Грабители

«ГРАБИТЕЛИ»

Валюсь проснулся рано – мать еще вчера уехала в деревню колоть кабана, сказала ехать субботним утром и ему. Валюсю или по паспорту Валентину Ивановичу Трегубову вчера исполнилось двадцать один. Друзья этого высокого худощавого парня называли его еще и «Длинным», и «Тройной Губой», просто «Губой», но кличка «Валюсь» к нему прилепилась.
Смочив из под крана в ванной комнате непослушный чуб, он с важным видом взял с полки материнский красный гребень с большими зубцами и старательно принялся расчесываться. Жесткий рыжий волос укладке никак не поддавался и стоял торчком. От усердия Валюсь даже высунул изо рта кончик языка. С мыслью подстричься на лысо гребень был возвращен на прежнее место.
Ехать на вокзал, а затем в деревню одному не хотелось и Валюсь завернул к своему соседу Вите Хореву или попросту «Тхорику». Тот по утрам почти всегда был дома, так как весной вернулся из мест заключения и никак не мог или так «жаждал» трудоустроится. Валюсь тоже весной вернулся домой, но только после службы в армии. Не поэтому ли Тхорик всем рассказывал байку про то, что они с приятелем вместе служили в «секретных» войсках, а оба пока не работают – так ожидают оттуда вызова.
Тхорик на зону попал по малолетке за драку. Шатен среднего роста с невыразительным лицом парень не стерпел на танцплощадке унижения перед девушкой и наказал троих обидчиков так, что те залегли надолго в больницу…
В общем-то, добрый и спокойный парень вернулся после отсидки совсем иным человеком: хитрый, озлобленный, циничный… Словом заматерел. В привокзальном буфете, куда приятели, купив билеты на автобус, зашли попить пива, народа было немного. Пожилая семейная пара с горластым маленьким видимо внуком, осоловевший от выпитого старшина-сверхсрочник и две смешливые тетки-хохотушки. Был еще один мужичонка, которого за дальней стойкой своим цепким взглядом Тхорик интуитивно выделил среди всех посетителей. Невысокий,  в серой каракулевой кепке, надвинутой на маленькие колючие глазки, темно-синее потертое пальтишко и кирзовые сапоги…
Мужичонка наклонился и раскрыл небольшой коричневый картонный чемодан, какие в те времена были практически в каждой семье. Дело, конечно же, не в чемодане, а в его содержимом – Тхорик заметил там деньги. И не просто деньги – два-три рубля. Много денег! Много-много денег! Чемодан был просто набит деньгами! У Тхорика перехватило горло…
Не услышав, ответ на заданный вопрос, Валюсь обернулся в сторону, куда буыл устремлен взгляд приятеля. Заметив пристальное внимание молодых парней к своей персоне, мужичонка захлопнул чемодан и скорым шагом вышел из буфета.
– Пошли! – дернул Тхорик приятеля за рукав.
– Куда ты летишь? Дай пиво допить! – недовольно отреагировал тот.
– Пошли, говорю! – с этими словами рванул за рукав так, что Валюсь выронил бокал.
Бокал ударился о бежево-коричневые клеточки плитки пола и разбился.
– Держите хулиганов! – закричала розовощекая буфетчица вслед убегающим парням.
Вдруг в дверях буфета снова показался Тхорик. Положив на стойку рубль, он во всеуслышание заявил:
– Извините, мамаша, сдачи не надо!..
– А нам с Верой по троячке! – вдогонку Тхорику крикнула одна из теток-хохотушек.

На улице из затянутого низкими тучами неба моросил мелкий дождик.
– Где он? – спросил Тхорик.
– Пошел в туалет! – ответил Валюсь. – А что он натворил? Из-за этого зачуханого охламона только на автобус опоздаем!
– Охламон может и зачуханый, однако, у него денег полный чемодан!
– Да ну! – удивился Валюсь. – А откуда знаешь?
– Видел, как он деньги доставал! – не отрывая глаз от входа в небольшое кирпичное здание привокзального туалета, негромко сказал Тхорик.
– И что теперь делать будем?
– Грабить!
– Как грабить? – заволновался Валюсь.
– Как-как? Молча! – засмеялся Тхорик, ободряюще ударив приятеля по плечу. – Подошли близенько, кочергой по кумпалу, за чемодан и ходу!
– Так у нас кочерги нет!
– Обойдемся! Не бойся, со мной не пропадешь, все будет чики-пики! Пошли!
– Не пропадешь, но горя тяпнешь, – уже на ходу пробормотал Валюсь.
У входа в туалет они остановились.
– Погодь, я первый! – отстраняя Валюся рукой в сторону, негромко приказал Тхорик и неуверенными шагами вошел в туалет.
Внутри общественного заведения стояла гулкая тишина, резкий запах человеческих испражнений резанул нос.
– Тхорик, смотри четвертные! – услышал тот за спиной.
– Где?
– Да вот, в кабинке вокруг очка рассыпаны!
– Точно! И здесь и там, и еще!.. – указывал Тхорик на кабинки.
– Давай, пока никто не пришел, быстренько соберем!
Приятели, забыв о цели их визита в туалет, стали собирать деньги.
– Сука! На дерьмо гад набросал! – ругался Тхорик.
«Криминальный» дуэт так увлекся сбором денег, что заметили пробежавшего мимо их мужичонку уже в дверях.
– За ним! – крикнул Тхорик.
– Погоди, здесь еще на одном очке немного осталось! – отозвался Валюсь.
– Я сказал бегом, значит бегом, придурок!..

По крыльцу автовокзала в гордом одиночестве туда-сюда прогуливался таксист. Настроение у него было… Проще сказать, у этого человека уже несколько минут как не было вообще никакого настроения. На весь небольшой райцентр власти содержали только две машины такси. Да и то, чтобы в случае отпуска таксиста не оставить людей без этого вида услуг. Хотя, правду сказать машины больше простаивали. Такси особым спросом и популярностью у местного населения не пользовались. Логика была проста: с железнодорожного и автобусного вокзалов, которые стояли по соседству, можно было попасть на городском транспорте в другой конец города всего за три копейки, зачем е платить рубль? Район тоже не был обделен копеечными автобусными линиями. Тоже рубль не нужен. В кои-то веки приедет в город богатый гость или запоздавшему семейству позарез нужно попасть в сельский населенный пункт. Иным выпадет нужда попасть на вокзал ночью или ранним утром…
Настроение таксисту испортил неказистый мужичок. Когда таксисты спрятались в машине от усилившегося дождя, к ним и подошел этот мужиченка. Приоткрыв дверцу такси, он спросил?
– Командиры, на Барановичи за пол ста поедем!
– Конечно, поедем! – ухватился за предложение таксист, который сидел за рулем. – Михалыч, я поехал, покиньте, пожалуйста, салон.
Михалыч, пользуясь старшинством, попытался переманить клиента, пригласив того в свою машину, которая стояла неподалеку. Однако был откровенно послан клиентом на три веселых буквы. Мужиченка плюхнулся в словно для него нагретое переднее сиденье машины...
– Вот козлы! – выругал Михалыч обоих, провожая взглядом отъезжающую машину. – Везет же Федьке! Такую копейку зашибет! С пол ста большую половину себе на карман возьмет! И чего в мою машину сразу не сели? Промашка вышла!.. Дурень, я дурень!..
Его размышления прервали два парня, один из них, что пониже спросил:
– Шеф, за четвертной поедем?
– Садитесь! – оживился Михалыч. – Куда едем? – спросил он у пассажиров уже в машине.
– Только что отсюда отъехало такси. Нужно догнать, – ответил все тот же парень усевшийся рядом с ним.
– Так они в Барановичи поехали! – с видом знающего человека сказал Михалыч.
– Так и нам туда!
– Туда за четвертной не повезу! – уперся таксист.
– Сколько! – уверенным голосом спросил парень.
– Стольник! – нагло заявил Михалыч, в надежде «перещеголять» напарника. – И деньги вперед!
– Договорились! – сказал парень и протянул таксисту две купюры по двадцать пять рублей.
– Мало! – запротестовал тот.
– Хватит пока и аванса! – отрезал тот. – Ты главное поливай! Тебя как зовут, родной?
– Александр Михайлович…
– Будем знакомы – Виктор Иванович! – представился парень и протянул таксисту свою широкую пятерню.
Вскоре всех троих уже за городом мчал старенький «москвич».
– Валюсь, деньги на бочку, я считать буду! – обратился к приятелю Тхорик.
– Так и меня вроде в школе счету учили! – буркнул тот, протягивая деньги.
– Все отдал или часть зажилил? – с недоверием поинтересовался Тхорик.
– Все…
Увидев в руках парня ворох двадцатьпяток, Михалыч понял, что продешевил. Тхорик, заметив косой вожделенный пристальный взгяд таксиста, сказал ему?
– Ты, Саша, не отвлекайся, на дорогу лучше смотри и жми на гашетку!
– Так за скорость прибавить бы надо!
– Четвертного хватит?
– Мало!
– А я говорю, хватит! Будешь перечить богатому дяде – лишу всего наследства! – от этой шутка приятели рассмеялись.
– Вон они! – крикнул с заднего сиденья Валюсь. – Шеф, догоняй!
– Ты мне здесь не командуй, Блюхер нашелся! – осадил его приятель. – Здесь особый подход нужен! Ты «Золотого теленка» читал? – возомнив себя великим комбинатором, поинтересовался Тхорик.
– Не довелось…
– И я не читал, зато кино видел!..
– И я смотрел! – воскликнул Михалыч. – Смешной фильм!
– За дорогой смотри,, а не про кино мне тут заправляй! – прикрикнул на него Тхорик.
– Хлопцы, а вы часом не того? – немного помолчав, как-то испуганно спросил Михалыч.
– Что ты имеешь в виду? – спросил его Тхорик.
– Ну… Вы часом не магазин подломили?..
– Если бы подломили, то сейчас бы не приятеля догоняли, а от ментов отстреливались!
Все в раздумье замолчали.
«А если у этого мужика пистолет есть! Не может же человек с такими деньжищами без пушки просто так ходить…» – рассуждал Тхорик.
«Жаль, что Тхорик не дал собрать оставшиеся деньги! Вот повезет кому-то!..» – думал Валюсь, в душе которого еще теплилась надежда, что до их возвращения никто не зайдет в туалет.
«Вот попал, так попал»! – в мыслях лихорадочно соображал, что делать, Михалыч. – «Сейчас этот Виктор, который Иванович пырнет ножом в бок и поминай, как звали! Остановить машину и сказать, чтобы выходили? А вдруг из пистолета прямо в лоб пальнет?. Сам же говорил, что от милиции отстреливаться будет! Выкинут в кювет, потом собаки и лисы за ночь растянут и косточек не останется! Нет, нужно лучше их не злить и как-то добраться до города».
Так, думая каждый о своем, въехали в город. Погоня привела их на железнодорожный вокзал. Когда Михалыч притормозил у такси напарника, Тхорик выскочил из машины и подбежал к Феде.
– Где он! – дернул он за рукав таксиста.
– Кто? – не понял тот.
– Охламон, которого ты вез!
– Так вон же он! – указал в сторону Федя, водя пальцем в воздухе, словно видоискателем. – Нету… В ту сторону пошел!..
– Ждать нас! – крикнул Тхорик непонятно кому из таксистов. – Валюсь, за мной, прочешем вокзал!..

Тхорик возвратился первым. Мужичонка словно растворился в многоликой вокзальной толчее из пассажиров, встречающих и провожающих. Не оказалось на месте и таксистов.
– Вот, сволочи! – вместе с матерными словцами в их адрес негромко высказался Тхорик, как со стороны  послышалось:
– Эй! Вы не меня ищете?
Тхорик повернулся и увидел Федю.
– А куда Саню дел? – поинтересовался он у него.
– Так он уехал… Сказал, чтобы и я уезжал, а мне захотелось немного по Барановичам покататься. Переехал на стоянку, подходили двое, просили подвезти, но я города не знаю. Решил вас обождать. Так что, поедем?
– Поедем… – в задумчивости ответил Тхорик и добавил: – Сука твой Санек!..
Федя не ответил…
Из толпы вынырнул Валюсь.
– Где был? – спросил его Тхорик. – Туалеты, наверно, проверял?
– Да! А ты откуда знаешь?
– Догадаться несложно! Небось и в женские заглядывал?
– Не… - потупив глаза, ответил Валюсь.
– Я все, браток, знаю! Знаю и то, что такой холявы больше не будет! Ладно, поехали!
По пути они заехали в магазин, купили водки и закуску. Тхорик, решив шикануть, сказал продавцу отвесить две палки дорогой сыровяленой «пятирублевой» колбасы. В дороге несколько раз останавливались «перекусить». Угощали и Федю. Не забыли выпить за день родения Валюся.
Когда вернулись на вокзал родного города, Валюсь первым выскочил из такси и устремился к туалету. Тхорик, улыбаясь во весь свой щербатый рот, расплатился с таксистом и степенно вышел из машины. К нему побежал Валюсь и в запале протараторил:
– Ничего нет! Подобрал кто-то! Говорил же тебе, подожди, а ты – бежим скорее! Бежим! Будем грабить, грабить! Побежали – лучше бы я остался и собрал бы все остальное!
– С куч?
– С куч! Ну и что, что с куч! Деньги не пахнут!
– Ошибаешься, дружище, пахнут! И ты уже пахнешь! От товарища за пазуху деньги прятал, даже умудрился воротник рубашки измазать! Такого грабителя, как ты, всегда, будут ожидать только кучи! – ответил ему Тхорик и громко захохотал…

24 апреля 2009г. Минск
02 июня 2016г, Минск


Рецензии