За мужем

Иллюстрация из интернета. Автора ищу.

За мужем. 1956 год.

К Пасхе Еля затеяла  побелку в хате. Они с Соней вытащили перину и подушки во двор, тщательно выбили, перетрясли ватные одеяла и самотканые дерюжки, чтобы выветрить  застарелый запах махорки, въевшийся в каждый уголок дома.  Чилигой отдраили некрашеные дощатые полы до сливочного цвета, помыли потолки и стены, побелили печку. На окна Еля повесила весёленькие ситцевые занавесочки,  а стол украсила мохнатыми веточками вербы.  Изба Анисьи сразу посветлела.

Братья Фёдора тоже зашевелились, как медведи после долгой зимней спячки.
 Митька не хотел ходить распустехой перед женой брата. Он работал плугарём на тракторе "Нати" и приходил домой после смены весь чёрный от пыли и копоти. После работы скидывал свою замасленную  одежду и тщательно умывался во дворе. Потом незаметно ото всех разглядывал себя в небольшом зеркальце, приделанном к печке, и поливал свою стриженную голову, не жалея одеколона.
– Митька, дышать нечем от твоего "Шипра"! – закашлявшись, раздражённо выговаривал Владимир. – От тебя за три версты диколоном разит!Благоухаешь, как майский  ландыш!
– Керосин и мазут тебе больше по нраву?
–Можешь сильно-то не выпендриваться! Тебе такая точно не светит!

Сам Владимир  украдкой любовался  проворной невесткой,  которая бесшумно сновала по дому в повседневных делах и заботах. Он невольно  засматривался на её грациозные движения  и потом по памяти переносил в свой заветный альбом    выгодные контуры её изящной фигурки. Но она, будто, не замечала деверя*. А он, требуя внимания к себе, как-то накричал на неё, даже стукнул кулаком по столу. Она  в ответ полоснула его таким взглядом, что  потом, вспоминая, он долго заливался краской.
 
Сидя у окна, он задумчиво, листал старинные книжки, изучая народные рецепты лечения.  Упорно искал средство от изнуряющего кашля, даже не брезговал лечиться ежиным мясом. Раньше как-то не задумывался о завтрашнем дне, но теперь ему страстно захотелось вылечиться и жениться на такой вот глазастенькой, как братова жена. Чем он хуже Федьки? Чай,   не урод какой.  Говорят,  даже недурён собой. Если  бы не эта проклятая болезнь.  Брат  Тишка тоже увечный, а ведь нашёл себе пару. И живёт-не тужит.
Романтичный и чувствительный Владимир  идеализировал противоположный пол.  Он мечтал о девушке культурненькой, обходительной. Чтоб  книжки вместе читать, под ручку в театры ходить, смотреть постановки, а потом обсуждать за чашкой чая.   С такой вот  медсестричкой Танечкой он познакомился в уфимской больнице.

Одна только Анисья  постоянно искала изъяны в снохе. "Больно расточительна. Успела вкусить лёгких хлебов в своём городе".
Увидев, как та собирается на ферму в платье из ярко-зелёной шотландки, свекровь желчно процедила сквозь зубы:
–И чего  вырядилась как на праздник! Где это видано в новье на работу ходить?!
–Оно же холщовое.
 Анисья испытывала бешеную ревность к строптивой снохе. "Теперича  любимому сыну совсем не до матери.  Советуется  только со своей женой. Что может знать о жизни эта вертихвостка?! «Да мама, хорошо мама» - покорно кивает, а головы своей не склоняет. Гордячка! Эти охламоны Митька и Володя тоже в рот ей заглядывают. И даже соседи ей кланяются, будто она пава какая. Мы ещё посмотрим, чья возьмёт".

Пока матушка изводила сноху придирками, Фёдор строил планы возведения своего дома. Он не обманул ожиданий жены и уже через неделю радостно сообщил:
– Бригадир из Ново-Васильевки заезжал нынче в контору. Говорит, бревенчатый домик у них недорого продаётся.
– А у меня  отложены кое-какие деньжонки, - загорелся игривый огонёк  в её тёмно-карих глазах.- Ещё с Камышлова.
– Ах, ты у меня ещё и богатая невеста! Ах ты Белочка Запасливая!  – шутливо приобнял он жену. 


– Быка на мясо можно сдать!   – нашлась тут же  Еля. – Муку на базар снесём! Появятся живые деньги.

Федя прикинул в уме, сколько дадут за быка, и сразу оживился.
– А что?! Быка мы откормили на славу, – подхватил он воодушевлённо. – Потянет на полтора центнера. На соломе и сене больше не вытянешь. А ещё выпишем двух поросят со свинофермы. Председатель разрешил взять бракованных. К  осени забьём. Тоже прибавка будет.

Всю подготовку муж взял на себя. Сгонял в Ново-Васильевку и сговорился о цене бревенчатого домика. Свёз на мельницу мешок ржи, полученный на трудодни. В выходные они уже стояли на базаре, где шла оживлённая торговля. Покупатели привередничали.
– Почём ваша будет?- растирали они на ладони горсточку муки, нюхали и даже пробовали на вкус. –А то вон у той чернявой вся мука прелая. А у того куркуля полынью пахнет.
– У нас мука высший сорт. Только что с мельницы, – улыбалась Еля. – Хороший сорт, называется Казанская. Рожь отменная.
Муку брали за раз по пуду или полпуда. Пошла живая копейка. Молодая хозяйка радостно пересчитывала вырученные деньги и,  бережно разглаживая мятые купюры, прятала их в потайной карман.
Теперь все мысли и разговоры  молодых были о новом доме.

Как-то Захаров  вернулся с работы в приподнятом настроении.
и застал жену одну. Нечасто им приходилось оставаться дома одним.   
– Пойдём, глянем, какой я участок облюбовал для нашего дома! – он нетерпеливо прохаживался по избе, пока жена переодевалась. - Местечко просто загляденье! Луга, там какие! Каминке** рядышком.
 
С лазуревыми ленточками в чёрных косах жена сегодня  казалась ему особенно соблазнительной. Он с удовольствием наблюдал,  как она облачается  в невесомое голубенькое платьице в мелкий белый горошек.
– А кто наши соседи? – Еля старательно прихорашивалась перед зеркалом, застёгивая  на груди перламутровые пуговички платья-шестиклинки из голубенькой вольты****.
– Не робей, люди там хорошие!
– Я ведь там никого не знаю, –   подвязывая новенький голубенький  платочек, говорила Еля.
– Рядом с нами тётя Санька. Добрейшее создание.
– Мама часто повторяла, что хорошие соседи дороже дальних родичей.

 Захаров уверенно шёл по Анаткасу***, весело переговариваясь на ходу с односельчанами. Здоровался  с мужиками,   побалагурил с женщинами, стоящими шумной стайкой у колодца. 
– Видишь, сколько молодых семей тут, – подбадривал он жену.
– Речка рядом и до колодца ходу всего два дома, – радовалась Еля, сейчас ей приходилось  бегать на родник почти пол версты.
Верхний ряд домов Анаткаса венчал двор тёти Саньки. Белённый аккуратный домик вольготно расположился  на фоне весенней сочной зелени. В огороде весёлыми мотыльками желтели акации, и буйно цвела бузина. Среди нетронутой целины чернело огромное картофельное поле, огороженное глубоким рвом.

– Первым делом картошку посадим, – Захаров довольно прохаживался вдоль соседской канавы и осматривал свой участок хозяйским взглядом. – Потом за дом примемся. 
– Как много здесь земли! – Еля восторженно озиралась по сторонам.
–Это не ваш Тугас****, где дома жмутся друг к другу, как опятки на одном пеньке!
–Сколько ж картошки уродится на такой целине!
– После посевной начнём строиться, – вбивал он колышки, обозначая границы своего надела.

Они неспеша прошлись до пастбища, где молодые телятки на привязи с удовольствием  щипали свежую траву. За огородами расстилались бескрайние просторы. Тёплый ветер гулял на лугах, укачивая нежным шёпотом свежие бутоны первоцвета.
Кудрявыми  лохматыми  шапками  расстилался пахучий чабрец. Его мелкие листья источали дурманящий запах и кружили голову.

– Эх, красотища! – широко раскинул руки  Фёдор. – Ну, Елюшка, заживём мы с тобой! – он приложил ладони к её розовым щёчкам и радостно чмокнул жену.
От нахлынувших чувств Фёдор завалился в мягкую траву, осторожно увлекая жену за собой.

Прикосновения мужа ей не казались  уже такими противными как в первые дни. Еля потихоньку,  как  осторожная улитка  опасливо открывала створки своей раковины и осмотрительно высовывалась из своего укрытия, будто, боясь обжечься. С детства   прятала свои чувства, не показывала своих эмоций.    

Захаров прежде не сталкивался с  такого рода женщиной. Она будила в нём желание удивить, он хотел услышать от неё слова одобрения.  Завоевать эту загадочную, непредсказуемую женщину стало  его целью и смыслом жизни. Её сдержанность и неприступность казались ему большой добродетелью. Он прочитал в жизни немало книжек. Но собственная жена оказалась для него книгой за семью печатями, шкатулкой с потайным дном. Он никогда не знал, о чём она думает, о чём мечтает.  Какие бы страсти не кипели в её душе, какие бы бури не бушевали, она не показывала ему своих истинных чувств. Лишь  глаза выдавали её  настроение.

 Умиротворённые, они  лежали рядом, наслаждаясь запахом тёплой земли. Высоко в голубом небе заливались жаворонки.

В этот вечер они долго не могли уснуть."В нашем доме всё будет по другому. По -новому! – предавался мечтаниям Фёдор. – Станем привечать друзей! Устраивать посиделки! Ты будешь угощать гостей  разносолами, хозяюшка моя, – обнял он её. – Как здорово мы с тобой заживём!"
Она представляла   новый дом с непременным синим палисадником. Кружевные занавески колышутся в открытых окнах, лучики яркого солнца пляшут на разноцветных ковриках. Она засыпала на руке мужа счастливая, полная надежд и ожиданий. Ей  снился новый светлый дом, цветущие вишни под окном…

*деверь-брат мужа.
**Каминке-название берёзовой рощи(чув.,)
***Анаткас- нижняя часть деревни(чув.,)
****вольта— прозрачная, очень тонкая и лёгкая хлопчатобумажная ткань с приятным шелковистым блеском.
*****Тугас- верхняя часть деревни(чув.,)

Дорогие Читатели, кто не поленился прочитать до конца.
Это отрывок из Романа "Ты лучше всех"


Рецензии
Светлый луч, в мутном облаке "Прозы"

С уважением.
Леонид.

Леонид Синицкий   24.04.2018 12:44     Заявить о нарушении
Леонид, спасибо за столь высокую оценку.
СОлнца, ДИна

Дина Гаврилова   24.04.2018 14:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.