О многомирии

Иванов Е.М. О многомирии //Novainfo,№46-1, 29.05.2016

Тема «многомирия» в научной и философской литературе обычно ассоциируется с эвереттовской интерпретацией квантовой механики, предложенной Хью Эвереттом III в 1957 году [1]. Главная идея эвереттовской интерпретации квантовой механики заключается  в отрицании физической (объективной)  реальности процесса редукции волновой функции в процессе измерения. Концепция редукции вводится в квантовой механике для объяснения единственности полученного  во время измерения результата, а также взаимной согласованности последовательных измерений, производимых над одним и тем же квантовым объектом.
 Если квантовая система изначально находится в суперпозиционном состоянии относительно измеряемой наблюдаемой (т.е. интересующая нас наблюдаемая в исходном состоянии не имеет определенного значения), то после измерения эта система скачкообразно переходит в одно из собственных состояний оператора измеряемый величины (т.е. в какое-то конкретное состояние, в котором данная величина имеет определенное значение, полученное в результате данного измерения). Математически это означает, что после измерения мы должны вычеркнуть все те компоненты исходной суперпозиции, которые не соответствуют полученному нами  результату измерения. Это вычеркивание и есть редукция волновой функции. Реальность редукции доказывается последующими измерениями, которые  показывают, что квантовая система после первого измерения действительно перешла в состояние, в котором измеренная  величина имеет вполне определенное значение.
 Отрицание Х. Эвереттом реальности редукции волновой функции обосновывается тем, что процесс редукции невозможно представить в качестве следствия шредингеровской эволюции. Как показал И. фон Нейман  [2],  взаимодействие квантовой системы и измерительного прибора, описанное с помощью уравнения Шредингера, само по себе  не приводит к редукции волновой функции. Напротив, прибор (который в данном случае описывается как макроскопическая квантовая система) в процессе взаимодействия с микрообъектом  также переходит в состояние суперпозиции, каждая из компонент которой соответствует одному из возможных результатов измерения. Данный вывод не меняется, если в систему «квантовый объект+прибор» включить человека-наблюдателя, который в данном случае также будет описываться с квантовомеханической точки зрения, т.е. ему приписывается некая макроскопическая многочастичная волновая функция. Если наблюдатель взаимодействует с прибором (для того, чтобы узнать каков результат измерения), то согласно шредингеровскому описанию этого взаимодействия, в силу линейного характера квантовых процессов, он также перейдет в состояние  суперпозиции,  где каждый ее элемент будет соответствовать ситуации восприятия наблюдателем того или иного конкретного исхода данного измерительного эксперимента. Иными словами, наблюдая за показаниями прибора, субъект-наблюдатель, а также вместе с ним, как обычно полагают сторонники эвереттовской интерпретации,  и его сознание,  как бы «расщепляется» на N экземпляров (N – равно числу членов исходной суперпозиции измеряемого квантового объекта), каждый из которых будет воспринимать один из возможных исходов данного измерительного эксперимента.
 Если мы вслед за Эвереттом признаем, что физически никакой редукции волновой функции не происходит, то нам нужно будет также признать, что наблюдаемая редукция – есть лишь субъективная иллюзия, связанная с тем, что каждый «экземпляр» расщепившегося субъекта-наблюдателя будет воспринимать лишь один из исходов данного эксперимента и не будет воспринимать все другие исходы.  В теории Эверетта это «расщепление» касается как субъекта, так и (в меньшей степени) окружающего его физического мира. В каждом квантовом измерении, имеющем N  исходов, и наблюдатель, и вся Вселенная как бы расщепляются на N экземпляров, и в каждом из этих экземпляров реализуется лишь один конкретный исход данного измерения. Следовательно, все возможные варианты квантового процесса оказываются реализованными и нет необходимости в тезисе редукции волновой функции. Заметим однако,  что  у самого Эверетта говорится не о «множестве экземпляров Вселенной» (многомирии), а лишь о  «соотнесенных состояниях», т.е. речь идет, по сути, о единой квантовой Вселенной, данной различным «копиям» субъекта как бы в различных «классических проекциях». Т.е., реально у Эверетта «расщепляется» лишь субъект (вследствие  квантового «расщепления» физического состояния его мозга), Вселенная же, как квантовый объект,   остается  единой, но по отношению к субъекту предстает как бы во множестве различных классических   проекций.
Мы можем полностью исключить в данной модели какое-либо реальное динамическое «расщепление Вселенной» если учтем жестко детерминированный характер шредингеровской эволюции квантовых систем. Поскольку квантовая механика  формально применима к любым физическим системам, мы можем ввести понятие «волновая функция Вселенной» (это понятие, в частности, рассматривал в своих работах основоположник квантовой космологии Б. Девитт [3]). Если «квантовое состояние Вселенной» задано в некоторый начальный момент времени (соответствующий гипотетическому моменту «зарождения Вселенной») то мы можем, действуя на это состояние с помощью оператора эволюции, экстраполировать его на любой более поздний момент времени. Таким образом, мы получим «волновую функцию Вселенной» определенную в каждый момент времени. Если исключить (согласно тезису Эверетта) физическую реальность процессов редукции волновой функции Вселенной, то мы получим некий стационарный объект (условно назовем его «квантовый кристалл») в котором будут в виде потенций предсуществовать исходы любых квантовых измерений с любыми квантовыми объектами в пределах этой Вселенной. То есть «квантовый кристалл» будет представлять собой «Универсум физически возможного» или «множество всех физически возможных миров». Рассматривая «квантовый кристалл» как нечто реально существующее, мы можем избежать необходимости даже мнимого «расщепления Вселенной» при каждом измерении, поскольку в данном случае  Вселенная уже заранее, до всякого измерения содержит в себе все возможные исходы всех возможных измерений.  Наблюдение ничего не должно расщеплять, поскольку «все уже расщеплено до нас», все наблюдаемые возможности уже заранее предсуществуют  в составе «квантового кристалл». Наблюдатель  имеет дело с одной из проекций этого «квантового кристалла», характер же этой проекции определяется типом осуществляемого измерения. (Разложение волновой функции по собственным функциям оператора наблюдаемой величины – очевидным образом неоднозначно, т.к. зависит от типа осуществляемого измерения.  Именно поэтому эвереттовскую интерпретацию некорректно считать «многомировой» - так как  для разных типов измерения она будет давать нам разные наборы «классических миров», представляющих в сумме одно и то же исходное квантовое состояние).
Таким образом,  эффект «мультипликации реальности» («многомирия») в эвереттовской интерпретации оказывается связан лишь с «расщеплением» субъекта-наблюдателя и его способностью воспринимать квантовую реальность лишь в ее классических «проекциях». На наш взгляд, и от этого «расщепления субъекта» также необходимо отказаться, т.к. оно противоречит интуитивно очевидному единству (а значит и неудвоимости, нерасщепимости) нашего Я. Если Я – это и есть мое сознание, то, очевидно, что квантовое «расщепление мозга» (переход мозга как квантового объекта в суперпозиционное состояние) -  не влечет такого же расщепления моего «Я» - ибо я осознаю всегда лишь один исход квантового эксперимента – именно тот, который я чувственно воспринимаю. «Расщепление» сознания в эвереттовской модели есть, по сути,  следствие натуралистического понимания сознания как некой «функции мозга» и  если мозг «расщепляется» (переходит в состояние суперпозиции), то, по логике этого понимания,  вместе с ним должно «расщепиться»  и индивидуальное сознание.  Чтобы избежать этого абсурдного расщепления, достаточно отказаться от натуралистического тезиса «сознание есть функция мозга» и  перейти на позицию дуализма материи и сознания (Об этом см.: [4] – где дана критика натуралистических подходов к психофизической проблеме). Если сознание не есть функция мозга и не есть «сам мозг», то квантовое «расщепление» мозга отнюдь не влечет такое же   «расщепление» сознания. Мы можем в этаком  случае приписать сознанию лишь одну только  функцию по отношению к физической реальности – а именно способность к чувственному восприятию этой реальности и исключить всякую возможность реального воздействия сознания на физические процессы. (Последнее необходимо для того, чтобы дуализм материи и сознания не вступал в противоречие с принципом каузальной замкнутости физической реальности). Сознание не может воздействовать на физические процессы, но способно их чувственно воспринимать.  Причем чувственное восприятие устроено таким образом, что для любой наблюдаемой величины оно актуализирует для нашего сознания лишь один из возможных вариантов, соответствующий одному из членов изначальной суперпозиции, но не способно воспринять сразу несколько таких вариантов. Таким образом, если  мозг в процессе взаимодействия с прибором и микрообъектом «расщепляется» на N  компонент (по числу членов исходной суперпозиции микрообъекта), то сознание при этом отнюдь не расщепляется, но воспринимает лишь одну из этих компонент, и, т.о., видит лишь один вполне определенный результат данного измерительного эксперимента.
 Таким образом,  в данном случае функция сознания (в соответствии с гипотезой М. Б. Менского [5]) сводится к селекции квантовых альтернатив – сознание выбирает одну из альтернатив, порождает соответствующий этой альтернативе чувственный образ (например, субъект видит, что прибор показал, что квантовая частица полетела налево, а не направо) и, далее запоминает свой выбор таким образом, чтобы последующие чувственные восприятия были согласованы с предыдущими (если мы видим, что в первом эксперименте частица полетела налево, то и восприятие следующего эксперимента с данной частицей также будет соответствовать этому же результату). Назовем этот процесс селективного восприятия квантового состояния сознанием «актуализацией квантовой альтернативы». Эта актуализация (тождественная чувственному восприятию данной альтернативы) никакого воздействия на сами физические процессы не оказывает. Все компоненты суперпозиции, которые имели место в начале измерительного процесса, никуда не исчезают и далее эволюционируют в соответствии с уравнением Шредингера (нет объективной редукции). Но, однако, восприятие одной из квантовых альтернатив необратимо закрывает для сознания доступ к любым другим альтернативам.  Сознание, осуществляя выбор, как бы «помечает» («маркирует») одну из ветвей квантового процесса.  Эта «маркировка» на сами физические процессы никакого воздействия не оказывает – всё физически происходит так, как если бы никакого выбора, никакой «маркировки» не существовало. Однако сознание способно при этом воздействовать само на себя. «Маркируя» одну из компонент суперпозиции, оно исключает для себя в будущем любой доступ к «немаркированным» компонентам (а также к любым «потомкам» «немаркированных» компонент). Это условие можно назвать условием «самосогласованности» селективного процесса, осуществляемого сознанием. Оно заключается в том, что предыдущие восприятия квантовой реальности воздействуют на последующие восприятия, ограничивая их возможный спектр, и, т.о., обеспечивают причинно-следственную согласованность последовательных восприятий одного и того же квантового объекта. Собственно, именно это условие самосогласованности и порождает иллюзию «редукции» вектора состояния: поскольку «немаркированные» компоненты суперпозиции никогда не дают «маркированных» «потомков» (ранее не «маркированная»  ветвь  квантового процесса никогда не «маркируется» в последствии), то соответствующие компоненты и их «потомки» никогда не станут объектом восприятия и, следовательно, ими можно попросту пренебречь.
  Помимо условия «самосогласованности» мы должны, для того, чтобы получить реалистическую картину квантовых измерений, постулировать также и условие «интерсубъективности». Это условие требует, чтобы результаты восприятий (актуализаций) разных субъектов были взаимно согласованы. Если я в процессе квантового измерения увидел, что частица полетела налево, то это же самое увидит и мой приятель, который наблюдает за моими экспериментами. Таким образом, все актуализации (восприятия) состояний квантовой Вселенной  оказываются взаимно согласованными, что создает общий для всех, интерсубъективный «видимый мир» (мир, данный в чувственном восприятии различных субъектов-наблюдателей).
 Наша концепция существенным образом отличается от теории  Эверетта, а также ее модификации М. Менским [5]. Во-первых, в нашей модели ничего не расщепляется: ни Вселенная, ни наблюдатель. Вселенная не расщепляется потому, что все альтернативы уже предсуществуют в составе волновой функции, описывающей полное состояние Вселенной во все моменты времени, а сознание лишь выбирает (воспринимает) одну из этих альтернатив и  при этом оно никакого воздействия на физическую реальность не оказывает. Субъект же не расщепляется  потому, что сознание не является продуктом мозговой деятельности и мозг выступает для сознания лишь как объект восприятия, через посредство которого оно воспринимает и весь остальной мир. Если мозг находится в состоянии суперпозиции, компоненты которой соответствуют различным восприятиям исхода эксперимента с квантовыми объектами, то сознание воспринимает лишь одну  из этих компонент, игнорируя другие, что и обеспечивает единственность и однозначность восприятия, а также целостность самого субъекта-наблюдателя.
 Во-вторых, в концепции Эверетта-Менского каждое наблюдение «выделяет» (актуализирует) некую «классическую альтернативу», описывающую состояние Вселенной в целом.  В нашей модели, поскольку актуализация совпадает с чувственным восприятием, достаточно лишь перехода в «актуальный план бытия» («маркирования») физического состояния той части мозга, которая отвечает за сенсорное восприятие («сенсориума»). Следовательно, каждое измерение фиксирует не «состояние Вселенной», а лишь частное, привязанное к определенному субъекту, «состояние восприятия Вселенной», отраженное в «сенсориуме». «Классические альтернативы» есть, в таком случае, лишь альтернативные состояния «сенсориума», тогда как остальной мир как был квантовым до его восприятия, так таковым и остается. (Хотя при этом, конечно, «маркируются» и спряженные с квантовым состоянием «сенсориума» элементы суперпозиции, относимые к внешнему миру – но только в том их аспекте, который так или иначе, хотя бы косвенно  отображается в текущем состоянии «сенсориума»). Таким образом, неверно будет отождествлять понятие «квантовый кристалл» с понятием «Мультиверс», которое предполагает реальное существование множества параллельных классических вселенных. Существует не  множество параллельных «классических вселенных», а множество возможных классических восприятий единой квантовой Вселенной,  т.е. любая классическая картина мира существует только в нашем интерсубъективно согласованном восприятии.
 Важная особенность рассмотренной модели «сознания в квантовом мире»  заключается в том, что здесь сознанию приписывается фундаментальная способность к запоминанию сделанных ранее выборов. Необратимая редукция вектора состояния, с этой точки зрения,  имеет место именно потому, что сознания обладают некой общей  для них («интерсубъективной») неограниченной во времени памятью. Эта память не является «физической», т.е. не сохраняется в виде записи на неком материальном субстрате и, т.о.,  существует как некая чисто «духовная», нематериальная, «экстрасоматическая память» - привязанная не к мозгу, а к сознанию. Она никак не зависит от способности мозга записывать и сохранять в себе некую информацию.
 Эта память, в силу условия «интерсубъективности» (выборы, сделанные одним субъектом–наблюдателем однозначно определяют выборы все других наблюдателей), – есть коллективная память всей совокупности обладающих сознанием субъектов, но она, при некоторой ее модификации,  может служить основой и индивидуальной, личностной памяти. При этом не следует думать, что возможность выбора некого «варианта реальности» наделяет сознания некой магической способностью управлять физической реальностью по своему произволу. Для того чтобы наша концепция «редукции вектора состояния только в восприятии наблюдателя» соответствовала предсказаниям квантовой механики, мы должны постулировать, что селективный выбор того или иного члена квантовой суперпозиции, по крайней мере в отношении удаленных от наблюдателя квантовых объектов, осуществляется чисто случайным образом (однако, с учетом комплексных коэффициентов, приписываемых членам суперпозиции, и отражающим вероятность того или иного исхода измерительного эксперимента). Следовательно, этот выбор не зависит от воли субъекта-наблюдателя.
 Если бы этот выбор был не случайным, а управлялся бы волевым решением наблюдателя, то условие интерсубъективности вошло бы в противоречие с принципами теории относительности. Если имеется множество разнесенных в пространстве субъектов-наблюдателей, которые совместно воспринимают исход некоторого квантового эксперимента, предполагающего селективный выбор одной из квантовых альтернатив, то, естественно, возникает вопрос: выбор какого конкретно наблюдателя   определяет характер восприятия результата данного эксперимента всеми другими наблюдателями? Естественно было бы ответить на этот вопрос так: выбор определяет тот наблюдатель, который первым увидел конкретный результат данного эксперимента. Однако с точки зрения теории относительности  временной порядок событий относителен и зависит от выбранной инерциальной системы отсчета.  В разных системах отсчета разные наблюдатели могут рассматриваться в качестве «первых наблюдателей» и если их выборы будут не соответствовать друг другу, то условие интерсубъективности будет нарушено, и каждый субъект будет существовать в своей собственной «приватной» реальности, отличной от реальности других субъектов. Однако, если выбор воспринимаемого члена суперпозиции чисто случаен, то не имеет значения какой именно наблюдатель увидел данное событие первым. Так как в данном случае воли субъектов никак не могут войти в противоречие друг с другом, этот случайный выбор может быть совершенно одинаковым для всей совокупности наблюдателей.
 Возможен ли, в таком случае, все же, целесообразный выбор квантовой альтернативы, зависящий от воли субъекта-наблюдателя? Он возможен, но при строго определенных условиях, а именно – когда расстояние между наблюдателем и наблюдаемым событием в точности равно нулю (т.е. наблюдатель находится в той же области пространства,  в которой происходит данное событие).  Ясно, что такой наблюдатель будет «первым наблюдателем» во всех возможных системах отсчета (нулевое расстояние будет равно нулю во всех системах отсчета) и, т.о. условие интерсубъективности не будет нарушено.  Значит, для  «локального» наблюдателя, который расположен в пространстве там же, где и наблюдаемое событие (разумеется «локализация» события (квантового объекта) и здесь существует лишь в интерсубъективном восприятии и определяется предшествующими актами редукции квантового состояния), появляется возможность «управлять» с помощью усилия воли процессом селекции квантовых альтернатив, что, безусловно, имеет огромное значение для нашей концепции «сознания в квантовом мире».
 Однако прежде чем приступить к изучению этой возможности целесообразно управлять квантовыми вероятностями, мы  должны выяснить какую «пользу» может принести сознанию способность к случайной (не управляемой волей) селекции квантовых альтернатив.  Как уже отмечалось,  необратимость процесса редукции вектора состояния, предполагает существование некой общей для всех сознаний «коллективной» памяти, в которой сохраняются сведения о ранее сделанных случайных выборах. Ясно, что такого рода «коллективная память» сознаний весьма «полезна» для живых существ, поскольку создает общий для них «интерсубъективный мир» (существующий, однако, лишь в «интерсубъективном восприятии»  этих сознаний), обладающий устойчивостью, преемственностью, непрерывностью причинно-следственных цепочек событий.  Только в таком устойчивом мире и могли бы существовать живые организмы. Однако и сами эти организмы, их тела, нервная система и вообще все пространственно компактные и сложно организованные материальные объекты, с этой точки зрения, существуют лишь в этом самом «интерсубъективном восприятии» и не существуют за пределами восприятия. Для такого вывода нам достаточно вспомнить, что при описании физической реальности мы ограничились лишь шредингеровской эволюцией вектора состояния Вселенной и исключили какие-либо «объективные» (физические) процессы редукции вектора состояния.  Поскольку большая часть частиц, составляющих наши тела и окружающие нас предметы, появилась, видимо, в момент зарождения Вселенной,  то, очевидно, за время существования Вселенной (по современным оценкам ~13,73 млрд. лет) соответствующие этим частицам волновые функции должны быть существенным образом делокализованы (за счет процесса расплывания волновых пакетов) и будут описываться квантовомеханически в виде неких «туманных облаков», «размазанных» если не по всей Вселенной, то, по крайней мере, в очень больших объемах пространства.  Сама Вселенная также, с этой точи зрения, должна описываться как диффузное облако «квантового газа» (это конечно метафорическое выражение), лишенное каких-либо компактных, сложноструктурированных объектов.  И только бесчисленные акты селективного осознанного восприятия (которые, вероятно, происходили не только до нашего рождения, но и вообще до зарождения жизни на Земле) постепенно  «вылепили» из этих «квантовых облаков»  компактные и сложноорганизованные тела, включая тела растений, животных, наше собственное тело и нервную систему.  Таким образом, мы приходим к выводу,  что все сложноорганизованные и компактные объекты во Вселенной  существуют лишь в интерсубъективном восприятии и интерсубъективной памяти  некоторого «сообщества сознаний» и не обладают каким-либо «бытием в себе».
 Вместе с тем, этот вывод о существовании классической вселенной лишь в интерсубъективном восприятии и памяти конкретного сообщества сознаний,  позволяет нам сформулировать новую модель многомирия, основанную на тезисе Эверетта о несуществовании «объективной редукции» волновой функции, но, тем не менее,  существенно отличающуюся от обычного понимания «многомирия» в т.н. «эверретизме», т.е. понимания его как реального бесконечного процесса ветвления Вселенной и субъекта,  порождающего множество параллельных классических миров.
Прежде чем перейти к рассмотрению этой новой модели «многомирия», рассмотрим возможность целесообразной селекции сознаниями квантовых альтернатив. Если мы допускаем только случайную (в соответствии с принципами квантовой механики) селекцию альтернатив в осознанном восприятии, то функция сознания будет сводиться лишь к функции восприятия внешнего мира (включая и тело самого носителя этих восприятий). Но, однако, интуитивно кажется очевидным, что сознание не только воспринимает чувственные образы, но также мыслит, понимает, принимает поведенческие решения и осуществляет эти решения, инициируя волевые акты.  Здесь мы уже не можем обойтись только функцией  случайной селекции квантовых альтернатив. Необходимо предположить, что в тех случаях, когда речь идет о восприятии  собственных действий, селекция альтернатив уже не является чисто случайным процессом, а зависит от осмысленного, целесообразного выбора самого субъекта. Как мы показали выше, всякая отличная от случайной, в том числе,  целесообразная селекция альтернатив, в принципе,  возможна в том случае, если наблюдаемый квантовый процесс находится в той же области пространства, что и сам субъект-наблюдатель.  При этом, очевидно, будут происходить изменения вероятностей исходов квантового процесса, не связанные с какими-либо физическими причинами, т.е. возможны физические аномалии. Однако принцип каузальной замкнутости физической Вселенной не будет нарушен, т.к. будут в каждом случае реализованы, хотя и редкие, но вполне возможные исходы квантового процесса и, поскольку законы сохранения энергии, импульса и т.п.  в квантовой теории выполняются в каждом отдельном индивидуальном случае (а не только статистически), законы сохранения также не пострадают. Кроме того, все эти «смещения вероятностей» будет иметь место лишь в интерсубъективном восприятии и никакого отношения к самим физическим процессам как таковым иметь не будет (напомним, что в нашей модели всякое воздействие сознания на физическую реальность исключается и сознанию приписывается лишь способность селективно воспринимать квантовую реальность).
Исходя из сделанного выше заключения, что классическая вселенная, как мир компактных и сложноорганизованных объектов,  существует лишь в интерсубъективном восприятии и памяти определенного сообщества сознаний,  естественно предположить, что помимо функции целесообразной селекции поведенческих альтернатив, сознания также участвуют в процессах селекции форм и структур биологических тел, их морфологии, функции, а поскольку все эти формы и структуры есть  продукт эволюции, то мы должны допустить участие сознаний и в целесообразной  селекции альтернативных ветвей биологической эволюции живого. Т.о. данная концепция позволяет единообразно объяснить и сознание, его характер взаимодействия с физическим миром, и процессы биологической эволюции, и даже зарождение живого (как продукт целесообразной селекции ветвей химической эволюции). Все эти процессы связаны со способностью сознания к  целесообразной селекции квантовых альтернатив.
 Для того чтобы сознание было способно целесообразно управлять восприятием наших  собственных действий, оно, как мы показали выше,  должно быть непосредственно локализовано там, где эти действия инициируются, т.е. в мозге. Это означает, что целесообразная селекция альтернатив должна  непосредственно касаться выбора элемента квантовой суперпозиции состояний командных нейронов, запускающих тот или иной поведенческий процесс. Фактически, для того, чтобы сознание было способно управлять поведением человека  через некие квантовые механизмы, локализованные в мозге, нам даже не нужна гипотеза о целесообразной селекции альтернатив. Достаточно лишь предположить, что в некоторых нервных клетках, относящимся к командным нейронам или нейронам, модулирующим поведение командных нейронов, происходят какие-то когерентные квантовые процессы, сопряженные с механизмом генерации потенциала действия. Т.е., необходимо предположить, что генерация потенциала действия в некоторых нейронах зависит от того, каким образом (в фазе или противофазе) интерферируют некие квантовые волны, например, на нейронной мембране, а также предположить, что сознание способно «концентрировать внимание» на подобных процессах в отдельных нервных клетках и таким образом воспринимать эти процессы. Ясно, что такое восприятие, за счет даже случайной  селекции одной из квантовых альтернатив, необратимо разрушит квантовую когерентность и  этого может быть достаточно для того, чтобы инициировать или же, напротив, затормозить, генерацию потенциала действия. Т.е.,  сознание может запускать или тормозить поведенческие акты, лишь обладая способностью случайной селекции альтернатив, а также способностью целенаправленно перемещать внимание с одного командного (или модулирующего)  нейрона на другой. (Хотя конечно, для того, чтобы воспринимаемый нами  мир имел наблюдаемую сложную организацию, необходима и способность сознания к неслучайной, целесообразной селекции альтернатив). Заметим, что опыты с обратной биологической связью показывают, что испытуемые могут управлять усилием воли импульсными разрядами  даже одной конкретной нервной клетки, т.е. сознание действительно способно концентрировать внимание на отдельных нейронах.
 Таким образом, если допустить способность сознания к целесообразной селекции альтернатив или же хотя бы способность целесообразно перемещать «фокус внимания» с одного квантового нейронного процесса на другой, то мы вполне можем признать, что сознание не только воспринимает, но и мыслит, принимает решения, осуществляет целесообразные волевые действия. Все эти целесообразные действия, однако, будут существовать только в интерсубъективном восприятии и не предполагают какого-либо реального «воздействия сознания на материю» (интеракции). Сознание никак не воздействует ни на наше тело, ни на наш мозг. Просто оно воспринимает наше тело и мозг, которые, как квантовые системы, находятся в суперпозиционном состоянии относительно возможного спектра осуществляемых поведенческих актов (движений тела).  Осуществляя целесообразную селекцию квантовой альтернативы, сознание выбирает (путем восприятия) ту компоненту суперпозиции, в которой содержится  вариант поведения, соответствующий принятому субъектом решению. Т.е.,  в этом акте восприятия сознание прямо или косвенно выбирает в качестве воспринимаемого именно то состояние  мозга и тела, которое соответствует принятому нами решению и игнорирует все остальные (необратимо закрывая к ним доступ для себя и для других субъектов). Например, я захотел поднять руку. Для того чтобы реализовать это желание сознание выбирает из суперпозиции состояний командных нейронов именно то состояние, которое инициирует действие поднятия руки и делает это состояние воспринимаемым. В силу принципа самосогласованности я воспринимаю и последствия этого выбора, т.е. вижу, что я поднял руку, а в силу условия интерсубъективности, то же самое мое действие видят и другие наблюдатели. Выбор осуществляется из того, что уже предсуществует в составе «квантового кристалла», т.е. сознание целесообразно выбирает и воспринимает тот уже  изначально предсуществующий вариант развития событий, который кажется ему наиболее желательным, разумным и целесообразным, не оказывая, при этом, никакого воздействия на реальные физические процессы.
У читателя могло сложиться ошибочное впечатление, что наша концепция отрицает значимость мозга для осуществления психических процессов и, таким образом, противоречит известным данным нейропсихологии. Это  не так.  Хотя мозг, с точки зрения концепции «сознания в квантовом мире», как компактный и сложноструктурированный объект существует лишь в интерсубъективном восприятии  (и, т.о., правильнее было бы сказать, что «сознание порождает мозг», а не что «мозг порождает сознание»), тем не менее, мозг в значительной мере определяет функциональные возможности сознания, так что без помощи мозга сознание не может выполнять присущие ему функции. Функция сознания сводится в нашей модели к случайной и целесообразной селекции квантовой альтернативы (первая характерна для восприятия внешнего «квантового мира», а вторая – для восприятия собственных действий в этом мире). Вместе с тем, непосредственным объектом восприятия для сознания является лишь мозг, его квантовые состояния.  Сознание осуществляет лишь селекцию альтернативных квантовых состояний мозга, соответствующим различным вариантам восприятия внешнего мира и вариантам восприятия собственных действий в этом мире. Мозг служит для сознания как бы «оптическим инструментом»,  через который оно способно  воспринимать окружающий мир в характерных для нас макромасштабах и, вместе с тем, служит инструментом, с помощью которого сознание способно «воздействовать» (иллюзорным образом, конечно, – через процесс восприятия нужной квантовой компоненты состояния той системы мозга, которая инициирует поведение) на окружающую действительность. Вместе с тем, и само сознание можно уподобить «оптическому инструменту» направленному на мозг, как на некое «зеркало», в котором в определенном масштабе отражается окружающий мир.  Связь сознания с мозгом, с этой точки зрения, подобна связи «телескопа» с той «звездой», на которую он направлен, т.е. сознание оказывается сопряженным с определенным мозгом просто потому, что оно каким-то образом «направлено» на этот мозг, как на объект восприятия. Мозг преобразует сигналы из внешнего мира в адекватную для осознанного восприятия форму, а также переводит сделанные сознанием целесообразные выборы  (осуществляемые на уровне инициации того или иного поведенческого акта) в форму реальных предметных действий и, вероятно, автоматически контролирует правильность осуществления этих действий. Но этим значимость мозга не ограничивается.
  Ясно, что те квантовые альтернативы, из которых способно выбирать сознание, создаются именно мозгом.  Если мозг генерирует  лишь один вариант возможных действий (суперпозиция состоит из одного члена), то сознанию ничего не остается, как «утвердить» его актом восприятия. Даже если есть ситуация выбора, на результат этого выбора, вероятно, влияют весовые коэффициенты, приписанные каждому члену суперпозиции. Таким образом, мы должны признать, что психические функции – есть продукт совместной деятельности мозга и сознания.
 Поскольку многие достаточно сложные   формы поведения могут быть реализованы практически без участия сознания (т.н. поведенческие автоматизмы), то можно предположить, что даже полное «выключение» функции целесообразной селекции альтернатив и замена ее на случайный выбор,  не сделает наше поведение абсолютно хаотическим и бессмысленным. Мозг сам по себе, в силу своего «устройства»  (выработанного за миллионы лет огромным количеством целесообразных интерсубъективных восприятий различных сознаний) способен генерировать достаточно сложные, целесообразные и разумные поведенческие решения.  Осознание абсолютно необходимо лишь в тех случаях, когда мозг не имеет врожденных или приобретенных (заранее выученных) поведенческих программ, позволяющих ему адекватно реагировать в сложившейся ситуации. Т.е., иными словами, осознание связано с любыми элементами творчества в нашем поведении. Там где творчество не является необходимым,  осознание (как механизм целесообразной селекции альтернатив) не играет особой роли (хотя конечно оно необходимо для того, чтобы и мозг, и внешний мир существовали в восприятии в качестве вполне определенных, «классических», сложно организованных объектов).
 Можно сказать, что осознание особым образом «модулирует» работу мозга (хотя эта модуляция существует лишь на уровне интерсубъективного восприятия), придавая функции мозга  большую пластичность и творческое начало. С другой стороны и мозг (точнее «индивидуально маркированная» часть состояний «квантового мозга» - что соответствует образу мозга в интерсубъективном восприятии) определенным образом «управляет» функцией осознания, поскольку для сознания, вероятно,  имеют особое значение «индивидуально маркированные» элементы квантовых суперпозиций, которые соответствуют индивидуальной памяти.
Мы получаем весьма своеобразное решение психофизической проблемы. С одной стороны мозг и сознание существуют независимо друг от друга как две совершенно разные формы реальности. Сознание не может воздействовать на мозг, но может воспринимать его состояния (как некий «код»), переводя их в собственные чувственные восприятия. Но, в силу того, что мозг есть квантовый объект, существующий в виде ветвящегося набора связанных друг с другом альтернатив,  сознание, во-первых (за счет предыдущих интерсубъективных актов селекции альтернатив), с необходимостью воспринимает мозг как классический, компактный, сложноорганизованный объект, обладающий сложными функциями, а, во-вторых, за счет собственной способности к целесообразной селекции альтернативных квантовых состояний мозга, сознание также способно в определенных пределах «управлять» функциями мозга, осуществляя через его посредство те или иные формы разумного осознанного поведения (которые также существуют лишь в интерсубъективном восприятии, и, т.о.,  не предполагают какой-либо способности сознания воздействовать на физическую реальность). При этом мозг, как объект, селективно воспринимаемый сознанием, способен воздействовать на функцию сознания, по сути, во многом определяя характер его функционирования, что объясняет эмпирический факт существенной зависимости работы сознания от структуры и функции мозга (хотя,  при этом, мозг отнюдь не «производит» сознание, сам не является сознанием, но, напротив, как сложный, структурированный объект, существует лишь в интерсубъективном осознанном восприятии).
Рассматривая отношение мозга и сознания можно использовать «компьютерную метафору». Можно уподобить сознание компьютеру (как техническому устройству), а мозг (а также и тело) – некой «программе» (типа «операционной  системы»), загруженной в этот компьютер. (Внешний мир, в таком случае, есть аналог «данных», которые данный «компьютер-сознание» обрабатывает с помощью «мозга-программы»).  Также как компьютер не может работать без операционной системы,  так и сознание не может нормально функционировать без мозга (хотя сам факт существования сознания никак не зависит от факта существования мозга). Отсюда понятна огромная зависимость психических функций от нормального функционирования мозга и понятно, почему поражения мозга («ошибки в программе») могут так сильно изменять характер психических функций. Но, с другой стороны, также как программа существует в качестве некого осмысленного текста лишь в силу того, что компьютер способен ее адекватно прочитать и интерпретировать, так и мозг существует как сложный, структурированный, обладающий сложными функциями объект лишь постольку, поскольку таковым его (интерсубъективно) воспринимает сознание.  Вне осознанного восприятия, мозг – это лишь размазанное в пространстве диффузное «квантовое облако», лишенное какой-либо внутренней структуры и сложной функции.
Вернемся теперь к главной нашей теме «многомирия». Напомним, что в нашей модели ничего не ветвится в динамическом смысле – ни Вселенная, ни субъект. Однако, в данной модели классическая Вселенная – видимый нами мир, понимается как одна из возможных «проекций» единой квантовой Вселенной, наряду с которой может существовать огромное (возможно бесконечное) множество других «проекций» этой Вселенной. Каждая из этих «проекций»  существует  соотносительно с неким интерсубъективным сообществом сознаний (духов) – в их интерсубъективной (коллективной) памяти и интерсубъективном восприятии. Ясно, что сознание в этой модели – нужно понимать именно как нематериальную сущность, существующую независимо от материального мира  (в противном случае сознание  бы «расщеплялись» вместе с мозгом и мы не имели бы единого «Я» и однозначной картины физической Вселенной).  Поэтому сознания, как автономные сущности, можно назвать «духами» и говорить о сообществе «духов», объединенных между собой чисто духовным (не имеющим физической природы) отношением интерсубъективности (отношение «скоррелированности» восприятий и воспоминаний различных духовных индивидов) и отношением самосогласованности актов последовательной селекции квантовых альтернатив.  Для того, чтобы от этой модели перейти к новой системе многомирия, достаточно лишь предположить, что помимо того интерсубъективного «сообщества духов» к которому в данное время принадлежим мы с вами, существуют также и другие подобные сообщества, объединенные своим собственным отношением интерсубъективности и самосогласованности, в которое, однако, члены нашего сообщества не включены. Ясно, что для членов различных сообществ, поскольку они не объединены общим отношением интерсубъективности, одна и та же квантовая Вселенная будет восприниматься различным образом, хотя бы потому, что история взаимосогласованных выборов квантовых альтернатив в каждом таком сообществе будет своя собственная, независимая от истории таких же выборов в другом сообществе. Иными словами, члены каждого сообщества будут чувственно обнаруживать себя внутри особой, существующий лишь соотносительно с ними, классической вселенной и все эти вселенные могут существенно отличаться друг от друга. Действительно, как уже отмечалось, поскольку интерсубъективные акты селекции воспринимаемых квантовых  альтернатив в каждом из этих сообществ будет осуществляться независимо друг от друга, каждое сообщество будет иметь свою собственную «историю эволюции Вселенной», отличную от истории других  сообществ. Более того, в данной модели естественно предположить, что селективному отбору подвержены не только альтернативные ветви химической и биологической эволюции (породившие саму жизнь и все многообразие живого), а также поведенческие альтернативы (на уровне человеческого сознания), но также  подвержены и физические константы, определяющие свойства видимой Вселенной. Это предположение дает естественное объяснение «тонкой подгонке констант» [6] в нашем мире, делающей возможной в ней существование жизни и человека – мы можем предположить, что константы таковы просто потому, что такими их интерсубъективно выбрало «наше» сообщество духов – для того, чтобы обеспечить себе наиболее приемлемое, комфортное, «воплощенное в тело» существование. Вместе с тем, отсюда следует, что другие интерсубъективные сообщества духов могут существовать во вселенных с другими физическими константами и даже с иным характером  отношения между сознаниями и физической реальностью (а значит и с другими физическими законами).
Какие объяснительные возможности дает нам данная модель «многомирия»? Если допустить возможность «перемещения» отдельных духов из одного интерсубъективного сообщества в другое, а также допустить некую слабую форму взаимодействия этих миров (в виде, например, одновременного участия отдельных духов сразу в нескольких интерсубъективных сообществах – что должно привести к наложению свойств одного мира на свойства другого мира), то данная модель способна, без какого-либо изменения научной парадигмы, а только опираясь на правильное понимание смысла этой парадигмы, объяснить множество известных человечеству паранормальных, «мистических», аномальных и прочих «непонятных» явлений.
Мы имеем здесь в виду такие достаточно изученные феномены, как медиумизм [7], полтергейст [8], внетелесный (в том числе околосмертный) опыт [9], НЛО, «снежный человек» и т.п.
Начнем анализ с такого феномена как медиумизм. Расцвет медиумизма (спиритизма) пришелся на второю половину XIX – первую треть XX веков. В 80 годы XIX века в Британии было создано ОПИ (Общество психологических исследований), которое занималось изучением деятельности медиумов и других паранормальных явлений. В работе общества принимали участи известные ученые того времени В. Джемс, О. Лодж, Ф. Майерс, У. Барретт,  Г.  Сиджуик ,  У. Крукс, Ш.  Рише,  А.   Бергсон, Р.  Ходжсон и др. В России медиумизм изучали действительный статский советник А.Н. Аксаков, зоолог академик Н.П.  Вагенр, выдающийся химик  (отец органической химии) А.М. Бутлеров. В целом эти исследования, особенно изучения способностей особо одаренных медиумов (Л. Пайпер, Д.Д. Хоум и др.) показали реальность существования «душ умерших» и возможность общения с ними через посредство медиумов [7]. Т.о., несмотря на то, что спиритизм как мировоззрение был подвергнуть беспрецедентной критике и дискредитации по идеологическим соображениям в середине- конце ХХ века и влияние этой идеологии (кроме таких стран, как Бразилия, Исландия) в наше время почти сошло на нет, следует признать, что медиумическая связь с умершими – нечто большее, чем дешевое шарлатанство и к этому феномену следует относиться серьезно.  Мы не будем здесь вдаваться в споры о реальности медиумических явлений (по этому вопросу отсылаем читателя к специальной литературе [7, 10-13]). Нас здесь интересует принципиальная возможность объяснения спиритических явлений в контексте предложенной нами модели «сознания в квантовом мире».
Заметим, прежде всего, что в нашей концепции сознание (поскольку оно не «расщепляется» вместе с «расщеплением» мозга) является нематериальной сущностью, способной, однако, воспринимать квантовую Вселенную в виде совокупности чувственных образов (по сути, «классических проекций» этой квантовой Вселенной).  Следовательно, в этой концепции феноменальное сознание не есть функция мозга и не есть сама материя мозга. Это означает, что разрушение мозга не влечет автоматически уничтожение сознания. Т.о. идея бессмертия души, а, следовательно, и идея возможности посмертного ее существования,  представляется вполне естественной (подробнее о бессмертии души см.: [14]). Что может происходить с душой в момент смерти мозга? Связь сознания и мозга в данной концепции подобна связи наблюдателя и наблюдаемого объекта. Сознание привязано к мозгу лишь как к эксклюзивному объекту своего наблюдения, через который оно способно воспринимать и окружающий мир, а также способно «действовать» в этом мире (посредством целесообразной селекции квантовых альтернатив). В момент смерти эта связь через восприятие прерывается и сознание вполне может выбрать в качестве объекта восприятия какой-то другой материальный объект, например, какое-то другое тело. Если в этом теле уже есть другое сознание – то мы получаем известный оккультистам феномен «подселения» (который может проявляться как «одержимость», синдром множественной личности [18] и т.п.). Если это тело – тело внутриутробного плода, то имеет место феномен «реинкарнации», реальность которого подтверждается исследованиями «памяти прошлых жизней» у детей (исследования Яна Стивенсона и др. см. обзор [17]).
Однако, поскольку квантовая Вселенная непрерывно ветвится, мы имеем, помимо «видимого» тела, огромное множество «невидимых», виртуальных «тел» - как бы «незаселенных» душами зомби-двойников, часть из которых, очевидно,  будут неповрежденными в момент нашей смерти (поскольку соответствуют различным «несостоявшимся» возможностям нашей физической эволюции). Можно предположить, что в момент смерти душа «перепрыгивает» в одного из этих неповрежденных двойников и т.о. субъект, сохраняя на какое-то время еще связь с нашей интерсубъективной вселенной,  видит одновременно и свое прежнее умершее тело  и себя воспринимает тоже как бы в новом «своем» теле, весьма похожим на прежнее тело,  сохраняя привычные возможности чувственного восприятия (именно так, нередко, описываются околсмертные переживания [15]). Однако, поскольку для других членов нашего интерсубъективного сообщества его новое тело относится к «запрещенной» для восприятия ветви квантовой эволюции Вселенной,  его телесное существование становится невидимым для окружающих, т.е. этот субъект и его «новое» тело переходят в статус «привидения». Совершив «запрещенное» в нашем интерсубъективном сообщество действие - перепрыгнув в «закрытую» для восприятия  ветвь квантовой реальности, субъект тем самым «выпадает» из прежнего интерсубъективного сообщества и т.о. его  физические действия, само его тело – уже не могут быть предметом восприятия для других сознаний, пребывающих  в нашем мире.  Такие «выпавшие» из нашего интерсубъективного сообщества души вполне могут образовать новое интерсубъективное сообщество, в котором действуют свои законы и в котором квантовая Вселенная будет восприниматься в иной классической «проекции» - т.е. это будет иной мир, с иными свойствами, иными законами. Однако, поскольку память в нашей модели сопряжена не с физическим мозгом, а с сознанием (напомним, что и сам мозг в этой модели существует лишь в интерсубъективном восприятии и интерсубъективной памяти), то этот иной мир, видимо, будет строиться с учетом сохранившейся «общей» памяти этих  «выпавших» духов и т.о. нет ничего удивительного, что «загробный мир» в основных своих чертах напоминает хорошо известный нам мир «посюстороннего» земного бытия [7].
Многих критиков спиритизма смущает то обстоятельство, что духи умерших сообщают о схожести их мира («астрала») с нашим земным планом бытия. Духи видят себя в обычных человеческих телах, носят одежду, живут в городах, в их мире есть леса, поля, море, животные. Все это наглядно можно видеть на фотографиях и видеороликах, полученных из «загробного мира» методом инструментальной транскоммуникации [10]. Но в этом нет ничего удивительного, если учесть, что их мир – просто иная «проекция» той же самой квантовой Вселенной, в которой обитаем и мы и т.о. он не менее реален и материален для своих обитателей, чем наш мир для нас. Поскольку же он населен духами, «выпавшими» из нашей реальности, и сохранившими память о ней, т.е. фактически как бы является «ответвлением» нашего мира, то нет ничего удивительного в том, что этот мир копирует в  значительной мере свойства и объекты нашего материального мира. Вместе с тем, есть и существенные отличия – в астрале, например,  возможно мысленно перемещаться с огромной скоростью, астрал «пластичен» - он в гораздо большей степени поддается воздействию мысли, воображения (это можно объяснить тем, что в этом «загробном» интерсубъективном сообществе действуют более мягкие правила селекции квантовых альтернатив, разрешающие целесообразную селекцию восприятия не только альтернатив собственных действий, но и альтернативных восприятий состояния предметов окружающего нас мира). Данные духами подробные описания планов загробного мира [16], говорят о его многослойности, многоуровневости. Наряду с похожим на земной мир «астральным планом»,  существуют миры с иными свойствами, не похожими на знакомую нам предметную реальность (ментальный, будхический, атмический и  др.). Эта информация также хорошо вписывается в рассматриваемую нами модель – «выпавшие» из нашего мира духи могут вступать в разные интерсубъективные отношения и т.о. создавать целые «гирлянды» взаимосвязанных миров, в различной степени подобных земному плану бытия.
Кроме миров, образованных духами, «выпавшими» из нашего интерсубъективного сообщества, могут существовать и другие сообщества духов, изначально не имеющих причинной связи с нашим миром. Если допустить возможность взаимодействия  между такого рода «параллельными» мирами - через отдельных индивидов, обладающих способностью включаться одновременно в несколько интерсубъективных сообществ и т.о. делающих для нас доступными  реалии других, параллельных миров (они и  выступают в роли медиумов, индукторов паранормальных явлений), то мы получаем возможность объяснения разного рода аномальных явлений в нашем мире, таких как  полтергейст, НЛО, контакты с «инопланетянами», «монстры» криптозоолгов и т.п.. Действительно, НЛО и связанные с ними «пришельцы» вряд ли являются выходцами из других звездных систем – перелеты даже до ближайших звезд, хотя и возможны, но очень продолжительны (реальная скорость звездолетов, основанных на известных нам физических принципах, вряд ли способна превысить 20% скорости света, так что полет с Земли даже до ближайшей к нам звезде займет более 20 лет только в одну сторону). С другой стороны, НЛО и «инопланетяне» иногда сочетаются с проявлениями полтергейста [8],  что говорит в пользу гипотезы об общей природе этих явлений. Т.о. естественно предположить, что НЛО-навты – это выходцы из параллельной вселенной, члены иного, параллельного нам интерсубъективного сообщества духов, причем обитают они пространственно недалеко от нас, может быть даже на Земле, но воспринимают иной «срез» квантовой Вселенной и т.о. их мир, пространственно совпадая с нашим, может радикально от него отличаться как историей, так и физическими свойствами.
Полтергейст – «шумные» проказы невидимых сущностей – явление, проявляющееся в течение всей известной нам истории человечества и в самых разных культурах. Самые ранние известные случаи полтергейста были  описаны еще в древнеегипетских папирусах. По сути, физические проявления полтергейста (стуки, перемещения предметов, «приносы» и т.п.) аналогичны проявлениям «физического» медиумизма. Известно также, что с «духом», порождающим полтергейст, во многих случаях можно вступить в общение и в этом случае  они себя  определяют либо как «развоплощенные души» людей, либо как нечеловеческие разумные духовные сущности [8]. Т.о. полтергейст также можно объяснить взаимопроникновением  параллельных миров, т.е., в нашей терминологии, взаимодействием (через субъектов-медиумов - индукторов полтергейста) различных интерсубъективных сообществ духов, которое позволяет действиям (целесообразным селекциям квантовых альтернатив) духов  одного мира, обрести интерсубъективную значимость в рамках другого мира. Сама возможность такого «взаимодействия миров» говорит о том, что отношения интерсубъективности, реализуемые в духовных мирах, не носят характера абсолютно жесткого запрета доступа к ранее «отвергнутым» (в рамках данного интерсубъективного сообщества)  квантовым альтернативам. Законы духовных миров, видимо, допускают исключения, действуют скорее как вероятностные законы, а не как абсолютные запреты.
Еще одно интересное  аномальное явление, хорошо вписывающееся в нашу концепцию «сознания в квантовом мире» - это видение «двойников» (известных как «астральные двойники», доппельгангеры, «астральные дубли»). Видение собственных двойников – весьма распространенное явление. Двойников видели многие известные люди: Гёте, Эдгар По, Достоевский, Вяземский, Декарт, Вальтер Скотт, Жорж Санд, Шелли, императрицы Анна Иоанновна и Екатерина Великая. Аксаков в своей книге «Анимизм и спиритизм» описывает француженку Эмили Саже, которая была способна  периодически непроизвольно «раздваиваться» - выделять свой «призрак» на глазах многочисленных воспитанниц пансионата под Ригой, где она служила классной дамой [13 с.543-548]. Если мы, как утверждает современная физика, живем в квантовой Вселенной, где всякий объект непрерывно «ветвиться» (в силу своей волновой природы), то, очевидно, каждый из нас  имеет, как мы уже отмечали, множество «виртуальных», «незаселенных душами» квантовых зомби-двойников, доступ к восприятию которых,  в нашей модели, закрыт интерсубъективно действующим законом самосогласованности актов селекции квантовых альтернатив. Если этот закон самосогласованности  действует не абсолютно строго и допускает хотя бы изредка «сбои», то  мы получаем принципиальную возможность воспринимать альтернативные слои квантовой реальности, в том числе, собственных «квантовых» двойников и двойников других людей.
Таким образом, мы видим, что большое число «паранормальных» явлений (медиумизм, «реинкарнация», полтергейст, НЛО, «инопланетяне»,  двойники и т.п.) можно естественным образом объяснить в рамках нашей модели «сознания в квантовом мире» не прибегая при этом к каким-либо гипотезам, выводящим нас за рамки существующей научной картины мира. Необходима лишь правильная философская интерпретация смысла этой картины мира, основанная на идее замены «объективной редукции» волновой функции концепцией  интерсубъективного самосогласованного процесса селекции квантовых альтернатив в восприятии и коллективной памяти определенного сообщества духовных существ (сознаний), частью которого и являемся мы с вами.


Литература
1. Everett H. III, Rev. Mod. Phys.,29,454 (1957)/
2. Нейман И. фон. Математические основы квантовой механики. М., 1967.
3. DeWitt B. S. , “Quantum Theory of Gravity. I. The Canonical Theory“, Phys. Rev. 160, 1113-1148 (1967).
4. Иванов Е.М. Критика натуралистических подходов к решению психофизической проблемы // Социосфера. №2, 2014. С. 17-23.
5. Менский М.Б. Концепция сознания в контексте квантовой механики // УФН, 2005, т. 174, №4.
6. Картер Б. Совпадение больших чисел и антропный принцип в космологии // Космология: теория и наблюдения. М., 1978.
7. Запорожец В.М. Контуры мироздания. М., 1994.
8. Новгородов Н.С.  Исследования полтергейстов в Сибири. Томск, 2010.
9. Parnia, S; Waller, D. G; Yeates, R; Fenwick, P. (2001). A Qualitative and Quantitative Study of the Incidence, Features and Aetiology of Near-Death Experiences in Cardiac Arrest Survivors. Resuscitation 48: 149—156.
10. Шефер Х. Мост между мирами. М,, 2005.
11. Конан Дойль А. История спиритуализма. М., 2010.
12. Гонзалес-Випплер М.  - Что происходит после смерти. Научные и личные свидетельства о жизни после смерти.  СПб., Будущее Земли, 2003.
13. Аксаков А.Н. Анимизм и спиритизм. М., 2001.
14. Иванов Е.М. О бессмертии // Социосфера, 2013. С. 64-74.
15. Сабом М. Воспоминания о смерти. Медицинское расследование. 1981 (перевод РАИТ).
16. Бетти С. Открытие жизни за чертой: что говорят ушедшие о своем мире. РАИТ, 2016.
17. Крэнстон С., Кери У. Перевоплощение. Новые горизонты в науке и религии.  М., Сфера, 2001.
18. Патнем Ф.В. Диагностика и лечение расстройства множественной личности. М.: Когито-Центр, 2003.


Рецензии
Если я правильно поняла первую часть работы, есть два варианта взглядов на действительность.

Согласно первому, существует единое поле потенциальных событий, из которых в той или иной реальности реализуются те или иные его подмножества, а остальные события так и остаются "выколотыми дырками".

Согласно второму, поле событий всё же одно, однако, разные наблюдатели способны к восприятию только соответствующих их уровню восприятия подмножеств актуальных событий, остальные для них "невидимы".

Лариса Баграмова   24.01.2018 10:23     Заявить о нарушении
Я придерживаюсь, видимо, второй позиции. Спасибо за ссылку.

Иванов Евгений Михайлович   24.01.2018 16:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.