Николай Николаевич

Война застала его подростком, однако последний её год он прошел солдатом, понюхал пороха, был ранен; к счастью, не тяжело.

Наступил мир, и он вместе со всеми  стал восстанавливать разрушенную страну. Тогда же и начал писать, заочно закончил  Литературный институт.

Трудное было время. Но он осознавал, что страна прокладывает путь в будущее всему человечеству, а каким же первым легко? Об этом и написаны его ранние произведения, тепло встреченные и читателями, и критикой.

А потом было развенчание культа Сталина и кратковременная оттепель, эпоха Хрущева и время Брежнева, несостоявшийся коммунизм 1980 года и всеобщая апатия. Обо всём этом не мог не размышлять Николай Николаевич, искал корни; его взгляды давно уже отличались  от взглядов паренька конца сороковых, но в его произведениях почти никак это не отражалось. Его герои воевали за справедливость, умный читатель мог кое-что понять и между строк, но всё-таки самых главных вопросов, мучивших его, Николай Николаевич не касался.

Конечно, правда напечатана быть не могла, и не печаталась, но это было слабым утешением. Нечего хитрить, надо писать или правду, или вообще не писать.
Но в душе человека живут столько мелких бесов, что обоснуют любой его шаг, и даже подлый  поступок представят как невинный. Вот и его бесы поднимали голову: «Правду? Ты знаешь, что такое правда? Ну, батенька, от скромности ты не умрешь!» И ведь сбивали с толку. Действительно, чтобы правильно  оценить происходящее, надо знать истину, а кто осмелится о себе такое сказать?

С бесами соглашаться не обязательно, и  Николай Николаевич не соглашался.

«Допустим, я истины не знаю, - возражал он, - но свой взгляд на истину я могу высказать? Во всяком случае искать её я должен?"

Но бесы на то и бесы, чтобы всё путать. «Искать, - говорили они, - да,  должен, а вот высказывать – не всё так просто. Известно: «не дано нам знать, как наше слово отзовется». И разве ты не знаешь, что  самые высокие мысли и благие намерения  не раз уже приводили к жертвам и страданиям? Таких примеров тьма».

«Но есть же вещи очевидные», - не сдавался Николай Николаевич.

«Ничто так не обманчиво, как очевидные вещи», - возражали бесы.

Но всё это схоластика, а была ещё элементарная человеческая совесть, и она говорила: «Ты, Николай Николаевич, просто боялся. И сейчас ещё боишься. Вот и всё». И он не мог не признать, что это и была истина. Да, боялся. Возражать было трудно ещё и потому, что на дворе стоял 1990 год, уже был напечатан и прочитан «Архипелаг ГУЛАГ», многие другие вещи тех, кто писал, не ориентируясь на рамки дозволенного. И уже прошел Пленум ЦК, признавший, хоть и сквозь зубы, возможность многопартийности.

Но разве Николай Николаевич не был уверен в необходимости многопартийности  ещё тридцать-сорок  лет назад? Был.  Но партия не разрешала рассуждать на эту тему ему, а он – своим героям.

И решил Николай Николаевич написать совершенно честный рассказ. Вот чтоб совершенно! Не оглядываясь на то, напечатают рассказ или нет, понравится он или вызовет недоумение, похвалят его или осудят. В конце же концов только так и должно быть, поступать иначе он просто не имеет права – или жизнь теряет всякий смысл.

Рассказ он хотел написать небольшой. И тема была давно. Живут в селе два старика, почти соседи, но не общаются. Одногодки. Один организацию колхозов воспринял как  необходимое обновление жизни, другой так не считал. Первый стал одним из руководителей хозяйства, второй – простым колхозником. У него были и имена героев: Иван и Трофим. Будучи передовым товарищем, активистом, Трофим говорит на собрании о несознательных элементах, не понимающих  преимуществ коллективного труда; называет и фамилию своего соседа. С несознательными тогда разговор был короткий. Ивана вскоре забирают, и он  15 лет скитается  по лагерям как "враг народа". Потом возвращается  в родное село и тихо трудится в том же колхозе. Трофим  по-прежнему в числе руководителей. Проходят годы, десятилетия, но никто  никому за это время не сказал ни слова: по соседству живут совершенно чужие люди. И вот уже во времена перестройки, когда оба давно пенсионеры, тяжело больной Трофим приходит к Ивану…

Продолжение http://www.proza.ru/2016/08/19/220  http://www.proza.ru/2016/08/19/220


Рецензии
Потрясающий внутренний диалог! Часто в самом человеке и без всяких бесов идёт борьба: сердце с разумом спорит.
Хорошо пишите! Рада знакомству!

Натали Бизанс   07.10.2017 20:08     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.