Трамвай судьбы

На днях он опять разбил свою Хонду на этот раз так, что она не подлежала восстановлению, а сам отделался только царапинами и ушибами. Потом оперативно продал искорёженные останки тем, кому нужны чистые документы. И, как всегда бодрый и беззаботный, пришёл с деньгами домой, бросил их широким жестом на стол и весело сказал жене, всё ещё не свыкшейся с «невыносимой лёгкостью бытия» любимого супруга:
– Деньги, ну прямо как с неба свалились, давай купим что-нибудь красивое и нарядное тебе и мне, мне – новые джинсы и бас-гитару, а тебе – всё что захочешь, и на что этих денег хватит.
– Ага, давай лучше тебе бархатные чёрные брюки купим, а мне куртку такую замшевую с бахромой по рукавам в ковбойско-индейском стиле, – иронически ответила жена и заплакала, – ты когда-нибудь повзрослеешь? Опять чудом жив остался, и – деньги ему, видите ли,  с неба свалились, сколько тебе лет, чудовище ты моё?
– Тридцать семь, а что? Вся жизнь впереди, только хвост позади! – и он тряхнул забранными в хвост волосами.
Жена засмеялась сквозь слёзы, хлопнула дверью квартиры, промахнула пролёт лестницы и выскочила на улицу. Как раз подлетел к остановке трамвай. Она метнулась в него: – быстрей уехать, куда глаза глядят подальше от этого паяца, жизнь с которым сплошная трагикомедия, фарс, театр абсурда! И ведь ничто его не берёт: видать, в рубашке, да ещё и с серебряной ложкой во рту родился, катится по своей гастрольной жизни красивым блестящим шариком. То он на самолёт опоздает, то в драку ввяжется, то тонущую девочку спасёт и веселится  на банкете, заданным  в его честь. Похоже, Господь к нему двух Ангелов-Хранителей приставил… – так она думала глядя невидящими глазами за окно. В стекле смутно отражались её заплаканные глаза и грустное лицо. Она поправила пышные светлые волосы, вытерла слёзы и уже снова улыбалась, представляя себе своего неунывающего разгильдяя, но снова запечалилась, – ей уже почти тридцать, пора детьми обзаводиться. Да как тут обзаведёшься, когда муж – сам как ребёнок? Хуже – вечный подросток! Как она устала от этой жизни на вулкане…
    Она немного упокоилась, повнимательней взглянула в окно – за поворотом мелькнул мост – Аларчин? – нет, вроде Цепной…. Да в какой же она трамвай села, не глядя? Должно быть в 41-ый, раз на площади Тургенева.
  Внезапно вспомнилось: - «…бурей летел трамвай, как я вскочил на его подножку, было загадкою для меня,…трамвай заблудился в бездне времён… остановите, вагоновожатый, остановите сейчас вагон,….поздно,…мы прогремели по трем мостам….Где я? Так томно и так тревожно сердце мое стучит в ответ… вокзал, на котором можно в Индию Духа купить билет…» - Гумилёв…
   Вот и ей выпало очутиться в «заблудившимся трамвае», и остановки почему-то не объявляют…
    Народу в вагоне было мало, неподалёку сидел симпатичный мужчина лет сорока. Он что-то перебирал в большом чёрном  портфеле и иногда пристально взглядывал на неё. Лицо его показалось ей как будто знакомым. Он переложил что-то в карман, застегнул портфель, поднял голову и заулыбался. Кому он улыбается? - оглянулась, –  сзади никого, значит, улыбается ей, с чего бы это? Наверное, ему показалось забавным, что она то вытирает слёзы, то хмурится, то гримасничает.
 За окном проплывали незнакомые места, вот въехали под железнодорожный мост,….и вдруг раздался  гнусавый голос вагоновожатой:
– Трамвай идёт по двадцатому маршруту…
Интересно, и куда же это? И почему так мало пассажиров? Или теперь всегда так, - у многих ведь машины, в метро все переместились, в автобусы. А тут в трамвае, в отличие от толчеи метро, так просторно и спокойно. И неизвестно, куда он её завезёт…Ну и пусть, и спрашивать ни у кого не будет, вот доедет до конечной, на какую-то окраину, заблудится, потеряется…
  Она снова взглянула на симпатичного мужчину; он приветливо покивал ей и заговорил:
– Вы меня не узнаёте, я ведь был аспирантом у вашего папы, даже домой к вам приходил, бывало.
И она вспомнила, - да, ей было лет тринадцать, а ему – года двадцать три. То-то лицо знакомое; она, помнится, даже чуточку влюблена была в стройного спортивного парня, и ей тогда казалось, что он на неё и внимания-то не обращал. Оказывается – обращал!
  Мужчина снова застенчиво улыбнулся, пересел к ней поближе:
– А я ведь в вас непозволительно влюблён был, в девочку-то лет тринадцати! Я вас сразу узнал, - волосы ваши прекрасные, глаза. Так обрадовался, что вас встретил, даже не вышел на своей остановке, с вами вот поехал. Но вижу, вы чем-то расстроены. А куда вы едете вообще? Ведь маршрут поменялся, а вам, вроде, всё равно?
– А мне действительно всё равно, – пробормотала она.
Он что-то продолжал говорить о своей жизни, о её покойном отце, о своей работе. А она слушала и думала – вот ведь трамвай судьбы! Перемена маршрута, встреча эта случайная, влюблённость детская, и он такой спокойный, симпатичный, помнится, папе и маме он так нравился. Перемена маршрута? Судьба?
Он продолжал:
– Я вижу, вы расстроены. О, Лесной проспект! Парк Лесотехнической Академии недалеко, помните? -  вы ведь здесь поблизости жили в те времена. Давайте выйдем, прогуляемся и поговорим. Ведь когда рассказываешь старому знакомому о своём душевном сумбуре, то и для себя становится всё яснее и понятнее.
Она подумала, – а почему бы и нет? Он такой рассудительный, милый, уравновешенный. А вдруг это судьба? И она молча кивнула.
На следующей остановке они вышли, пошли по проспекту, впереди виднелся вход в парк, и ей уже представлялась умиротворяющая зелень высоких деревьев, шелест листвы, щебет птиц. Ей так не хватало этого в гастрольных сутолоках мужа, и её охватило чувство покоя, как  вдруг зазвонил её мобильник, и -  весёлый голос мужа прокричал:
– Ну, ты куда улетела, птица моя, куда ускакала, кобылица моя…
 И чей-то звонкий тенорок со стороны вмешался:
– Слушай, это же, прям, строка песни: – «птица моя, кобылица моя».
И снова смех и голос мужа кому-то в сторону:
 – «…точно, это и будет новая песня»…
И снова ей:
 – Где ты обретаешься, песня моя, я сейчас за тобой приеду, я у ударника нашего, ну, ты знаешь, - у Димона - тачку одолжил и уже сгонял в магазин «Кастл-Рок» на Лиговке и купил тебе куртку замшевую всю в бахроме, а себе кожаные штаны! Ты где? У метро «Лесная»? Купи себе мороженое и стой, где стоишь, я через пятнадцать  минут буду.
Она успела сказать:
– Какие пятнадцать минут! Не гони ты, опять разобьёшься, – но он уже отключился.
Она взглянула на своего спутника:
– Муж сейчас за мной приедет.
Тот пристально посмотрел на неё, грустно улыбнулся:
– Ну, тогда до встречи в каком-нибудь другом случайном трамвае… – сказал он упавшим голосом, ссутулился и сел в отходящую маршрутку, поглаживая в кармане куртки шёлковую удавку.










Рецензии
А чёрт с ним, напишу рецензию, раз нету чтоб написать коммент.
Здравствуйте, Ольга. Прочитал два ваши рассказа. Получается у вас хорошо. Странно, что прочитав о том, что мужчина что-то переложил в карман подумал, что это орудие убийства и оказался прав, видимо первый рассказ оставил след своей концовкой, хотя там она была закономерней.
Рад знакомству. Пьер.

Банев Виктор Георгиевич   21.08.2017 19:11     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, Пьер, ответила не сразу т.к. компьютер 4 дня был в ремонте: - чистили от вирусов. Вы внимательный и понимающий читатель, что очень приятно. Здесь, в основном, пишут дежурные стандартные фразы, да Вы это и сами знаете и прекрасно описали в своём резюме. Если Вы ещё когда-нибудь ко мне зайдёте, почитаете и решите поделиться своими мыслями, то можно писать не комментарий ( раз так уж не хочется), а личным сообщением; теперь здесь есть такая функция. С уважением - Ольга.

Ольга Сафарова   25.08.2017 13:17   Заявить о нарушении
Здравствуйте Ольга. Как раз сейчас читал у вас о Фрейде. Как профессионального психолога в прошлом, он интересовал меня. Не дочитал пока, текст неудобочитаемый длинный и сплошной, а у меня проблемы со зрением серьёзные, наверно дочитаю всё равно, хотя многое и знаю. Я тут очень давно все изыски сайта знаю, в том числе и о почте. Рассказы, что прочёл, очень хороши.

Банев Виктор Георгиевич   25.08.2017 13:27   Заявить о нарушении
Понимаю Вас, Пьер, у меня у самой зрение -10 и мне тоже не комфортно читать длинные тексты на мониторе. Я в таких случаях увеличиваю шрифт на 25, а то и на 50%( в правом верхнем углу экрана,- ну,Вы,наверное,знаете, - есть такая кнопка). Фрейду я предпочитаю Юнга, он со своей "Алхимией снов" мне как-то интереснее и ближе Венского шарлатана.У меня вышла под псевдонимом О.Странник электронная книга "Сон разума или иная реальность", растащенная по всему интернету пиратскими сайтами, скоро выйдет бумажная. Вы, наверное, знаете, что у нас в Питере есть Музей Зигмунда Фрейда, я у них некоторые материалы брала.

Ольга Сафарова   25.08.2017 14:25   Заявить о нарушении
За отзыв о рассказах - спасибо!

Ольга Сафарова   25.08.2017 14:27   Заявить о нарушении