ЛУНА НАД СОХО

        Луна, больная, покрытая оспинами, гниющим бельмом  появилась на небе,  и её бледные лучи раздвинули кулисы туч и вырвали из густой отсыревшей темноты трухлявые подмостки лондонских трущоб.
- Ву а ля! Мадам и месье, кто хочет сыграть главную роль в нашей пьесе? – балаганный зазывала в давно потерявшем форму цилиндре,  старом смокинге, подстреленных брюках тычет тростью в редких прохожих, но те вжимаются в стены, чтобы казаться тенями или пятнами плесени на влажном камне домов. Бездомные, спавшие прямо на тротуаре, поднимают свои раскисшие тела и перебираются подальше от света софитов, в окнах закрывают плотнее ставни. 
Желающих нет, сцена пуста, партер пуст, зрители на галёрке трусливо молчат. Они не хотят играть, они хотят лишь наблюдать , хихикая невпопад , дрожа от страха, либо устало  дремать. Но здесь каждый актёр.  Правда, никто не хочет быть примой, только статистом, либо на крайний случай играть маленькие неприметные роли.
- Ну, нет! Так не пойдёт! Неужели сегодня не будет настоящей драмы? – зазывала зыркает по сторонам, пытаясь выбрать кандидатуру. - Неужели сегодняшняя ночь пройдёт уныло и утонет в помоях и дерьме сточных вод? Я не допущу этого, не будь я самим Сохо, королём притонов и борделей, повелителем нищих, голодных и убогих, воров и шлюх, пьяниц и убийц. И Луна над моей головой будет свидетелем того, что сегодняшней ночью мы славно повеселимся!
Его знают все, его никто не любит, его все боятся, ему никто не доверяет. Некоторые делают вид, что его не существует и думают, что это их обезопасит. Сохо, выживший после холеры, Сохо, дурно пахнущий, опасный и непредсказуемый.
- Итак, представление начинается! Мадмуазель! Да, вы! Вы слишком юны, чтобы бродить по ночному городу!
Стоящая невдалеке барышня вздрогнула, когда её позвали, в глазах – испуг и предчувствие неотвратимости.
- Ах, не отвечайте! Я всё про вас знаю. Вы на работе! Вы за гроши отдаёте своё тело. Прекрасное юное тело, которое совсем скоро износится и превратится в выброшенную грязную половую тряпку. Ваш стыд сожрала крыса, когда вы ещё лежали в колыбели. Будь я вашим отцом, я бы дал вам приличную взбучку. Что ж, вот и начинается акт первый. Никуда не уходите, представление начинается. Но у нас же не театр одного актёра, нам нужен диалог. Вот ты, жирдяй, далеко собрался?
Свет луны вырывает из мрака упитанную, понуро бредущую фигуру. Мистер явно заблудился, он чужой здесь и поэтому испуганно озирается, пытаясь понять, кто его позвал.
- Вы только посмотрите, какой франт! Небось, из Блумсбери или Мэйфера. Какими судьбами? Мистер, что с вами? Почему вы так понуры? Ну, конечно я знаю! Вот и вторая трагическая судьба на сегодня. Этот мистер спустил все наличные у Старого Боба. Карта не пошла? Или ловкие ручки у местных картёжников? А где же часы, подаренные супругой? Завтра будет скандал. Если будет скандал. Мистер вы приняты в спектакль.  Не слышу аплодисментов!
Галёрка лениво хлопает в ладоши и недовольно фыркает.
- Итак, мистер, что у нас по сценарию? Вы расстроены, злы, обижены. В вас накопилась целая бочка дерьма, которую нужно немедленно вылить, иначе вас просто разорвёт от всего этого. Но на кого же?  И вот она – чумазая потасушка, одиноко стоящая на перекрёстке в надежде заработать жалкого фартинга, чтобы завтра купить себе похлёбки и не сдохнуть от голода. Итак, приступим.
Толстяк замечает девушку, идёт к ней уверенным шагом.  Молча прижимает к стене,  припадая к её щекам слюнявыми губами, одной рукой тискает маленькую грудь, второй лезет под юбку, ища горячую влажную плоть, сопение его слышно на весь квартал.
Галёрка замолкает, похотливо пытаются не пропустить ни одной пикантной детали. Каждый словно приник к замочной скважине, пытаются затаить дыхание, дабы не спугнуть ненароком. Они уже жалеют, что их места не в партере, но там слишком страшно.
Вот, наконец , Толстяк добирается до заветного места на теле девушки, которая обречённо стоит, ожидая, когда уже всё закончится.
- Но что это такое? – удивляется Сохо. - Что же случилось с нашим героем-любовником? Неужели его хватило только на лобызание давно не мытой шеи? И это всё? Мы все разочарованы! Мисс, вы забыли текст?
- Мистер, вы делаете мне больно. Давайте уже закончим, мне сейчас не до романтических ухаживаний.
Девушка поворачивается спиной и задирает юбку. Но ничего не происходит. Она оборачивается и видит озадаченное лицо толстяка. Опускает юбку, поворачивается обратно и протягивает ладонь.
- Мистер, с вас пенни.
- Какой пенни? Ничего не было!
- Было!
Улюлюканье и жаркий спор на галёрке. Кто же прав?
- Мне самому интересно, чем же это всё закончится, - говорит Сохо, - неожиданный поворот.
- Пошла прочь, грязная сучка! Мне не за что платить.
- Ты меня всю облапал!
- Да это ты должна мне заплатить за то, что хоть кто-то помял твои кости.
- Гони деньги! – девушка не на шутку разозлена. Она в отчаянии. Сегодня это был первый клиент, но и тот оказался козлом и импотентом. А ей завтра платить за ночлежку.
- Деньги? Вот тебе деньги! – Толстяк бьёт девушку кулаком прямо в переносицу. Та падает в грязь, пытается подняться, то получает удар ногой в живот. Затем ещё один. И ещё. Она уже не в силах встать, только пытается прикрыть от ударов лицо со сломанным носом. 
Зрители негодуют, они все стали на стороне проститутки, но поделать ничего не могут. Для них нет места на сцене. Пока нет.
- И что, никто не заступится за несчастную бродяжку? Никто не научит манерам этого борова? Эй, вы! Да, вы, идите ка сюда! Да это наши бравые местные ребята.
Из-за угла появляются двое мужчин. Воротники пиджаков подняты, кепки надвинуты на лоб. Вальяжная походка, руки в карманах. А ещё в карманах отнюдь не леденцы для бездомных детей.  Так кое-что посерьёзней.
- Эй, - кричат они в унисон. Они ускоряют шаг, и вот уже Толстяк стоит прижатый к стене, к его горлу приставлен нож. И жадные руки шарят по его телу. Руки ищут деньги. Но денег нет. Они остались на рваном зелёном сукне в притоне Старого Боба. Это последнее, где видел их Толстяк.
Девушка исчезла. Куда она делась, никто не знает, да никому это уже и не интересно. Акт второй.
- Господа, у меня нет даже медяка, я всё проиграл. Всё. С меня нечего взять.
- Да с тебя можно отлить полбочки смальца, - говорит Первый грабитель.
- Отличные ботинки! – Второй присаживается на корточки, чтобы получше разглядеть в темноте обувь.
- И пиджачок, - Первый пробует на ощупь ткань.
- С худой овцы… Раздевайся.
- Но я…как я попаду домой.
Первый грабитель достаёт из кармана кастет, надевает на кисть.
Толстяк снимает пиджак.
- И брюки…
- Я прошу вас.
Мощный удар крошит челюсть, превращая щёку Толстяка в бесформенную кровавую массу. Тот падает на то место, где только что лежала девушка. С него стягивают ботинки, брюки, проверяют карманы, но там пусто.
- Да, пустая ночь. Куда они все попрятались? Такой приличный денди и без гроша в кармане, - ворчит Первый и бьёт Толстяка ногой. Потом ещё раз и ещё раз, входит в раж, наклоняется, наносит удары кастетом, пока голова не превращается в кровавое месиво.
Второй терпеливо ждёт, пытаясь прикурить отсыревшую самокрутку. Наконец, у него это получается, он затягивается и говорит:
- Ладно, хватит. Пойдём уже.
Первый останавливается, пытается восстановить дыхание, смотрит на лежащее в лунном свете тело.
- Я, кажется, его убил.
- Замечательно. Завтра легавые опять будут бегать по всему Сохо. Это не какой-нибудь бродяга. Его нужно куда-то деть.
Оба грабителя поворачивают головы в сторону Темзы. Она совсем рядом, несёт свои полные нечистот воды, не задумываясь о жизни и смерти.
Через десять минут тело Толстяка опустилось на дно, чтобы всплыть потом в нескольких милях отсюда серым вздувшимся пузырём.
Грабители выбрасывают следом и снятую с него одежду и обувь, на всякий случай.
- Ну, как вам, нравится спектакль? – обращается Сохо к галёрке.
В ответ неопределённое мычание, то ли удовлетворённое, то ли недовольное.
Сохо поднимает взгляд на небо, долго смотрит на обгрызенную луну, застыв в раздумьях.
- Что главное в хорошей пьесе? – спрашивает он сам себя и сам себе отвечает: - Конечно же. финал. Эти двое уголовников слабоваты для настоящей развязки. Но у меня для вас есть туз в рукаве.
Он выдерживает паузу, достаточно длинную, чтобы создать интригу.
- Говорят, Макки вернулся в город.
Гробовая тишина в ответ дала понять, что все прониклись этим известием.
- Итак, где же наши герои? А вот они, настоящие флибустьеры тёмных переулков, плывут в поиске добычи и приключений! В поиске того, кто пополнит их карманы, чтобы завтра можно было хорошенько надраться в «Красном петухе». И совсем недолго нам придётся ждать. Что это там за одинокий силуэт?
- Эй, мистер! – кричит Первый грабитель. – Остановитесь!
Силуэт, вместо того, чтобы пуститься наутёк, останавливается и терпеливо ждёт, когда его начнут грабить.
И вот опять нож приставлен к горлу, руки шарят по карманам. Мужчина стоит, спокойный и даже немного скучающий.
- У этого тоже нет денег, - говорит Второй грабитель.  - Нам сегодня явно не везёт. Ты тоже всё в карты проиграл?
- Я никогда не проигрываю.
- Ты не слишком уверен в своём бессмертии? – Первый грабитель надавливает лезвием ножа, слегка, чтобы слегка порезать кожу. Капля крови стекает в надключичную ямку.
- А ты?
Что-то странное происходит с рукой Первого грабителя, она вдруг оказалась за спиной, кисть выворачивается, отпуская рукоять ножа. Всё это происходит за считанные мгновенья, и нож уже в чужой руке и плывёт под подбородком, вскрывая кожу, вспарывая яремную вену, разрезая гортань и выпуская из лёгких воздух и наполняя их кровью. Тело валится на землю, руки ещё пытаются остановить кровь, а ноги уже сучат в предсмертной агонии.
Второй грабитель ошеломлён, он стоит, словно Лотова жена, не в силах пошевелиться от неожиданности.  Нож входит в его живот по самую рукоятку. Боли ещё нет, её уже и не будет, нож удар за ударом превращает брюхо грабителя в порванное решето. И снова и снова, пока плоть не рвётся и не выпускает на свободу зловонную требуху. И только после этого тело падает на спину.
- Хороший нож, - Макки рассматривает клинок в свете луны. – Пригодится.
- Скоро будет светать, - говорит Сохо, - так что нам пора закрывать наш театр. Признайтесь, что Макки – звезда сезона. Человек чистого искусства. В нем нет ни капли корысти, ни унции ненависти, презрения или обиды. Только вдохновение! Истинный художник! Вы все довольны? Я не слышу оваций!
Но на галёрке тишина. Все слишком шокированы известием о возвращении Макки. Зрители расходятся молча. Им ещё нужно добраться живыми до дома.
Чахоточная луна прячется за тучами и всё погружается во мрак. Тени расплываются, и весь Лондон превращается в одну огромную тень. Но это ненадолго. Скоро рассвет, и бесконечно унылый день, и внезапный вечер, и снова Сохо выйдет на сцену, чтобы сыграть очередную пьесу из жизни. Надеемся, что с возвращением Макки, будет намного интересней, но зрители даже на галёрку перестанут ходить.


Рецензии
Кто хочет успеть к раздаче наград, тот должен сам щедро рассылать гостинцы в виде тумаков!

Олег Рыбаченко   04.09.2017 17:47     Заявить о нарушении