Детство. День Пионерии

 ...Страна. Идеология. Система. Октябрята. Пионерия. Комсомол. Как правильно относиться к системе, в которой жила наша страна в тот период? Это вызывает осуждение или восхищение? Как относиться теперь, когда жизнь коренным образом поменялась?
  Я был старателен, хорошо успевал, и получается, система была хорошая – она заполняла, украшала наше школьное детство. Ярко вспоминается праздник – День Пионеров.
  В этот день отменялись занятия и наша школа выезжала в полном составе на природу. Место было выбрано очень красивое – на берегу Савалы. Речка в этом месте делала поворот, и на берегу рос сосновый бор. Там, где не было сосен, выделялось место для торжественной линейки. Там же были устроены заблаговременно футбольные ворота. В программу праздника был включён и футбольный матч.
 
  Настроение с самого утра было приподнятое. В какой-то мере оно было обусловлено и тем, что на праздник приезжал школьный буфет со сладостями. В лесу всё это обустраивалось неожиданно симпатично.
  У меня, правда, была одна забота – я был участником драматического кружка. Естественно, планировалось выступление художественной самодеятельности. Я должен был читать стихи. Интересно, что я помню их до сих пор. Дополнительным подарком было то, что в последний момент наше выступление отменили.

Самое, пожалуй, приятное в этом празднике было то, что каждый отряд после линейки уходил на специально выделенное место, где было приготовлено угощение в виде пикника. Помню, для этого приглашались две или три мамы. У нас это были тётя Тоня, медсестра, которая лечила мою маму. А ещё помню, была мама Фроловой Нади – тётя Валя, тоже медсестра из нашего фельдшерского пункта. Её мужем был уважаемый человек – Борис Павлович, директор предприятия по ремонту сельхозтехники. Мамы были очень молодые, красивые, добрые.

  Ну а у нас продолжал бушевать праздник. Все мы садились к накрытым прямо на земле столам. Я уже даже и не помню, из чего состояло кушанье, помню только, что всё было очень вкусно и весело. А ещё помню, что нам давали свободное время побродить среди природы, купить что-нибудь в буфете – и это тоже было необычно, нас всегда старались чем-нибудь загрузить.
  Запомнилось ещё, что по дороге на праздник и обратно в школьном автобусе мы всегда пели песни – детские, пионерские, звонкими детскими голосами. Думали ли мы на этом празднике о том, кто такие пионеры, какими они должны быть? Думаю, что нет, просто это воспринималось как детский праздник. Но вот пионерскую форму мы носили все, и обязательно красный галстук! 
  Помню, мама рассказывала, что у нас было много белых рубашек – их надарили нам от подросших старших двоюродных братьев – Саши и Серёжи. Каждое утро мы надевали свежие рубашки, а вечером мама их простирывала.

  Ох, эта бушующая прекрасная пионерская юность – и смотры маршировок, и горны, и барабаны, и поездки в Грибановку на слёт пионерских отрядов, и смотры художественной самодеятельности, школьные утренники и вечера. Нам совсем было не скучно жить, и всё это делала школа. Пожалуй, если бы не было школы с её уроками, общественными и спортивными кружками, непонятно, чем было бы заполнено наше детство?

  Одно из самых приятных воспоминаний – когда мы записались в Листопадовскую детскую библиотеку. У нас в Дубовке в школе была и своя библиотека, но она, конечно, никак не могла сравниться с центральной. Секрет в том, что когда наш райцентр при укрупнении переехал в Грибановку, книжный фонд детской библиотеки так и был оставлен в селе, а он был довольно приличным.

  Библиотека располагалась на расстоянии 3 км от того места, где мы жили. Почему-то помню, как мы ходили осенью. Асфальтовой дороги до центра не было, поэтому в воскресенье с утра надевали резиновые сапоги, одевались по-осеннему. Подбирались ребята и девочки с моей улицы: Трунова Оля и Трунова Лена, Новокщёнова Тоня – она была старше нас на год и её мама, Анна Митрофановна, была наша учительница младших классов. И ещё Ширинкины Тоня и Саша, они жили на нашей улице, но подальше.
  Таким гуртом идти было весело, не скучно, и не доставала даже грязь под ногами. Иногда по дороге туда, иногда уже после библиотеки, но мы часто заходили к Тониному дедушке – Митрофану Даниловичу. Он был первым председателем Сельского Совета в нашей деревне. Там нас всегда поили чаем, что было очень кстати. Дом дедушки был уже совсем недалеко от библиотеки, и наши ноги к тому времени уже порядком уставали.

  Помню, как-то я оказался у Митрофана Данилыча с Борькой, моим другом, а Борька был тоже его внуком. Я тогда обратил внимание на портреты на стене – на них были изображены молодые мужчины – один в военной форме, один в будёновке. Я спросил Борю – кто это? Боря ответил – это мои дяди, сыновья дедушки. Они оба погибли на Гражданской. И теперь мне вспомнилось, что когда Борис по окончании Ташкентского танкового училища подал рапорт на службу в Афганистан, его дедушка просил его быть поосторожнее. Потому что все мужчины в этой семье погибли на войнах.

  Наконец мы приходили в библиотеку. Там на встречали женщины – библиотекарши, сперва они казались строгими, но за время детских лет мы поняли, что они очень добрые. Одну из них звали тётя Рая, вторую тётя Шура. А может быть, даже наверное, мы  называли их по имени-отчеству, но теперь уже это стёрлось из моей памяти.

  Сперва, помню, нам выдавали книги библиотекари, по своему усмотрению. Но через некоторое время те из ребят, кто читал много и систематически, стали допускаться в книгохранилище. Мне и сейчас очень остро помнится этот запах типографской краски, запах книг. Сердце моё замирало при виде полок, заполненных большим количеством книжек, а ведь каждая книга – это собеседник. Перед моими глазами открывался как бы целый огромный потрясающий мир! И чтобы быть причастным к нему, нужно было только выбрать то, что тебе интересно.

  Некоторые книги нравились всем, и тогда их читали по очереди. Один из нас сдавал книгу, а другой уже ждал, чтобы выписать её себе. Помню, мы с братом за 2-3 года перечитали весь раздел фантастики. Особенно нравились Герберт Уэллс, приключенческий Марк Твен, из отечественных Александр Беляев.
Набирали книг по 3-4, иногда даже 5 и это на неделю, и это несмотря на то, что надо было ещё учить уроки. Но читать я всё-таки очень любил, да это увлечение так и осталось со мной на всю жизнь.

  Шли из библиотеки очень довольные. Как правило, заходили и в магазины, и обязательно ещё и в книжный магазин. Там мы покупали билетики, в которых разыгрывались разные призы из того же магазина – можно было выиграть линейку, карандаши или даже книгу. Это было страшно интересно, и ещё по дороге домой обсуждали – что кому удалось выиграть.
На эти походы уходил практически весь день, возвращались уже к вечеру. Осенью дни короткие. Но возвращались очень довольные, и уже не терпелось сразу взяться за книгу.

Наш мир – невероятно гармоничен. В своей повседневной жизни человеку не дано это ощущать. Как не дано нам постигнуть божественного. Человек не замечает ежедневно, что построены жилища, дороги, что можно жить в тепле, передвигаться по этой планете почти в  любую точку, очень удобно, комфортно, создано огромное количество видов транспорта. И даже вроде бы простое – окружающая природа, очень хороша, гармонична, невероятна, но в своём повседневном беге, как муравьи, мы не замечаем этой красоты. Нам не дано постоянно осознавать, что, например, солнце дарит нам тепло, насыщает нас лаской и энергией. Может быть, если бы мы умели чаще это осознавать, мир бы становился гармоничнее?


Рецензии
Для пионера нету слова трус!

Олег Рыбаченко   04.08.2017 15:44     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Олег. Спасибо, что откликнулись. С уважением, Ю.И.

Юрий Иванников   04.08.2017 22:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.