, что мы с ним оказались вместе.  Что  поспособствовало этому? Рок, перст судьбы, предопределение?  По правде сказать он мне никто и я ему никто.
Не просто так приходит человек в твою жизни.  Реалии таковы, что, очевидно, в момент надобности или безнадежности подобные люди и обнаруживаются в твоем временном пространстве. Как будто читая мои мысли, Дмитрий предлагает свою помощь:
-- Галина, вижу, что вы озабочены из-за своего багажа. Я случайно увидел открытую ячейку и понял, что вам без меня не справиться. Не переживайте - прорвемся!
   
   В  памяти возник  один эпизод из детства. Было мне лет тринадцать и мальчику Олегу столько же.  Родители отправляли нас в пионерский лагерь почти на все лето. Две смены - это уже обязательно. Лагерь располагался  в живописной лесистой местности недалеко от города.
 
   Не любила я такой отдых, скучала по маме и городской жизни. Далеко от дома  чувствовала себя одинокой и забытой всеми.  Обязанности же в лагере, хотя и детские, зачастую утомляли: раннее вставание  по горну, умывание  непривычно холодной водой,  линейка строго по ранжиру и  выстаивание по стойке "смирно". Строем в столовую, строем на прогулку, строем на занятия.  Пионервожатые на несколько лет старше нас пользовались своим положением и вечно орали: "нельзя", "не смей", "будешь наказан".  Часто, спрятавшись в глухом углу за столовой, где росли огромные  кусты сирени, я садилась с книжкой  на укромную скамейку и читала, или уединившись на заброшенной площадке с поломанными качелями, любила взбираться на  каркас бывшей карусели. 
 
    Помню воскресный день, когда разрешалась посещаемость родителей,  и я в большом огорчении, брошенная и покинутая мамой, которая недолго побыла, оставила гостинцы и уехала, не переставала плакать на любимой скамейке. Там и нашел меня Олег. Голубоглазый,  белобрысый мальчишка с оттопыренными ушами и носом картошкой не мог своим видом привлечь мое внимание. Ухаживал он по-детски наивно и трогательно, подолгу сидел рядом, молчал и вздыхал, иногда робко улыбался.
   
   Как-то вечером отважился подойти слишком близко, прошептал: "я тебя люблю, давай дружить", прикоснулся губами к моей щеке, а я стала кулачками бить его убегающего. Мальчик струсил.  Я решительно не знала, как себя вести, если Олег вдруг окажется рядом, и не представляла, на что в такой ситуации отважится он. Откровенно говоря, я как маленькая женщина возомнила свою исключительность и избранность, понимала, что, вызывая симпатию мальчика, приобретаю  некоторые преференции. Многие девчонки превосходили меня по красоте, а ведь только меня он выделил из всех.

   Дружить с ним я не собиралась, для этой цели был брат, младше меня всего на полтора года. Больше Олег ко мне не приближался, хотя издали наблюдал, как на моем лице изображалось полное равнодушие. Всем понятно, что это значило для мужского самолюбия.
 
   Однажды мы столкнулись с Олегом на территории лагеря. Я с трудом тащила  свернутый  в полосатый клубок матрас и попросила его о помощи.
--Отцепись! -- сказал, как отрезал, схватился рукой за щеку, будто у него внезапно разболелся зуб. Он оказался щедрым лишь на колкое изречение. Одно слово, а столько ненависти, что от недоумения и обиды  мои широко распахнутые  глаза  наполнились слезами.                  
   
   Я  была потрясена взрывом его эмоций и близко к сердцу приняла несправедливый злой отказ в пустячной помощи. И что прикажете после этого думать о мужчинах? Этот поступок спутал все прежние мои представления о дружбе, о бесконечной любви.
 
   С тех пор поняла, как нельзя путать свои желания с действительностью,и не следует обольщаться  вниманием мужчины и становиться самонадеянной.
 
   -- Прорвемся, -- сказал Дмитрий, а я вдруг разволновалась, сделалась осторожной и подозрительной.  Возникло  двойственное чувство: можно ли довериться незнакомому мужчине, ведь я его знаю лишь несколько часов. А если его дружба со мной была лишь расчетливой игрой?  Впрочем, вполне возможно, что моя интуиция меня обманывала. Вспоминается, что перед моей просьбой Олегу помочь, не возникали никакие нехорошие предчувствия, более того, я была полна надежд и предвкушения, а что в итоге получилось? В одну минуту все рухнуло. Так, может, сейчас будет наоборот?
   
   Дмитрий заметил мое волнение, но понял это по своему:
-- Галина, я пойду поищу тележку.
Я вдруг задержала его и как бы между прочим спросила, приходилось ли ему быть обманутым и в то же время оказаться не в состоянии  во время это понять и исправить.
– Что вы имеете в виду? – спросил он, внимательно всматриваясь в меня. А в мыслях, очевидно, подумал: "Меня подозревают в чем-то дрянном, достойном осуждения?" К моему счастью Дмитрий ничего не понял и быстро удалился.  Ну, как я могла объяснить свои страхи?  Промолчала. Докопаться до истинной причины моего вопроса он не сможет и правды не узнает.
 
   Диктор объявила посадку на мой поезд. Появился Дмитрий, триумфально толкая перед собой тележку. Мои черные мысли развеялись как утренний туман. Стали грузить покупки. Чемодан оказался неподъемным. Но для мужчины он не был тяжестью. Чувства, эмоции, которые я испытала в то время, невозможно забыть. Шла рядом с Дмитрием к поезду и думала: щупленький,  болезненный, со впалыми щеками. И зачем ему такая канитель со мной? Ведь в скором времени самому придется тащить  чемодан и садиться в поезд. Отзывчивость  же Дмитрия рождалась из его нравственых потребностей. А сколько внутренней силы надо иметь, душевной чуткости и участия!
   
   Никогда позже я не испытывала столь сильного чувства,  охваченная благодарностью этому милому человеку, источающему доброту и сердечность. Творя добро, такие люди, как Дмитрий, меняют мир в лучшую сторону. Помню, подумала тогда, будь со мной рядом такой мужчина, я чувствовала бы себя в безопасности. Я никогда не ощущала себя защищенной, выбрала себе в спутники человека, не способного обеспечить эту защищенность.
    
   Прощаясь в купе отъезжающего поезда, Дмитрий  еще раз поразил новым признанием, да так, что долгое время я приходила в себя. Год назад ему вырезали часть желудка. 
   
   Помню всегда добро этого мужчины, свет и тепло его души, и мысленно желаю ему здоровья.


Рецензии
Часть желудка вырезают по поводу язвенной болезни, а при онкологии удаляют весь желудок и ещё много чего. Так что, будет жить!

Стар618   06.09.2017 12:42     Заявить о нарушении
Вряд ли мой герой еще жив. История-то случилась в середине прошлого века. Однако из памяти он не исчез.

Галина Горбунова   06.09.2017 19:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.