Русские термины в русском летописании и их использ

По-моему, определение терминов, упорядочивание терминологии - одна из основополагающих задач любого кто начинает углубляться в прошлое. Даже исторические источники по своей ценности в данном смысле уходят на второй план: вы будете заниматься не трактованием и изучением источников, а писать фантазию с помощью тех терминов, которые к реконструируемой эпохе совершенно не относятся, и на этих терминах вырастает такое количество оторванных от источников концепций и представлений, что потом уже трудно становится повернуть изучение прошлого в нормальное русло. И такие призывы, вроде призывов А.Е. Преснякова, остаются гласом вопиющего в пустыне. Мне не один раз приходилось обращать внимание на то, как сон разума терминов порождает чудовищ...ное обращение с фактами и тем, что на каком-то более или менее достоверном уровне установлено и нам известно. Часто можно встретить употребление (в древнеримский период, когда между Римом и государством вроде Парфии шла борьба за Армению) по отношению к Армении или к Боспору Киммерийскому привычное употребление "вассал", "вассальная зависимость". Какая вассальная зависимость может быть в древности? Термин наполняется совсем другим смыслом, подразумевая политическую зависимость. Но это всего лишь единичное употребление, которое не шибко может влиять на какие-то общие установки по древности. Другое дело, когда масса средневековых терминов (конечно, англоязычных прежде всего, по причине господства на сегодня английского языка) начинает магически действовать на историка. Это то же самое примерно что переводя с английского пользоваться французским словарем.

Независимо от Преснякова, пришел к такому же выводу, что в государственно-правоведческой науке нет такого термина, которым можно было бы охарактеризовать Русь в ее начальный период, аналогичным образом, непонятно каким словом называть то, что было параллельно в остальной Европе. "Феодальное государство" - тоже не очень приемлемый термин, но хоть как-то, вроде костылей, можно опереться в разговоре на исторические темы (пришел к выводу, что лучше называть по наименованию страны или как страна упоминается в источниках, с учетом того, как в той же Ливонии была неразбериха с земельными владениями, даже для самих жителей, из-за мозаичности и чересполосицу владений; лучше уж просто называть по названию страны/географическому региону, потому как Ливония, это тоже, отнюдь, не государство).

Когда начинают выдумывать новые термины для истории Руси, пользуясь при этом зачастую историографическими или какими иными терминами, то уже несколько таких терминов начинают, как кривое зеркало, заранее искажать источник и представления о прошлом, потому как уже используются мало того, что не исторические термины, но зачастую чуждые той стране, о которой может идти речь. Например, В.Л.Янин, знаменитый исследователь Новгорода, выдумал термин "княжеский домен", за что его справедливо критикуют (каждый историк привнося свою фантазию еще больше отдаляет нас, любого интересующегося прошлым или потомков от хоть какого-нибудь более-менее исторически правильного (т.е. основанного на источниках) реконструирования прошлого). [Андреев В. Ф. Существовал ли княжеский домен в Новгородской земле XII—XV веков? Здесь дело не в том, что таковым считать (и можно ли считать?), а в том, что в понятие уже вкладывается западноевропейский смысл "домен", который в свою очередь всего лишь звено в цепочке средневековых западноевропейских терминов и историографических представлений. Скажем, почему это нечто, что пытается выявить В.Л. Янин не назвать "княжеской вотчиной" или еще каким более подходящим словом и стало бы наполняться конкретикой. Потому как называя это нечто "доменом" оно уже заранее наполнено другим смыслом. К тому же возникает огромная проблема, что князья не владели землями, они владели правом сбора дани/налога, возможно, в какой-то зависимости от князя находились и люди (те же смерды, к примеру). Так что, такие чрезмерно не то что вольные трактовки, но ориентированные на западноевропейскую средневековую терминологию или устоявшуюся какую-то историографическую терминологию они начинают жить самостоятельной жизнью [Представляется неверным употребление по отношению к новгородским владениям князей или архиепископов самого термина «домен», поскольку ни те ни другие не имели, в отличие от западноевропейских королей, прав верховной собственности на землю. Такие права принадлежали ].


Если часто начинают использоваться термины "вассальная зависимость", "сеньор", "княжеский домен" - уже загодя историк попадает в ловушку ошибочных терминов... Логично даже молодому и непредвзятому исследователю сделать вывод, что был на Руси типично-европейский феодализм (что под ним понимать, где он был и как вообще понимался в отеч. и, тем более, "западной" историографии, - это отдельные вопросы, которые еще тоже нужно разбирать). Отсюда возникает полная неразбериха и та нелепица в исторических реконструкциях в научных работах, которая кочует затем из монографии в монографии, из статьи в статью и т.д.Примерно как переводчику нужно максимально точно приблизиться к оригиналу своим переводом, а переводчик не то что не знает слов (терминов), а вообще знает непонятно что. Попробую это назвать "терминологической ловушкой". Собственно, почему и обращал как-то внимание на хорошую традицию в русскоязычной литературе использовать те термины и обозначения, которые являются исторически точными или сложились по ходу в историографии для обозначения тех явлений, которые были в отдельных регионах (хан, каган, шах и т.д.), изучающий уже в какой-то степени избавлен от европейских средневековых коннотаций и примерно может представить что понимается в том или ином случае.

Переходя более к конкретике, так сказать, теперь от общего перейдем к частному.

В сборнике 2014г. ( Средневековая Русь: [сб. ст.] / редкол.: А. А. Горский (отв. ред.) [и др.]; Ин-т рос. истории РАН; Ин-т всеобщей истории РАН. — М.: Индрик, 2014. — [Вып.] 11: Проблемы политической истории и источниковедения. — 416 с.) А.А. Горский затронул хорошую тематику в своей статье "Политическое развитие Средневековой Руси: проблемы терминологии", с.7-12.

В отличие от монографии Горского 1996г. (и других, не менее фантастических работ), у автора наметился прогресс - он наконец-то начал читать летописи! Уже верно подмечено про "племя", "государство". Но вот остальное, мягко сказать, выныривает из какого-то страшного сна: "Русская земля" и "земля"; "земли", - уверенно утверждает автор, - назывались суверенными государствами ( facepalme! А, не, трижды "рукалицо" - для "суверенные", для "государства" и для ""земли" как суверенные государства"!!! ).

Историк поднимает важную проблему, при этом в одном абзаце умудрился состряпать (или воспроизвести старые фантазии) старые новые мифы. И я бы сказал, что это просто проявление диагноза какой-то хронической болезни у русистов (кто не понимает, у историков домонгольского периода, хотя точнее нужно говорить о те тех, кто занимается историей Руси IX-XIIIвв).


Рецензии