Коварный Князь Игорь

                                                                             Байки из Одессы
                         
 Заканчивали подготовку сцены к новому спектаклю – кажется, ставили «Князя Игоря» Бородина.
  Пока ещё трезвые рабочие сцены устанавливали самую массивную часть декораций: деревянный каркас «холма», где будет раскинут шатёр князя, с богатым шитьём по шёлку, зелёной «травой» из бархата, картонными берёзками  и прочей мишурой сценического дизайна.
   Каркас холма, сколоченного на живую нитку, венчал заранее собранный шатёр, растянутый от края до края. Но Арону Моисеевичу что-то в его расположении не понравилось, и он измотал работяг требованиями  сдвигать шатёр то вправо, то влево, а ещё:
- Сюда, к мине ближе… на сибе… от мине…
   Тихо матерившиеся работяги, маявшиеся похмельем, недовольно переволакивали театральный реквизит с места на место, без усердия и скорости, но с привычной сноровкой. Изображать преодоление трудностей эти парни умели: они исправно взаправду потели, вытирали испарину с  не отягченных мыслями лбов, эхали и ахали, хотя и сдвигали конструкцию на десяток сантиметров с каждым к ней подходом.
  Арон Моисеевич стоял лицом к труженикам сцены и манил их взмахами коротких, волосатых ручек:
- На мине…, исчё на мине,…исчё…- и отступал всё ближе к вершине холма.
   Следует сказать, что, экономии материала ради, передняя часть холма, усеянная «травою» вперемешку с ромашками-лютиками-цветочками, полого вздымалась к вершине, к шатру, а задняя часть, из зала не видимая, резко обрывалась и была крест-  накрест скреплена двумя досками.
   Охваченный  административным рвением, Арон Моисеевич недопустимо увлёкся  шарообразное тело и, отступая, шагнул за предательски обрубленный край «холма» и не удержал равновесия: его  шарообразное тело, согласно всемирному закону тяготения, комом свалилось на сцену, но умудрилось как-то, своей обтекаемости вопреки, шваркнуться головой о небрежно и неосторожно брошенный его же работягами брусок.
   Случился перелом какого-то по счёту шейного позвонка, в дополнение к этому – полгода больничной неподвижности с гипсовым «хомутом» на всю шею.
«Судьба!» - как нередко повторял  любезный народу Михаил Евдокимов.
 Не верите? Так в Одесском оперном спросите!
30.07.16 Нягань
 


Рецензии
Наулыбалась и сердцем отдохнула! Очень понравилось!

Татьяна Мануковская   07.01.2017 19:37     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.