Шампанское, гвоздика на Оби

                                 
   Строителям после сдачи дома дали…не премию, нет: три дня выходных! Летом, когда каждый день строителя кучу денег стоит, на Севере такие отгулы – большая роскошь, их заслужить надо, горбом и мозолями добыть. И в этот «безалкогольный период» борьбы с пьянством и алкоголизмом им удалось добыть целый ящик водки в «чекушечном» разливе.
   Решили выехать из Нягани на Обь, посмотреть на могучую сибирскую реку, оценить пейзажи и посмотреть окрестности. За работой свету белого не видели, весь маршрут передвижения – стройка, общага. Ну, а заодно и на природе  культурно отдохнуть…
   До Советского ехали поездом. Кажется, уже тогда начали прикладываться к водочным запасам: втроём пьётся легко, темы для разговоров общие. Весело время течёт!
   В Советском взяли билеты на теплоход до Приобья. По реке хорошо плылось: берега тянутся по обе стороны, пейзаж, правда, монотонный, зеленеет повсеместно сосною, кажется даже, что кораблик на месте стоит.
   Причалили, вдоль берега Оби прошлись – достопримечательностей никаких: те же топляки поверх воды, речной хлам, песок по щиколотки, комариный звон. 
   Куда податься?
   Увидели сидящего в лодке мужика. Он явно от безделья страдал – ни удочек у него, ни сетюшек. Мы и попросили его, нас на другой берег переправить. Мужик лениво согласился. Но с условием, что мы его в долю примем: он, видимо, цокот и звон бутылок услыхал, а время было, как сказано, «безалкогольное», а под запрет люди пьют всегда больше обычного. Значит, лодочник наш должен был быть с похмелья, и наша компания для него – спасение и манна небесная.
   Мы согласились.
   На другом берегу место выбрали живописное, разгрузились, разместились. Тут и костерок запылал, и еда на брезентике появилась, и водочка в стаканчиках заплескалась. Ближе к вечеру мы её, конечно, приговорили и спать улеглись.
   Вот тут и началось: обнаружили нас комары да мошки. И спасу от них не было никакого: антикомариновое средство «Дета», в городских условиях довольно успешное, тут, у реки, кровососов не отпугивало. Спиртной дух смешался с «Детой» - казалось, вампиры летели именно на этот запах. Они путались в волосах, облепляли лица, лезли в уши, в глаза, по одежду, добирались до мест самых интимных, и, казалось бы, вовсе недоступных. Зудели и свербели все части тела, покрытые кожей.
   О том, что чекушки наши скоро закончились, говорить не приходится. Наш лодочник Иван, выхваченный из хмельного сна, сперва поотнекивался, но потом, гонимый похмельем, всё же отправился в плаванье с поручением:
- Ты, Иван, на этих водах свой человек, тебе и карты в руки! Найди какое-никакое, а спиртное. Видишь, люди гибнут!
   Забыл сказать: перед этим мы успели выпить ящик шампанского, мы его ещё в Приобье купили, про запас. Да что это за напиток для молодых северян? Что-то вроде кваса.
   Мы уже изнывали от тоски, когда лодочник возвратился, и не с пустыми руками. Водки-вина он не добыл, но привёз упаковку «Гвоздики». Это одеколон был такой, цветочный. Я не очень, а мужики хорошо приложились к этому, к «цветку». Показалось даже, что и гнус нас в покое оставил, жрать перестал…
   В понедельник нас начальство наше не узнало. Видимо, слишком наш облик переменился: лица опухли от укусов мошки и комаров, и почернели – то ли от «Деты», то ли от «Гвоздики»…
   А так – отдохнули хорошо.

17.07. 16 Нягань


Рецензии