Ренегат

Отрывок из "Слюни Искариота или абдукции сине-белого воротничка" 

          Отбыв, по праву сына близкого друга генерального директора, три срока в должности председателя профкома производственного объединения, юная номенклатура (по учёному - креатура директора) по кличке «неприличной для произношения в околономенклатурных кругах», была демократично назначена секретарём парткома - то бишь лидером, уже членов партии, этого же трудового коллектива.

          То ли звёзды так сошлись, то ли секретарь райкома КПСС был в отпуске, но создалось впечатление, что выборы нового предводителя «Школы коммунизма» свалились на администрацию как снег на голову, наглядно подтвердив российский фенологический феномен — «Зима приходит неожиданно!».

          Выдвинутая ими, ни чего не подозревавшая, кандидатура на первом же собеседовании, сама себе выкатила чёрный шар. Дело в том, что измождённое текущими хозяйственными делами, руководство в спешке выдвинуло и, в ещё в большей спешке, согласовало с райкомом КПСС, кандидатуру, в настоящее время, возглавлявшую геологический отдел. А эта кандидатура в текущий период была перегружена увлекательным занятием - подготовкой к защите диссертации на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук. Да к тому же он, как человек здравомыслящий, давно подметил в себе равнодушие к руководящим должностям политизированных общественных организаций. Слегка смутившемуся производственному руководству удалось без особого труда , вырвать из чрева будущей номенклатуры ВЦСПС, выдох с одновременным произведением звуков, в которых начальство с трудом уловило желанное  «Согласен».

           Удовлетворённое успехом, руководство не смогло заметить витиеватые эмоционально-логические ходы в мозгу будущего учёного, наполнившие это «Согласен»  вторым самоуспокаивающм содержанием  - «Я девица не гордая и на это дело согласная» - только не насилуйте (в смысле отстаньте)! Конечно главную роль в этом «деле» сыграла партийная дисциплина. Не знали убаюканные руководители, какую «подлянку» подготовил им ярый апологет «основ теории происхождения нефти» академика И.М.Губкина, в виде, выражаясь современным языком, чёрного антипиара.

          Многочисленным делегатам профсоюзного собрания, где-то пятой по счёту, из рекомендованного народу списка, претендентов в члены профсоюзного комитета, была представлена, для обсуждения кандидатура нашего потерянного (на избирательный срок) для геологической науки , теперь уже бывшего, начальника геологического отдела. Ни чего не подозревавший электорат по обкатанной десятилетиями советской властью схеме, деловито приступил к резюмированию своих жизненных наблюдений за обсуждаемым объектом.

           Не успел первый записной Цицерон от простого народа процитировать стандартный набор из типового панегирика, как неожиданно вступила тяжёлая артиллерия из местной интеллигентской прослойки. Но эта артиллерия, странным образом, начала лупить по своим (точнее по объекту обсуждения).

          Оказывается, наш кандидат, в период между собеседованием и собранием затеял подковёрную борьбу по правилам, ни какими уставами, не предусмотренным. Он сколотил оппозицию для администрации, основным содержанием программы которой было - Опорочить до неузнаваемости положительный облик самозванца (то есть себя) в комитет профсоюза. Не смотря на то, что формирование оппозиции и её программы шло под сельтерскую и осетрину (проставлялся ренегат), конфиденциальность имела высочайшую степень защиты, позволившую сохранить в секрете поимённый её состав, до самого первого выступления с мест. Состав оппозиции, не считая лидера, насчитывал всего два человека, но имел огромный политический (административный) и физический вес в наших кругах. В натуре! Один только главбух весил 150 кг.

          Слово взял, захвативший стратегическую высоту в рядах с правой стороны зала, Главный геолог - непосредственный начальник этого политического и профсоюзного «интригана». Выдерживая политическую линию заговорщиков, он проинформировал высокое собрание о том, что его служба понесёт невосполнимую утрату, в случае избрания в уважаемое сообщество его трудолюбивого и способного подчинённого, только что начавшего какое-то, непонятное не геологам, трудное и важное дело. За одно охарактеризовал его как не способного заниматься общественными работами. Это поганое сочетание «не способен», повергло в шок аудиторию, судя по воцарившейся тишине. Закончив своеобразный некролог, усевшись на место, оратор издал такой облегчённый звук, выдыхаемым из могучих лёгких (он в молодости был боксёром), воздухом, что вся скверна мгновенно улетучилась из его бурятских внутренностей, осев на колыхавшихся шторках на сцене за президиумом собрания.

          Не дав очухаться обескураженной публике, слово взял, захвативший стратегическую высоту в рядах уже с левой стороны зала, второй оппозиционер - весом поболее. Не имея привычки вставать, тяжёлыми, как увесистыми оплеухами, словами добил загипнотизированную трудовую массу - «Я тоже не рекомендую этого товарища. Я как-то не заметил в нём способностей руководить массами. Да к тому же я как-то приметил, что из его кабинета несколько раз до начала рабочего дня выбегала длинноногая девушка, ни какого отношения не имеющая к содержанию меркаптанов на один кубический метр газа Оренбургского ГКМ. И это при второй - то жене !?. Я думаю тут на лицо отрицательное сальдо». Садиться и очищать свой организм тяжёлым и, одновременно облегчающим вздохом, ему не было необходимости. Он и не вставал.

          Сам ренегат мирового профсоюзного движения, в ответном слове, слегка смутившись, не выступлением Главного бухгалтера, а произнесённым Главным геологом , вроде бы и к месту, но обидного для будущего учёного словосочетанием «Не способен», но памятуя о договорной согласованности действий, не двусмысленно подтвердил о невозможности им , в силу особенности характера принести максимальную пользу обществу на профсоюзной ниве. Попутно проинформировал, до селе безоговорочно доверявший ему, коллектив трудящихся о том, что он и со второй женой разошёлся.

Глядя, на комическое положение, в общем -то серьёзного парня, у меня поплыли перед глазами стихи В.С.Высоцкого из его «Про Парамонову» о мужике, отчитывавшимся перед собранием «за амораловку» по заявлению жены .

          Начинались они словами -
                                                                Ну так что тут говорить , что тут спрашивать
                                                                Вот стою я перед вами словно голенький
----------------------------------------------
          А заканчивались -
---------------------------------------------
                                                                И на жалость я их брал и испытывал
                                                                И бумажку , что я псих им зачитывал
                                                                Но поздравили меня с воскресением
                                                                Закатили строгача с занесением

          Правда, у нас тут обошлось без строгача. Хитрые партократы придумали иезуитскую систему выборов. На обсуждение собранию выносился список будущих членов профкома, равный его нормативному составу. После обсуждения кандидатур, председатель собрания спрашивал - «Как будем голосовать?, Списком или по каждой кандидатуре?». Ни разу не слышал что бы кто- то произнёс - «По кандидатурам!» Может быть из-за шума? По тому что весь зал в это время всегда орал - «По спискам!». А уж на первом заседании вновь избранного профкома, на вопрос организатора всего этого действа  - Кто за то чтобы председателем профсоюзного комитета производственного объединения выбрать, рекомендованного нами и согласованного с партийной организацией, бывшего начальника геологического отдела? - поднимался лес рук из новых членов профкома.
 
          Так что мы наглядно убедились - на выборах физический вес на имеет ни какого веса в партийно - профсоюзной демократии. Эти тяжеловесы могут пальнуть, но только по воробьям. Наш ренегат ещё долго маялся на профсоюзном поле.


Рецензии
Познавательно, интересно читать, когда автор пишет на темы, которые знает. Только вот излишняя "филологическая витиеватость" вызывает "отторжение" у читателя, который стремится к пониманию "идеи", заложенной автором в свой текст.
Как говорится: пафоса бы авторского поменьше...

Жму "зелёную".

Евгений Жироухов   17.09.2017 15:57     Заявить о нарушении
Спасибо Евгений!

Учту Ваши замечания, только времени осталось мало для серьёзного творчества. А вообще-то "филологическая витиеватость" отражение моего образа жизни,насыщенного иронией в общении с "верхнележащим" начальством. Три безуспешные попытки вступить в КПСС - вот она месть партократии.(читайте "Отверженный", если будет время).Уже в армии (1960 г.) старшина посылал меня грузить чугун, за то что я его поправил - "Надо говорить алюминий , а не "люмень".

Геннадий Рыжаков 2   17.09.2017 19:47   Заявить о нарушении
Да уж, знакомые "моменты жизни".
Успехов... Впереди - ещё много интересного. Аж страшно!

Евгений Жироухов   17.09.2017 20:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.