Дубец

«ДУБЕЦ»

Весна… Солнечное утро…
Проснувшись, я и два моих старших брата вышли из дома во двор. Мы были удивлены — посреди свежевскопанного огорода торчал тонкий метровый дубчик. Не найдя объяснений его появлению, мы стали играть в «ловитки», так на нашей улице называли игру в салки. Вскоре к нам присоединились соседские ребята, и игра получила новый всплеск детских эмоций.
Мой двоюродный брат Виктор вошел в раж. Он взял на кухне нож и срезал дубчик у самой земли. С этим дубцом он гонялся за нами. Мы с визгом и веселым смехом разбегались кто куда.
— Ас-с-са! — кричал Виктор, размахивая им, словно джигит шашкой. Затем дубец становился «лихим иноходцем», и брат, скача на нем в припрыжку, издавал звуки, похожие на ржание лошади: — И-и-го-го-го! Какой замечательный у меня дубец! — Виктор даже сочинил по этому поводу песенку:

— Эх, дубец, ты, дубец,
бей по ж…м, молодец!
По спине сильней хлещи,
от ударов не пищи!

Игра, которой мы были полностью увлечены, незаметно переместилась на улицу. Однако время подошло к обеду, и мама позвала нас кушать.
Приехал с работы на обед и отец. Валяющийся на пороге дома прутик показался ему очень знакомым. Когда отец вопросительно взглянул на то место, где рано утром им была посажена черешня, его подозрения тут же подтвердились — саженца на месте не было.
— А ну марш за мной! — строгим голосом приказал нам отец, покручивая дубец в руках. — Кто из вас сломал саженец? — спросил он уже на улице.
Мы, опустив головы, молчали.
— Повторяю вопрос. Кто сломал саженец?
Виктор ступил шаг вперед и признался:
— Это я, дядя Толя, сломал. Я думал, что кто-то просто так этот дубец в землю воткнул…
— Я тебе сейчас дам дубец! — многообещающе сказал мой отец. Он перегнул племянника через колено и нанес ему бывшим саженцем несколько легких воспитательных ударов по мягкому месту. — Вот тебе за саженец, вот и за дубец! — приговаривал он при этом.
— Ой, дядечка, не буду! Я больше не буду! — извиваясь змеей, верещал Виктор.
Покончив с экзекуцией, отец выкопал из земли корень саженца и прищепил дубец к нему. Надежд, что черешня примется, у него было мало, из-за чего он посадил ее у самого забора.
— Это же такое дерево сломали, сорванцы! Да ничего не поделаешь, теперь остается только ждать…

Прошло несколько лет, прежде чем мы с братьями поняли, какое дерево чуть не загубили. Украинская ранняя черешня в те далекие времена была для всех в диковинку. Желтые, с красным бочком ягоды, словно виноград лису в известной басне Крылова, обращали на себя взоры прохожих. Не счесть, сколько они сломали веток на этом дереве.
— Представляешь, Оля, — сказал как-то Виктор своей жене, указывая на многометровую черешню рукой, — вот этим деревцем меня когда-то высекли!
— Как это высекли? — не поняла та.
— Как-как? Перегнули через колено и отхлестали! — пояснил я. — Вот это высоченное дерево было когда-то всего лишь небольшим дубчиком.
Оля перевела взгляд с меня на мужа и задорно рассмеялась.
— Ну и место же вы для нее выбрали, становись на забор и обирай! — удивленно сказала она.
— После того как я сломал саженец, все думали, что он не примется, вспоминал Виктор. — Пришлось дяде Толе пристроить черешню у самого забора. Вот и вся история. Рассказать кому, что тебя когда-то пороли этим деревом, — никто не поверит!..

29 апреля 2005г., Слуцк
31 июля 2006г., Минск
29 – 30 сентября 2008г., Минск


Рецензии