Радости и горести ЕГЭ

                                                                               
          Прочитала сегодня статью "О противниках ЕГЭ", которую написал Сергий Сальникоф. Автор ратовал за  ЕГЭ, аргументируя тем, что выпускнику не нужно при нынешнем положении дел сдавать вступительные экзамены в вуз, что приемной комиссии не удастся, образно говоря, "погреть руки". И я с этим полностью согласна. Хотя что скрывать, бюджетных мест маловато, все равно за учебу приходится платить официальным путем.
          Разрешите и мне высказать свою позицию, потому как я варюсь в школе давно и стаж у меня приличный,  более тридцати лет. Понятно, что мне пришлось поработать и в советское время, и в нынешнее. Начну  из далекого далека, с семидесятых.  Каждый из нас учился, я бы сказала, по мере сил. "Отличник", "хорошист", "троечник", "двоечник" - никому не нужно объяснять, что это такое. Если мы сами не могли отнести себя к какой-то определенной категории, то за нас это делали одноклассники и учителя. Я   была хорошисткой. Наверное, если бы мама заставляла учиться лучше, можно было бы и напрячься. Но ее вполне устраивали мои четверки и пятерки. За двойки я получала хороший нагоняй. Экзамены для нас, учеников семидесятых, проходили вполне безболезненно. Наши добрые и милые учителя старались поставить оценочку получше. Даже если ты вдруг плохо знал материал, вспоминались твои прежние заслуги, а плохой ответ чаще всего объяснялся недоразумением или фразой "переволновалась девочка (мальчик)." На самом деле выпускник частенько просто не относился серьезно к экзамену, вспоминал то, что изучал  когда-то на уроках. Мало ли интересов в семнадцать лет, чтобы корпеть день и ночь над учебниками? Звала улица, звала танцплощадка, "навеки любимый" парень, ожидающий тебя, чтобы сходить в кино. О двойках речь не шла вообще. Над школами довлели роно, гороно, облоно.
           Надо сказать, из  выпускников тех лет вышло много грамотных специалистов, ставших впоследствии ценными работниками, руководителями разных уровней. А что же двоечники? Они заканчивали восьмилетку и бодро топали в ПТУ и техникумы. Там, если подросток не был отпетым хулиганом и разгильдяем, тоже можно было проявить себя. Часто родители обижались: вот, мол, в школе хулили моего Васеньку, а он в техникуме лидером стал и даже с отличием окончил сие учебное заведение. Действительно, соревноваться с талантливыми и мозговитыми ребятами Васеньке  в школе было тяжело, а среди ребят с таким же уровнем знаний да при определенном старании у подростка были все шансы. К тому же, чем старше становится школьник, тем ответственнее он подходит к жизни, за исключением немногих. В нашей школе учились  ребята из  окрестных сел. Часть из них в учебе сильно отставала. Да и городские тоже. Если некоторые учителя и желали бы оставить кого-нибудь на второй год, то слышали примерно такие слова: "Ну что даст ребенку второй год? Выпустим его, с Богом. Стране нужны  рабочие руки: доярки, механизаторы, дворники." Второгодники были редчайшим исключением.
          Как же охарактеризовать мои школьные годы? Это была учеба ПО МЕРЕ СИЛ. Было много свободного времени для кружков, секций и прочих удовольствий. Одним словом, если ты не был, как сейчас говорят, "ботаником", то учеба слишком не напрягала. Школу свою я вспоминаю с большим теплом. Учителя были отличные, некоторые из них  - участники Великой Отечественной войны. Практически все пользовались огромным уважением.
       И вот я сама пришла в школу в качестве учителя. Как это было давно! В школах было приблизительно то же самое. С осени детей посылали на уборку урожая в подшефные колхозы, так же, как и мы в детстве, ребята собирали металлолом и макулатуру, мыли полы в классе после уроков, убирали территорию. Учились, как считали нужным. Естественно, градация среди учеников была и будет. Кто-то поступал в вузы, кто-то шел работать. Отношение к учителю менялось в худшую сторону постепенно. Лет за десять до начала перестройки что-то начало происходить и с детьми, и с родителями. Появилось слово "блатной" в значении "у этого родителя большие возможности". Стал "блатным" и ребенок. Учителя вздергивали нос, если у них учился сын директора завода или внук известного врача, к особой категории относились дети, чьи родители умели достать дефицит. Родители стали подталкивать своих чад к медалям, поскольку благодаря оным,  можно было пройти в вуз вне конкурса. Можно было услышать слова: "Вы ДОЛЖНЫ поставить Ирочке пять", хотя Ирочка знала материал на три. Не знаю, стоит ли говорить, что пятерка у медалиста  на экзамене - это две трети учительского труда он-лайн, то есть непосредственно во время испытаний. Учителю не жалко, мы же болели за престиж своей школы, за свой собственный, да и как можно позволить будущему медалисту получить тройку? Это нонсенс!
           Надо отметить, что педагоги помогали бескорыстно. И помогали всем. Двоечнику, чтобы на два не написал, хорошисту, чтобы на три не написал, отличнику, чтобы подтвердил свою оценку. Коррумпированных учителей были единицы. Чтобы учитель САМ попросил коробку конфет или букет цветов - да отвались язык! У родителей же стало  считаться хорошим тоном  буквально "впендюрить" какой-нибудь подарок. Так, они считали,  обеспечивают безопасное существование своему чаду. Большинство учителей, уж поверьте мне, были совестливыми людьми, им становилось  неловко от настойчивости благодарителя.
          Детишки - сметливый народ, они прекрасно перенимают слова и поступки пап и мам, и на слова учителя "я тебе поставлю двойку в четверти" отвечали, довольно ухмыляясь,  примерно следующее :" Поставите тройку, куда ж Вы денетесь..." Всю подоплеку проверки работ они прекрасно знали: у учителя в одной руке красная ручка, а в другой синяя, синей ручкой он подправляет неправильное, частенько оставляя из тридцати - четыре ошибки, чтобы работа была удовлетворительной. Не говорите мне, что дети учились лучше, чем сейчас. Они учились так же, как и всегда. Тридцать процентов детей никогда бы не сдали экзамен без синей ручки учителя, будь то русский или математика. И если раньше в сочинении на тему "Кем я хочу быть", мы писали "учителем", "врачом", "военным", то теперь дети мечтали быть "моделью", "дизайнером", "таксистом".  Дети хотели иметь ДЕНЬГИ. МНОГО ДЕНЕГ. Учеба расценивалась как  нечто второстепенное. Во времена перестройки статус учителя упал ниже плинтуса. Понять можно и учителя: ему тоже приходилось выживать. Расслоение общества поставило педагогов практически за черту бедности. Однажды я услышала о себе от одного трудного мальчика: "Неудачница!" Да и кто я, ходившая много лет зимой и летом в одном и том же пальто...
          И тогда я решилась на Москву. Сразу скажу, пришлось нелегко. Первое, что бросилось в глаза, это то, что в московских классных журналах не указывалось место работы родителей. Великое благо! Как вести себя с сыном генерала, с дочерью дипломата? В провинции их разве что не облизали бы...  Детки, конечно, разные попадались. Были и со слишком завышенной самооценкой, были и грубые, и циничные. Впрочем, как и везде. Но передо мной находились просто ДЕТИ в РАВНЫХ условиях общеобразовательной школы. У каждого были свои проблемы: кого-то не понимали родители,  кто-то страдал от своей, как ему думалось, некрасивости, кто-то не мог поладить с одноклассниками. Московские дети были достаточно вежливыми, но, по сравнению с провинциальными, настороженными: редко шли на контакт, оберегали свой внутренний мир. Но потом, когда их настороженность улетучивалась, оказывались вполне земными: добрыми, ранимыми,  уязвимыми,  вобщем, самими собой.
          О ЕГЭ я знала не понаслышке.  В этот  период  требования к ЕГЭ уже как-то устоялись, учитель четко знал, что ему делать, и ученик знал, чего от него ожидают. Этому помогали промежуточные работы.  Слава Богу, престиж образования  сейчас  достаточно высок. Каждый понимает, насколько важно получить  университетский  диплом, который послужит гарантией успешности. Мотивация у детей есть. Многие родители стараются еще записать детей на курсы по подготовке к ЕГЭ в вузах или нанимают репетиторов.  Ой, как они ругают сам ЕГЭ и нас, учителей! Поэтому хочу остановиться поподробнее на этом.
           Начну с того, что дети РАЗНЫЕ. Уровень подготовленности у них  тоже отнюдь  не одинаков. Одни, действительно, в силу своих  скромных способностей быстро УТОМЛЯЮТСЯ.  С них нельзя требовать невозможного. Такому ребенку нужно сказать: "Сынок, я не прошу тебя достать звезду с неба, но сдай экзамен так, чтобы за тебя не было стыдно." Многие же ваньку валяют вплоть до девятого класса, не понимая всей серьезности экзамена. Можно ли сдать ЕГЭ без дополнительных затрат? Безусловно. Средний ученик вполне может набрать не ниже 50-70 баллов ( а то и больше!), просто хоть сколько-нибудь добросовестно учась в школе. Такой ребенок гармонично развивается, не слишком напрягается, оставляя себе время для досуга. Даже откровенный лентяй собирается с духом и выходит победителем в схватке с ЕГЭ.  Минус в том, что с невысокими баллами можно попасть в вуз либо  на платной основе, либо в вуз менее престижный. Уровень успешности в будущем зависит только от самих выпускников.
           Кому же бывает тяжело? В первую очередь, очень ответственному ребенку, который поставил себе планку в сто баллов. Он честно "пашет" в школе, ходит на курсы, забывая и о юношеской влюбленности, и вообще о досуге. Такой темп жизни достаточно жесток, дети страдают, от слова "ЕГЭ" их тошнит. Возможно, еще родители подливают масла в огонь, а ребенок, замотивированный ребенок, хочет соответствовать, жаждет одобрения, поэтому одиннадцатиклассник-отличник вызывает у меня огромное сочувствие. Возрадуется он позднее, когда его труд принесет плоды в виде высоких результатов, медали и поступления в престижный вуз на бюджетное отделение. Как правило, так и бывает.
     Я  - за ЕГЭ! Трудно? Да, нелегко. Семь потов сходит с учителей.  Приходится потрудиться  и детям. ЕГЭ  развивает в ребенке целеустремленность.   ЕГЭ заставляет самого отъявленного бездельника и лодыря ТРУДИТЬСЯ. ЕГЭ не дает возможности отдельным родителям "купить нас всех с потрохами". Все прозрачно. Виден и учитель (мы тоже сдаем ЕГЭ), и ученик. Все мы "у Мюллера под колпаком", и никакого блата, заискиваний и прочего. Не любит ребенок математику - сдаст только базовый уровень, совершенно доступный, а профиль осилит тот, кто стремится к этому. Выбирай любой предмет, который считаешь нужным, и сдавай. На подготовку выделяются дополнительные часы. Многие говорят о натаскивании. Поверьте, задания построены так, что даже тестовую часть выполнить, не зная материала, невозможно. Я уже не говорю о письменных заданиях и развернутых ответах. Каждый год нас, учителей, назначают  организаторами на время проведения экзамена. Может быть, видеокамеры и прочие обследования при входе и вызывают ропот, зато в аудитории обстановка вполне доброжелательная, бери задания и пиши с чистой совестью, только и всего. Зато какая радость  охватывает после объявления результатов независимыми  экспертами. "Он сдал!" - с облегчением  выдыхает учитель. ! "Я сдал!!!" - восторгается ученик.
     Нельзя не сказать о двойках. Двойки есть, но от общего числа сдавших совершенно небольшой процент. Из этого небольшого процента можно выделить двойки за недобросовестность и пофигизм. Обычно на повторной сдаче они испаряются. Ребенку-инвалиду (назову таких детей по-старому, чтобы понятно было), дается времени на выполнение работы на полтора часа больше. И он сдает. Но есть особая, совсем крошечная, группа детей, которая не справляется. Как правило, это девятиклассники, в десятый класс они не пойдут. Эту группу я называю "не дано". И занятий не пропускают, и стараются, а результат нулевой. Какие там у ребенка процессы происходят, неизвестно. Не каждый родитель может признаться себе, что его ребенок не такой, как все, что ему, возможно, подошло бы обучение в специализированном учреждении. И  родителя можно понять. В прежние времена поставили бы  ученику тройку и пожелали счастливого пути. А тут такая трагедия: ОГЭ. Ни с первого, ни со второго, ни с третьего раза не получается. Вот здесь, я думаю, вся соль и вся боль. И ребяток с "не дано", как утверждают специалисты, становится все больше и больше. Только, пожалуй, за этот процент я бы ходатайствовала перед  теми, кто за все  отвечает наверху.
          Знаю, читатель может мне попенять на низкую квалификацию преподавательского состава. Уверяю вас, многие в процессе работы отсеиваются. А вообще, непостижимый это процесс - преподавание. Перед тобой класс в тридцать человек. И будь ты хоть семи пядей во лбу, все равно природой заложено одним стать гениями, другим - среднестатистическими гражданами, а третьим... Ну а третьим, надеюсь, просто хорошими людьми...
2016


Рецензии
Доброго времени суток, Татьяна!
Ох, и не простую тему вы затронули. Ни за что не подумала бы, что эта тема станет для меня (преподавателя музыки с 32летним стажем) вдруг животрепещущей ))). Нас недавно обязали сдавать метапредметную диагностику. Поначалу я ОЧЕНЬ была возмущена тем, что меня, с пятнадцати лет, выбравшую себе специальность далёкую от цифр и задач, вдруг заставляют решать какие-то задачки. ЗАЧЕМ??? Очень хотелось, чтобы тот, кто это придумал попробовал сдать сольфеджио. Но, пройдя это "безобразие" с довольно успешным результатом, делаю выводы по поводу ЕГЭ: во-первых, "не так страшен чёрт, как его малюют"; во-вторых, нас хорошо учили в прошлом; и наконец, что современная система образования в корне отличается от той, что была в пору нашего детства. Плохо это или хорошо? Не знаю. Дети, ведь тоже другие.Они в это мир пришли уже с "другого старта". Мы эвм еще помним,размером с комнату, а они во всяких гаджетах нам фору дадут, начиная с 2-3 лет. Может быть их и надо учить по другому? Может быть им необходимы задачи на логику и т.п. задания?
На мой взгляд (взгляд гуманитария) - нельзя загонять в тестирование предметы, требующие умения мыслить, выражать свою точку зрения, развития творческих проявлений. Пусть тестируется физика, но не литература...
А по поводу своего детства скажу - я была в категории хорошисток, ближе к отличникам. У меня не было никакой "личной жизни" кроме уроков в одной школе, уроков в другой школе, концертов и экзаменов в музыкалке. И вот в восьмом классе я откровенно срезалась и на геометрии ( учитель подошла ко мне, а я белее мела и решила теорему вместе со мной), и на сочинении, где творческая оценка была пять, а двенадцать лишних запятых сулили мне 2, но вероятно синяя ручка незабвенной Юлии Михайловны меня спасла и мне поставили 4, засчитав все запятые за одну ошибку. Может мне "не дано" было? Не знаю, но я потом на отлично сдала все госэкзамены в музыкальном училище, а потом в 38 лет поступила в педагогический университет и после защиты диплома мне рекомендовали аспирантуру и в ней успешно всё сдавала. Одно точно знаю, моё состояние на школьных экзаменах было сродни моим "сценическим потерям". Есть такое понятие, когда ученик стабильно играет на пять на уроке, а на экзамене на 3 или того хуже. Вот с этим мне приходилось и приходится бороться всю жизнь. Такая нервная система.
Ох, я и разговорилась ))).
Спасибо, за интересный рассказ о вашей очень нужной, трудной, но бесконечно интересной работе.
Успехов вам!
С уважением,
Елена.

Логика Железная   03.01.2018 22:00     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Елена! Вы так тепло написали. Конечно же, Вам было "дано", это Вы скромничаете.))) Даже довольно слабый ребенок может сдать экзамен. На двойки пишут либо те, кто не может заставить себя хоть сколько-то учиться, либо слабые в развитии, но их от общей массы пока совсем мало.

Ли -Монада Татьяна Рубцова   03.01.2018 22:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.