Заливай, да жми!

Ядовитый ультрамарин, которым была окрашена наша дачная избушка прежними хозяевами, не устоял перед десятилетним натиском осадков и солнца. Синий слой старой краски облупился и рассыпался чешуйками по свету белому, выставив напоказ всему дачному кооперативу безликое, убогое сооружение из серых досок, вызывающих недоумение и косые взгляды рачительных хозяев-соседей.

Одним словом, покрасить избушку надо, а то перед народом стыдно. Но, как подумаешь о кистях, да валиках, вся охота пропадает впрягаться по собственной воле в каторжные работы.  Вот тут то и цепляешься за спасительную отговорку, внушая себе, что функция домика на шести сотках, хоть и плохонького, сводится к защите от летней непогоды.  А уж окраска тесовых стен на спасительные свойства дачки, уж точно, не влияет. Главное, чтобы избушка не завалилась от старости и  порывистых ветров.

С такими думами я бродила по супермаркету, изматывая себя терзаниями, красить избушку или подождать еще годик. И вдруг вижу, народ гужуется перед одним стендом. Подошла, глянула и ахнула. Прямо для меня, и таких сомневающихся, как я, находчивые китайцы изобрели простенький и чудесный агрегатик, «Пейнт-Зум» называется. Заливай краску в банку, прикручивай ее к пластмассовому брюшку агрегатика,  и  жми на курок! Вот и вся премудрость! На агрегатике пара кнопок имеется, чтоб силу факела регулировать. А сила струи мощная, на полтора метра вверх бьет! Да таким пейнт-зумом я за пару часов домик  покрашу, ведь агрегатик-умница сам все делает! И стоит это чудо, всего-ничего, прямо шел-нашел!

Парень, который пейнт-зум демонстрировал, ловкостью своей публику покорил! В его руках машинка  так споро красила, что образцы ему, еле успевали подтаскивать. А он с руки на руку агрегатик перебрасывает, как жонглер, и из любого положения на подносимые доски краску льет, ровно, легко, артистично, без усилий. Просто чудо чудное, диво дивное, заливай, да жми! Никаких проблем!

По блеску моих заинтересованных глаз, демонстратор пейт-зума сразу понял, что подцепил одного покупателя, и продолжал красоваться павлином ярким, выплясывая в обнимку с умным агрегатиком, исключительно для меня. А меня и окучивать не надо, я уж и кошелек достала. Продавец машинку мне упаковал и голосом елейным продолжает свои услуги навязывать, околдовывая своей прытью. Я даже не уловила, когда ему удалось впарить мне костюм малярный, очки защитные и пару ведер краски цвета охры осенней. С милой улыбкой продавец к покупке бесплатно перчатки добавил,    подарок фирмы, сувенир. Ничего не скажешь! Ловкий парень!

Все мое мужское окружение дружно отказалось от благородной роли добровольных помощников. У одного неожиданно открылась полная непереносимость к запахам эмали, другой, оказывается, с детства аллергик, а третий с утра поносит, в туалете прописавшись. Так что на даче я оказалась один на один, с набором оптимиста-маляра. Может, оно и к лучшему, ведь на дачных угодьях,  моих мужиков жор одолевает, а разрываться на части между разносолами и серьезным делом, как-то негоже.

Магазинный костюм оказался удобным. Капюшоном волосы прикрыл, плотные резинки на запястьях и щиколотках не оставили даже щели малой для эмалевых брызг, а широкие очки удобно сели на переносицу, исключая необходимость прищуриваться, когда факел будет направлен ввысь, к стропилам князька. Забралась я на стремянку с полным пейнт зумом, перекрестилась и начала красить фасад домика. Агрегатик  мой, получив от сети свои законные 220, стал тихо посвистывать и весело перекрывать тесовую серость плотным слоем эмалевой охры. Красота! Аппарат, курку послушный, в руке удобно лежит, и сам красит, без малейшего напряга с моей стороны. Только охру  заливай, да жми!

Только во вкус вошла, шипенье недовольное со всех сторон понеслось. Соседи мои, с перекошенными от злости лицами, из-под каждой яблони  пытались донести до меня свое недовольство из-за вони охры моей осенней. Воздух свежий, за которым они полдня из города пилили в чаду и пыли, я осквернила химией поганой и лишила их безмятежного покоя. А что делать прикажете? Когда домик не красила, осуждали, красить начала – опять плохо. А охра воняет, это правда, но я-то терплю, хоть и не больно нравится. Нервничаю, а крашу. Досаде накапливаемой не даю наружу вырваться. Не хочется с соседями отношения портить, вот и делаю вид, что ничего не слышу. Раз десять банку краской заполняла, с лестницы спрыгивая и забираясь на нее вновь. Маловата банка оказалась, ну, ничего, зато жирок сгоню, за зиму накопленный.

Покончила с фасадом, отошла полюбоваться, да споткнулась взглядом о лица зевак, с улицы набежавших. Среди них самый уважаемый огородник, дядя Николай, у которого даже виноград родится. Дядя Николай в калитку вошел, чтоб по-хозяйски мою работу оценить. Нашел дефект в виде наплывчика маленького, и, не тратя сил на похвалу, спросил, где же я такую хрень ловкую прикупила. Значит, положительно оценил мои старания немногословный огородник, значит понравилось. Что же до наплывчика, да бог с ним, не Лексус крашу, а доски тесовые, чтобы стыд в душе растворить за бесхозяйственность свою.

Похвала соседская открыла второе дыхание, и на автопилоте я воодушевленно облила охрой обе бочины избушки. Злое шипенье с участков поутихло, утонув в дымке мангалов и соблазнительном аромате жареного мяса. А мне не до еды, надышалась краской всласть, кусок в глотку не лезет. Да, не беда, зато халупа моя подслеповатая начала походить на дворцовую пристроечку, ладненькую, посветлевшую ликом, золотом осенним отливающую. Красота!

А вот с задней стенкой домушки заминка вышла. Не хватило высоты моей стремянки, чтоб до верхушки домика струей достать. Пришлось на самую верхнюю платформочку взгромоздиться, которая для инвентаря разного приспособлена. Эта верхняя ступенечка, хлипко и ненадежно поскрипывала под моей тяжестью и  лишала возможности держаться за поручни, оставшиеся у щиколоток. Так и стояла, покачиваясь на ветру и дрожа всем телом, в одной руке агрегатик удерживая,  а другой, в воздухе балансируя для равновесия. Направила струю мощную в князек крыши под противное поскрипывание стремянки, а рука свободная судорожно по стене тесовой шарит, хоть какой-то выступ пытается нащупать. Отыскался гвоздь ржавый, чудом оставшийся в наследство от старых хозяев. Уцепилась за соломину железную, продолжая красить чуть уверенней. Только нехорошо на душе вдруг стало, темные тучи предчувствия дурного накрыли дрожащее от напряга нутро. Ощущение злого присутствия заставили вцепиться намертво в спасительный гвоздь, и вовремя. Из-под князька, с воем вражеской эскадрильи, вылетел рой разъяренных ос, перебудораженных вонью осенней охры.

Атака полосатого, возмущенного семейства была направлена на уничтожение противника, бесцеремонно вторгшегося в размеренный жизненный ритм сообщества. Черное облако ос с налета толкало меня в грудь, пытаясь опрокинуть наземь и изжалить до смерти. Через минуту, атакующее полчище жужжащих боевиков значительно увеличилось за счет вызванного подкрепления. И вся эта возмущенная черная масса, которую не пробивали солнечные лучи, начала бешено вращаться вокруг меня, пытаясь прогнать, извести, изжалить. Круговерть маленьких полосатых тел, вызвала тупые приступы тошноты, то ли от ужаса, то ли с голодухи. Но неприятное шевеление кишок в утробе удивительным образом притупило страх, вызвав запоздалое раскаяние в собственной прыти. А когда я поняла, что осы, налетая на  фирменный комбез, отскакивают твердыми горошинками, не причиняя вреда, возликовала, осознав, что оголтелое семейство не  в состоянии прокусить плотную синтетику своими ядовитыми челюстями. Спас меня продавец-виртуоз, впарив импортное средство защиты, в котором не оставалось даже малой щели для укуса налетевшего полчища.

Когда краска подсохла и перестала источать раздражающие запахи, осиное семейство успокоилось, разлетелось по своим гнездам, оставив, на всякий случай, одного наблюдателя-сторожевика, внимательно отследившего мой спуск с лестницы на негнущихся и трясущихся ногах.

Соседи, поправившие свое настроение шашлыками, да возлияниями, зашли проведать меня. Смотрели, цокали языками, удивляясь восторженно моему умению. А я, решившая твердо перенести на другой день завершение работ, вдруг, нечаянно для себя, деловито наполнила банку замечательной осенней охрой, и, виртуозно перекидывая пейнт зум из одной руки в другую, артистично и ловко нанесла внушительный слой краски на оставшееся серое поле домушки.

Мой агрегатик-умница до сих пор пользуется невероятным спросом. Его берут в аренду, чтобы быстренько и без усилий обновить лавочку, забор, беседку. А что, хорошая штука! Заливай, да жми!


Рецензии
Китайцы известные умельцы! Хороша машинка, красит то, что нужно, а процесс видимо захватывающий!
С интересом,
Искандар

Заметки Географа   25.07.2018 20:11     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.