2. Час пространства

              Продолжение. Предыдущая глава:  http://www.proza.ru/2016/03/13/1512


Вопросы о происшедшем сводили с ума. Волшебные часы? Глупость несусветная! Часы – машина времени? Ерунда какая! Отец и дед тоже переносились в куда-то? А ему не сказали, а вдруг бы он умер и так и не узнал? Рассказать сыну? А почему он перенесся в пятилетний возраст? А может, показалось все? Приснилось?..

Аркадий Львович час уже сидел в размышлениях, сводящих с ума. И с каждой минутой, все больше понимал невозможность привидевшегося.

– В конце концов, я же могу проверить, – уговаривая самого себя, он, сняв часы с полки, дрожащими руками стал медленно переводить стрелки на час вперед. Оставив их на столе, опустился в кресло. Прошло три минуты. Ничего не происходило.

Еще некоторое время Аркадий Львович, кряхтя от ноющей в колене боли, пытался создать тот миг, что отправил его в прошлое, переводя заново стрелки, устанавливая часы на прежнее место, на камин, но нет. А он думал, рассказать ли сыну, ха! Сынок отправил бы его в желтый дом и пиши пропала та жизнь, что так устраивала сейчас: кресло, камин, капли дождя за окном и покой, который он обрел, переселившись в дом отца.

Приснилось, но какой яркий сон! Вот бы снова провалиться в прошлое… и остаться в нем навсегда. Согретый теплом камина, он задремал.

Со следующего дня начался новый виток ускорения хода часов на одну минуту в сутки. Аркадий Львович решил подождать два месяца. Ну, не возможно же так просто расстаться с надеждой.

И они почти прошли. За этот период, сын пару раз порывался перевести стрелки, и Аркадию Львовичу пришлось спрятать ключ, повторяя, что, мол, сам переведет как-нибудь. Сын удивлялся упрямству отца и думал о том, что видимо, в одиночестве тот совсем одичал и надо бы навещать его почаще, всей семьей.

«Сегодня!» – Аркадий Львович проснулся в пять утра и уже не смог заснуть. К обеду он весь извелся: мучительно ждать того, что может и не произойти.

В полвторого зазвенел телефон. Сын просил срочно перевести деньги на его счет. Он находился в командировке, а ему что-то нужно было купить для машины, а денег не хватало, а поезд через три часа…

Аркадий Львович не дослушал. Пообещав, бросил трубку и стал быстро одеваться. До почты, через старый парк, полчаса быстрого ходу. Он успеет вернуться к трем.

В отделении толпились люди. Последний рабочий день перед Рождеством. Отстояв в нетерпении очередь к терминалу, Аркадий Львович снова глянул на часы. Четырнадцать сорок, не успеть, но он, все же, побежал.

Парк был заброшенным, с одной стороны переходящим в лесопосадку без какого-либо разделения. Можно было часами бродить по его территории, переходя из относительно цивилизованной части с бывшим домом культуры и лавочками, в лесные дебри с огромными деревьями и не ухоженностью. Впрочем, у городских властей не находилась возможность благоустроить должным образом и парковую зону: убрать старые засохшие деревья, облагородить клумбы, обновить дорожки.

Посреди парка стояла дореволюционная постройка усадьбы какого-то помещика, в которой, еще недавно, был ДК с кинотеатром. Последние десять лет здание находилось в аварийном состоянии. Его окна и двери заколотили досками, поставили высокий забор из горбыля, но от времени и от хулиганских нашествий все это постепенно рушилось.

Детство Аркадия Львовича прошло в этом парке. Печально было смотреть на то, что когда-то так влекло яркостью и праздничностью, а теперь совсем обветшало. В кинотеатре он посмотрел первые свои фильмы, с отцом часто приходил на выступление духового оркестра. И тогда казалось, что никакое время не властно над огромными колоннами, высоченными потолками, дубовым паркетом залов.

Он остановился передохнуть, прислонившись плечом к трухлявому деревянному забору. Ему никак не успеть к трем часам. Через пять минут все случится или нет, а он так и не узнает. И придется ждать еще два месяца, а это как два года. Может он и не доживет, сердце вон как выскакивает и болит, терпеть нет мочи. Аркадий Львович в изнеможении оперся на ограждение всем телом и… рухнул.

Вначале, ему показалось, что он свалился в какую-то яму, так долго падал. Боясь пошевелиться, не открывая глаз, пытался понять все ли с ним в порядке. От груди будто бы отлегло, боли почти не было.

Открыв глаза, увидел нависшее над ним здание старинной усадьбы. Именно так, не ДК, а усадьбы. Под покрывалом снега, оно стало больше походить на свой первоначальный образ. Забитые окна не светились мишурой советского прошлого, из под осыпавшейся штукатурки и облезлой краски, обнажились кирпичи с оригинальной кладкой, давно не беленые колонны приняли свой монументальный вид. Несмотря на ветхость, здание как будто помолодело.

Выбравшись через проломленный им забор, он оглянулся и замер в изумлении. В нос ударила волна необыкновенно сильного жаркого аромата масла розы. Он хорошо знал этот запах. Его так любила жена Розочка. И еще что-то витало в воздухе, медово-травянистое… липа! Аркадий Львович стоял в зарослях цветущего шиповника, а над головой свешивались ветки липы, густо усеянные соцветиями.

Как и в первый раз, оцепенение длилось несколько минут. Но боя часов он не слышал. И все-таки, все-таки, это с ним произошло!

И что удивительно, он мог двигаться. Аркадий Львович с трудом выбрался из колючего шиповника. Оцарапанные руки горели, становилось жарко. Сбросив верхнюю одежду под куст, он огляделся. Местность не казалась знакомой. Ни пения птиц, ни шелеста листьев, ни человеческих голосов. Минут десять он шел наугад, пытаясь запомнить дорогу назад. Ведь, если часы через час его вернут в зимний парк, одежда ох как пригодится.

«А вдруг, это не часы сработали, а я помер?» – мысль ужаснула. Но рай выглядел как-то однообразно: липовая роща с зарослями шиповника.

Но как же пахло вокруг! Это кружило голову. Одно плохо, в зимних сапогах было невыносимо жарко.

Решив не рисковать, пока он еще не очень ориентировался в этом пространстве, Аркадий Львович вернулся на место появления его здесь и, стащив сапоги и носки, подложив под голову пальто, улегся на землю, пытаясь за оставшиеся полчаса как можно больше впитать теплого ароматного лета, доставшегося ему зимой... по наследству.


                           Следующая глава: http://www.proza.ru/2017/02/23/1801


______
Фото шиповника и липы из моих дебрей )


Рецензии
-- Интересный переход, Наташа, подышать детством

Анатолий Шинкин   11.12.2016 09:44     Заявить о нарушении
Я бы пол-царства за это отдала. Царства нету (
Спасибо большое!

Наташа Шевченко   11.12.2016 11:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.