та девочка

день, когда всё изменилось - 8 ноября 1998 год. маленький чудный ребёнок. девочка, с глазами, напоминающими позднюю осень, попавшая на этот свет под прекрасным знаком бесконечности.

прирождённая француженка. любительница красных беретов, разноцветных свитеров и чёрных пальто. будучи маленькой семилетней девочкой, думала, что все парижане самые добрые люди на всей планете. во всяком случае, они были для неё воплощением истинной человеческой красоты.

Этьеннета, со своей очаровательной способностью верить каждой удивительной выдумке своего папы, с возрастом клянётся, что станет сказочницей, подобной Хансу Кристиану Андерсену. но когда ребёнок вырастает - он ненароком перестаёт верить в сказки.

ещё вздох и огонь погаснет. "тихо-тихо. прошу тебя, не плачь. слышишь, как разбушевалась вьюга за окном? пусть она плачет. а ты не плачь, ладно? мы будем вместе. не бойся за меня. всё будет хорошо. я обещаю, папа". сидя на коленях перед постелью умирающего отца, юная Этьеннета шептала те самые сказки, те самые истории и рассказы, которые когда-то он ей поведал.
отчаяние и невыносимая горечь поглотили двух до невероятности близких людей. но в эти минуты они оба понимали, что любовь их друг к другу была ещё сильнее.
обещание подарить жизнь всем совместно сочинённым сказкам были последними словами шестнадцатилетней девушки своему любимому отцу. тот самый вздох...

глаза юной особы потеряли всю свою былую освещённость. они померкли. так, словно холод постиг её сердце. знаешь, как говорил один художник: "когда я познаю твою душу - я нарисую твои глаза". но столько боли, сколько таил её взгляд, было бы не по силе понять даже ей самой. хоть она и старалась быть той же самой маленькой девочкой, той счастливой и дорогой Этьеннетой. во взгляде её можно было прочесть всё то, что она не могла и не хотела сказать.

уже год Этьеннета живёт у тётушки Вирджинии. тётушка очень любила девушку. старушка пыталась ей помочь. пыталась дать ей ту заботу, в которой она так нуждалась. и девушка это чувствовала. это человек, которого она помнила с самого детства и нежно любила.
жизнь у этой старенькой женщины была для неё настоящим спасением. целыми днями они болтали без умолку, работали в саду, пили малиновый чай. а по вечерам усаживались в кресло и читали вслух стихотворения. они обе были благодарны друг другу. каждая спасала другую от одиночества и тоски.

очень часто тётушка говорила, что Этьеннета безумно красива. и правда, она обладала красивыми и добрыми чертами лица. её лицо внушало доверие. несло некую кротость и необъяснимое чувство очарования. глаза, пусть и покоробленные горем, по-прежнему остались нежно, с слегка грустноватым выражением, смотреть на этот мир. длинные светло-русые волосы очень шли к её белоснежному оттенку кожи. она была прекрасна. и знаешь, дело не в самой внешней привлекательности, (хотя сама девушка не верила, что она столь красива), дело в её особом складе действий и привычек. вот они были по-настоящему невероятно красивы. и наряду с ними она казалось ещё прекраснее.

маленький котёнок Терри, единственный друг, верный советчик. каждый раз, проводя ладошкой по слегка взъерошенной рыжей шёрстке, Этьеннета чувствовала себя так, будто бы в объятьях дорогого и любимого товарища. конечно же, котёнок был так мал, что не смог бы со всей присущей ему любовью обнять милую особу, но... но он был всегда рядом, когда это было нужно. как думаешь, это много? ещё бы, это слишком много.

когда наступал вечер она не могла не быть в приподнятом настроении или же не чувствовать себя очень хорошо. это время суток заставляло её вновь мечтать и верить. казалось бы, она навсегда смогла бы остаться тем доверчивым ребёнком, с взглядом полным множеством дивных мечтаний. но нет. во-первых, слова "навсегда" просто не существует. а во-вторых, ребёнок имеет способность вырастать. и мы бессильны.

"как жаль, что Вы не можете сейчас поговорить со мной. а ведь Вы меня понимаете. это так важно". с этими словами, она обращалась к любимым авторам её не менее любимых книг. и каждый раз, как-будто в первый. она была неразделима с этими бумажными источниками её всецелого спасения. когда она читала, казалось боль, которая поглощала её каждый день и каждую минуту, становилась более терпимой и менее масштабной. книги помогали ей сбегать от реальности и себя. они помогали ей. они просто понимали её...

музыка. спросите, любила ли она музыку? о, тогда я могу закончить свой рассказ и писать лишь только об этом. музыка. само это слово несёт в себе какую-то прелесть и приятно ласкает слух. вы ведь слышали потрясающий звук виолончели? верно, описывать подобное - это одно из самых удивительных эстетических наслаждений. а представьте, каково слышать этот звук каждый вечер, растянувшись в саду у маленького домашнего озера, и каждый вечер слушать сонату Паганини №6. тогда просто каждое мгновение наполнено той надеждой и прекрасными звуками, несущими такое счастье, после которого ты вынужден смахивать рукавом слёзы.
да, она любила музыку. любила свою старенькую виолончель. любила эти минуты, когда люди, вслушиваясь в её игру, с замиранием сердца ждали продолжения. папа часто говорил, что истинная задача музыканта - это любовь к музыке и самоотдача перед слушателями. "ты должна тронуть их. несмотря на то, что теперь люди бояться этого, ты всё равно должна помочь им вновь стать людьми, способными чувствовать. да, дорогая, позволь им чувствовать".

непогода. странные уличные разгильдяи и неопознанные окрестности. сентябрьский дождливый вечер и страшный вой ветра. переезд из солнечного летнего Парижа в пасмурную осень Нью-Йорка не оставил никакой радости от недавнего прибывания. исчезли счастливые люди, издалека так светящиеся дружелюбием, на которых она любовалась у себя дома; исчезли те дворовые ребята, Терри, и возможно, светлое время. так как будущая жизнь в этом месте оставляла неудовлетворённые впечатления. от былого почти ничего не оставалось. тётушка во Франции, а она здесь. совсем одна. и учёба в данном месте оказалось нежеланной.

прошли уже трое суток и нынешнее времяпровождение изменилось на прогулку по какой-то незнакомой улице. медленно прогуливаясь по каменным кривым дорожкам, держа в руке зонт и карту, ей хотелось исчезнуть с этого места или же напиться до безумия, чего она никогда не делала и вряд ли сделает. но отвратительное настроение говорило за себя. мерзкий дождь и безобразный ветер хотя были несносны, а всё-же правдиво описывали душевное состояние Этьеннеты. такое сочетание событий ей очень напоминало то время, когда она потеряла отца. различие было лишь в отсутствии снега.

воспоминания, нахлынувшие в этот момент, прервали истошные, но довольно тихие звуки, исходящие чуть подальше от назначенного места. улица продолжалась, но ни души в данном квартале не было. безлюдно. казалось, что эти услышанные звуки оказались всего-навсего послышанными. но эта мысль откинулась сразу, как только шаг ускорился и вдалеке виднелись очертания человеческого тела. страх от увиденного мгновенно заполнил разум. то, что она увидела, было ужасным.

совсем молодая девушка, слабое тело которой, лежало на асфальте, надломившись сомкнутое в комочек. она безжалостно и очень тихо-тихо, еле слышно, звала на помощь и пыталась нащупать телефон, который она, видимо, уронила на мокрый асфальт, когда хотела дозвониться до родных. но все эти попытки равнялись к нулю.

Этьеннета, испугавшись, подбежала к девушке и попыталась помочь ей встать и присесть на ближайшее удобное место. незнакомка уже почти теряла сознание и безудержно дрожала, вцепившись в её руки. понимая, что медлить уже просто невозможно, хватая телефон, который валялся почти в луже, Этьеннета быстро находит нужный контакт, дабы в пропущенных оказалась "мама". ответ на звонок последовал сию минуту. сообща месте нахождения, они обе сидели обнявшись под зонтом и ждали...
так она встретила свою лучшую подругу Миатрисс.


Рецензии