Спинакер 2

 Спинакер -                                          
Это такой парус – для непосвященных,
 а для всех остальных:
« Ветер в вантах гудит и воет.
 Яхта мощно летит, картинно.
 Небо, парус, душа и море –
 Всё сливается воедино…»
 (Автор: Солнечная женщина)

            Нам было радостно и беззаботно. Как будто мы оказались в своем детстве, на лето родители привезли нас в Крым, тут была клубника, черешня, солнце и море. Все это было и сейчас. Сладкая, сладкая клубника,  вкусная, вкусная черешня, яркое, яркое солнце и синее, синее море. А мы, правда, уже не дети,  приехали не просто отдохнуть, а поучаствовать в регате.
            Это наша не первая поездка на регату, назвать нас бывалыми яхтсменами, конечно, нельзя, но то, что мы не новички, это точно. Вид у нас  боевой: кроссовки, шорты, майки с эмблемой регаты «Морское перо» и перчатки. Такие специальные перчатки c отрезанными кончиками на пальцах, это чтобы не потерять чувствительность пальцев, и в то же время не порезать ладошки о крепкие, жесткие тросы и канаты, с помощью которых управляют парусами, а управляя парусами, управляешь и самой лодкой.  Этими перчатками мы смутили всю команду. Перчаток не было ни у кого. Перчатки были только у нас.
             Лодки были крейсерские, это не очень большие лодочки без всяких удобств и без кают.  Команды на всех лодках смешанные: мальчики, девочки, маршрут от Севастополя до Балаклавы. Вообще-то это несколько часов. Намек поняли? Вот, вот. Это просто чудо, что все обошлось и первое, что мы посетили  в Балаклаве  на берегу, были «маленькие домики неизвестного архитектора».
            На нашей лодке было пять человек. Это были мы – две девочки из Москвы и три настоящих моряка: капитан и два его помощника. Они родились и выросли на берегу Черного моря и с самого детства соединили свою жизнь с морем и яхтами.
           С утра пораньше, мы все, тот, кто решил принять участие в регате, собрались в порту, там же собрались и лодки. Они теснились около причала со стороны моря, а мы – люди, тоже «кучковались» и теснились около причала на суше. Погода была прекрасная.
            Солнце было ярким, ярким, море было синим, синим и ветер был, а временами очень сильный.
            Да, ветер был сильный и очень холодный. И только, только наша лодка отошла  от берега, ветер стал нас «доставать». Он  трепал наши волосы и забирался под маечки. И, откуда, скажите на милость, в бухте, окруженной со всех сторон городом, который уже напитался солнцем и теплом, такой холодный ветер?  Ведь уже конец мая, почти лето. Как хорошо, что мы захватили с собой кое-что из одежды. Не теряя времени даром, мы стали одеваться. Одевались постепенно и многослойно: брючки, кофточки, курточки, платочки, капюшончики.  И в итоге превратились в два «кочанчика капусты». А наши сумочки и пакетики, которые так удивили команду – когда мы грузились с этими сумочками на борт, они, подозрительно глядя на наши набитые сумки, спрашивали друг друга, правда, шепотом: «А что это у них в сумках?»,  исчезли.  Члены же команды, кроме нас, всю гонку оставались в одних маечках и даже не посинели. А глядя на нас, и удивляясь тому, сколько мы на себя натянули одежды, они пытались нас урезонить и подбить на то, чтобы мы сняли с себя хоть что-нибудь из одежды. Но, надо сказать, мы держались до последнего, и капюшоны сняли только, когда пришвартовались в Балаклаве. А они, наши «сокомандники», будучи в маечках, еще и купались, ныряя головой вниз с борта лодки. Вот, так. Мы отнеслись к этому очень уважительно, посчитав их за моржей. Но оказалось все гораздо проще, у них просто нет горячей воды. Вода есть, но чтобы сделать ее горячей, ее надо кипятить или подогревать, а наши «сокомандники» были настолько молоды, что им было легче и быстрее искупаться в холоднющей воде, нежели ее подогревать! 
              Обязанности среди членов команды распределили быстро и четко. Капитан сидел на носу лодки и тем самым контролировал процесс сохранения баланса. Как только лодка, под порывами ветра,  давала крен в какую-то сторону, капитан быстро перебирался  на противоположный борт и своим весом выравнивал лодку.
             Из команды оставалось еще четыре незадействованных человека – два помощника  капитана и мы, две девочки. Один из помощников добровольно взял на себя руководство оставшимися членами команды, а именно девочками.  Он рассадил нас по разным бортам, друг напротив друга, у каждой в руках был свой трос. Когда грот перебрасывали, в одну сторону, кто-то из нас травил свой трос, а кто-то выбирал. Ну, и, то же самое,  в другую сторону.  Работка оказалась не хитрой, мы быстро ее освоили. Вообще-то мы были готовы, ну, во всяком случае, морально, к трудовым будням простых матросов. По секрету, мы даже взяли с собой упаковку резиновых перчаток,  на случай  если нас заставят, нет,  нам поручат, нет, дадут команду,  быть дежурными, т.е. нести вахту.  И нам придется убирать места общего пользования, как это по-ихнему? Гальюн. Но такого на лодке не было в принципе, потому, что наша яхта не была предназначена для   автономного дальнего плавания - длительных морских и океанских переходов, океанских регат. Наша крейсерская яхта,  была оптимизирована  только для спортивных состязаний,  а не каких-то там круизов и прогулок.
           Не могу сказать, что мы особо настаивали или расстраивались по поводу того, что нам не дают управлять яхтой. Нам и так было хорошо и комфортно. Мы вырвались  из привычной атмосферы, в которой жили и работали, и в которой не было солнца, моря, волн и ветра, а получив все это сполна, просто наслаждались каждой минутой пребывания на лодке. Наши мысли были заняты только тем, чтобы все, что видим и чувствуем в эти минуты, осталось с нами как можно дольше.  И в минуту жизни трудной, мы вспомнили бы и солнце и море и ветер, и улыбнулись и уже с улыбкой преодолели бы все жизненные невзгоды.
            Наша команда, споро и быстро выполняя свои обязанности, посматривала на нас снисходительно. Видя, как далеко от действительности витают наши мысли, они нам больше ничего не поручали, всеми другими тросами управляли  сами. Они, то ставили, то убирали стаксель, перебрасывали грот и даже, нам на удивление, выбросили спинакер. В необходимости его выбрасывать мы очень сомневались. Памятуя прошлую нашу регату и те сложности, которые были связаны со спинакером, мы хором запротестовали. Но получили от всех полный «отлуп». Спинакер был «выброшен» без сучка и задоринки, это прибавило скорость нашей лодке, и она понеслась, если можно так сказать, под всеми парусами  к финишу.
             Мы вышли в открытое море, за спиной у нас остался Севастополь.
          О, как он был красив в морской дымке! Когда произносят название этого города – Севастополь, все, ну не все, а, наверно, только жители нашей страны, вспоминают героическую судьбу этого города. А жаль. Мне очень жаль, что у такого красивого города, в котором живут замечательные люди, но не могут в такой красоте появиться на свет, жить и работать,  плохие люди, такая трагическая судьба. Да, он все пережил, не раз восстанавливался из разрухи, и каждый раз  набирался сил, энергии и красоты. Но так хочется, чтобы его называли просто Севастополь, а не героический оплот мира и демократии.  Пусть он просто будет городом, красивым, богатым, уютным. И будет только цвести, а не постоянно восстанавливаться.
      Мы шли вдоль берега в направлении Балаклавы. Нельзя назвать этот берег грозной скалистой грядой, но, тем не менее,  это настоящие горы, не очень высокие, но отвесные. В случае необходимости, они могут быть неприступными укреплениями. Ну, вот опять вернулись к описанию военной мощи  и неприступности этого сказочного места, в котором находится город Севастополь. Ну, что теперь делать? Видно это судьба.
      В этом месте, как нам объяснили наши «сокомандники», сильное течение,  а ветер образует вихревые потоки, попав в которые яхта под парусами пойдет своим,  одной ей известным маршрутом. Поэтому все зависит только от умения команды. Представляете, как нам повезло! Наша яхта все преодолела и течение, и вихревые потоки! Оказывается наши «сокомандники»  исплавали и излазили все окрестные места, еще в то время,  когда были маленькими детьми  - 7, 10 лет. Они знают здесь каждый кусочек земли, все потайные ходы в горах, а на море все течения, т.е. где и с какой скоростью надо плыть, ой, не плыть, а  идти, чтобы ничего плохого не случилось.
       Ну, вот обходим еще один скалистый утес,  и «сокомандники»  ставят  паруса так, что наша лодка встает на один борт,  да так, что нам приходиться стоять в лодке, держась руками за противоположный борт.  Правда, с нами это не первый раз, на прошлых регатах было также, но все равно, те ощущения, которые испытываешь в  этот момент «дорогого стоят». Просто восторг! А рядом   плывут дельфины. Получается, что ты с ними практически на одной плоскости, ну, чуть выше, чем они.  Не могу сказать, что они заглядывают нам в глаза, но то, что мы пытались заглянуть им в глаза,  это уж совершенно точно.
     На мой не просвещенный взгляд, во время нашей регаты не было на море больших волн.   Мне кажется, что, в основном,  волны были от стайки дельфинов, которая присоединилась к нам в открытом море и сопровождала почти до Балаклавы.    Да, и у Айвазовского И.К. , который  много уделил внимания в своем творчестве  крымской теме, и  в том числе Севастополю,  море  на  многих картинах спокойное.
      А вот и Балаклава.  Это очаровательная, почти полностью изолированная скалами от открытого моря,  бухта, застроенная по берегам зданиями – гостиницами, ресторанчиками и т. п., она напоминает мне Венецию.  Райский уголок! Сказка!   
      От названия этого города  пошло  и название головного убора, это вязаная шапка или шлем, закрывающий голову, лоб и лицо, оставляющий небольшую прорезь для глаз, рта или овала лица, т.е.  этот головной убор,  предназначен для того, чтобы лицо человека было  скрыто и называется он «балаклава».  А почему?  Балаклавская бухта очень узкая и глубокая, она подходит для швартовки кораблей и подводных лодок, но при входе в бухту скалистый берег делает несколько поворотов, и поэтому со стороны открытого моря ничего вообще не видно, все как бы скрыто.  Вот,  почему!
      Балаклава – это финиш нашей регаты. Финишировали до входа в бухту, потом убрали все паруса и уже на моторе пришвартовались.
     Ура!  Мы заняли 2-ое место в нашей группе.
     Это дело надо было отметить! Поэтому был  банкет. Банкет, на котором было море шампанского, море всяких вкусностей и море интересных людей.  Осмотрев весь стол, уставленный  всевозможными яствами, я остановила свой взгляд на огромном блюде с клубникой, черешней, абрикосами…  Все другой еды для меня не существовало! Но блюдо было большое, стояло далеко и желающих, попробовать эту вкуснятину было более  чем достаточно. Я поняла, что мне может не достаться ягод и загрустила. И вдруг прямо на ухо меня кто-то тихо и спокойно спрашивает: «Хотите ягод?»  От неожиданности, я  резко поворачиваюсь налево и задеваю носом подбородок мужчины, который стоит рядом, насмешливо глядя на меня сверху вниз.
« Да, хочу» - пролепетала я.
Он наклоняется, подхватывает  блюдо с ягодами и оно через весь стол как бы перелетает ко мне. Прошла секунда. И невероятно, но около меня уже стоит гора клубники и черешни! «Ешь,  не хочу!» Что я и сделала. Сначала набила полный рот ягод, а потом посмотрела на своего героя. Он смеялся во весь голос! Над чем? Конечно надо мной.  А все из-за этих ягод, рот полный, даже прожевать не могу. Наконец-то я справилась с этими ягодами, проглотила  и выдавила из себя: «Спасибо!»
«Ну, что с ягодами разобрались, - смеясь, спросил он, - пошли танцевать!» 
Ого! Это прозвучало как приказ. Но приказали мне  не что-то просто делать, а танцевать! И я с улыбкой протянула ему свою руку.
«Какие танцы Вы танцуете?» - спросил меня мой уже партнер, а не просто незнакомый мужчина. 
«Я танцую все, может быть, не все получается, но очень много зависит от партнера, не правда ли?» - ответила я.
      Мы уже стояли посередине танцевальной площадки, но стояли одни. Больше никто не решился так смело, на глазах у всех, выйти в центр зала. А может быть, они еще просто не доели?
     А мы? Мы уже танцевали. Танцевали все танцы подряд. Он крепко держал меня за руку и крутил в разные стороны, поднимал, ставил на место, снова вертел и крутил.  Так, я не танцевала очень давно, наверно, со студенческих времен. Сначала я вся собралась в кучку, мне было страшновато, а вдруг он отпустит руку, вот тогда-то я вылечу с танцплощадки  и пролечу по инерции по всему пирсу и шлепнусь в море!
« Ты не уронишь меня?» - спросила я.
« Тебя? Никогда!»   
     Я поверила ему сразу и наши танцы стали еще более  свободными и интересными. Когда что-то не получалось, мы знали далеко не все движения и не все танцы, мы просто пританцовывали как это обычно делают все на танцплощадках.  Это было наше сольное выступление. Две, три пары пытались составить нам конкуренцию, но вынуждены были покинуть этот танцевальный марафон. А мы? Мы прошли его до конца. Не пропустили ни одного танца.
    Танцы…  Что символизируют танцы, особенно парные? Конечно же, отношения между мужчиной и женщиной, будь то робкая влюбленность, романтические ухаживания или пылкая страсть. Танец – это любовь на людях. А любовь? Ведь только любовь дарует нам успех.
  Ну, вот опять вы скажите, пишет только о вздохах, взглядах и о любви. А как же иначе?
        Наш банкет закончился поздно, точно сказать во сколько  - это невозможно, мы ведь танцевали с упоением и были в этот момент счастливы. А счастливые  часов не наблюдают! Все-таки классики нашей литературы всегда и во всем правы! Вы согласны?  Я то, точно согласна.
       Наша группа во главе со шкипером, улетала на следующий день. Времени оставалось не так много: чуть-чуть поспасть, погулять по городу, поесть барабульки и все. Впереди такси, самолет и Москва.
       Когда мы гуляли по городу, мне позвонил мой партнер по танцам и спросил меня: «Привет! Ты жива!» Ну, вот теперь в Севастополе есть человек, который будет меня вспоминать добрым словом и всегда с улыбкой. Он накормил меня (ягодами, помните?), протанцевал со мной несколько часов и не забыл после этого  узнать, жива ли я!  Наверно это любовь!
    Итак, регата закончилась!  Регата была не простая, а  журналистская, и этих журналистов понаехало море. Участвовало 36 лодок по 5 человек, вот и получается почти 200.
    Я думаю, что все они напишут теплые слова о Севастополе, о море, о людях, о том, что лучшие регаты могут быть только у нас, в нашем Крыму.
      Вот так, кратко можно рассказать о регате. А в общем, целом, все было классно!
Все-таки, это не простое слово - спинакер…   
           Как звучит!     Прислушайтесь…            

20.06.2016


Рецензии
Парус, значит, такой, СПИНАКЕР, ага...
Я вот тоже, в создании паруса участвовал, но не СПИНАКЕРа, а журнала такого - литературно-публицистического "ПОД ПАРУСОМ СПАСЕНИЯ...
Часть этого Паруса я оцифровал - http://www.stihi.ru/2012/09/12/2236
И в общем это всё что я могу сказать о том парусе, в котором я принимал участи... Там много ссылок есть всяческих, коль интересно...

А Ваш СПИКЕР - это НЕЧТО, и не просто НЕЧТО, а очень даже кое-что... Понравился мне ваш СПИНАКЕР!

Казаков Юрий Валентинович   04.09.2018 08:33     Заявить о нарушении
Н-да, но вот про Балаклаву, вы что то очень мало написали...

Казаков Юрий Валентинович   04.09.2018 08:34   Заявить о нарушении
А я вот своего литературного героя взял, да и отправил в эту Балаклаву

- Андрей Петрович вошёл в купе вагона и с облегчением вздохнул. Радостные мечтания переполняли его душу. Оказавшись наедине с мыслями, он начал с удовольствием осматриваться и располагаться. Вагон был новый и отправлялся в свой первый путь. Билет был куплен до Симферополя, хотя конечным пунктом была Балаклава. Туда можно будет доехать из Симферополя. Ему хотелось добраться до Балаклавы самым длинным, но наиболее живописным маршрутом через Ялту.

...

Не успел ещё Андрей Петрович подумать, с кем ему придётся коротать почти двое суток в пути, как в купе возник улыбающийся мужчина, среднего роста, с тщательно выбритым лицом, с короткой причёской ёжиком. Он сразу, после того, как произнёс, - «добрый день», - уверенным движениями приподнял полку и положил чемодан на дно багажного отдела.
– «Начальник», подумал Андрей Петрович…
- «Хорошо, если не придётся всю дорогу пить вместе с этим мужланом», - мысленно произнёс про себя вошедший, увидев красный нос сидящего в купе попутчика…
- Тимофей Иванович, - представился вошедший… - «Решили отдохнуть?», учтиво осведомился он у смотрящего прямо ему в глаза Андрея Петровича.
- Да, хочу отдохнуть сперва, но не только отдыхать я туда еду… Неловко улыбнувшись, продолжил, - мне повезло, я выиграл в лотерею, и решил поехать в Крым, чтобы купить себе там что-нибудь приличное для проживания, и начать своё дело…

Андрей Петрович тут же испуганно подумал, - «Что это я, сразу начал откровенничать? Я же незнаком с этим человеком…», и, чтобы скрыть смущение, нагнулся и стал впопыхах снимать ботинки.

В этот момент в купе ворвалась маленькая девочка, которая громко заявила, что зовут её Маша, внимательно посмотрела на удивившегося этому Тимофея Ивановича, улыбнулась ему, и, сев на пол, стала помогать Андрею Петровичу стягивать его ботинки, что ему самому было сделать затруднительно.

Она, ласково приговаривая, – дядя, ты ногу вытяни, вот так, вот так, сейчас я помогу, занялась новым её знакомцем всерьёз... – Ну вот, видишь, а я всегда дядям помогаю ботинки снимать, и вторую ногу давай...

Дяденька, а как тебя зовут? – а мне уже вчера было семь лет, а когда я была маленькая, то мне мама сама косу заплетала, – вот видишь какая у меня коса красивая...

Андрею Петровичу, ничего не оставалось, как подчиниться Маше, выполнять её указания, отвечать на вопросы, поддакивая и кивая головой в знак согласия.

Мама девочки, нимало не смутившись, не одёргивая дочку, позволила ей продолжить общаться с Андреем Петровичем, села на полку рядом с Тимофеев Ивановичем, спросила, как к нему нужно обращаться, потом кратко представилась, - Ирина, - загнала свой кожаный чемодан под нижнюю полку, где Андрей Петрович продолжал освобождать свои ноги от ботинок, открыла бежевую сумочку, достала оттуда кривоватую бутылку из резного зеленоватого стекла, и, открутив неплотно завинченную пробку, тоном, не терпящим возражений, послала Тимофея Ивановича за стаканами, после чего стала раскладывать снедь, предварительно расстелив красивую белую салфетку на столике.

Атмосфера начала теплеть.
...

Маша, уже успела снять с Андрея Петровича ботинки, после чего взобралась к нему на колени, и, прижавшись губами к уху, начала шептать, - а я ещё позавчера поцеловала Мишку, у которого папу укропы градом убили.

Он меня за косы дёргал, но мне его стало жалко, он мне сказал, - теперь у него нет больше папы… А папа, он такой у него весёлый был. Ему теперь без папы скучно будет. И мой папа меня тоже любил… А я решила никого не любить, а то вдруг убьют, а мне как потом? Плакать, да? Но Мишку я полюбила, кто его теперь любить будет, если у него папы нет больше?

Через некоторое время, Машенька, как она себя величала, попросила, чтоб её подняли на верхнюю полку, стала играть с куклой, которую ей мама достала из кожаного чемодана, стала повторять для куклы мамиными интонациями только что услышанные новые слова, потом положила голову на подушку, прижала крепко к себе эту кукла и заснула.

Тимофей Иванович, распалился, вошёл в азарт, и начал громко, как на лекции, разглагольствовать:

- Фуко постоянно находился в творческом поиске. Каждое его произведение, даже если общая линия прослеживается, не похоже и почти не повторяет предыдущее исследование. Порой, в некоторых нюансах, меняются даже определения основных понятий. Новое произведение — это действительно новое произведение. Впрочем, к построению особой системы или упорядочению своего литературно-философского опыта Фуко и не стремился.

Ирине надоела эта пустая болтовня, и она вдруг заявила,
- ну, что ухажёры, кто мне скажет, где лучше всего в Крыму будет покупаться недвижимость? Я слыхала, что до того, как развалили СССР, в Балаклаве располагалась база подводных лодок, там, вроде, - музей потом был организован, а сейчас, по идее, снова, после присоединения Крыма к России, могут построить верфь, значит, понадобиться жильё, ... а, - и, состроив выразительное лицо, после небольшой паузы, Ирина завершила свою мысль, - в бизнесе этом не желаете принять участие?

Тимофей Иванович удивлённо уставился на Ирину...
- В каком бизнесе, - строить корабли? Ирина, вы что, вы разве корабел?

- А кто я, как вы думаете, а? - Ирина вдруг снова лучезарно улыбнулась, и начала хохотать, - а что, разве я непохожа на корабела? Я - белла, лучшая, я - бест!..
_____________________
В общем всё непросто там в этой Балаклавы было, можно сказать, там был выявлен и описан некий "ФЕНОМЕН БАЛАКЛАВЫ" а началось всё с этого знакомства в купе поезда, где я и познакомил своего героя с попутчиками и заставил их общаться - http://www.proza.ru/2014/06/26/698

Казаков Юрий Валентинович   04.09.2018 08:46   Заявить о нарушении
Спасибо. Что стало с этим журналом?

Татьяна Герасимова 3   06.09.2018 15:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.