Гликолевый идиот

Когда ледяная твердь снежного наста, подтачиваемая весенней оттепелью, становилась губчатой и рыхлой, озорные солнечные лучи затевали азартные игры в пятнашки, оставляя на молочных щечках Ирины золотые отметины.

Веснушки не поддавались ретуши, они настойчиво проступали через слой косметической шпаклевки, и схожесть юного личика с клоунской атрибутикой, отбивало у девушки всякую охоту скрывать дизайнерский изыск природы.

Стать Ирины была обычной, ничем не выделяясь среди современных, длинноногих, звонких от юношеской худобы, девчонок института. Но ее пышная шевелюра, цвета полированной латуни, струящаяся по спине, золотой лавиной, солнечным каскадом, волшебной кипенью, превращали девушку в сказочную фею.  Умение подкрасить белесые ресницы и брови темной тушью, мило оттеняло звездопад веснушек, придавая юной студентке портретную схожесть с киношными дивами и провоцируя приливы злобной зависти у однокурсниц.

Ирина не относилась к разряду избалованных достатком, пустышек. Ответственный подход к обучению на бюджетном отделении института, позволял девушке иметь стабильно-повышенную стипендию, что неизменно вызывало взрыв раздражения прописных, но ограниченных в познаниях,  красоток факультета. Сокурсницы Ирины были уверены, что успехи златовласки базировались на похотливых чувствах профессуры, и, именно внешние данные девушки,  мостили ей многополосье к красному диплому.

Чтобы извести институтскую принцессу, приземлить ее с заоблачной выси популярности к обетованной студенческой среде, была привлечена тяжелая артиллерия в виде аспирантки кафедры органики, к которой Ирина испытывала доверительное уважение. Легкая добавка этиленгликоля, напористо объясняла аспирантка, добавит шарма облику любой барышне, оживит блеск волос и благодатно скажется на их пышности. Дав себя уговорить, девушка провела в рекомендованном салоне полдня, по истечении которых приобрела массу бонусов, в виде пышности, блеска и внушительного объема струящегося латунного потока волос, способного оживить, даже впавшее в многолетнюю летаргию, мужское начало. А сияющее солнце, пробивая пушистое облако волос, создавало вокруг головы Ирины удивительное, в виде ангельского ореола, свечение. Нимб неземной красоты, поразивший множество мужских сердец, пронесла девушка с грацией принцессы до черного, банного дня.

После мытья и сушки, волосы изменили традиционный латунный цвет, получив тусклый, пепельный оттенок, и преобразовались, в непродираемый  гребнем, свалявшийся ком, состоящий из перепутанных, туго скрученных в пружинку, прядей. Все попытки придать бывшей, золотой лавине волос первозданное послушание, не увенчались успехом. Бальзамы, шампуни, отвары целебных трав не размягчили, крепко спаянный переизбытком этиленгликоля, нелепый головной убор, именуемый ранее солнечным каскадом или волшебной кипенью.

Смесь разнообразных чувств, сотканных из досады, своей наивной доверчивости, боли, горькой безысходности и подлой миссии уважаемой аспирантки, выплеснулись истеричным плачем, на который сбежалось все домашнее народонаселение, застывшее в недоумении в дверях ванной комнаты, усеянной выдранными клоками Ирининых волос.

Уважаемый парикмахер-стилист, безжалостно срезал нелепый ком свалявшегося руна, и на останках былого золотого великолепия, сделал невозможное, соорудив новомодную, с рваным эффектом, прическу, именуемую в каталоге «Идиот». Новый имидж с издевательским названием, вдруг нечаянно выявил наивную доверчивость Ирины, оскорбленную и униженную человеческой завистью.

Ирина, вглядываясь в салонное зеркало, не узнавала себя. На юную студентку, сияя зелеными, в пол лица глазами, смотрело стильное отражение с длинной, обнаженной шеей, трогательной впадинкой между ключицами, утонченной формой хрупких, девичьих плеч. Художественный хаос разновеликих прядей волос, цвета полированной латуни,  благородно сочетался с изяществом звонкой юношеской худобы, а солнечные лучи, запутавшиеся в золотистой шевелюре, создавали вокруг головы, чуть заметный, волшебный ореол восхищения. 

«Идиот» сразил всю институтскую общественность. От неудавшегося заговора, завистницы выпали в осадок и прикусили языки. Аспирантка попыталась воспроизвести на своих жалких трех волосинках, прическу с рваным эффектом, чем насмешила всю кафедру. А Ирина, настойчиво одолевая научные дисциплины, уверенно шла по вымощенному знаниями многополосью к заветному красному диплому, сияя веснушками, изумрудной зеленью глаз, звонкой молодостью и латунным блеском «Идиота».


Рецензии
Да уж! Красота - страшная сила. Великолепно рассказано, Зоя! Со Старым Новым годом вас.

Банев Виктор Георгиевич   13.01.2018 05:09     Заявить о нарушении
Виктор Георгиевич! Спасибо Вам за отзыв и добрые пожелания!

Декоратор2   13.01.2018 14:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.