Легенда о падающей Бальтире. Часть IV. Гл. 9 - 10

Глава 9. Сигнал из Космоса.

С утра Лаила была в плохом настроении. Впрочем, кого это трогало? Кто прислушивался к ее мнению? Поджав серебристые губы, Лаила покосилась на мужчин, сидевших перед экраном. Шла трансляция с поверхности океана, где дрейфовало научно-исследовательское судно «Кимбел». Экипаж готовился к очередному спуску глубоководного батискафа почти над Башней подводного Замка. На палубе выделялась фигура Ирдага Пруса. Связанные с его персоной личные интересы отвлекли Кормилицу от грустных размышлений. Лаилу не интересовала выведенная Ирдагом четыре месяца назад Формула мира, но девушке объяснили, что благодаря формуле, у них появится собственный дом на Уриде. Тогда им не придется скрываться на дне океана, что ей давно опротивело.

Пока она вздыхала, мужчины вернулись к прежнему развлечению: разыскивали редких морских чудовищ, лишь изредка возвращаясь на поверхность океана, и не обращали на Лаилу никакого внимания.

Мысли Лаилы сменили направление. Она же умерла и заново родилась спустя двести лет, но ее снова лишили детства. Лаила старалась не вспоминать свою прошлую жизнь, не согретую любовью матери. Между тем она и сама могла родить ребенка. Кормилица вздохнула.

— Ты что, Лаила?

— У нас не было детства, Барди. Ни у кого из нас не было настоящей семьи. Мы живем без внутренней опоры.

— Какой такой опоры тебе не хватает?

— Родительской любви. Мне некого вспомнить и некому быть благодарной.

— Возможно, так даже лучше? Связать себя благодарностью, чтобы тащить обременительный груз до конца жизни? Успокойся. Считай, тебе повезло.

— Нам продлили жизнь, Барди, но порой тоскуешь о простом и понятном.

— Не факт, что та жизнь сложилась бы лучше, чем эта.

Лаила не ответила. Барди задумался. Слова Лаилы тронули юношу. У многих воспоминания о детстве становятся единственной опорой во взрослой жизни. Но углубляться в прошлое? Он вычеркнул его из памяти. Судьба преподнесла ему необычное продолжение жизни, выделив из общей массы эльцэтриан.

Барди обнял Лаилу за плечи, та расплакалась. Ничего. Минутная слабость. Пройдет.


Успокоившись, Лаила откинулась в кресле, зябко поежилась. Хотя в Подземелье не было холодно, ей казалось, что океан сковал ее мышцы и заморозил. Ей так не хотелось снова жить под водой, тогда как мужчинам, видимо, всё равно! У них одна задача — обеспечивать безопасность Корбута, Ирдага и его приятельницы. Этой миловидной Кэлы, ставшей законной супругой Ирдага.

Лаила разгадала маленькую тайну Барди. Если парня устраивают сердечные муки — пусть страдает. Но при чем здесь она, Лаила? Он же брат и обязан заботиться о её настроении. Вместо этого он печется о посторонней девушке — всего лишь объекте их бесстрастного наблюдения.

Продолжая перемывать мужчинам косточки, Лаила взяла из корзинки душистый плод и закрыла глаза, а когда открыла, оказалась в реальности, созданной Кубом. Подводный мир проходил сквозь нее или она проскальзывала через него, не меняя сути восприятия. Пучеглазая рыба, удивленно разглядывавшая её персону, выглядела совсем как настоящая.

— Её жизнь важна, как наша, — подумала Лаила, возвращая неначатый фрукт в корзину. — Но она понятнее, чем жизнь эльцэтриан наверху и та, которую ведем мы здесь в океане.

Весь день доброе сердце Кормилицы подтачивала тайная тревога. Все думали о Космическом контакте и только притворялись, что абсолютно спокойны. Даже Крэйндар вернулся из Сферы и потребовал, чтобы эту ночь они провели в своих апартаментах. Лаила связала его распоряжение с древней трагедией в Башне, после которой их жизнь резко изменилась. Ночью их ждало похожее испытание, и неизвестно чем оно для них обернется.

Пока Лаила размышляла, заполнивший Подземелье «океан» как бы «втянулся» в Куб. На десятиметровой грани возобновилась передача с места событий. Океан выглядел спокойным. На теплоходе «Кимбел» шла обычная плановая работа. Нук и Барди вернулись к своим рыбам. На их взгляд Ирдагу ничто не угрожало.

День клонился к закату. Хотя для жителей подводного Замка понятие дня и ночи потеряло смысл. Впереди ночная смена Барди. Он проведет её в своей комнате перед небольшим экраном. Так просил Крэйндар. Сигнал из Космоса ждали в три часа ночи, скрывая беспокойство друг от друга.




Глава 10. Случайное совпадение.

655 год обрушил на Эльцэтру небывалые природные катаклизмы. Ученые, астрологи и несведущие люди сходились в одном: во всех бедах виновата планета Арсад, чьё влияние изменило привычное существование эльцэтриан. Все средства массовой информации усиленно муссировали апокалипсическую тему: «Конец света и как правильно к нему подготовиться». По общему мнению, надо было ждать самого худшего.

Стихийные бедствия обрушились на Центр Ирдага и Институт Корбута практически одновременно. В Тиоле горел вековой лес. В Долине Радости случилось наводнение. Но это было случайное совпадение.

* * *

— Давно мы не работали вместе.

— Так ты же перебрался в свою Сферу и не балуешь нас вниманием. — Настраивая экран на Тиоль и Долину Радости, посожалел Барди. — Хорошо, что Ирдаг Прус и Корбут оказались замечательными партнерами.

— Согласен. Удачное содружество гениальных умов привело к блестящему результату. Звездолёт построен. Идет подбор членов экспедиции. Восемь из тридцати отобраны нами.

Поддерживая беседу, Крэйндар не отрывался от экрана.

— Пожары, наводнения. Мир слишком опасен для жизни, но добровольно с ним почти никто не расстается. Выходит, жизнь довольно-таки занимательное занятие, чтобы отказываться от неё просто так.

Согласившись с Крэйндаром, Барди мог бы привести много примеров, когда жизнь все-таки была в тягость, и расстаться с нею было гораздо проще, чем продолжать жить. И все-таки, отвечая на мысли Барди, Крэйндар заметил, что прерывать жизнь по своему желанию ненормально для человеческой сущности. Вопреки всем трудностям человек стремится выжить, а не наоборот.

— В Тиоле не удается справиться с пожаром, а наш подопечный Корбут в своей Долине радости почти что утонул. Все попытки одних одолеть огонь, а других воду терпят неудачу. Надо помочь. — Крэйндар шутил. Но вид у него был серьезный.


Мужчины не отрывались от экрана. Криопскую террасу с трёх сторон окружал плотный лесной массив. В сложнейшей ситуации, когда огонь захватывал всё новые территории, изоляция Центра сыграла с его засекреченными сотрудниками злую шутку. Лесной пожар стремительно продвигался к югу. Это в Западном полушарии.

В Долине Радости обстановка складывалась не лучшим образом. Недельные дожди и таяние снега в горах неузнаваемо изменили горную речку Румину.

Тридцать лет назад её русло с отвесными берегами перегородила стометровая плотина, которая дала жизнь горному озеру с холодной и прозрачной водой. Была построена мощная электростанция. Интенсивное таяние снега и дожди привели к тому, что плотина оказалась в критическом положении. Несмотря на открытые шлюзы, избыток воды стал перехлестывать через край плотины.

Если плотина не выдержит напора воды, последствия для населения долины, включая хозяйство Корбута, окажутся катастрофическими. На месте городка ученых будет водная пустыня. Местные власти, предвидя печальный исход, занялись срочной эвакуацией — без малого тридцать тысяч человек, включая сотрудников секретного объекта.

— Что предлагаешь, Барди? Сейчас как раз тот случай, когда помощь будет оправдана.

— Хороший дождь и с пожаром в Тиоле будет покончено. А куда и как отвести воду, чтобы не рухнула плотина в Долине радости?

-— И тоже как бы без нашего участия. — деловито добавил Нук.

— То, что видим мы на экране, видят и телевизионщики, и служба спасения с вертолетов. А вот что обнаружилось при сканировании горной породы. Румина высоко в горах делится на два потока. Один уходит под землю в карстовые пещеры. Левый рукав, под названием Румина, благополучно стекает в Долину, пока на его пути не встаёт стометровая плотина. Потоки текут один под другим почти параллельно, а вблизи плотины разделяющая их скальная перемычка составляет всего два метра. Пробейте в ней отверстие, тогда часть озерной воды будет сброшена в нижнее русло, и уровень воды в водохранилище снизится на несколько метров. Плотина будет спасена.

Обрисовав задачу, Крэйндар рассыпался каскадом эффектных искр, оставляя Барди и Нука справляться с трудностями самостоятельно. Привыкнув к его внезапным появлениям и исчезновениям, Барди вывел на левую сторону десятиметрового экрана подробную карту Долины Радости, чтобы внести в неё необходимые изменения. Со стороны его работа выглядела весьма эффектно. Мысленно пробив скальную породу на карте, он тут же в реальном режиме обеспечил сток воды из водохранилища в подземное русло своенравной речки. На глазах мелевшее водохранилище уже перестало питать местную электростанцию в полной мере. Но это временно. Установив причину своевременного схода воды, эльцэтриане наведут на «брешь» придонный пластырь, и электростанция заработает в полную мощность.

Похожим образом Нук, не отходя от правой стороны Экрана, приступил к ликвидации лесного пожара в Тиоле.

Учитывая важность объекта, власти всеми доступными средствами сконцентрировали в горящем лесу несколько пожарных команд, около сотни солдат и пять вертолетов, доставлявших на объект воду из океана. Увы, борьба с вырвавшейся на свободу стихией выглядела едва ли не бесполезной.

Горел вековой лес. Пламя, подгоняемое ветром, подступило к пятиметровому железобетонному забору и жадно набросилось на преграду. Белые лабораторные корпуса, административное здание оказались в эпицентре огня, который с трудом сдерживало мощное ограждение. Еще немного, и люди вместе с домами воспламенятся сами просто от высокой температуры, и бушующее за забором пламя останется без добычи.

Около трехсот человек уже эвакуировали вертолетами службы спасения. В Центре остались самые бесстрашные и самоотверженные. Те, кто подчинялись непосредственно академику Ирдагу. Он тоже не покинул Центра и находился в своем просторном кабинете. Туда же поднялись оставшиеся на объекте сотрудники и Кэла. Ирдаг выделялся среди них ростом и крупным телосложением, но последний год выдался особенно напряженным, и академик заметно сдал. Сказались последствия и от сильной простуды во время его периодических вылазок в океан на теплоходе «Кимбел». Академику предлагали подлечиться в госпитале, но тот отказался, потому что терпеть не мог лечиться. Было достаточно того, что за его здоровьем следила Кэла: и как заботливая жена, и как дипломированный врач. Ирдаг ей доверял.

Признав власть стихии, шеф приказал женщинам воспользоваться его личным вертолетом. Вертолет не мог вместить всех, и жена шефа вместе с молоденькой лаборанткой приняла мужественное решение остаться с мужем. Пилот вывел испуганных девушек из кабинета, и задержался в дверях. Окинув мужчин и женщин прощальным взглядом, он пожелал всем удачи и вышел. Летчики тоже рисковали. Но Бог был милостив. Выждав удачный момент, пилот проскользнул между языками пламени, и винтокрылая машина полетела в сторону океана.

В здании стало жарко и нестерпимо душно. Люди вышли наружу. Напичканные дорогостоящим оборудованием лаборатории и главный компьютер, в котором хранился единственный экземпляр отчета об их кропотливом исследовании — отчет об их триумфе — перешли во власть стихии.

Отчаянная решимость эльцэтриан оказалась напрасной. Огонь был сильнее. Черный дым и языки пламени кое-где уже перевалили через край ограждения. Столпившиеся у крохотного обмелевшего бассейна люди задыхались. Приближалась трагическая развязка.

— Знаешь, Арди Грэг Дортон-младший, — прижимая к лицу смоченный водой платок, выдавил из себя Ирдаг, — не может и не должно наше дело завершиться именно так.

И словно подтверждая его слова, со стороны океана сорвался почти ураганный шквал. Мощная воздушная волна, отбросив пламя за ограду, погнала огненный фронт дальше, поднимаясь по хребту до снежной вершины. Как только внезапный порыв ветра стих, хлынул ливень. Сплошная стена холодной воды, а с гор — потоки растаявшего снега. Вместе они справились с огнем за считанные минуты. Небо заметно просветлело, и сквозь клубы черного дыма и рваные облака горячего пара к потерявшим надежду людям пробралась Бальтира. В завершение с гор подул сильный северный ветер.

После натиска стихии до предела уставшие люди пребывали в состоянии глубокого шока. Немного успокоившись, пережившие столкновение огня и воды мужчины и женщины с облегчением праздновали победу последней. При этом у всех спасенных мелькнула потаенная мысль, что разыгравшаяся на их глазах огненная драма наверняка не обошлась без вмешательства потусторонней силы. Критическая развязка была так очевидна, что даже те, кто относился к подобным высказываниям крайне скептически, с нервной усмешкой подтвердили, что лабораторию, компьютер, да чего лукавить, и их самих спасла некая высшая сила.

Промокшие до нитки сотрудники разошлись по номерам, чтобы привести себя в порядок. Кэла тоже поспешила в свой семейный номер. Молодые академики поднялись в кабинет Ирдага.

Включив телевизор, Ирдаг уселся за рабочим столом перед монитором. Арди присел на край столешницы, откуда было удобно следить за гибкими пальцами шефа, перебиравшими клавиши клавиатуры. Пережитый огненный кошмар, чудом спасенная жизнь слегка расшатали его сбалансированное мироощущение. Однако разум Арди отказывался связывать выкрутасы природы с мифическими представлениями об устройстве этого мира.

Между тем с экрана телевизора ведущие гидрометеоцентры планеты безучастным голосом известного диктора передавали сводки погоды и круглосуточные прогнозы Единой климатической службы. Когда начались местные сводки, вошла Кэла. Она успела переодеться и принесла мужчинам термос с чаем, булочки и сухую одежду. Протянув Ирдагу спортивный костюм, а Арди — махровый халат, Кэла поставила термос и пакет с выпечкой на столик перед диваном, опустилась в кресло и прислушалась.

Жаркая погода держалась в горах Тиоля уже два месяца. Прогноз по-прежнему оставался неутешительным. В ближайшие месяцы предсказывалась такая же небывалая жара и сушь. Ни капли дождя. Засуха, от которой на корню погибали вековые деревья и пересыхали горные речки. При таком прогнозе пронесшийся над Криопской террасой ливень выглядел настоящим чудом.

Дослушав прогноз до конца, Кэла почувствовала себя лишней. Впрочем, она и так бы ушла. Ей хотелось выспаться и побыть одной.



— Тебя когда-нибудь преследовало ощущение, что за тобой постоянно наблюдают? — вдруг подал голос Ирдаг, отвлекаясь от монитора.

Не требуя ответа немедленно, он быстро переоделся и бросил пропахшую дымом одежду в короб для мусора. Арди поступил так же. Пушистый халат выглядел на нем уютно и вальяжно. Переместившись со столешницы на диван, он обложил себя подушкам, дотянулся до пары стаканов в баре и налил из термоса горячий чай. Себе и Ирдагу.

— Наблюдают? Это как?

— Хотя бы с помощью телескопа, — опускаясь рядом, пошутил Ирдаг.

— Божественного? — со смешком уточнил Арди. — Ты что, стал верующим? Это элементарный дождь повлиял на тебя таким чудесным образом. Впрочем, когда углубляешься в научные дебри, пригрезится всё что угодно. Если ты о буре, мое мнение следующее. Случайное, но, соглашусь, своевременное совпадение. Еще немного, и пришлось бы нырять в океан. Так что поднимай кружку, выпьем за счастье, за удачу и, конечно, за вечную любовь.

— Заткнись. Я серьезно. Природа словно взбунтовалась. На Мерских островах массовое извержение вулканов и гигантские цунами. В Урбеки землетрясение, пожары, оползни. Полный набор. Похоже, нам хотят напомнить, кто есть, кто.

— Давно пора. Одни спились. Другие — в ярости уничтожают друг друга. Не говоря уже о наркоманах и извращенцах.

— Я не шучу.

— Я тоже. — Пожал плечами Арди, отставил стакан с недопитым чаем и потянулся в бар уже за бутылкой вина и бокалами. Неторопливо наполнив и свой, и шефа он залпом опустошил свой и, поразмыслив, нетронутую порцию Ирдага. Не хватило. Налил еще — себе и шефу. Но не дотронулся.

— Всему должно быть рациональное объяснение, а не бабушкины книги. Извини, но мне привычнее думать так, а не иначе. — Арди был очень красив и, в отличие от Ирдага, выглядел бодрым и даже повеселевшим.

— Сделай одолжение, свяжись с Корбутом. — Пропуская мимо ушей упоминание о книге, попросил Ирдаг. Его беспокоило положение дел на Востоке. — Не выдержит плотина, и прощай Долина Радости со всеми ее печалями. Хорошо, что Корбут успел вовремя выбраться оттуда.

Арди неохотно вылез из теплого гнездышка и, кутаясь в халат, занял место за радиопередатчиком. Пока один пытался установить связь с внешним миром, другой продолжал размышлять.

— Раньше мы с Корбутом почти не общались. Разница в возрасте и положении. Но мы закончили один университет. Ты знал об этом? Секретные разработки, правительственные заказы. И вдруг — нас осенила одна и та же гениальная идея.

— Его, как обычно, во сне, а тебя после ночи любви, что, согласись, гораздо приятнее. Связи с Корбутом пока нет.

— Попытайся еще, — не вникая в очередной комментарий, беспокоился Ирдаг. — На симпозиуме мы зачитали свои сообщения, чуть ли не дуэтом.

— И нас единогласно объявили академиками. Спасибо. И меня не обидели. — язвительно закончил за него Арди. Связь с внешним миром и Корбутом по-прежнему отсутствовала.

— Что это? Случайное совпадение или нечто другое? — допытывался Ирдаг.

— «Случайное совпадение» звучит менее интригующе, чем «нечто другое». Однако всё гораздо прозаичнее. По оснащению наш Центр не уступает заведению Корбута, а в чем-то мы даже лучше и современнее. Наши исследования прекрасно финансируются. Своей зарплатой сотрудники, и я в частности, весьма довольны. На протяжении нескольких лет обе организации и наша, и Корбута работали над одной темой. Следовательно, ничего случайного в том, что вы как первоклассные спортсмены пришли к финишу одновременно, нет. Разделив первое место на двоих, вы не забыли и про меня, чем очень меня порадовали. Действительно, почему бы твоему близкому другу не примкнуть к такой великолепной компании? Корбут уже был академиком, а мы догнали его по званию. Тебе приятно, что среди твоих близких друзей есть самые настоящие гении? Лично я, горд, что дружу с такими знаменитостями. Вот только название меня всегда смущало. Формула мира — без усмешки уж точно не скажешь.

— На первый взгляд ты прав, а если заглянуть глубже?

— А ты не копайся, — посоветовал Арди и, откинувшись, похлопал знаменитого шефа по плечу. — Не копайся.

Не выключая радиостанцию, Арди вернулся на диван, опустошил очередной бокал и пододвинул нетронутую порцию Ирдагу.

Ирдаг взял и прижался к спинке кресла. Арди не хотел вникнуть в суть. Ирдаг знал причину. Ему самому претило верить тому, что вещало нутро. Огненные Боги, потусторонние силы — чушь, свалившаяся на него полтора года назад и до сих пор державшая мертвой хваткой.

— Формула — только начало, — не отступал Ирдаг. — Соперники, считавшие, что главенствующую роль на мировой арене играют те, кто первыми переходят от теории к практике, вдруг объединились, чтобы построит «Торнадо». Для чего? Чтобы отправить звездолёт на Уриду! А «нечто другое» еще и подстегивало нас.

— Меня не подстегивало, я старался по собственной инициативе. Твой близкий друг не терпит давления, в какой бы форме оно ни проявлялось.

— Связь прервалась. Интересно, что вещает телевидение? — не отключив радиостанцию, Ирдаг взял пульт и уселся напротив телевизора. По всем каналам шли срочные вечерние новости. Ирдаг увеличил громкость, отрегулировал четкость изображения. Дикторы разных агентств рассказывали о Тиоле, а телеоператоры показали проплешины выгоревшего леса и глухой, в чёрных пятнах сажи забор.

— Вот где наша обитель, — поспешил прокомментировать Арди, и умолк. Передававшаяся информация его заинтересовала.

Диктор первого канала сообщал о внезапном спасительном ливне как о сериале со счастливым концом. Еще несколько комментариев и вот добрались до Ирдага Пруса. Архивные кадры полуторагодовой давности. Хроника дня. Сенсация! Вслед за выступлением Ирдага последовало выступление академика Корбута, инициатора срочного созыва ученых. И вот они, седой Корбут, молодые Ирдаг и Арди стоят перед высокой научной аудиторией, и Президент Международной академии оделяет всех троих высшим знаком научного признания.

Внезапно архивная пленка прервалась срочным сообщением. Если молодые академики были в безопасности, то в Долине радости трагедия продолжалась. Институт Корбута, судя по сводкам, был на грани полного уничтожения. Его самого под сильным нажимом удалось переправить в безопасное место. Официальное сообщение продолжила прямая трансляция с места событий. Вертолет службы спасения завис над долиной с оптимистичным названием. Но радостью явно не пахло. Огромные площади затоплены. Двухэтажные дома ушли под воду по самые крыши. Если плотина не выдержит, Долина Радости станет дном озера.

Ирдаг приглушил звук, наполнил опустевшие бокалы и, подняв хрупкий сосуд за тонкую ножку, залюбовался игрой дорогого напитка.

— Спорим, сейчас последует очередное экстренное сообщение. Похожее на то, что передавали о Тиоле. Теперь милость таинственного покровителя обратится на Институт Корбута. Нам объявят, что уровень воды в водохранилище стал понижаться. По какой причине? Оказывается, на дне озера обнаружилась крышка водостока. Осталось спустить воду. Элементарно!

— Действительно элементарно. Ты прямо ясновидец.

Арди покосился на шефа, задвинул опорожненную бутыль под стол и усилил звук. Диктор сообщал последние новости. Похоже, предсказание Ирдага сбывалось. В кабинете зазвучал взволнованный голос репортера, молодого парня с усталым обветренным лицом. Он вел трансляцию из Долины Радости. Миллионы телезрителей во всех уголках планеты облегченно вздохнули, когда услышали:

— Передаем срочную информацию. Последние метеосводки не оправдались! Вы можете убедиться, что дожди, непрерывно хлеставшие две недели, внезапно прекратились. По сообщению наблюдателей, находящихся вблизи водохранилища, уровень воды резко понизился. Вода продолжает убывать. Наблюдатели полагают, что вода нашла выход и уходит под землю.

Рядом со мной доктор Мрик — эколог. Он прокомментирует, куда уходит вода, и как долго это будет продолжаться. Но прежде, чем передать микрофон уважаемому доктору, хочу успокоить всех телезрителей. Плотина выстояла! А теперь передаю микрофон доктору Мрику. Прошу вас, доктор. Телезрители с нетерпением слушают ваши объяснения и прогнозы.

— Проспорил? Снова счастливое совпадение? — приглушая звук, с издевкой в голосе вспылил Ирдаг. — Под озером скрывались карстовые пещеры. Столб воды проломил скальную перемычку, и вода устремилась в подземное русло, о котором проектировщики плотины до этого стихийного бедствия не подозревали. Никакой мистики.

Ирдаг вновь намеренно вернулся к беспокоившей его теме. На его взгляд, последние полтора года Эльцэтрой управляла неконтролируемая внешняя сила, симпатизировавшая планете в целом и им в частности. Арди испуганно вытаращил глаза, но не выдержал и рассмеялся:

— До этого я бы точно не додумался. Даже спьяна. Вот что значит гений!

Ирдаг залпом опрокинул содержимое бокала. Его хрупкая ножка сломалась, и верхняя часть упала на ковер.

— Зачем так нервничать? — укоризненно посетовал Арди, добросовестно подбирая осколки. — «Нечто другое, некая внешняя сила». Ты так убеждаешь меня, будто я не согласен. А я согласен. Подчеркиваю – согласен. Но верить в Бога совсем не значит искать его в каждой затычке. Помог? Поставь свечку и скажи спасибо. — Арди внимательно приглядывался к шефу. -— Мальчик из затонувшего Замка давно истлел и не может влиять на наш выбор. И вдруг твои поиски бренных останков и затонувших замшелых развалин.

Увлечение друга наводило на Арди тоску, словно в нем таилась скрытая угроза, но он аккуратно подыгрывал шефу.

— Десять километров! Глубина — недоступная современным батискафам! — с сожалением констатировал Ирдаг.

Настроение шефа Арди не нравилось. Он почти его не слушал, заново удивляясь тому обстоятельству, что Скала и Замок, как объекты звездной цивилизации, последние полтора года стали предметом повышенного интереса. В массовой продаже появились научные и совершенно фантастические описания событий двухсотлетней давности. Они по-разному трактовали древнюю историю, но в целом были схожи.

Пришельцы из Космоса давно облюбовали Эльцэтру. А двести лет назад их визит завершился катастрофой. В живых осталась только женщина, к тому же беременная. Она поселилась в Замке, родила мальчика и вскоре умерла. Древние книги сохранили имя ребенка и его прозвище — Огненный Бог, взятое из более древней легенды о Бальтире.

Эльцэтра далеко не единственная планета, где могла зародиться жизнь. Седьмая планета Бальтиры тоже обитаема. Но Ирдаг выдвигает весьма существенное предположение, что инопланетянка и её ребенок — не выходцы с Арсада, а представители другой звездной системы. Именно с нею продолжает поддерживать связь Замок, скрывшийся на дне Миусской впадины двести лет назад.

Как многие мальчики его возраста, Арди тоже увлекался фантастикой. Но не до такой же степени, чтобы переносить детское увлечение во взрослую жизнь. Он ученый и привык опираться на опыт и знание. «Похудевший, бледный, Ирдаг явно болен, а я не заметил!» — выругался про себя Арди и решил с ним не спорить. Замок, бесспорно, герметичное сооружение, ставшее саркофагом для дожившего до глубокой старости инопланетянина и его слуг.

— А вот сейчас я с удовольствием выпью. И знаешь за что? За то, что звучит здорово, но не убедительно — за любовь! — Ирдаг залпом опрокинул очередную рюмку и вместо того, чтобы вернуть её на стол, выкинул в раскрытое окно: — Хватит! Ребенок инопланетянки давно умер, — вяло согласился Ирдаг.

— Но сам космический объект жизнеспособен, — подбодрил старшего друга Арди, — и продолжает поддерживать связь с дальним Космосом. Впрочем, о чем это я? Ты разбираешься в этом гораздо лучше.

Арди чертыхнулся и вернулся на прежнюю позицию, что основной источник всех их бед в неблагоприятном расположении двух планет: Эльцэтры и Арсада. Ирдаг же просто выдохся. В довершение ко всему он болен, и, видимо, давно.

— Связь с Космосом, — протянул Ирдаг. — Энтузиасты от науки пытались ее нащупать, но ничего существенного засечь не удалось. Наши приборы оставляют желать лучшего.

— Это точно. А что случилось с тем матросом? В газетах писали, но я пропустил. Такая короткая заметка.

Ирдаг посмотрел на часы. Поздно. Но весь их разговор был только вступлением. Шеф тянул, словно чего-то боялся.

— Мы вдвоем бороздили акваторию над Миусской впадиной. Около часа. Потом моторную лодку подняли на палубу. — Ирдаг как будто размышлял вслух. — Я ушел в каюту, а матрос, как выяснилось утром, зацепился за канат и упал за борт.

— И не вскрикнул? Занимательная приключилась экспедиция. Трезвый матрос вываливается за борт. Знаменитый академик весь в поиске легендарного подводного Замка. — Арди зорко смотрел на друга, но тот не выдал себя. Ни один мускул на его осунувшемся лице не дрогнул.

— Если ты о потусторонней силе, мы ее… — Ирдаг запнулся, — не засекли. А я простудился. С осложнениями.

— Надеюсь, не на мозги.

— По-твоему я рехнулся? — Ирдаг усмехнулся, и тут его прорвало: — Тебе нужно доказательство? Оно есть, Арди! Я видел Огненного Бога! Он так представился, когда я примчался в штанах на голую задницу в помещение главного компьютера. Помнишь, он хотел «общаться» только со мной! Ты вышел, после чего началось представление, от которого можно было свихнуться. Я видел Огненного Бога, я с ним общался!

Закончив рассказ, Ирдаг приподнялся и неожиданно грузно осел, будто ощутил на своих плечах невидимую собеседником тяжесть. Арди протянул Ирдагу стакан с водой, но тот раздраженно отвёл его руку и устало завершил своё затянувшееся откровение.

— Мы построили «Торнадо» и собираемся на Уриду, которая нам не нужна. Ты не согласен? Мы проводники космической воли, Арди. Именно она вела и управляла нами все эти месяцы. Она диктует нам и сейчас, и, сидя с тобой, я ощущаю ее давление.

— Ты устал, мягко успокоил друга Арди. Его глаза после рассказа Ирдага как-то по-особенному заблестели.

— Устал и болен. Но это не причина, чтобы мне не верить. Вспомни книгу. Редкая древность тоже возникла из ниоткуда, привела Кэлу в Тиоль и перевернула наши представления об устройстве мира. Вспомни! — Ирдаг взмахнул рукой и замолчал.

Арди пересел к нему поближе и обнял за плечи. Ирдаг изменился внешне в худшую сторону задолго до пожара. Кэла молча переживала за мужа, а он, Арди, проявил себя по отношению к единственному другу далеко не с самой лучшей стороны. Арди стало неловко. Но думал он о другом. Он никогда не высказывал своего отношения к всемирному проекту, хотя давно и не без оснований заподозрил, что окружавшая его научная братия пребывала в каком-то затмении, словно сошла с ума.

Разумеется, он  скрывал свои ощущения, заранее предполагая, что его обвинили бы в саботаже или в чем-нибудь похуже. Несмотря на простодушный вид, он был крайне осторожным, и ни с кем особенно не делился своими соображениями, склоняясь исключительно к природному фактору. Гравитационное воздействие Арсада само по себе влияло на климат Эльцэтры. Растительность и животные вымирали. Их заменяли другие, более выносливые и приспособленные виды. Мыслящие существа оказались более живучими. Популяции дичала, но спустя сто — двести лет вновь отвоевывала достойное место под лучами Бальтиры. До очередного «конца света». А вот нынешняя Цивилизация настолько окрепла, что вознамерилась не только выжить, но и сохранить накопленные знания любым доступным образом. Но не на Уриде же?! Однако Совет остановился именно на этом варианте, хотя Эльцэтра, по мнению Арди, была совершенно не готова объявить Уриду своей собственностью, особенно в ближайшей перспективе.

Итак, они мыслили в одном направлении и не всегда поступали как хотели, скрывая друг от друга свои истинные побуждения и мотив. Но с чем Арди принципиально не мог согласиться — с той самой «некоей силой», которая влияла на судьбу эльцэтриан, заставляя их плясать под её дудку. «Может быть, — улыбнулся про себя Арди, — мое неверие в Огненного Бога и стало причиной того, что Кэла предпочла не меня, а Ирдага».

Арди встал, отошел к окну. Он чувствовал, что Ирдаг продолжал что-то скрывать, поэтому расходиться им ещё рано. Присев на подоконник, Арди мысленно прокрутил все затронутые ими темы и вычислил тайную мысль, разъедавшую душу шефа.

Толчком послужила пресловутая Формула мира. Она достаточно полно описывала строение мира, но не объясняла феномен сознания. Ирдаг оказался в интеллектуальном тупике, и ему ничего не оставалось, как предположить существование вездесущего тайного разума, которой обнаружил себя в виде фантома.

— Что-то случилось в Миусской впадине ровно год назад? — осторожно спросил Арди.

Ирдаг подошел к окну. Несколько минут стояли молча. Из открытого окна тянуло гарью. Но в целом мир после пожара пришел в себя и ожил. Вернулись птицы, невидимый в темноте зверь шумно прокладывал тропу к водопою.

Не дождавшись ответа, Арди начал сам:

— Огненный Бог явился к тебе в виде фантома. Но это мощное откровение на твой взгляд выглядело недостаточно убедительно, и ты решил отыскать затонувший Замок. Только так ты мог доказать всем, что именно Космический Разум предупредил нас об Арсаде, и в дальнейшем Космическая Сила проявляла себя не как пассивный наблюдатель, а преследовала свою цель, направляя к ее достижению всех участников всемирного проекта. Более того, Комический Разум и был истинным генератором этого проекта. Каким же образом это руководство тобой и всей планетой осуществлялось?

— Меня непозволительно серьезно увлекла тайна Замка. И эта тайна — Ирдаг помедлил — жестоко отомстила мне за любознательность. «Кимбел» — фактически плавающая лаборатория, оснащенная современным оборудованием и глубоководным батискафом.

Той ночью мы с Парти — это тот самый матрос — дрейфовали на расстоянии десяти метров от знаменитой Башни. Небо было чистым, океан спокойным, а над нашей лодкой сияло созвездие, похожее на человеческий глаз. Внезапно датчик зафиксировал мощнейшее излучение. Сигнал шел из Космоса. Из созвездия Око Вселенной! Именно оттуда примчался невидимый луч. Пробив толщу воды, узкий пучок, всего в полтора метра, угодил в Башню, как двести лет назад. Какой там Арсад! Это миллионы световых лет! Вот из какой бездны прилетела Лейдэра, вот где настоящий дом ее сына. Вот откуда нам был послан фантом Огненного Бога, чтобы предупредить эльцэтриан об опасности. Око Вселенной! Фантастика обернулась трагическим фактом.

— Какая была доза радиации?

— Парт был знающим и толковым матросом. Он управлял моторкой, а я сидел спиной к нему. Следил за приборами. Почему матрос свалился за борт? Лодку подняли на верхнюю палубу «Кимбела». Спустившись на нижнюю, где размещались матросы, Парт с ужасом обнаружил, что потерял зрение. Ослеп! Я тоже почувствовал сильную слабость и немедленно отправился к себе. Парта хватились утром, матрос не вышел к завтраку. Сообщили мне. Но что я мог тогда доказать? Излучение продолжалось не дольше трех минут. Счетчик вышел из строя и был бесполезен. К тому же, подчинившись внезапному импульсу, я выбросил его за борт, как будто получил чей-то приказ. В результате — никаких свидетельств, но я запомнил показание прибора. Это был поток неизвестных современной науке частиц. Эльцэтриане, собравшиеся двести лет назад в Башне, исчезли. Мне, можно сказать, повезло. Лодка дрейфовала в десяти метрах от эпицентра. Иначе мы бы сейчас с тобой не беседовали. К тому же, я сидел за спиной матроса, чьи глаза не просто выгорели, а разложились, как сейчас… — на этом месте Ирдаг осекся — … разлагается мое тело. Я умираю, Арди. Медицина бессильна. Лучевая болезнь как таковая не выявлена. Организм разлагается без видимой причины. Я не делился с тобой по одной причине. Не хотел верить в случившееся. Кэла тоже не догадывается об истинной причине моего заболевания. Я вообще никого ни во что не посвящал. Зачем? Координаты Замка известны. На волнах установлен радиобуй. За год никаких сигналов. Но я уверен, что Огненный Бог, или его фантом, существует! Он действительно не враг нам, как сказала Кэла. Я ошибся в одном — надо было просто поверить и не искать этот Замок. Так сделал бы ты. Что ж, день подошел к концу. Давай поспим, а утром собери всех. Подведем итоги и продолжим работу. О нашей беседе никто не должен знать.

— Тебя вытащили из огня во время пожара.

Ирдаг задумчиво посмотрел на Арди:

— Не меня. Я уже не нужен. Спасали нашу Кэлу. Возлюбленная Огненного Бога погибла двести лет назад. Эту сохранили. Для кого, Арди?


Рецензии