МИНА

«МИНА»

По обеим сторонам колхозной межи, в виде небольшой речушки Локнеи, паслись стада. Майское время близилось к полудню, и пастухи пригнали скот на водопой.
– Доброго здоровья, Степан! – через речку крикнул один пастух другому.
– Доброго, Лексей! – ответил тот, разрывая тишину наступающего дня, громким щелчком пуги. – А ну пошла! – цыкнул он на корову, метившую перебраться на другой берег.
– Пасешь, Степан?
– Пасу, Лексей! – не глядя на коллегу, крикнул тот и снова щелкнул кнутом.
Корова испуганно шарахнулась в сторону, увлекая за собой сородичей.
– Поговорить не дадут, правда, Степан?
– Куда уж правдивей, Лексей!
Тут из-за кустов, растущих на дальнем изгибе речки, донеслись нестройные мужские голоса, затянувшие «Ой мороз, мороз…».
– Кто это там так горланит? Перепились, что ли спозоранку? – засмеялся Лексей.
– Кто? Наши председатели, вот кто! Рыбу ловят! Ловят, правда не они, им Валик-матрос из Бранова в этом вопросе помогает и Женя Соколихин из Летковщины. А начальство, ты угадал – водку пьянствует! Я подходил к ним, рюмку и мне налили! Валик с Жеником топтухой трех щучек у шлюза поймали, плотва там, пару подлещиков…
Пропев куплет, председатели, видимо не зная слов дальше, взялись пробовать свои голоса в исполнении песни «Виновата ли я…».
– Так ничего поют»! – оценил пение начальства Лексей. – А ты говоришь пьяные. Пойду и я поздоровкаюсь!
– Кто говорил, что пьяные? Я говорил? Сейчас я тебе наговорю!
– Ты уж извиняй, Степан, запамятовал я! Да и какая разница, кто говорил?
Невдалеке затарахтел трактор, плугами раздирающий целину уже бывшего, объеденного коровами луга.
– Ты говори и не заговаривайся! – повернувшись в его сторону, отчитывал Степан Лексея. – Стрелки, дружок, не переводи! Не то я переберусь на твой берег и память твою короткую мигом восстановлю. Сразу разница найдется!
– Погоди, Степан, лаяться! Видишь, к нам бежит кто-то! – перебил коллегу Лексей.
Через несколько минут к Степану подбежал молодой, незнакомый тракторист из приезжих и взволнованным, срывающимся голосом стал бессвязно тараторить:
– Хлопцы! Я там… пахал… Пахал я там…
– Слышали, что пахал! Скажи чего глаза, как кот на горшке выпучил? – прекратил бессмысленный рассказ тракториста Степан.
– Мина там! – словно обухом по голове выпалил тот.
– Лексей! – крикнул Степан коллеге. – Беги, сообщи все председателям, а мы с трактористом пойдем и посмотрим. Может, и нет там никакой мины, так, банка консервная!..
Председатели подъехали на УАЗике и остановились перед двумя вспаханными борознами.
– Ну и что здесь? – спросил один из них, пьяновато щурясь.
– Мина! Настоящая! – ответил ему Степан.
– Это я ее трактором выкопал! – с приездом председателей, перестав труситься как осиновый лист, пояснил тракторист.
– Сейчас посмотрим, что за мина такая выкопалась! Я срочную сапером прослужил! Знаю толк в минах!
Председатель-сапер подошел к мине и склонился над ней.
– Ржавая, стерва, ничего не понять! – выругался он.
– Я ракетчиком срочную служил! – пошатываясь из стороны в сторону, сказал второй председатель. Мы ракетами из пушек стреляли и такой мелочевкой как мины, не занимались!
– Слышь, «Ракетчик», открывай лучше заднюю дверку! – с этими словами председатель-сапер взял мину двумя руками и понес к машине.
– Что ты делаешь?! Ты с ума сошел, сейчас она взорвется! – крикнул ему Ракетчик.
– Не с… – замерзнешь! – засмеялся «Сапер», осторожно укладывая мину между сиденьями, и пояснил: – Мина-то противотанковая! Для того, чтобы привести ее в действие даже веса этого тракторка будет маловато! Кстати, какой дурак его сюда пригнал? Он же эту целину не потянет - надорвется! Загубят технику! Ладно, потом разберусь! Поехали в милицию!
– Не в милицию нам нужно, а в военкомат! – возразил ему Ракетчик.
– Говорю в милицию, так в милицию!
– Ничего ты, хотя и сапер, не знаешь! У нас в Летковщине в прошлом году колодец чистили и минометную мину нашли, так я сам в военкомат звонил!
– Пока из военкомата в милицию позвонят, чтобы те охрану выставили, пока те, потом саперы приедут, знаешь, сколько времени пройдет? И нам на дорогу время надо! Привезем в милицию, все будет в одном флаконе, как в том шампуне! Кумекакешь?
– А как же! А ты у нас молодец! Не зря по-украински председатель, будет голова! – сказал Ракетчик и рассмеялся от своей шутки.
Спорщики сели в машину и уехали…

У крыльца здания районного отдела милиции они остановились.
– Здесь нельзя машину ставить, нас оштрафуют! – оглядевшись, сказал Ракетчик.
– Кто на нас с миной попрет? Никто! Выходит, нам бояться нечего и некого! Выходим! Ты, главное открывай и придерживай дверь!
Они вышли из машины. Сапер подхватил мину и приятели прямиком направились в здание милиции.
– Что это за ржавая банка, спросил дежурный, когда председатели водрузили мину на подоконник перед его окошком.
– Какая это тебе банка, знаток! – засмеялся Ракетчик. – Это же мина!!
– Какая мина? – уточнил дежурный, голос его при этом немного задрожал.
– Какая? – переспросил Минер и бодро ответил: – Противотанковая!
– Ложись, бомба! – вдруг истерично закричал дежурный и полез под стол.
Председатели, вероятно за компанию с ним, тоже попытались залезть под стол, стоявший в вестибюле. Однако, столик был журнальный и не смог укрыть под собой двух пузатых дядек. Иного выхода не было, как просто лечь на пол.
– И долго мы будем так лежать? – крикнул Сапер дежурному.
– Не вздумайте вставать, ваша бомба в любую минуту может взорваться! – громко ответил тот. – Лучше позвоните и вызовите саперов!
– Слышь, отлет, ну ты даешь! Ты сколько сегодня выпил? Или от страха разум отшибло? Телефон-то около тебя!..
Вскоре приехали саперы. Мина оказалась учебной. Как она оказалась на лугу под плугом, выяснять никто не стал. Как никто не захотел выносить сор из избы и разбираться с председателями – виновниками переполоха. Этого не произошло, может, еще и из-за того, что они слыли в районе уважаемыми людьми.
В общем, председатели тоже не стали дожидаться «благодарности» и поехали варить уху...

22 ноября 2008г., Слуцк
04 июня 2016г, Минск


Рецензии