Удар током

Попаданчество. Приключения главного героя начинаются в день, когда он поставил финальную точку в автобиографии. В силу особых обстоятельств через коридор времени пенсионер переносится в Ленинград конца 60-х. Используя в новой реальности огромный запас знаний и жизненный опыт, Дмитрий Сергеевич Петрушевский вынужден адаптироваться в советской действительности. Проживая заново, он заносит хроники будней в дневник. Руководствуясь правилом, что прошлое менять нельзя, Петрушевский корректирует свои поступки так, чтобы не рвалась общая закономерность причинно-следственных судьбоносных связей. Былое видится в новом свете, оно предполагает особые поступки, где пришлось побороться с особенностями характера, избежать конфликтов с властью в лице КГБ, сохранить здоровье в стычках с криминалом, пережить заново тюремные тяготы и другие невзгоды.

*************************

1. Наши дни – до того
2. Общая тетрадь – сумбур полный!
3. Наши дни – дача Петрушевского
4. Общая тетрадь – систематизация и планы на будущее
5. ОЛИБ
6. Общая тетрадь – встреча
7. Новая работа
8. Наши дни – звонок
9. Общая тетрадь – адаптация
10. Шок
11. Общая тетрадь – время вперёд!
12. Наши дни – мемуары Петрушевского
13. Назад в будущее
14. Общая тетрадь – прощай школа
15. Наши дни – обследование
16. Куда исчез таракан?
17. Общая тетрадь – река, музыка и спорт


 
Предполагаемый объём – 10 а.л.


1. Наши дни – до того

Хорошо, сидя перед ноутбуком, отвлечься и привычно бросить взгляд на свой участок с высоты второго этажа. За редким забором просматриваются крыши дачных домиков, выглядывающих из зелёных шапок листвы. Дальше берег Финского залива размытый маревом. Сквозь двойные стеклопакеты пробиваются звуки деревенской жизни: беспорядочные собачьи гавки да петушиные переклички. Им вторят голоса диспетчеров и сигналы тепловозов железнодорожной ветки Выборг – Приморск.

Дмитрий Сергеевич Петрушевский вернулся к экрану монитора. Пробежался по тексту и впечатал финальные строчки: «Ландышевка, лето 2016». Слава Богу, воспоминания шестидесятипятилетнего мужчины, наконец увековечены в памяти жёсткого диска. Мемуары Петрушевский задумал писать ровно в тот момент, когда понял, что здоровье начало давать сбои и чувствительно сигнализировать хозяину о возрастных изменениях. С гипертонией как-то справился, бросив курить и прикладываться к рюмке. Катаракту ликвидировал в клинике Федорова, для остальных болячек держал стандартный аптечный набор пенсионера.

Писательского дара может не дано, но складно излагать свои мысли у Петрушевского получалось: пенсионер был эрудирован, весьма начитан, да литературные опыты уже имелись. Дмитрий Сергеевич быстро осознал, что автобиографический роман интересен только ему самому. Сын подтрунивал, невестка вежливо улыбалась, шестнадцатилетней внучке вообще не до того, а супруга и вовсе считала «графоманский опус» напрасной тратой времени. Он не обижался, не спорил, в глубине души считая, что когда-нибудь близкие или знакомые оценят и поймут. Но это потом. А пока хватало сил и желания, ежедневно проводил час, другой у ноутбука вычленяя из памяти этапы непростого жизненного пути.

Интересней всего было восстанавливать школьные годы, тот период, когда формируется характер и происходит становление личности. Чем глубже Петрушевский погружался в прошлое, тем неожиданней для него самого вспыхивали забытые сцены далёкой жизни в родном Ленинграде, где собственно и появился малыш Димочка Петрушевский. Каждый раз, бойко отбивая на клавиатуре абзацы, он как бы заново складывал из поблёкших отрывков воспоминаний пёстрый пазл былых событий и поражался своей ретроградной памяти. Почти два года ушло на писанину, а затем вычитку, редактуру и шлифовку текста. Перечитал, самому понравилось:
 

– Ай, да Петрушевский, ай, да сукин сын!

Пора запускать сочинение на общественную орбиту, пока лишь только в социальные сети. Осталось найти литературный портал, зарегистрироваться и опубликовать роман.

И тут раздался щелчок и погас свет. Дмитрий Сергеевич каждый раз злился на бесцеремонность бригад Выборгэнерго, обслуживающих данный участок Ленинградской области. Отчего не предупредить председателя садоводства, старосту? Тут же одёрнул себя, глупость сморозил, кто там тебя предупреждать должен? Забыл где живёшь? Петрушевский спустился вниз, жене бросил на ходу:

– Света, электрики опять отключили линию, проверю автомат. Мало ли у нас где замкнуло?

Супруга согласно кивнула – не в первый и не последний раз. Независимое загородное существование не освобождало от подобных досадных сбоев. Когда Петрушевские приобретали участок с домом, нужным дополнением оказался сарайчик, который был переоборудован и переименован в хозблок. Здесь, помимо огородного инвентаря, инструментов и прочих нужных вещей, сосредоточено электрохозяйство. Питание от столба приходило на щит, с установленными пакетными выключателями, электросчётчиком, реле блокировки бензинового генератора и кучей проводов. Петрушевский открыл дверцу щитка, подёргал провода. Один свободно отошёл от шины.

– Вот ты где прячешься, сволочуга!

Дмитрий Сергеевич отыскал отвёртку и стал закручивать фиксирующий винт. Работать в тёмном помещении было неудобно, а за фонариком идти лень. Отвёртка соскакивала со шлица и для удобства, хозяин взялся свободной рукой за край щитка.

Где–то далеко аварийщики закончили ремонт на объекте, отзвонились диспетчеру и тот привычно повернул рубильник подстанции. В следующий миг вокруг крупной фигуры горе электрика образовался мерцающий кокон, Дмитрий Сергеевич Петрушевский получил сильнейший удар током. Разряд уронил пенсионера, на полу лежало тело без признаков жизни – мир померк.

2. Общая тетрадь – сумбур полный!

Фантастика! Невероятная мистификация! Но всё по порядку. Электрический разряд: свечение, куда-то лечу, толчки, тренькающие звуки движущегося трамвая, голосов пассажиров. И вот сижу на деревянной скамейке. Первый взгляд в окно, какого ляда?! Еду вдоль Марсова поля в Питере, напротив Летний сад. Как я здесь оказался?! Почему на мне школьная форма, да и чувствую себя как-то необычно. Тут же осознал, что комплекция и одежда претерпели значительные изменения. Отлично помню, как полез в сарай смотреть электрику, получил разряд и вырубился. Я рванул к выходу: мне попросту страшно! Нужно побыть одному и разобраться с этой бредовой ситуацией. Дорогу преградила энергичная дама с синей повязкой:

– Гражданин, ваш билетик!

Тут я заметил, что вагон оборудован кассами. Такие изделия, рассчитанные на сознательных граждан, появились в конце шестидесятых. Деревянные скамейки и складывающиеся двери, господи, да это же «американка», я отлично помнил эти шикарные составы.

– Билет будем предъявлять? Нет билета, платим штраф тридцать копеек! Как не стыдно юноша!

Проверяющая уставилась на меня. Я был дезориентирован, мысли путались. Тут всё не так, но надо отвязаться от назойливого инспектора. Пошарил по карманам и, надо же, обнаружил кошелёк с мелочью и целым бумажным рублём образца 1961 года. Это меня доконало. Сунул деньги контролёрше и ринулся к выходу. Как раз успел выскочить на углу Лебяжьей канавки и Мойки.

Поплёлся в Летний сад, дико озираясь по сторонам. Тут слава богу всё привычно. Я нашёл скамейку и рухнул на деревянные перекладины. Часы на левой руке показывали девять двадцать. Тут же вспомнил, что часики «Юность» подарили , бабушка с дедом на шестнадцатилетие, а где мой хронометр «Омега Де Виль» из двадцать первого века? Осмотрел сумку, перебрал учебники, тетради и какой–то школьный хлам. Прочёл надпись на обложке тетради: «Для классных и домашних заданий по литературе ученика 10 «А» класса 190 школы». Выходит, я непостижимым образом перенёсся во времена своей школьной юности, сейчас 1968 год!

Самое потрясающее, что меня вернуло в прошлое, сохранив при этом багаж знаний накопленных за всю жизнь вплоть до аварии на подстанции. Я всё помнил: школу, училище, армию, женитьбу, свой рабочий стаж, лихие девяностые, пенсию. Ну и дела! Разве такое может быть? Осмотрелся. По моим воспоминаниям, между старым Ленинградом и Санкт-Петербургом разницы почти никакой: историческая часть сохранена, зато машин гораздо меньше и люди другие, в смысле одеты иначе. Да, ещё флаги красные серпом и молотом. Во дела! Как с этим жить, как вернуться к жене, ребёнку?

Итак, если я в прошлом, то жива мать, бабушка, дед, дядя и тётя, все те, кого неумолимое время унесло в мир иной. Родня, которой я люб и дорог сегодняшним семнадцатилетним пацаном, никак не примет моих объяснений. Значит, в этом мире для всех окружающих я обязан подстраиваться и вести себя в заданных реалиях ничем не выделяясь. Чушь какая-то! В голове роилась разрозненная информация о четвёртом измерении, временных туннелях или кротовых норах из телепередач канала «Дискавери» с Норманом Фрименом. Вспоминались писатели фантасты, особо Бредбери с его «И грянул гром». И что, мне с того, как это поможет? Из глубины воспалённого мозга выскочило «Делай что должен и будь что будет», кажется Толстой или Аврелий, а это мне зачем?

Я поднялся и побрёл в сторону бывшей, а ныне настоящей школы. Ведь трамвайный маршрут номер два вёз меня именно туда. По пути сидели старушки и что-то обсуждали, я решился. Несмело подошёл и молвил:

– Здравствуйте, простите, пожалуйста, где поблизости ларёк Союзпечати?

Женщины воззрились на меня, но ничего подозрительного не нашли. Перед ними стоял обыкновенный молодой человек в школьной форме с сумкой через плечо. Тут же вспомнил, что очень модная сумка первоначально была белой и я перекрасил её чёрной нитроэмалью. Спустя какое-то время краска стала отслаиваться и белизна предательски выдала мои манипуляции с цветом.

– Молодой человек, ларёк недалеко, на Белинского по нечётной стороне.

– Спасибо, прекрасные дамы.

Дамы удивлённо переглянулись, мог бы не хохмить, но в моём положении это как-то сбивало уровень адреналина. Энергично двинулся в указанном направлении. Спросить прямо, какое сегодня число и месяц я не решился, проще купить газету и прочитать. Улицу Белинского помнил, там располагалась славная пирожковая в подвальчике, а вот где стоял киоск в памяти стёрлось. Я купил «Смену» и «Ленинградскую правду» – хватило пяти копеек. Из газет узнал дату, в которую неведомые силы вернули меня, выдернув из хозблока после электрического разряда. Нынче среда 3 апреля 1968 года – отсчёт начался заново. Теперь пора навестить родную школу. Шагом, до двадцать второго дома на Фонтанке, не больше пяти минут. В гардеробе я столкнулся с белобрысым пацаном своего возраста. О, знакомое лицо!

– Петруха, привет, где болтаешься? Тебя Белка отметила отсутствующим, сегодня же подготовительный к экзаменам по русскому, ты что забыл?

Петрухой меня не называли лет тридцать, а раньше кликали пацаны во дворе, потом одноклассники, сослуживцы в армии и сидельцы на зоне. Память услужливо выдала: Белка – классная Бэлла Григорьевна Левина, она же англичанка, в смысле преподаватель английского языка. Школьник напротив – Стасик Егоров. И то неплохо: спустя сорок восемь лет альцгеймер ещё не потревожил. То, что стал относиться к ситуации с юморком, явно защитная реакция. Писать обо всём хочется подробно и много. В подкорке мелькнуло – «биография два». Надо как-то выкручиваться и встраиваться в школьное расписание, а заодно решать свою дальнейшую судьбу.

– Приболел немного. Дома вообще не пускали. Стасик, – я внутренне напрягся, а вдруг парня зовут иначе, – а чего было на занятиях, кто вёл урок?

Стасик реагировал адекватно, значит пока всё правильно. Ответить не успел, забытой трелью прорезался звонок. Одноклассник рванул на второй этаж, я за ним. Вбегаем в класс, ребята на своих местах, мне машет рукой Димка Сайко. Тёзку тут же вспомнил – мой школьный приятель по кличке Пыжик. Плюхаюсь рядышком, запамятовал, с кем я сидел за одной партой, должно быть с этим очкариком. Сердце молотит! Страшно от новых ощущений а, главное – отсутствия алгоритма поступков, то есть запрограммированных навыков поведения!

Вошёл преподаватель, все встали. Забыть такую личность я не мог, уж больно напоминал диктора Левитана, причём не голосом, а характерной внешностью: круглые очки, мясистые губы, чёрные волосы, зачёсанные назад, обязательный галстук и белая рубашка. Ярко высветилось в голове: Юрий Соломонович Забинков! Я смотрел на него во все глаза, а как же: преподаватель русского и литературы, эрудированная и грамотная личность из прежней жизни. В данный момент он мне ближе и понятней нежели пёстрая кучка одноклассников. Петрушевский из будущего в биологической оболочке семнадцатилетнего подростка прошлого, с интересом уставился на учителя. Во, как высказался! Волнение отошло на второй план, сейчас мне стало увлекательно, что дальше? Наставник словно угадал мои мысли:

– А, Петрушевский появился! Уже всё знаете, молодой человек? На первый урок можно и не ходить? Отлично, вот и проверим вашу подготовку по теме занятий. Милости прошу к доске, не стесняйтесь.

3.Наши дни – дача Петрушевского

– Здравствуйте, заезжайте пожалуйста.

Перепуганная насмерть супруга Петрушевского открыла ворота и впустила санитарный «уазик». Из машины с привычно отстранённым выражением лица и целеустремлённостью вышла бригада, состоящая из реаниматолога и фельдшера:

– Где пострадавший?

– Вот, пожалуйста, проходите сюда.

В хозблоке на полу лежал Дмитрий Сергеевич. Глаза закрыты, бледное лицо сохранило испуганную мимику.

– У нас отключили электричество, муж пошёл проверить распределительный щиток. Жду его десять минут, пятнадцать, пошла посмотреть, а он лежит никакой. Что случилось не знаю! Дозвонилась до вашего диспетчера и вот... Господи!

Женщина зарыдала в полный голос. Врачи, привыкшие ко всему, деловито осматривали тело, проверяли пульс и реакции.

– Пожалуйста успокойтесь. Отойдите пожалуйста и не мешайте. Сейчас проведём процедуры. Вася, – это водителю, – готовь носилки.

Какое-то время врачи возились вокруг тела и проводили мероприятия по оживлению, затем достали дефибрилятор. Эти процедуры Светлана Петровна видела не только в кино, но и помнила по больнице, где лежала с обострением язвы желудка. Сейчас она мало что понимала – осознание, что муж вот так буднично может умереть, не укладывалось в голове. Подошёл старший бригады:

– Биологической смерти нет, похоже в коме, но живой. Сильное поражение током, других травм не нашли. Везём вашего мужа в узловую больницу на Ленинградском шоссе. Вот визитка, тут телефон справочной. Пожалуйста приготовьте паспорт мужа, мне надо записать данные. Есть копия, ещё лучше. Чем болел ваш супруг, на что жаловался?

Минут через десять, Светлана Петровна вновь открывала ворота, выпуская «скорую» с бесценным грузом в обратный путь. Вернувшись в дом, Петрушевская дозвонилась сыну. Всхлипывая рассказывала о беде с отцом. Сын находился в командировке, но обещал приехать по возможности скорее. К плачущей женщине подошли обе собаки, и стали тыкаться носами, как бы вопрошая, что с папой? Они не могли знать, что в далёкой временной ловушке, любимый хозяин, бессильный что-либо предпринять, постоянно вспоминает о них, о доме, о жене и сыне.

На следующий день Петрушевская собралась в Выборг. Дорога много времени не заняла. Через полчаса Светлана парковалась у больницы. Приоткрыла задние окна, чтобы собаки не задохнулись и нерешительно, в ожидании плохих новостей, перешагнула порог. В справочном её направили к заведующий хирургическим отделением. Табличка на двери кабинета гласила «Кандидат медицинских наук, врач высшей категории, Крайзер Илья Давидович». Титулованный доктор сочувственно и подробно начал объяснять испуганной женщине: муж в коме, что вообще-то странно при поражении бытовым электричеством в 220 вольт, но состояние стабильное, ожоги незначительные. Дальше пошли вещи более прозаические оплата места в палате, за услуги по уходу за коматозным больным и другие моменты.

Супруга кивала головой, плохо воспринимая слова доктора, но уяснив главное – «Петруша», как она ласково называла мужа, живой, но без сознания, страшное слово кома, она даже мысленно, боялась произнести. Оформив договор, Светлана Петровна, вернулась в машину и медленно двинулась в родную Ландышевку. Почти у самого дома набрала номер сына, с трудом сдерживаясь, подробно рассказала о состоянии отца. Ребёнок обещал приехать на следующий день, по голосу чувствовалось, что переживает не меньше матери. Настроение хуже некуда, за спиной сопели притихшие собаки, отлично воспринимая подавленное состояние хозяйки.

4. Общая тетрадь – систематизация и планы на будущее

Я уж подробно описал, что случилось позавчера. Так увлёкся, что хочу сказать несколько слов для тех, кто когда-нибудь прочитает эти записки. Мне дана возможность, какими-то высшими силами, прожить жизнь заново. Хорошо хоть не с младенческой соски, а молодым человеком образца 1968 года. До того как подняться в квартиру, где я жил под присмотром и опекой бабушки с дедом (о той незабываемой встрече позже), забежал в канцелярский магазин, где купил общую тетрадь за сорок четыре копейки и новомодную шариковую ручку. После автобиографии, судьба выдала шанс зафиксировать ещё одну. Теперь в хронологическом порядке записываю основные вехи этой «новой» прошлой жизни. Пусть первая эмоциональная, но взвешенная и подробная запись будет вместо предисловия. Я помню своё прошлое, я знаю цепочку последующих событий, но мне не дано знать, как получится существовать в этом мире. Оттого спешу всё подробно выкладывать на бумаге, где же ты, любимый ноутбук Lenovo? Как мне тебя не хватает!

Итак, урок литературы. Меня вызывает к доске преподаватель:

– Милости прошу к доске, не стесняйтесь, берите мел, записываем тему урока. Смелей Петрушевский, смелей. Все отрыли тетради и пишут «Омут светского общества», план. Далее, «Светское общество в романе «Евгений Онегин». А, что смешного?

Я услышал ропот за спиной и стал перечитывать свои каракули – «Омут советского общества»! Повернулся к аудитории, милые подзабытые лица одноклассников ожили, девчонки хихикали, парни зашептались. Забинков попытался погасить интерес аудитории:

– Ребята, успокоились. Петрушевский, исправляйте текст и будьте внимательны. Кстати, как называется подобный ляп?

Я напряг память и выдал:

– Это незначительная описка входит в термин парапраксис, а в устной речи – оговорка по Фрейду..., – я оборвал себя, увидев, как удивление преподавателя сменяется интересом и закончил, – где-то так, друзья мои!

– Интересно, читали Фрейда? И что же это означает, уважаемый Дмитрий?

– Незначительное и бессмысленное ошибочное действие, как плод реализации бессознательных желаний. Является компромиссным образованием, создаваемым соответствующим сознательным намерением и частичным одновременным осуществлением бессознательного желания.

У Юрия Соломоновича вытянулось лицо, а в классе воцарилась полная тишина. Челюсти конечно «не отвалились», но подобного никто не ожидал. Краем глаза отметил, прелестное личико Вероники Лазовской с вопросительной миной, каменное выражение Юры Сноба (вот такая фамилия, причём соответствующая внутреннему содержанию) и недоуменные физиономии остальных. На хрена я так? Встрепенулся и автоматически выдал то, что хорошо знал и помнил:
 
– В романе "Евгений Онегин" одну из важнейших ролей играет русское дворянство и столичное светское общество. Здесь читатель встречает множество эпизодов и подробностей из жизни высшего общества. Пушкин описывает балы и званые ужины, столичные театры, одежду, манеры и привычки знатных жителей Москвы и Петербурга. Автор довольно иронично и шутливо говорит о высшем обществе и дворянах в целом. Он тонко высмеивает глупость и пустоту скучающих аристократов. Например: «...Однообразная семья, все жадной скуки сыновья...»

Преподаватель расцвёл:

– Молодец! Садитесь, Петрушевский, потом с вами побеседуем. А к доске пойдёт...

Я уже не слушал Соломоныча и делая вид, что записываю за учителем в тетрадь, мысленно полемизировал с собой. На хрена выдрючиваться? Зачем, если по современному, понты кидать? Моё дело маленькое: сидеть тихо, как мышь и впитывать, анализировать, подстраиваться под окружающую среду. В памяти многое стёрлось, нужно восстанавливать заново, что там будет впереди? Из задумчивости выдернул школьный звонок.

5. ОЛИБ

Витя Соболев родился в Ленинграде в 1944 году. Отец мальчика, капитан Соболев, за год до появления первенца, побывал в родном городе, получив кратковременный отпуск по ранению. Мама Виктора вернулась в город после снятия блокады и счастливую неделю провела с мужем, никак не предполагая, что больше не увидит своего отважного капитана. После победы, офицер продолжил службу в одном из районов разрушенного Берлина в должности коменданта, а в конце июля был расстрелян недобитками из гитлерюгенда. Нина Георгиевна Соболева воспитывала мальчика одна, впрочем, как и сотни тысяч таких же вдов, подымающих новое послевоенное будущее страны.

Витя Соболев со школы тяготел к точным наукам. Мать представить не могла, чтобы ребёнок по физике и математике приносил оценки ниже пятёрки. После школы, талантливый юноша легко поступил в Ленинградский государственный университет на физический факультет. Молодой учёный выпустился с красным дипломом, а далее перспективный физик устроился работать в научно–исследовательский физический института (НИФИ), что неподалёку от ЛГУ в соседнем здании. Кандидат физико-математических наук, Виктор Сергеевич Соболев к двадцати двум годам, успешно защитился, а 1966 году и перешёл в оптическую лабораторию Физтеха профессора Гросса.

Ближе к осени, Соболева вызвали в кабинет директора института. Сперва он решил, что его приглашают на совещание начальников лабораторий, Соболев занимал должность старшего научного сотрудника и теоретически мог присутствовать на совещании. Но всё оказалось иначе. Его представили незнакомому мужчине за пятьдесят. Пристальный, изучающий взгляд, военная выправка, выдавали в нём представителя силовых структур. Крепкое рукопожатие, приятный негромкий, но отчётливый голос, располагал.

– Здравствуйте, Виктор Сергеевич. Полковник КГБ Николай Трофимович Серебряков, вот мои документы, – он показал Соболеву вытянутое удостоверение в виде маленькой папки, – хотел с вами побеседовать по профилю работы.

– Здравствуйте, – растерялся Виктор, – чем обязан?

– Разговор у нас непростой и долгий, – Серебряков бросил взгляд на директора института академика Константинова, – вы не возражаете, Борис Павлович?

Заслуженный профессор легко поднялся:

– Конечно, конечно, Николай Трофимович. У меня лекция в Политехе, как раз собирался идти. Когда закончите, секретарь закроет кабинет. Всего хорошего.

Разговор молодого учёного и ветерана КГБ, вышел действительно непростым, но крайне интригующим. Суть сводилась к предложению перейти под крыло могущественной службы в одно из подразделений по особому профилю работы в области исследований перемещения в пространстве и связанных с этим вопросов.

– Работа очень интересная и перспективная в закрытой «особой лаборатории изучения будущего» или сокращённо ОЛИБ. Кое-какие разработки имеются. Но знакомить вас пока не стану. Подумайте, вы не обременены семьёй, знаем только, что мама блокадница на иждивении. Если дадите согласие, оформим подписку о неразглашении и тогда разберём другие подробности. Я не силён в этой малоизученной и непонятной области науки будущего. Я лишь курирую этот проект, как у нас говорят «на земле» и тут есть неожиданные результаты. А над поставленными задачами работают специалисты вашего профиля и смежных областей. Исследования основаны на теории относительности Эйнштейна, релятивистских эффектах, попутно затрагивая также квантовую механику и теорию суперструн. Вам понятно о чём идёт речь?

– Конечно, Николай Трофимович, – Серебряков про себя подумал что, озвучивание подобных формулировок как-то не очень вяжется для дилетанта, – мне надо подумать.

– Подумайте, но только про себя, без советчиков. Всё, что вы услышали остаётся между нами. Вот мой телефон, звоните.

6. Общая тетрадь – встреча

В тот памятный день еле дотянул до конца занятий. Одноклассники косились на меня и не приставали с расспросами. Видно, я действительно выглядел несколько странновато. По памяти восстановил маршрут к дому до Нейшлотского переулка и двинул на трамвайную остановку. Естественно, оплатил проезд, а пока ехал в дёргающемся на стыках рельсов общественном транспорте, чуть не свернул шею, озираясь и оглядываясь на полувековой давности любимый город. Историческая часть почти не изменилась: с Кировского моста те же потрясающие виды на Неву, Эрмитаж, Петропаловку, уже отстроенную первую очередь гостиницы Ленинград, телебашню. Нахлынули воспоминания, я не заметил как доехал до проспекта Карла Маркса. Тут оговорюсь и отмечу, что названия буду вписывать советской эпохи, а то запутаюсь начисто. О канцелярском магазине уже писал, вот она передо мной – бесценная тетрадь зелёного цвета для «ретро воспоминаний».

Деда дома не было, ушёл в садик Карла Маркса играть в шахматы с такими же ветеранами как и сам. Дед у меня боевой: и в Гражданскую шашкой помахал на стороне красных, и прошёл Финскую компанию без обморожений, сумел выжить в Великой отечественной. Я очень любил пацаном залезать в платяной шкаф и доставать тяжёлый от медалей и орденов капитанский китель. А когда дед одевал его на 9 мая, было чем гордится перед сверстниками. Мама в экспедиции на съёмках: она у меня актриса, правда, второго плана. Папа, как иногда бывает, потерялся в этой жизни. Видел его один раз после попытки восстановить семью, хоть я и маленький был, но запомнил пьяного мужика и громкие разборки. Всё, эта тема закрыта, лишь добавлю, что в будущей жизни никогда не бросал семью, как бы там тяжело не складывались отношения.

А встретила меня бабушка и накормила «обновлённого» внука вкусным обедом. Я с затаённым страхом и трепетным чувством всматривался в родные черты и слушал её голос. Это было так необычно, заново восстанавливать привычки прошлого. Я смотрел на бабушку, на седые волосы, собранные в пучок, испачканный фартук, уверенные движения и знал, она уйдёт в 1988 году от инсульта, ещё раньше умрёт дедушка – инфаркт тогда лечился с трудом, а мама дождётся внука, но сгорит от рака в семьдесят седьмом. Как с такими знаниями жить в этой реальности?

– Не забыл? Тебе завтра на тренировку! Сам просил напомнить.

Ну конечно, ведь я уже два года занимаюсь боксом в «Динамо». На тренировки ездил три раза в неделю, но тренер сдвинул занятия из-за удвоенной нагрузки на помещение. На спортивной базе общества «Труд», зал залило водой и там делали ремонт. Вот борцы временно перебрались на нашу площадку, оттого сдвинули и уплотнили занятия. Самбисты теперь тренируются перед нами. Этот эпизод я отлично помнил. На следующий день, после школы, я заскочил домой, переложил в сумку спортивные причиндалы и поехал в ДК имени Кирова. В раздевалке перемешались поклонники самбо и наши ребята из секции бокса. На входе я столкнулся с парнем моего возраста, русым, подтянутым, не сказать крепышом. И обалдел – мимо меня, обдав запахом пота, проскользнул Путин!

– Подожди, парень, тебя не Володей звать? – Первое, что вырвалось у меня.

– Да, Володя, а мы знакомы?

– Путин?

– Путин. Вы что-то хотели?

Вежливый. Пришлось выкручиваться и сочинять на ходу:

– Да на тренировках пересекались, я три года назад в самбо к Рахлину поступал. Потом ты пришёл, не помнишь.

– Нет, не помню. Хотели спросить о чём-то?

Конечно будущий президент не мог меня знать и видеть. В двадцать первом веке многие читали биографию Путина. Я не исключение и, естественно, знал его пристрастие к самбо, а позже к дзюдо. Экспромт получился удачным, даже фамилию его первого тренера вспомнил. Как пройти мимо и упустить возможность пообщаться с будущим лидером нации? Парадокс заключался в том, что я знал будущее, он – нет! Мы познакомились, немного поболтали, я дал свой телефон, он свой и я рванул в спортзал – время поджимало. Все мысли крутились вокруг встречи, руки может и помнили прежние тренировки, но голова нет. В итоге мне накидали чувствительных «плюшек», тут моя реакция подвела и была явно не семнадцатилетнего юноши. «Обидно, понимашь» и подумал, может завязать со спортом, есть гораздо более ценные навыки для выживания – опыт и знания.

Вечером после ужина смотрел чёрно-белые новости. Я помнил этот фанерованный ящик «Авангард», гордо именуемый телевизионным приёмником. Его приобрёл дед с завода Козицкого. Мне тогда исполнилось пять лет. Смотреть приходили соседи по лестничной площадке. Народ был ещё нищий, но сплочённый и дружный после войны. Мою кровать завешивали одеялом и я засыпал под звуки неведомой телевизионной жизни. Глядя на архаику пятидесятых вспоминал светодиодный экран LG, с размером 124 сантиметра, оставленный в будущем на втором этаже загородного дома. Я не раз видел в отличном цвете и высоком качестве разрешения лицо человека, с которым столкнулся сегодня на тренировке. К следующей тренировке, надо придумать способ познакомиться поближе или как там у них, разведчиков, войти в доверие с объектом. Дорогой дневник, пока оставляю такие впечатления от новой жизни: люди хорошие, свои, советские, еда вкусная, родные души не чают, окружающая жизнь подзабыто-привычная, быт забавный. Почти весело, кабы не так грустно!

7. Новая работа

Соболев позвонил Николаю Трофимовичу на следующий день и подтвердил своё согласие. В адресе ждало долгое собеседование, он заполнял подробную анкету, далее, уже в кадрах, оформление допуска и подписка о неразглашении. Наконец, путь в лабораторию, знакомство с руководителем отдела и сотрудниками. До сих пор, Соболев, не чувствовал ничего особенного – типичная рутина при устройстве на работу. Начальник Соболева относительно молод, не больше сорока. Внешностью напоминал молодого Косыгина, одет с иголочки, речь гладкая и предельно конкретная – это очень понравилось Виктору. Представился, как Генрих Иванович Доос. После прежних учёных руководящего звена, с плохой дикцией, зацикленных на поставленных задачах, небрежно одетых, неоднократно битых режимом, Доос больше смахивал на актёра, прекрасно вжившегося в роль передового учёного. В связи с чем, Соболев отчего-то вспомнил прекрасный фильм «Девять дней одного года».

В помещении ОЛИБ бросались в глаза шкафы новейшей ЭВМ «Минск-32», с таким образцом Виктор пока не сталкивался. Осциллографы, различные измерительные приборы, оптический квантовый генератор, смонтированный в отдельной комнате, были Соболеву знакомы. Похоже, лазер, был особой гордостью, заведующего лаборатории, поскольку Доос задержался рядом с устройством:

– Здесь использованы последние разработки Жореса Ивановича Алфёрова в области теории полупроводниковых гетероструктур. Теперь пройдёмте в мой кабинет и побеседуем.

В кабинете висела школьная доска, исписанная формулами, по стенам, развешаны схемы, отдельно портреты членов Политбюро, на столе три телефона: внутренний, городской и «конторский». Занавешенное шторой окно, скрывало виды извне.

– Виктор Сергеевич, я вкратце опишу направление наших работ. Ничему не удивляйтесь, быстро привыкните. Итак: мы изучаем пространство-время с замкнутыми непространственноподобными кривыми, по сути машиной времени. У нас уже есть интересные наработки, с которыми вы познакомитесь в самое ближайшее время. Кроме того, мы тесно сотрудничаем с особым аналитическим отделом, приписанным к главному управлению КГБ СССР. Наша деятельность и полученная информация носит особый характер, оттого термины закрытый, не подлежащий огласке, особо секретный и подобные эпитеты будут встречаться постоянно. Общие вопросы задавайте сейчас.

Они обсудили специфические вопросы по профилю исследований, время работы, систему связи, размер оклада и премии, наконец, график отпусков. Всё как обычно при трудоустройстве, но таинственность и волнение перед грядущими испытаниями держали Соболева в тонусе. В голове крутился главный вопрос – машина времени! Как учёный физик, Соболев допускал гипотетически создание подобного устройства, знал работы Курта Гёделя, нашедшего решение для составленных Эйнштейном уравнений гравитационного поля, описывающих вращающуюся Вселенную. Чётко помнил главный вывод Гёделя, что теория относительности не исключает перемещения во времени. Но как в условиях закрытой лаборатории воплотить в реальность мечты человечества о путешествиях в историческом пространстве?

Для Соболева наступила новая творческая пора. Как и обещал, при знакомстве Николай Трофимович Серебряков, работа оказалась «очень интересная и перспективная». Виктор с головой ушёл в исследования и решение отдельных задач. Спустя пару месяцев, Доос выделил умного, усердного и подающего большие надежды кандидата физико-математических наук. Случались встречи с Серебряковым. Куратор присматривался к протеже. Со временем выяснилось, что Николаю Трофимовичу пятьдесят пять, а до того, как организовать и возглавить ОЛИБ, работал во внешней разведке. Спустя год, Серебряков предложил Виктору Сергеевичу получить специальные навыки на курсах КГБ, в так называемой «школе №401», готовившей сотрудников наружного наблюдения. По мимо общих дисциплин, Соболев занимался по специальной индивидуальной программе. К лету 1968 года лейтенант запаса, поучил следующую звёздочку, корочки сотрудника и допуск к документам высшей степени секретности.

Поскольку учёба на курсах занимала всё рабочее время, Соболев навещал ОЛИБ не часто, но по мере возможности принимал деятельное участие в исследованиях. Круг работ расширился, как и область знаний, появившихся после памятной поездки в Москву. Почти сразу после окончания курсов, Соколов вместе с начальником ОЛИБ был вызван на Лубянку, где высокий чин посвятил его в новые служебные обязанности помимо научной работы. Затем генерал извлёк из сейфа увесистую красную папку под грифом «Совершенно секретно, экз №1» и предал старшему лейтенанту:
 
– Виктор Сергеевич, садитесь в кресло, изучайте, потом зададите вопросы. Мы вас отвлекать не будем, попьём чайку в соседнем помещении. Я, думаю, полчаса вам хватит.

Начальство вышло, оставив Соболева одного в генеральских покоях. Обстановка кабинета располагала: отсутствие казёнщины, зелень, обитая кожей мебель,тихо, уютно, серьёзно и ответственно. Соболев достал документы. То что он увидел в сухих строчках рапортов и служебных записок, повергло в шок!

8. Наши дни – звонок

Жёлтая листва, да иней на траве сигнализировали – близятся холода. Светлана Петровна загружала себя работой, чтобы отвлечься от печальных мыслей о Дмитрии Сергеевиче. Она исполняла мужьины обязанности: уборка территории, поездки за продуктами в город, хлопоты по дому, какой-то мелкий ремонт. Куда бы не собиралась, брала с собой телефон. Каждый визит в больницу отзывался болью в сердце. Картина одна и та же: неподвижное тело, бледное лицо, с застывшим выражением испуга, звуковые сигналы сердечных сокращений на экране монитора, вечная капельница, неискоренимый запах больницы и постоянное чувство тревоги.

Почти три месяца заведующий хирургическим отделением, как бы в оправдание рассказывал, что подобные аномалии – уникальная защитная реакция, но при этом сложнейшее расстройство важных функций организма. Рано или поздно больные выходят коматозного состояния, восстанавливаются и живут как нормальные люди, но сроки, никто определить не может. Пока остаётся терпеть и ждать! Петрушевская согласно кивала и каждый раз уезжая, надеялась что ещё немного и любимый очнётся.
Звонок застал её, когда Светлана Петровна подрезала длиннющие ветки рябины, оттянутые почти до земли гроздьями кроваво-красных ягод. Она сразу узнала голос Крайзера:

– Светлана Петровна, ваш муж вышел из комы, поздравляю. Когда сможете приехать?

– Господи! Как он, что говорит, двигается?

– Нет, нет. Только в сознание пришёл и пока лежит в реанимации. Встанет не сразу. После атонической комы требуется время и специальный комплекс восстановительной терапии: массаж, лечебная физкультура и другие процедуры. Приезжайте, я вам всё расскажу, а главное не падайте духом, самое страшное позади!

То ли лукавил Крайзер, то ли не предполагал: Петрушевский ничего не помнил. Это выяснилось поле того, как улеглась первая радость от самого факта выхода из вегетативного состояния. Светлана Петровна сидела у кровати мужа и ловила его взгляд, вялые движения, отдельные звуки. Спустя неделю Дмитрий Сергеевич заговорил. Его речь была осмысленной и адекватной, но больной ничего не помнил – классический пример ретроградной амнезии.

В конце октября Петрушевского выписали. В машине ликовали и радостно лаяли собаки, счастье какое – папа вернулся! Не так радостно было Светлане Петровне. Перед отъездом она долго разговаривала с Крайзером. Илья Давидович подробно разъяснил, как должна вести себя супруга больного. Упор делался на спокойные беседы с мужем и подробные, обстоятельные рассказы о прежней жизни. Доктор посетовал на ограниченные возможности больницы и рекомендовал пройти обследование в специальном стационаре при Институте мозга человека им. Бехтеревой Российской академии наук.

– Поймите меня правильно, Светлана Петровна, там высококлассные специалисты, оборудование. Мы со своими возможностями даже МРТ не можем провести. Там же новейшее оборудование, методики, гипноз. Надо воздействовать на поражённые участки мозга. Есть мнение, что кома – это защитная реакция организма, когда мозг не хочет помнить негативную информацию, когда ему хочется отдохнуть. Именно поэтому большинство больных, переживших кому, восстановившихся в сознании, не помнят этот период. В институте мозга исследуют эти проблемы и, на сколько я знаю, в отдельных случаях их блестяще решают.

Светлана Петровна, рассчиталась за услуги больницы, получила на руки историю болезни и в расстроенных чувствах, но с надеждой везла благоверного домой. Глядя на дорогу, боковым зрением наблюдала интерес Петрушевского к видам за окном, его наморщенный лоб и попытки вспомнить что-то.

– Ничего не помню, Света. Ты извини, но тебя тоже не знаю, собак не знаю. Может на даче как-то разберусь? Прости.

9. Общая тетрадь – адаптация

Прошло две недели. На носу выпускные экзамены. Всю жизнь боялся этих дурацких, на мой взгляд, проверочных испытаний на знание предмета. Под вопросом, в первую очередь, геометрия, математика и другие точные науки, за гуманитарные и общественные волновался меньше – всё-таки целая жизнь за плечами, а знал об этом только один человек и понятно кто, ха-ха. Но об этом не задумывался, а почему, расскажу ниже. Мне не интересно описывать всю рутину событий мая-июня 1968 года, буду вычленять только узловые и наиболее интересные моменты. Ведь дневник, рано или поздно попадёт к массовому читателю, может будет опубликован и станет бестселлером. Например, «Записки будущего прошлого» – каково! Кстати, моя любимая британская рок–группа The Moody Blues уже год как сочинила свой эпохальный альбом Days Of Future Passed. Ну это так, для знатоков. Несколько слов о моём хобби.

Прекрасно помню, как в конце прошлого года сильно увлёкся зарубежными записями. Одноклассник Сашка Политковский привадил. У него дома классный маг (магнитофон) и записи британских и американских рок-групп. Меня зацепило и я повёлся. К моменту моего «возвращения», дома, в будущей коллекции, имелось несколько синглов, а часть стены увешана фотками и плакатами волосатиков из-за кордона. Бабушка ворчала, дед не реагировал: «Перебесится и пройдёт». А маме даже стало интересно. Проигрыватель»Юбилейный» без дела не стоял. Кроме того в семье уже была большая коллекция советской эстрады, народных песен, знаменитых исполнителей вроде Козловского, Лемешева, Утёсова, классики, записей из цикла «Театр у микрофона» и всякого, вплоть до трофейного винила, что дед прихватил с последней войны.

Так вот экзамены. В первой жизни, помнится, на замечание, сделанное классной дамой на моё безобразное отношение к учёбе, я здорово психанул и резко ответил Белке мол могу обойтись и без школы. Образование получить никогда не поздно, а учиться в классе, где тебя прессуют мне не интересно. Отношения и так складывались неважные, но тут Белка меня возненавидела по настоящему. Это сейчас воспринимаю свой бзик как гримасу переходного возраста, игру гормонов и всё такое. Но тогда я написал заявление в середине мая и ушёл из школы со справкой. Помню, дед и бабушка уговаривали остаться, мотивируя, абсурдность поступка потерянными двумя годами учёбы и лишения себя возможности продолжить образование. Я отчаянно отбивался. Бабушка смирилась быстро, лишь переживая за реакцию матери по возвращению со съёмок. Дед давил:

– Дима, чего взбрендил, никому не охота зубрить, но ведь надо. Как же без аттестата?

– Дет, ты ничего не понимаешь, закончу вечёрку, а пока поработаю на заводе, душа лежит к токарному станку. Или в путягу (ПТУ), там параллельно можно сдать экзамены и получить аттестат о среднем образовании. Армия не за горами, а после службы и в институт или в техникум. Ведь ты же хочешь, чтобы я стал настоящим защитником страны?

Деда мои аргументы смутили, он махнул рукой – делай что хочешь! Но было видно, мои слова про срочную службу были ему по душе. Сейчас, следуя заповеди не менять узловые точки в течении биографии, тупо продублировал свой бездумный протест. И вновь удивлённые лица одноклассников, Сноб вертел пальцем у виска – чего с дурака взять? Ну, ну красавчик, я найду способ поставить тебя на место. Далее разговор на повышенных тонах с родными. Присовокупил в беседе с дедом аргумент о продолжении службы и поступлении в военное училище. Святая ложь успокоила ветерана ещё быстрей, чем сорок восемь лет назад. В итоге справка, а позже, следуя «историческому сценарию», должен устроиться на завод. Но это впереди, сейчас же описываю в хронологическом порядке, что произошло.

С новым знакомым, Владимиром Путиным, пересекались на тренировках и не то, чтобы подружились, но отношения складывались как у большинства сверстников, связанных общими интересами, в нашем случае спортом. Своё внимание я старался открыто не проявлять и даже не мог точно сформулировать, зачем набиваться в друзья к будущему президенту. Психология обывателя двадцать первого века подсказывала: а вдруг пригодиться когда-нибудь, хуже не станет. С другой стороны, откуда мне знать состоится это «когда-нибудь» и чего сейчас мыслить глобально спустя лишь месяц с небольшим в прошлом. В моём особом положении знаю прошлое и будущее, но что станется в следующую минуту, предугадать не дано. Не ровен час «сдует» в будущее или ещё куда? Моя психика такой дилеммы не тянет, так что живу «нынешним прошлым», если можно так выразиться.

Пригласил Путина на школьный вечер в преддверии майских праздников, ведь я выступал в школьном ВИА, по нынешнему, в самопальной рок-группе. Это ещё одна часть моей биографии: играл на ударных и пел в меру способностей. Интерес к западной рок-культуре помогал и мешал одновременно. Петь на иностранном не приветствовалось, куда лучше шёл репертуар из совковых любовно-патриотических шлягеров, а хиты британских и американских рокеров практически отсутствовали из-за отсутствия материала и знания языков. Эту проблему я собирался исправить, поскольку языком владел, многие тексты знал, партии инструментов мог расписать, а оригиналы достать у Политковского.

Запомнилась беседа с учителем русского и литературы Забинковым. На уроках я придуривался, но у меня это плохо получалось, прорывались взрослые мысли. Он тормознул меня после звонка на перемену:

– Дмитрий, у меня вопрос. Я чувствую ваш потенциал и несвойственные возрасту вдумчивые рассуждения. Расскажите, что читаете вне классных заданий?

Я помнил, как преподаватель ставил меня на место за вольные трактовки домашних заданий и, что греха таить, слабую орфографию, но это в другой жизни, а сейчас я отпустил тормоза:

– Очень нравятся стихи поэтов-бардов: Бродского, Галича, Высоцкого, Булата Окуджавы; из прозаиков: Солженицына, Синявского, Некрасова, Максимова, да всех разве упомнишь – диссидентов немало...

Забинков испуганно напрягся и тихо спросил:

– А что помните из Синявского?

– Ну как же, роман «Суд идет», повесть «Любимов», была ещё статья за которую, собственно, его и Даниэля привлекли и осудили. Это, поверьте, интереснее, чем руководящая роль партии в борьбе советских людей с фашизмом по роману “Молодая гвардия” Фадеева. По прозе могу дать синопсис, если вам интересно, а стихи помню многих, вот послушайте Галича:

Быть бы мне поспокойней,
Не казаться, а быть!
Здесь мосты, словно кони –
По ночам на дыбы!

Здесь всегда по квадрату
На рассвете полки –
От Синода к Сенату,
Как четыре строки!

Все земные печали –
Были в этом краю...
Вот и платим молчаньем
За причастность свою!

Преподаватель скомкано проговорил:

– Дима, давайте как-нибудь после занятий побеседуем. Вижу, вам есть что мне сказать. Сильно озадачили меня, сильно, если не сказать больше.

Он пристально посмотрел на странного ученика и направился в учительскую.

10. Шок

Соболев листал дело и глазам своим не верил. По систематизированным данным, спущенным из МВД, в ряде мест на территории СССР бесследно исчезают люди. При этом обстоятельства сводятся к одному фактору – никаких следов и свидетелей. Установленные законом сроки, для поиска без вести пропавших, ничего не дают. В редких случаях пропавшие неожиданно появляются и никогда не могут объяснить обстоятельств в которые попали – память начисто стёрта. Возвращенцы, как правило, ведут прежний образ жизни и не выделяются поведением на работе и в быту. В отдельной папке, Соболев обнаружил личные дела на двух граждан, своими поступками и разговорами, обративших внимание сотрудников милиции. Этих случаях это были сигналы от бдительных граждан. А третий гражданин сам явился в дежурную часть и потребовал встречи с представителем власти или сотрудником КГБ (протокол допроса свидетеля прилагается). Во всех случаях эти подозрительные личности были допрошены. После чего дела переданы в местные подразделения КГБ, а оттуда уже в Москву, где была проведена историческая, криминалистическая, психиатрическая, техническая экспертиза на подтверждение уникальных фактов изложенных путешественниками во времени. 

«Протокол допроса свидетеля Дробязко.

Место допроса: пос. Вижай
Допрос начат 6 февраля 1965 г., закончен 6 февраля 1965 г.
Я, Начальник поселкового отделения милиции капитан Чудинов
Допросил в качестве свидетеля:
1.Фамилия, имя и отчество: Дробязко Василий Андреевич
2.Год рождения: 1943
3.Место рождения: Курганская область Каргапольский район с. Каргаполье
4.Адрес: г. Ивдель, Свердловская обл.
5.Партийность: чл.КПСС
6.Национальность: русский.
7. Гражданство (подданство): СССР.
8. Паспорт или другие документы: паспорт при себе не имею
9. Образование: Высшее
10. Место работы, должность (профессия): Пенсионер, заслуженный учитель РФ
11. Судимость: не судим.
Об уголовной ответственности… предупрежден.
Подпись: Дробязко

Свидетель показал:
Ответственно заявляю, что прибыл из 2011 года при следующих обстоятельствах. Я находился в своей квартире по месту регистрации г. Ивдель, ул Правды, д. 8, это было 19 августа 2011 г. На улице началась гроза, я прошёл на балкон, чтобы закрыть дверь от дождя, в это момент ударила молния, я потерял сознание и очнулся в посёлке Вижай, в школе, где я преподавал физику. Спустя время, после того как пришёл в себя, выяснилось, что я очнулся в 1965 году, а мой физический возраст 22 года. Что произошло со мной и каким образом объяснить не могу. Я вспомнил, где находится районное отделение милиции, куда и обратился. В доказательство того, что я не сумасшедший, готов представить подробную аргументированную информацию с полным разъяснениями и подробностями, как я её знаю и понимаю, о той эпохе будущего до 2011 года из которой попал назад во времени.
Записано собственноручно: Дробязко
Допросил подпись: Чудинов».

Далее идут многочисленные протоколы с подробным перечислением дат, исторических событий, политическом строе страны, техническим прогрессом, финансовой системой и множеством других фактов, подробностей и особенностей. Аналитические записки и выводы, справки о Дробязко, анализы, заключения психиатров. Во втором и третьем досье описывались подобные исключительные явления. Исследуемые проходят под условным наименованием «туристы».

У Соболева голова шла кругом, ирреальность была такова, что когда в кабинет вернулся генерал с Серебряковым, старший лейтенант решил, что его проверяют на какой-то странный тест, а то и вовсе разыгрывают.

– Ну, что Виктор Сергеевич, ошарашены? Решили разыгрываем? Давайте свои вопросы, для то вы здесь. Итак?

– Товарищ генерал, если честно, то делаю над собой усилие, чтобы поверить документам. Всё прочитать не успел, но главное понял. Тематика ОЛИБа косвенно связана с фактами, изложенными в досье, но я не понимаю, как я могу использовать этих «туристов» в теме лаборатории?

– Сейчас поясню. У нас в столице, как вы догадываетесь, имеется специальный отдел по исследованию путешественников во времени, он так же изучает непонятные пропажи граждан и их возвращение в отдельных случаях. Добавлю, что эти случаи всесторонне проверены и почти исключают бытовые преступления с исчезновениями условных трупов под водой, в земле или огне. Налицо загадочные, ничем не объяснимые аномалии, которые отдельные учёные связывают с внеземными цивилизациями или попросту инопланетянами. Так вот, мы планируем объединить разработки ОЛИБ с фактическим материалом собранным до настоящего времени столичным филиалом. Добавлю, что «второй турист» из будущего физик-ядерщик и в теоретическом плане будет вам весьма полезен. Но об этом позже. Что мы хотим от вас, Виктор Сергеевич? Есть мнение, что из далёкого или не очень будущего наши потомки, ваши коллеги, создали машину времени и запускают «туристов» в нашу реальность. Кстати, вы знаете, как в будущем называются такие засланные люди? «Попаданцы», от русского глагола попадать. Так вот, нам нужен специалист который совмещал бы навыки передового учёного и опытного оперативника для работы «на земле». Ваша функция курировать работу с «попаданцами» или «туристами», называйте как вам удобно. Мы не исключаем, что гости из будущего при нашей жизни ещё объявятся и не раз. В особенности темы введёт полковник Серебряков, приказываю обоим всесторонне продумать новые направления, составить план и свои соображения представить на утверждение.

Генерал повернулся к Серебрякову и обронил в его сторону:

– Николай Трофимович, думаю, недели вам хватит? – И уже обращаясь к Соболеву. – Вижу вопросов море. Главное я сказал, остальное к полковнику. Ваш начальник знает даже больше чем я. Всё расскажет и пояснит. Будем считать, что вопросы на данный момент отложены. Жду вас обоих через неделю.

Генерал поднялся, офицеры встали. Загадочный хозяин кабинета, о котором Соболев так ничего и не узнал, попрощался с подчинёнными за руку.

11.Общая тетрадь – время вперёд!

Я сидел на уроке истории. Смотрел в окно за которым через Фонтанку угрюмо возвышался шедевр Баженова – Михайловский замок. Мысленно был далеко в будущем, на нашем участке. Давно обещал Светлане сколотить скамейку из дерева. Заготовки появились, после того, как по мобильному пригласил верхолазов и хлопцы, вооружённые мотопилами срезали верхушки с неприлично высокой берёзы. Подталкивал страх, что когда-нибудь во время урагана великанша рухнет на теплицу или злополучный хозблок. Время пришло, и как раз за неделю до моей «командировки», работа была исполнена быстро и качественно. Всего-то пять тысяч рублей. Уложились в полчаса и укатили на своём Мицубиси «Паджеро». Спасибо, ребята, счастливого пути! И пятёрки не жалко, зато теперь имеется материал для садовой мебели. Расскажи кому сейчас, посыпятся вопросы: что за «мобильник», как это за пять тысяч, это же цена автомобиля «Волга», а «Паджеро» что за зверь? Я ухмыльнулся.

– Петрушевский, встаньте пожалуйста, что смешного, – историчка воззрилась, гневно поблескивая ленноновскими очками-кругляшками, – что я сейчас объясняла классу?

– На какой вопрос отвечать, Тамара Сергеевна?

– Давайте по порядку, я вас слушаю.

– Извольте, уважаемая Тамара Сергеевна. Я мысленно отвечал на другие вопросы, спровоцированные моими «воспоминаниями о будущем». Был так увлечён, что ваш вопрос пропустил мимо своего потока сознания. Будьте любезны, повторите суть вашего посыла к аудитории.

Класс ожил, послышали фырканья и смешки. Краем глаза заметил, как Сноб брезгливо поморщился. Чего он так меня ненавидит? Наверно после моего демарша по программе досрочного ухода из опротивевшей школы и её совдеповской системы обучения. Потерпи Сноб, сюрпризы впереди.

– Опять ёрничаете? Я рассказывала классу, что восьмая пятилетка разрабатывалась исходя из директив двадцать третьего съезда КПСС, провозгласившего переход от административных к экономическим методам управления народным хозяйством, где и была выработана долгосрочная программа дальнейшего подъёма экономики страны. Петрушевский, а когда состоялся двадцать третий съезд?

– Точно не помню, но уверенно заявляю, что будущее поколение советских людей будет жить при коммунизме!

– С этим никто не спорит, но вы не ответили на мой вопрос. Вижу, что не знаете. Запомните, в 1966 году. Садитесь. Продолжим тему занятий и запишем «Основные вехи восьмой пятилетки».

Мои мысли перекинулись на предстоящий концерт. У группы не было названия – обыкновенная самодеятельность, в которую я попал полтора года назад. За это время сносно научился отбивать ритм и солировать у микрофона, пригодилась вокальная практика нескольких лет в хоре Выборгского дома культуры. Теперь прежний опыт помноженный на новые знания, по моим прикидкам должен дать особенный результат. Помимо интереса к исполнению песен со сцены в актовом зале, нас объединяла тяга к западникам, мешало незнание английского языка, ведь все участники изучали французский. Сей факт мешал ставить в репертуар хиты из-за бугра, впрочем, не очень то и разрешали.

Комплект аппаратуры весьма слабенький, зато у Олега Голубева, учившегося в музыкальной школе, имелась органола «Юность». Ещё в девятом классе, кто-то из старшеклассников дал на прокат несколько электронных примочек: фузз, ревербератор, квакушку. Плюс два кустарных голосовых ящика с кинаповскими динамиками, что-то типа комбика на бас–гитару, плюс три ламповых усилителя, рижская ударная установка, тройка динамических микрофонов и всякие мелочи.

Я «заново» влился в музыкальный коллектив с «новыми» идеями. За несколько недель вечерних посиделок, группа разучила несколько западных хитов и что–то из советской эстрады. Репетиции проходили с повышенным интересом к моим неожиданно открывшимся талантам. Политковский притащил приставку «Нота», подключили её к усилку и прогнали пару магнитофонных катушек. Я отобрал несколько номеров, мотивируя тем, что знакомый снял и расписал тексты, при этом скромно умалчивая своё прекрасное знание английского, полученное в будущей жизни.

30 апреля, вторник. Праздничный концерт посвящённый 1 мая – дню международной солидарности. Первое отделение прошло, как полагается с приветственной речи директора, затем сборная патриотическая солянка из стихотворных и песенных номеров. Школьный хор потряс стены, исполнив «Марш энтузиастов». В конце отделения наша группа громко и торжественно спела в четыре голоса «И вновь продолжается бой». Над головами утомлённой официозом молодёжи, плыли слова:

Неба утреннего стяг...
В жизни важен первый шаг.
Слышишь, реют над страною
Ветры яростных атак!

Это мой первый сюрприз: песня Пахмутовой и Добронравова, только об этом никто не знал, даже сами супруги, поскольку звёздная пара сочинила её в 1974 году. Простите попаданца, я на авторские права не покушался, лишь разучил с пацанами – композиция яркая, запоминающаяся, напел несколько раз, попробовали в ля миноре и готов шлягер. Привет из будущего, а кто предъявит?   

Самое интересно ждало юношей и девушек во втором отделении: танцы! Старшеклассники, подогретые креплёным вином, не связанные школьными табу в классе, быстро настроились на музыкальную волну и тепло приняли "Нет тебя прекрасней" Юрия Антонова, прямо вечер открытий! Никто не мог слышать эту замечательную композицию, поскольку появилась она в 1971 году, это я знаю точно, своими ушами слушал на концерте «Поющих гитар» в ДК Ленсовета на Петроградской. Тогда я приезжал в Ленинград в отпуск из армии. Школьникам красивая мелодия и проникновенные слова понравились: робко закружились первые пары, затем учителя и гости. Баллада кончилась и тут мы жахнули! Первые аккорды и искажённый динамиками, выведенными на полную, убойный жёсткий риф «You Really Got Me». Знаменитый хит The Kinks поверг публику в шок.

Отвлекусь на минутку: в двухтысячных прочитал в журнале Classic Rock интервью лидера The Kinks Дэйва Дэвиса. Он вспоминал, как купил маленький дешёвый десятиваттный усилитель, обрезал бритвой всю бумагу вокруг динамика и оттуда попёр обалденный звук. Ровно так же я поступил с уже порванным динамиком в колонке. Искажение выше всяких похвал. Толпа ринулась в пляс, учителя недовольно косились, но молчали. Шейк, это был шейк! Вихляния бёдрами придёт через несколько лет. А пока я рычал в микрофон и отбивал доли, две гитары и клавишные создавали неповторимый драйв знаменитого хита. Пригласили в помощь пятого участника на бубен, в оригинале звяканье тарелочек очень в тему.

Girl, you really got me now
You got me so I don’t know what I’m doin'
Girl, you really got me now
You got me so I can’t sleep at night

Со сцены вижу удивлённую мину Бэллы Григорьевны Левиной, рядом с ней скрестил руки и бросает презрительные взгляды Юрочка Сноб – такие танцы не для него. Следующую песню знали все, она прорвалась в СССР на пластинке фирмы «Мелодия» в прошлом году: "Девушка" (музыка и слова народные) исполняет квартет "Битлс". Тут всё гладко и пристойно. А затем мы жахнули битловскую «Can’t Buy Me Love». Эту слышали многие пацаны, ведь композицию крутили круглые сутки по западным радиостанциям. Далее, по неписаным законам, следовал медленный танец и перерывчик небольшой, зато какой насыщенный событиями.

12. Наши дни – сны

Словно ничего и не происходило: Дмитрий Сергеевич встроился в неспешный дачный распорядок. Работу на участке и по дому выполнял исправно, руки всё помнили, оттого особых навыков не понадобилось. Вот только за руль Светлана Петровна его больше не пускала, ноги, после реабилитации, пока слушались плохо. Ещё появилась фобия: в хозблок ни за какие коврижки! Петрушевский просил жену вынести что-то из инструмента, если такая необходимость возникала. Посиделки за обеденным столом обычно сводились к воспоминаниям Светланы Петровны:

– Дима, а как покупали участок не помнишь? – Она взглянула на мужа, отрицательно покачавшего головой. – Извини, тогда слушай. Мы копили деньги с конца девяностых, ты всё машину новую порывался купить, но я настояла на даче. Ты связался с риэтором по объявлению. Потом мы ездили по области и смотрели варианты. Первый в Светогорске у самой границы с Финляндией, до Иматры двенадцать километров. От Питера почти двести километров. Шикарный дом, на втором этаже тренажерный зал до Вуоксы рукой подать. Но стоял обособлено, поблизости хибары местных жителей, какая-то тяжёлая атмосфера от целлюлозно-бумажного комбината, в общем, не понравилось. Двинулись назад к Выборгу. Второй просмотр: чудесный бревенчатый домина, растянутый метров на тридцать вдоль речушки. Очень понравилось и нам и собакам, но не вписались в бюджет, цена слишком высокая. Следующий дом – просто чудо: на взгорке, у самой дороги, спуск к реке со своим причалом, гараж, горячая вода и куча всего. Не дотянули по стоимости пяти тысяч баксов, деньги можно было занять. Но это не главное – хозяйка умерла в спальне, как нам там жить? Поехали дальше...

Петрушевская внезапно остановилась:

– Дима, сейчас вспомнила, ты ведь мемуары писал, я всё подтрунивала. Ты года два стучал по клавишам, чуть ли не каждый день колдовал у ноутбука! Посмотри, вот тебе и руководство по прежней жизни, – она впервые улыбнулась. – Ищи давай, чего я буду распинаться, когда сам изложил биографию для потомков.

Петрушевский и сам оживился, надо же – автобиография! Поднялся на второй этаж в свою спальню, которую по братски делил с кобелём породы кане-корсо по кличке Бублик. Поднял крышку ноута и стал рыться в папках на рабочем столе. Ага, кажется оно: «Хроники пожилого человека». Ну и название, зато понятно. Автор углубился в чтение объёмного текста длиною в жизнь. Оторвал крик жены с первого этажа:

– Ну, что нашёл?

– Нашёл, читаю иди сюда.

На лестнице раздались тяжёлые шаги супруги, за ней в комнату прошмыгнула беспородная любимица Дуська. Дамы заполнили собой помещение, Бублик недовольно заворчал, кому понравится вторжение посторонних на его территорию.

– Ого, да у тебя тут целый роман, писатель ты мой доморощенный. Дашь почитать?

Дмитрий Сергеевич не знал, а точнее стёрлось в памяти, как ещё до печального события, жена подкалывала и подтрунивала над неожиданно открывшейся у мужа тяги к мемуаристике.

Одолеть с наскока весь текст, естественно, не успел и отложил знакомство с прошлой жизнью на следующий день. События, описанные в романе его захватили, читалось легко и интересно. Мысленно он благодарил себя за такую неожиданную возможность восстановить если не всю, то большую часть довольно насыщенной событиями и непростой биографии. В голове постоянно крутилось: надо же, и это всю со мной?! Но никаких ассоциаций и даже слабых намёков на воспоминания не возникало.

С этого дня включились какие-то особые механизмы то ли долговременной, то ли генетической памяти и Петрушевский начал ещё одну очередную жизнь в сновидениях. Первый сон перенёс хозяина в шумный цех к огромному токарному станку, на котором Петрушевский ловко устанавливал заготовку в патрон, отлаженным движением фиксировал её ключом, поджимал задней бабкой, запускал двигатель, поворачивал рукоятки управления, крутил ручку подачи суппорта и подводил резец к будущей фасонной детали. И ведь названия знакомы. Тут же возник долговязый парень в очках.

– Юрка, ты что ли?

– Привет Петруха, давно не виделись. Пиво пойдёшь пить?

Петрушевский проснулся и первое, что пронеслось в голове: realistic dream! Батюшки, а это откуда взялось? Тут Петрушевский осознал, что в памяти стали возникать пока ещё малюсенькие неосознанные до конца воспоминания прошлого – магический реализм. К английскому языку подвела знаменитая фраза Гамлета, прочитанная вчера в эпиграфе к собственным воспоминаниям:

There are more things in heaven and earth, Horatio,
Than are dreamt of in your philosophy.

Петрушевский кинулся вниз, растолкал жену к великому неудовольствию Дуськи:

– Света! Я начал вспоминать, во сне! Что-то про работу на токарном станке, какой-то парень знакомый, Юрка. На английском заговорил, вернее подумал.

– Ну, да. Ещё до армии, ты учился на токаря. Сам мне рассказывал, я могла и не знать, ведь мы познакомились в семьдесят втором году. А по-английски часто болтал из-за своей рок-музыки, мне объяснял что практикуешься. У нас такая игра была: ты по-английски чего-нибудь вопрошал, а я отвечала на немецком. Слушай, твой лечащий врач предлагал обследоваться в Питере, институт мозга этим занимается. Может съездим? Не смотри на меня так, я без всяких шуток!

13. Назад в будущее

Серебряков и Соболев до возвращения в Ленинград, какое-то время работали с документами московских смежников. Материал словно из фантастического романа о  будущем страны после распада СССР. Серебряков сказал, что на основании этих подробных данных, изложенных «туристами», составляются аналитические и исторические справки, которые отправляются на самый верх в Политбюро. Всё мешалось в кучу: развитой социализм, который так развился, что изжил себя, рыночная экономика, бандитские войны, вседозволенность, открытые границы, новые технологии, новое искусство, новое мировосприятие.

Возвращая документы сотруднику архива особого отдела, Соболев начал осознавать, что стоит на пороге исторических событий, о которых знают несколько десятков человек в мире! Будущее само ворвалось в размеренную жизнь совка в образе нескольких попаданцев, которые не могли объяснить причин, но охотно делились своими знаниями из будущего.

Возвращались в Ленинград поездом. Ещё в вагоне-ресторане Серебряков признался, что старается ездить на поезде, а полёты стал избегать после истории с лайнером ТУ-124. Под рюмку водки, Николай Трофимович поведал, как летел в августе шестьдесят третьего из Таллина в Москву для доклада. Над Ленинградом сначала заклинило переднюю стойку, а затем фатальная неисправность: заглох один из двух двигателей, чуть позже остановился и второй. Экипаж принял решение сажать сорокатонный самолёт на Неву, что само по себе неслыханная смелость и риск. Приводнение прошло благополучно, жертв избежали благодаря мастерству пилотов. История не получила широкой огласки по решению властей и о ней постарались забыть.

– А что же с лётчиками? – спросил потрясённый Соболев.

– Знаю, что двоим подарили двухкомнатные квартиры. Вроде даже не наградили. В каждой избушке свои погремушки. У нас свои секреты, у них свои, тема закрытая, так что сам понимаешь...

Серебряков вздохнул и разлил водку. Колёсные пары стучали на стыках рельсов, унося сотрудников в родной Ленинград. На вокзале ждала служебная машина и сотрудники ОЛИБ двинулись на Литейный, 4. 

Работа над перечнем мероприятий продвигалась с определёнными трудностями. У лаборатории имелся свой план исследований в области пространства–времени. Соболев, ещё до повышения квалификации, представил свою математическую модель, где пространство может быть достаточно скручено для создания локального гравитационного поля. Подобная субстанция напоминает геометрический тор определённых размеров. Гравитационное поле образует круги вокруг этого «пончика», поэтому пространство и время крепко закручены. Смысл теории Соболева сводился к тому, что биологический объект никуда не исчезает, не проваливается, а просто вокруг него изменяется время, являющееся ничем иным, как четвёртым измерением. И создать такие условия должны в недалёком будущем сотрудники во главе с руководителем лаборатории Генрихом Ивановичем Доосом.

С этого и начался разговор в кабинете полковника на четвёртом этаже. Соболев объяснял куратору ОЛИБ, что научная работа не очень вяжется с заданием руководства «совмещать навыки передового учёного и опытного оперативника для работы «на земле».

– Николай Трофимович, на двух стульях не усидишь. Ничего не надо объединять, а разбить ОЛИБ на две ветки: чисто научную, по уже утверждённому плану со своими выделенными средствами и оперативно-розыскную с медперсоналом для обследования «пациентов» и аналитиками, как в московском филиале. Информация от «туристов», может пригодиться при создании будущего опытного образца. Добавлю, что наших возможностей явно маловато, для таких объёмных задач потребуется помощь научно-исследовательских центров. Вы знаете, что отдельные задачи Доос передаёт в конструкторские бюро НИФИ и учёным из Объединённого института ядерных исследований. Где-то так, если вкратце.

– Ну, так и что смущает, Виктор? Работы прибавится, позже привлечём новые кадры, медицину обязательно включим, упор на врачей общей практики со специализацией психологов. Тебя я шибко беспокоить не стану, если только по особым случаям, возможно сам изъявишь желание пообщаться с фигурантами. Помнишь генерал говорил про физика. Он живёт под контролем и по своему жизненному сценарию, если можно так выразиться. Тут столько нюансов и заковык. Это нам думать и думать. Да, и обязательно типовые вопросы по профилю для попаданцев, как приедет в Питер я тебя подключу.

Серебряков достал из стола пачку бумаги. Через два часа черновик плана, перечень мероприятий и вопросы были готовы. Полковник положил несколько исписанных листков в папку и убрал в сейф. Договорились продолжить работу завтра, а в конце недели начальник отправит готовый план в Москву на утверждение. Хозяин кабинета остался, а Соболев спустился и вышел на Литейный проспект. С Невы дул холодный терпкий ветерок, однако осень. Учёный повернул налево и двинулся к трамвайной остановке.

Пока тащился в переполненном вагоне до Тихорецкого проспекта, возвращался к сегодняшнему разбору и в который раз прикидывал различные концепции к созданию машины времени. А не повлечёт ли испытание прототипа парадоксы, на первый взгляд неразрешимые? Но в противоречие здравой логике, ставил свои расчёты, а главное – существование путешественников во времени в реалиях 1968 года. Соболев выписывал все научно–технические журналы по данной тематике. Любые доклады или монографии о гипотезах, связанных с перемещениями во времени, не проходили мимо его внимания. На данный момент Соболев выделил шесть теорий путешествий во времени, которые могли бы сработать:

1.Червоточины – проход сквозь ткань пространства-времени, предсказанный в рамках теории относительности.
2.Цилиндр Типлера – гипотетический вращающийся объект в космосе.
3.Пончиковый вакуум – собственно теория, которую сам рассматривал, как перспективную и которую кратко пытался довести сегодня до начальника.
4.Экзотическая материя – так называемые тахионы, гипотетические частицы, для которых скорость света – это состояние покоя.
5.Космические струны – одномерные топологические дефекты в ткани пространства–времени.
6.Чёрные дыры – особая материя, оказывающая невероятное влияние на время и замедляющая его.

В лаборатории, взволнованный Доос, потащил его в бронированную закрытую комнату с выделенным энергопитанием, где сотрудники смонтировали и испытывали мини-установку для создания гравитационного поля.

– Виктор Сергеевич, техник, шутки ради, поместил таракана на стартовую подложку и запустил стенд. Насекомое исчезло! Слава богу, Николай успел зафиксировать параметры, разбираемся и не можем ничего понять.

14.Общая тетрадь – музыка, техника, спорт

Я намылился сбегать в туалет покурить и не только, но столкнулся с Белкой. У неё были ко мне вопросы:

– Петрушевский, ты хоть понимаешь о чём поёшь? Если изучаешь французский, никто не мешает разучить что-нибудь из шансона или тексты советских композиторов переведённые на язык Гюго?

Мне показалось, что она довольна своим изящным пассажем. Ладно, тогда держи дорогой классный руководитель не менее изящный оборот:

– Не просто понимаю язык Шекспира, а даже очень понимаю. Что касается песен на французском языке, готов сольно исполнить «Солнечный круг», не шансон правда, зато прекрасный антивоенный распев Льва Ошанина. Мы его в шестом классе учили: un soleil rond, un ciel sans fond...

– If you're so smart tell me how well I speak English? (Если ты такой умный скажи, как хорошо я говорю на английском языке?)

– In my opinion, dear Bella Grigorievna, your English is limited the Institute's knowledge, and I study it my whole life. And as you can see, I say good. (На мой взгляд, дорогая Бэлла Григорьевна, ваш английский ограничен институтскими знаниями, а я изучаю его всю жизнь. И как видите, говорю хорошо)

На Левину было неловко смотреть, уж очень чувствительно царапнул по самолюбию, превратившись за последний час из никчёмного троечника, в интересного исполнителя и эрудированного собеседника. Я оставил ошарашенную классную даму со со своими мыслями и двинул по заданному маршруту. В туалете дым стоял коромыслом. Кто-то примостившись на подоконнике дул из горла портвешок – нормальный школьный сортир.

– А вот и наш певец зарубежный!

Опять Сноб и кажется поддатый. Что же парень ты всё маячишь на пути? Мне кажется, старосту класса, капитана школьной волейбольной команды, отличника и любимца Белки, элементарно мучила зависть: какой-то замухрышка из грязи да князи. А как иначе! Откуда тебе знать пацанчик, что под личиной ранее ничем не выделявшегося одноклассника, прячется битый жизнью шестидесятипятилетний мужчина.

– Тебе неймётся, мальчик? Пободаться хочешь?

– Что сказал? А если в рожу? – староста напрягся и сжал кулаки. Я и глазом не повёл, уронить самодовольного спортсмена-волейболиста, не велика доблесть.

– Не, Юрочка, в рожу не надо – себе дороже, послушай старика.

Это случайно вырвалось из будущей жизни, для семнадцатилетнего подростка я и в правду старик. Не послушал Юрочка дядю: метил мне в челюсть, но попал в плечо. Блин, больно! Остальное дело техники, зря что ли на районных соревнованиях по боксу выиграл первое место с правом участия в городском первенстве. Итак: один удар в солнечное сплетение – сбить дыхание, следующий – левый боковой, затем финальный – прямой с голову с доворотом правой ноги. И лежит придурок на обоссанном полу, хватает воздух жирными губами. Пацаны с интересом наблюдали скоротечную схватку и не делали попыток заступиться за одноклассника, сам первый начал!

Я не оглядываясь вышел, надо доигрывать программу, да сворачиваться. На сцене расстроенный Голубев поведал, что завуч запретила дальше играть. Да и хрен с ней! Старшее поколение подтвердит, как на любую деятельность, вне рамок заданных министерством культуры и чиновниками на местах, накладывался запрет. Пойдут годы, когда волосатики смело будут гулять по улицам и проспектам Ленинграда, когда подпольные музыкальные группы будут иметь возможность играть на танцах что угодно и как угодно. Собственно процесс уже идёт, но не везде. Жаль, у наша группа не исполнила битловскую «She’ s A Woman», убойный хит роллингов «Satisfaction» и всякого по мелочи. Все эти события лишь подтолкнули к неизбежному (по оригинальному сценарию) ухода из школы.

Через пару недель гостеприимные двери средней школы №190 с художественным уклоном закрылись за мной навсегда. И вот я протягиваю паспорт и справку о неполном среднем образовании в отделе кадров завода «Русский дизель». На меня завели трудовую книжку и первая запись: «Принят учеником токаря. 15 мая 1968 года». Перед этим на собеседовании с начальником цеха, седовласый ветеран долго и упорно расспрашивал о причинах, побудивших бросить школу за месяц до выпускных экзаменов. Сперва я отшутился: таков непростой жизненный сценарий, но работодатель настаивал, пришлось сказать правду, мол стойкие непримиримые противоречия с классным руководителем и одноклассниками. Видя, как начальник напрягся, добавил: «Это не помешает поступить в ПТУ на токаря, закончить школу рабочей молодёжи и стать высококлассным специалистом, чтобы приносить пользу Родине». Это начальнику понравилось. Меня приняли с испытательным сроком, в мою пользу сыграл ещё тот факт, что имел ленинградскую прописку и жил через дорогу.

Меня прикрепили к токарю шестого разряда, золотых дел мастеру, дяде Проше или Сердюкову Прохору Ивановичу. Сердюков мне «ровесник», но на пенсию не спешил. Прекрасные навыки не только токаря, но и слесаря–механика, советская власть отметила многочисленными грамотами, переходящим вымпелом «Лучший рабочий» и высокой зарплатой. Я с интересом приглядывался к заслуженному пролетарию и гордостью завода. Сперва я убирал стружку и протирал станок. Потом мастер показал расточку простых деталей, позже втулки рабочего цилиндра, попутно объяснял, как читать чертежи, в общем, наставник что надо!

В курилке, дядя Проша любил пофилософствовать о международном положении. Я помалкивал в тряпочку, боясь резануть нелицеприятную правду о смещении Хрущёва, о вводе советских войск в Чехословакию, о роли Анжелы Дэвис, гибели Гагарина, войне во Вьетнаме и других политических событиях. Зачем дразнить хорошего человека, прошедшего, как выяснилось со временем, сталинские лагеря и Великую Отечественную. Мне тогда подумалось, неплохо познакомить Сердюкова с дедом. Так началось лето. В сентябре я собирался подать документы в ПТУ № 49 на токаря-универсала. Время шло, ничего не менялось, я в совдепии уже третий месяц. Что дальше?

15. Наши дни – обследование

Петрушевский потёр глаза: одолеть весь текст удалось с третьей попытки. Теперь он знал свою непростую биографию от самого себя. Объёмный текст можно было публиковать отдельной книгой. Но мемуары спровоцировали пёструю ленту сновидений, косвенно связанных с прочитанным. Отсюда шли вопросы к самому себе и главный: какого ляда он провалялся в больнице три месяца в коматозном состоянии? Куда делась память? Как жить дальше? Повлиять на прошлое он не мог, но формировать будущее пока по силам. Те сны, что оставались в памяти, по пробуждению, записывал в папке на рабочем столе ноубука. Света настояла на обследовании. Дмитрий Сергеевич нашёл в Интернете адрес и связался с Институтом мозга человека им. Бехтеревой РАН, отослал по электронной почте эпикриз и записался на приём нейрохирургу. Увесистый прейскурант на платные услуги Петрушевскому не понравился:

– Света, накой нам тратить деньги, первичный осмотр две тысячи, оно нам надо. Голова сейчас в порядке, не болит, подумаешь амнезия, зато почти полная автобиография имеется. Ну обследуют, а дальше что?

– Дима, ты врач? Помнишь, что Илья Давидович говорил: обследоваться обязательно. Ничего, съездим, поговоришь с врачами, а там посмотрим. Откуда мы знаем, что с твоей головой завтра будет? Мозги принадлежат тебе, а ты – мне!

Последний решительный аргумент стал решающим. Дорога от Ландышевки до улицы академика Павлова заняла два часа. После осмотра Петрушевского послали на обследование в лабораторию нейрореабилитации. Заведующая лабораторией,
Врач-невролог высшей квалификационной категории, доктор медицинских наук, долго читала медицинскую карту, расспрашивала больного о сновидениях, снимала электроэнцефалограмму, выписала направление на МРТ, одним словом – нудная и тревожная медицинская рутина. Петрушевский злился, поскольку не видел никаких перспектив в умных и непонятных разговорах о выявлении общих закономерностей и особенностей нарушения структурно-функциональных связей в ЦНС, энергетического обмена и нейродегенерации. Особенно донимала обязательная процедура утекания денег из скудного домашнего бюджета.

Всё изменилось, когда он приехал в институт на следующий этап обследований. Помимо заведующей лаборатории Лидии Николаевны, в кабинете его ждал пожилой мужчина по возрасту одинаковому или даже старше Петрушевского, в его взгляде Дмитрий Сергеевич прочитал такой неподдельный интерес, что немного оторопел. Возникало впечатление, что их дано и надёжно связывали общие интересы:

– Здравствуйте, здравствуйте, уважаемый Дмитрий Сергеевич! Меня зовут Виктор Сергеевич Соболев. Я представляю исследовательский центр, который занимается подобными больными и феноменами потери памяти. Рассказывайте, что за беда с вами приключилась? Мне Лидия Николаевна поведала в общих чертах, но хотелось бы услышать от вас.

– Здравствуйте, а мы знакомы?

– Ну как вам сказать, мир тесен! Может когда-нибудь и пересекались. А вы, стало быть, ничего не помните?

Петрушевский заново, в очередной раз, начал подробно излагать цепочку событий привёдших его на больничную койку, странных сновидениях после выписки, возвращению памяти, спровоцированной автобиографией, зафиксированной на жёстком диске ноутбука. Соболев наклонил голову и внимательно слушал, во взгляде сквозила доброжелательность, порой вспыхивали искорки каких-то своих внутренних переживаний. Петрушевский это чувствовал, мелькнуло состояние дежавю, словно они давно знакомы с этим красивым человеком, ассоциировавшимся больше с учёным нежели с психотерапевтом.

– Меня очень заинтересовала ваша история, уважаемый Дмитрий Сергеевич. Я хочу предложить вам продолжить обследование у наших специалистов, такой неординарный случай требует особого подхода. Наш центр находится в другом месте, но главное – весь комплекс для вас абсолютно бесплатно. Если хотите посоветоваться с женой, то пожалуйста, с мой стороны никакого принуждения. Я думаю, Лидия Николаевна не возражает, – Соболев бросил взгляд на заведующую отделения. – Вот моя визитка, свяжитесь со мной до конца недели. Поверьте – эти исследования важны, в первую очередь, для вас. Рад был познакомиться, до связи.

Соболев легко поднялся, пожал руку и стремительно вышел. Петрушевский мысленно уже согласился, причём ключевые слова «абсолютно бесплатно» сыграли ведущую роль. Перед тем, как уйти, Дмитрий Сергеевич поинтересовался у доктора о необычном визитёре. Лидия Николаевна, почему-то приглушённый голосом, загадочно произнесла:

– Вам очень повезло, у Соболева новейшее оборудование и огромные возможности современной медицины. Это закрытый научно-исследовательский институт, можно сказать будущее науки. Узнал про вас, а мы делимся с ними интересными случаями аномалий мозга и явился лично, Надеюсь, полностью восстановят после комы и вернут вам память, до свидания.

В машине озадаченный Петрушевский разглядывал визитку Соболева: «НИИ изучения проблем исследований природы времени и пространства. Генеральный директор Соболев Виктор Сергеевич, телефоны, факс, электронный ящик». Ни адреса, ни веб-сайта.

– И чего там, – поинтересовалась жена. – Что за человек это Соболев?

Светлана Петровна резко свернула с Приморского проспекта на Западный скоростной диаметр. Машина прибавила газа и стремительно понеслась по автомагистрали в сторону трассы Скандинавия. Почти пустая дорога располагала к быстрой езде – в будний ноябрьский день машин мало. Петрушевский в который раз пожалел, что до сих пор не может вести семейный Хендай Санта Фе: атрофированные мышцы ног слушались плохо. Ездить на восстановительные процедуры, Петрушевский считал делом затратным и не нужным, а лучшая практика для полноценной работы конечностей – нагрузки на участке.

– Красивый такой мужик, тебе бы понравился. Седой, импозантный, энергичный, золотая оправа, одет с иголочки, а ведь не молод: где-то за семьдесят, на мой взгляд. Буду соглашаться, самому интересно: во-первых халява, во-вторых какие-то инновации, чуть ли не технологии будущего и восстановление памяти. Ты знаешь, мне он показался знакомым, может и пересекались. Эта чёртова заснувшая память, будь она неладна!

15.Куда исчез таракан?

– И как такое могло произойти? Ни чего себе шутки ради! – расстроенный Соболев выпрашивал у Дооса подробности. Ну как же так, Генрих Иванович, планы расписаны, а тут такая вольность: то ли увольнять сотрудника с волчьим билетом, то ли на Нобелевскую премию представлять?

– Факт остаётся фактом, насекомое исчезло с подложки через двадцать секунд после запуска установки. Контейнер оказался пуст!

Вызвали потерянного и встревоженного сотрудника. Николай Чистяков хоть и числился лаборантом, но в этом году закончил физический факультет Универа с красным дипломом, просто в штатном расписании не было лишней должности младшего научного сотрудника. Очень толковый и перспективный работник, он любил пошутить к месту и не очень. Весёлого и отзывчивого парня любили все, склонность к проделкам, во вред не шла, но тут особый случай. Если допустить, что объект под воздействием особого поля перешёл в четвёртое измерение и там продолжил существовать вне нынешней реальности, то стоит ли докладывать начальству и праздновать победу? Ведь требуется многократно подтвердить опыт, зафиксировать и описать эксперимент.

– Повторяли несколько раз, задавали одни и те же параметры, насекомые дохли, но не исчезали. Нащупать нюанс пока не можем. Материя зыбкая, не изученная...

Соболев читал журнал. Записи, случившийся феномен, ни как не объясняли. Весь день сотрудники, уже в присутствии Соболева испытывали установку в разных режимах – ничего!

– Можно допустить, что органика проглоченная насекомым особая? Или хитиновая оболочка иная. Может другие особенности, не моя епархия. Лида сегодня в отгуле, выйдет только послезавтра. И будем думать.

Лида – биолог, заведовавшая всей подопытной живностью. Доос покосился на Соболева. Он знал, что Виктор после учёбы является штатным сотрудником КГБ, что по мимо основной работы в ОЛИБ, частенько задерживается в Большом доме по особым чекистским делам, связанным с исследованиями попаданцев. Доос целиком отдавался науке и знал о «туристах» очень поверхностно. Своих секретов хватало, другая информация его интересовала мало. С некоторых пор Доос относился к коллеге несколько подобострастно, поскольку будучи человеком штатским воспринимал людей в погонах с опаской, выработанной на генном уровне после сталинских репрессий, а, главное, мог знать о связи с лаборанткой. Эту тайну сорокалетний Генрих Иванович и тридцатилетняя кандидат биологических наук Лидия Сергеевна Колыванова тщательно скрывали от коллектива – у обоих семьи. Наука наукой, а личная жизнь занимает не последнее место.

– Хорошо, Генрих Иванович, и всё же сегодня доложу шефу. Как бы там не было, но это прорыв. Дело за малым: подтвердить и двигаться дальше.

Но Серебряков позвонил сам:

– Привет, Виктор Сергеевич, давно не виделись, сегодня уж ладно, я тебе утром надоел, а завтра к десяти у меня в кабинете, есть новости. У тебя как дела?

– У нас тоже новости, доложу при встрече.

На следующий день Серебряков внимательно слушал доклад подчинённого, задавая отдельные вопросы:

– Однако! Есть о чём сообщать в Москву. Извини, это никак не ошибка?

– Николай Трофимович, в нашем деле могут быть только чудеса. Стартовая подложка или попросту основание перед прибором накрывается пластиковым коробом или объект находится в прозрачном контейнере. Делается так, чтобы во время эксперимента, под воздействием гравитационного поля, биологический объект в случае взрыва не разлетелся по лаборатории. В данном случае Чистяков клянётся, что зафиксировал лишь небольшое свечение и прусак исчез.

– Прусак, в смысле?

– Это обычный рыжий таракан, в просторечии «прусак», якобы усатые попали в Россию из Германии. Собственно и всё. Многократно повторяли опыт по тем же настройкам и ничего. Но теперь есть стимул: рано или поздно опыт получится снова, затем на крысах, а со временем подойдём к испытаниям на человеке. Готов сам испробовать.

– Не торопись, дойдёт до серьёзных испытаний найдём добровольца, а ты, Витя, здесь нужен. Теперь слушай, помнишь разговор о физике-ядерщике? Москва дала добро на поездку «туриста» к нам в Ленинград. Зовут попаданца Зуев Валерий Игнатьевич, сорок восемь лет, с его слов «прибыл» из 1998 года. Работал в НИИ ядерной физики имени Скобельцына, при МГУ. Знаешь такой?

– Конечно знаю. Когда учился изучал монографию Скобельцына «Парадокс близнецов в теории относительности». Он, кажется, был первым директором.

– Так вот, нам опять на вокзал, только на этот раз встречать гостя. Подробно побеседуем здесь, на месте. Если сочтёшь возможным привлечь к своей лаборатории, попробую договориться с Москвой. Мне интересна его история, ты задавай наводящие вопросы, а главное пробей по своему профилю, тут я ничего не смыслю. Узнай как наука продвинулась в нашем вопросе к тому времени. В Москве он проживает «заново» у родителей, учится на первом курсе МГУ. Подробности узнаем от него самого. Я читал его досье в Москве, с ним беседовали не раз, взяли подписку и приставили «опекунов». Он подробно рассказал свою историю но услышать от первоисточника гораздо познавательней, согласен? Такие люди – уникальное достояние страны, их берегут как зеницу ока.

У Соболева перехватило дыхание, ещё бы: беседовать с человеком из будущего, да ещё по смежной профессии. Коллеги обсудили организационные вопросы, затем собрались на Московский вокзал. Поезд прибывал в одиннадцать сорок с четвёртой платформы. Чекисты успели вовремя, состав как раз медленно втягивался в заданное пространство между перронами. Из вагона чуть ли не первым выскочил мужчина крепкого телосложения и характерным изучающим взглядом. Выхватив из немногочисленной кучки встречающих Соболева и Серебрякова, мужчина решительно направился к ним и обратился к полковнику:

– Здравствуйте, Николай Трофимович. У нас ЧП – Зуев исчез! Вместе садились в Москве, после станции Бологое вышел в туалет и пропал. Вещи на месте, в туалете и в тамбуре никаких следов. Вызвал бригадира, прошли по всему составу – нет и всё тут!

Серебряков нахмурился: 

– Тише Андрей, чего голос повышаешь? Знакомьтесь: сопровождающий, наш московский коллега Андрей Николаевич, а это куратор ОЛИБ – Соболев Виктор Сергеевич. Давай-ка поехали к нам и всё расскажешь в подробностях. Москва ещё не в курсе?

– Нет, с поезда давать телефонограмму не решился, лучше связаться с Литейного.    

17. Общая тетрадь – река, музыка и спорт

Прошлая запись закончилась вопросом всех вопросов: что дальше? А что есть выбор? Тетрадка тоненькая пока с десяток листочков. Когда-то в будущей жизни в непростых условиях ограниченной свободы я написал:

Когда способен на поверхности держаться,
А рядом тысячи голов теснятся,
В едином взмахе рук, застывшего движенья,
Приходит чувство удовлетворения.
Святое чувство надо пережить,
Легко ли по течению плыть?

Вот и плыву, ядрён батон, плыву по реке собственной пёстрой биографии. А говорят в одну реку не войти дважды! Брехня! Ладно, разговорчивый такой потому, что после смены пошли с дядей Прошой и Юркой Портнягиным на берег реки Невы. Юрка новый приятель, подмастерье вроде меня и тоже метит на токарных дел мастера. Расселись на берегу, гранитную набережную ещё не проложили, вот и сидим на брёвнах смотрим на чаек, редких рыбаков, да на ловкие руки Сердюкова, раскладывающие нехитрую закуску и разливающего в стакан, позаимствованный из автомата газированной воды, креплёное вино «Волжское» за рубль с небольшим. Вино сладкое, давно забытый вкус доброй советской бормотухи. Без всякой связи, Сердюков говорит:

– В прошлом году по осени наводнение было, так до завода вода дошла. В резиновых сапогах на смену шли, план горел, ведь праздники на носу и в три смены работали не покладая рук. Ремонтная бригада нажралась, но держалась, потом, когда отпустило, мы тоже после работы вмазали водовки. Не то, что это пойло, но вам пацанам больше и не надо, успеете привыкнуть. Выпьем, чтобы не было наводнений!      

Мы по очереди опрокинули в себя гранёную ёмкость, закусили, да сигаретку в рот. Славно посидели, по рабоче-крестьянски, не то что в будущем с барными стойками, изысканной закусью, манерными стопками и шейкерами. После второго «пузыря» мелькнула шальная мысль, а может рассказать всё мужикам? В голове громко ругнулся стоп-сигнал: дурак что ли? Конечно нельзя, примут за блаженного, сторониться будут. На заводе всё просто: работа, план, социалистическое соревнование, душ после смены, полбанки на троих и домой. А тут какой-то псих, вчерашний школьник, смешно!

Как малолетка, на смену я приходил к восьми. Долговязый очкарик Портнягин, которому стукнуло восемнадцать, подтрунивал:

– Ты чего на на час опаздываешь?! Мастер наряд не закроет. Гнать с завода злостного нарушителя!

Я отшучивался, Юрка парень хороший. В будущем мы пересечёмся не раз. Юрка остался в токарях. До самой своей насильственной смерти в 2014 году, исполнял редкие, но дорогие заказы. Кабы не моя фантастическая находка на участке, жил бы Портнягин дальше в своём будущем. Но та история особая, чего о ней вспоминать.* А пока жизнь прекрасна – всё впереди!

В конце мая звонил Голубев, интересовался готов ли я продолжать участие в группе. Что за вопрос, мне такое творчество в радость (по «сценарию» я играл до самого призыва в Советскую Армию). Поинтересовался: кто из ребят остаётся, есть ли название, какие организационные вопросы и другие мелочи. Олег пригласил на репетицию в помещение красного уголка на Петроградской что в доме Кирова. Вот так номер: в этом примечательном здании жил Саня Политковский и мой тренер по боксу Илья Матвеевич. Удивился заново, да и намылился в первый выходной июня на встречу со своим музыкальным будущим.

Я отлично помнил своё музыкальное будущее и оно мне очень нравилось ровно до тех пор, когда после армии я пытался поступить на курсы ударных инструментов при музыкальном училище в районе метро «Чернышевская». Меня тогда безжалостно зарубили, оставив в памяти вечную обиду. Почти четыре года за ударной установкой, а мне ясно дали понять: ты бездарь! Наверное так бывает, но тщеславная составляющая, отметает такой вердикт. Если доживу, в этой реальности, до весны 1971 года, вмешаюсь в историю и докажу чего стою. А пока вновь разглядываю низкий потолок подвального помещения красного уголка, невысокую сцену, перед ней десятка три деревянных кресел, красное знамя, трибуна и портрет Ленина. Раз в месяц выходил на трибуну замшелый и никчёмный человечек, клал перед собой блокнот агитатора и читал местному контингенту лекции о роли партии в деле построения коммунизма.

Помещение и что-то из аппаратуры организовал Лёва Магазинер – прообраз будущего музыкального менеджера. Лёва носил усы с бородкой, очки в чёрной роговой оправе и напоминал Лейбу Давидовича Бронштейна, более известного советскому народу, как предателя революции Троцкого. На мой взгляд, их объединяло не только семитское происхождение, но и кипучая энергия и жажда деятельности. Этих подробностей в мемуарах, оставшихся на жёстком диске в будущем, не было, пусть эти детали станут дополнением к моим приключениям по «коридорам времени».

Познакомились. Лёва представил своего брата Семёна – ритм-гитариста. На клавишах и в качестве музыкального руководителя: Олег Голубев, соло-гитарист Сережа Терешко, басиста, хоть убей, не помню, пусть будет Максим, ну и я, поющий ударник. Аппарат всякий: от «кинапа» до болгарского «орфея», раздолбанная «кухня» с кожей на барабанах (пластик входил в моду, но был дефицитом). Что ещё? Обсудили репертуар, план репетиций, договорились, что прибыль с выступлений забирает босс и по мере поступления, что-то приобретает по технической части, исходя из наших пожеланий. Я предложил назвать группу «Феникс». Вот так появился ещё один доморощенный и полный амбиций любительский рок-квинтет.

Бокс никуда не делся. Тренировки по расписанию, группа самбистов вернулась к себе на базу после ремонта, так что с Путиным больше не встречался, тогда шапочное знакомство, а спустя много лет сами знаете... Илья Матвеевич Никаноров – мой тренер, бывший член сборной РСФСР, полутяж. Он выделил меня оттого, что сам увлекался западным роком, отдавал мне магнитофонные катушки на запись. Я же, в свою очередь, просил что-нибудь записать Алекса Политковского. Когда выяснилось, что тренер с источником коллекции живут в одном доме, а «Феникс» репетирует в подвале, наши отношения с наставником приобрели дружескую окраску. Матвеич задерживал меня на тренировках и «ставил» удары. Обоюдовыгодное содружество, предполагало некоторое панибратство: мы иногда собирались у Сашки на квартире. Под роллингов или битлов, хозяин угощал рюмочкой другой пятизвёздочного коньяка, а то приносили с собой «Алазанскую долину» или другого доступного «сухаря». В такие моменты расслабухи тянуло поболтать и раскрыться перед хорошими людьми, увы.

* Рассказ «Клад егеря Бута»


Рецензии
Здравствуйте, Вадим!

Ваш вариант раздвоенного существования литгероя во времени
ясно написан, легко читается.
Мне кажется, что появление в фантастическом произведении реальных современников
(например, Путина, Алферова) заведомо существенно ограничивает свободу фантазии автора
в эпизодах с этими персонажами.
Однако автору - виднее цель и способ такого повествования.

Желаю успеха!
Всего Вам доброго!

Юрий Фукс   10.10.2017 23:03     Заявить о нарушении
Спасибо на добром слове. Персонажи, обозначенные Вами, уважаемый Юрий, проходные фигуры в романе и никаких трудностей автору не создают. Успехов в творчестве!

Вадим Яловецкий   11.10.2017 05:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.