Смирение

- Батюшка, грешен. Я наверно алкоголик. Пью. Пью без просыху, каждый день.

-Пьёшь? А в Бога веришь?  А ты крещён?  Причащаешься? Когда в последний раз в церковь заходил? - Батюшка устало, но с участием рассматривал подошедшего на исповедь, не молодого мужчину, полного, с еле заметной сединой, иссиня чёрных волос, с большими диоптриями роговых очков.

- Так в последний раз на крещение к Вам и приходил … Помните , я хотел  на Крещение причаститься, а вы меня не причастили, сказали в понедельник приди на исповедь, и причащу. А я так и не смог, в понедельник… А потом вот, стыдно стало, что обещал в понедельник прийти, да не пришёл. Вот сейчас на Троицу , на исповедь пришёл… А так крещён. В Бога верю

- А так это Вы… Да, да, да – священник , не молодой, с лицом покрытой красными пятнами, то ли болезненными, то ли нарушениями обмена веществ от алкогольных предпочтений, небольшой седой бородкой. Припоминая закивал…
- А молишься?

- Молюсь. Иисусову молитву знаю.…

- Пьёшь? Пей. Хочешь помолиться – напейся. И что только пьёшь? Только этот грех? Как тебя зовут?

- Андрей.  Есть ещё грех. Гордыней болен, гордыней . Думаю, что всё …

- Андрей, это бес. Гордыня – это бес. Смирение. Бес всё может…., только со смирением, бес ничего не может сделать. Всё может бес, но со смирением ничего не может поделать. Молись. Молись – вот как они  – священник указал на певчих, поющих службу.

- Я так не могу.

- Ты читать умеешь? – священник удивлённо посмотрел, более внимательно

- Нет, читать умею но не могу, как они, не могу.

- Ты к причащению готовился?

- Я к исповеди готов, не ел, постился.

- Что? Не ел? А молитву читал к причащению?

- Какую молитву? Нет, не читал.

- Я не могу тебя причастить сегодня, завтра прийди, завтра Троица. Молитвослов есть дома?

- Да

- Молитву к причащению найди, Молись. И подумай о других грехах, завтра, если вспомнишь о них и поговорим.

- Склони голову
Накрыв голову исповедующего, священник от греха гордыни просил уберечь, душу православную.

- Евангелие целуй! – заметив, что исповедующий поцеловал только крест.

Андрей поцеловал и Евангелие. Отошел от священника и встал среди молящихся. При причастии одинокая старушка стоявшая на исповеди, перед Андреем . С удивлением, посмотрела на исповедовавшегося мужчину, почему он не идёт причастица и приняла причастие одна. Андрей - отстоял службу до конца. Поставил свечки за упокой и у иконы Богоматери троеручницы, на помощь в делах, что бы силы дала. Шёл со службы размышляя. Всё случилось, как и в крешение. Но тогда он не исповедовался. Но вот сегодня он пришёл на исповедь, а не был допущен к причастию. Не ужели, как и четыре месяца назад, полениться, застыдится и не придёт…
«Господи – чуда жду, нет не жду, я сам знаю, что я живу вот сейчас – это уже чудо, но знак. Дай знак! »

Андрей поднял взгляд на небо. И знак  «А» в большом круге висел над улицей. Знак А и круг был из облачков, лёгких, паровых . «Вот и знак, надо прийти, надо причастица.» Андрей смотрел, как знак и круг облачков, прямо на его глазах рассеиваются. И перед ним обычное июньское небо перед Троицей. «Смирение»

Андрей сел в машину и поехал на дачу к родителям. Его родителям, было за семьдесят. Они были такими же сильными, как и двадцать и тридцать лет назад, но им уже было семьдесят… Дети вырастают внезапно, старики стареют незаметно… Но вдруг понимаешь, что им уже семьдесят. А они харахорятся, молчат, ведут себя, как шестидесятилетние. А им семьдесят.

Андрей понял за свою сорокалетнюю с хвостиком жизнь, что с родителями спорить нельзя, а надо внимательно смотреть, что они говорят, что им по рассказам нравится и что можно сделать им , о чём они говорят с удовольствием. Мама в прошлом году с удовольствием упомянула о соседском заборе. Сделанным из пластиковой сетки рабица и закреплённым на столбах  пластиковыми хомутами.  Сын купил такую сетку рабицу в прошлом году. Но всё дело встало в столбы к которым надо было крепить- купленную пластиковую сетку. Старые металлические столбы были высотой 90 см – 1 метр, а высота пластикой сетки рабица,  один метр двадцать сантиметров.  У соседки зелённая пластиковая рабица, была высотой 2 метра и  прикручена к новым двухметровым металлическим трубам. Мама категорично требовала купить и новые столбы, для забора и вынуть старые и сделать -  красиво.  Как у соседки – но это не произносилось, но и сын и муж это понимали.

Андрей видел и трубы новые и стоили они не дорого – рублей 300 – 390 в разных магазинах…. Но вынуть старые, забитые лет тридцать назад, закрепить новые, а это как правило и разводить цемент… Этого он не хотел. Он давно придумал, что на даче есть «тонкие» полутрометровые трубы, которые  с успехом можно было вбить  в старые «короткие» трубы и так нарастить высоту столбов для сетки рабицы. Но они были ржавые, они были не «красивые». Андрей планировал сегодня уговорить маму, принять его план, на отца он рассчитывал, как твёрдо держащего нейтралитет.

Рассказав матери о том, что с утра на Родительскую Троицкую субботу съездил с утра на кладбище, проведал бабушкину могилу. Удивился охапке ромашек проросшим на могиле. Как сходил в церковь ( но не рассказал, что исповедовался и что священник не причастил его). Что жена с сыном обещали к тёще сегодня на дачу съездить, а поэтому он сегодня без сына пришёл. Плавно перешёл,  к изложению своего плана по забору. Мама была против, но в конце согласилась, что только попробуем и если будет некрасиво, то всё снимем и купим новые столбы.

«Так тяжело из удачного дня, вырастить удачную жизнь» - думалось, Андрею, натягивая зелённую пластиковую сетку на столбы нарощеенные старыми трубами… День был удачный, работа спорилась, пластиковые хомуты, раз и крепили сетку, двадцать метров забора за полтора часа, держали заросли кустов и выглядели шеренгой гвардейцев перекинувшие ружья, через тын.
Троица особый день, был для Андрея, вот так в сорок лет, на Троицу, на даче у тёщи он пьяный упал на землю, посмотрел, на небо и ощутил, что всю жизнь занимался продажей либо сигарет, либо пива, что приносит только вред , другим людям и будет его приносить… так как только у продавцов товара-зависимости есть хорошие зарплаты… А он хоть и имел техническое образование с 19995 года, всю жизнь был торговым представителем, супервайзером, региональным представителем то сигарет, то пива… И он бросил работу в продажах и стал простым таксистом. Он потерял в деньгах, но обрёл душевную простоту. Нет покоя не было… Но то что он перестал приносить вред другим людям, сделало его жизнь более чище, но не покойной.. Так как то к чему он стремился, равновесию в душе, так и не приходило.
В последнее время, его обуревала мысль, что ему надо сделать нечто, такое, для чего и жил он. Но что? «Что же мне не хватает? Квартиру двушку сделал, сын родился, растёт, родители, Слава Богу, живы – радуются внуку, ну с женой холодно, но ей не изменяю, терпим друг друга ради сына. Но верны друг другу, на стороны не ходим»
Руки горели, то ли от крапивы или каких других едких растений, то ли от укусов комарья…Забор был сделан. Отец подошёл, осмотрел:
- Спасибо сын, хорошо что ты сделал, нормально выглядит, но если бы я так сделал, мне бы мама, плешь проела. Молодец.
Мама молча прошла, немного посмотрела, отвернулась и сказала:
- Ничего, ничего…
Ну то что не было криков «снять немедленно» , значит выглядело, да хуже чем у соседки, но выглядит лучше , чем было до этого. Это был удачный день.
- Ну что пошли пить чай – пригласила примиряющее мама.

Пили чай.
- Что-то у меня уши горят – ругает, кто то – пожаловался Андрей
-  Нет, нет это у тебя аллергия, на траву, вот отец покосит траву, так у него за ушами всё красное и даже горло воспаляется, это у тебя аллергия – категорично поставила диагноз Мама.
- Да вот наверно ещё и руки все расчёсаны, от травы.. пойду я домой
- Да, давай домой, своей скажи, что бы противоаллергенное дала или сидуксен, у нас дома есть, поехали к нам домой выпьешь и с собой заберёшь.
- Нет не надо, ты знаешь, я лекарства стараюсь не пить.

Андрей вернулся домой. Жена с сыном были уже дома, сидели по своим комнатам и водили в пальце планшетом (сын) и водили мышкой в ноутбуке (жена). Поужинали. Футбол. Левая рука распухла, уши не горели. Футбол кончился, за окном сверкали молнии и гремел гром.

*****

- Батюшка, грешен. Бес во мне. Грешен. Вчера левая рука распухла, на даче работал, и правая и левая рука искусана, а вот смотрите, вот … бес во мне левую руку сжать не могу, грешен. Грешен! Всю ночь читал молитвы к причастию и Троицы. Забылся в четыре часа, вот только в восемь проснулся, думал опаздаю на службу.
- Тише, тише
- Грешен батюшка, Живу без любви. К жене уже четыре года не прикасаюсь. Плохо живу. Троица мой особый день. Лет пять назад бес обуял, душевную болезнь болел. Бес во мне грешен. А так как они, так КРАСИВО, молится не могу.
- Я тебя причащу сегодня. Склони голову.

Накрыв голову исповедующего, священник от греха уныния просил уберечь, душу православную.

Андрей причастился, стоя на коленях на Троицу, и кладя земные поклоны. Думал о смирении.
И ещё… Когда  из алкогольного психоза его  пять лет назад вывели. И он потерянный сидел на скамейке отец сказал:
- Сынок, не унывай, всегда улыбайся, плохо, но всегда улыбайся.
А его сын подарил ему из киндер сюрприза брелок из Смешариков «Кроша» - вечно улыбающегося вислоухого зайца-кролика. Он повесил его в машине на зеркало заднего вида.
И он вспомнил о этом , и грех уныния , только улыбкой смирим. Смирение.

В понедельник левая рука совершенно прошла. Опухль спала, как будто её и не было.

Все восточные философии предлагают искать равновесие в самом себе. И только тут на Русской земле ищут смирения. Ибо это и есть абсолютная точка равновесия добра. А уравновешивать добро со злом – ересь… Равновесия не найти, если нет смирения. Равенство будет, а не равновесие.
Смирение.


Рецензии