Большой Белый Туман 1 ч

или у Богов тоже есть свои проблемы...

фэнтези

ПОСВЯЩЕНИЕ

Часть I

 Наступил  рассвет… 

…я лежал не открывая глаз, стараясь ни о чем не думать…
В желудке сосало… Ничего, пост полезен – сам себя я утешил…
Вдруг лицу стало горячо… Я открыл глаза. На меня смотрели черные ангельски-грустные глаза преданного мне золотисто-белого привидения…

- А, Чубака!- мой ретривер завилял хвостом,  стуча им по мебели и сунул голову под мою руку. - Никак тебя не научу вилять хвостом, как в малогабаритной квартире: не слева-направо, а  вверх – вниз!

Чубака уселся, не убирая голову с постели и я стал чесать его  за ухом…  Но так долго продолжаться не могло… пора было вести его на прогулку…
Я встал, потянулся до хруста… Прошел на кухню, заглянул в холодильник … Можно было и не заглядывать. Пусто. В стране – кризис при хищной феодальной власти олигархов-олигофренов, я - безработный и первый же тест «холодильник» - всё подтвердил. Раньше, как мы смеялись, можно было подключить его к радио и наполнить иллюзиями…
Принял ледяной душ.

Чубака принес ошейник.

Одев ошейник на шею псу и защелкнув карабин, я захлопнул двери, проверив карманы на наличие ключей…

Подошли к лифту.

Чубака, видя что я задумался,  стал на задние лапы и хлопнул лапой по кнопке лифта, как учили в сытые времена, когда руки были заняты кульками, сумками.. Дребезжа и клацая болтающимися дверями, подъехало освобожденное бомжами от дюралюминия чудо передвижения эпохи советских динозавров...
Слава Богу - работает! – обрадовались мы с Чубакой, втоптались в камеру пассажирской кабинки, я привычно нашел оплавленную кнопку и дал старт свободного полета к земле…

На каком-то этаже лифт замер вместе с нами...

- Застряли, Чубака?

Пес сидел спокойно…

Двери нехотя открылись…
В дверях нерешительно нарисовалась пожилая женщина, испуганно спросив:

- Не укусит?
- Нет.

Та все еще стояла в дверях…

- Прррроходите, я не ку-у-усаюсь! – прорычал я фразу утробным с подвывом  голосом с закрытыми губами.

Этому трюку я научился еще в школе, когда мог сказать в глаза нелюбимой училке по математике, по кличке Зефира, постоянно хамски третирующей меня за мою к ней нелюбовь: Зефира – кефира!
Женщина отпрянула и судорожно перекрестившись, перепугано смотря на собаку, сказала:

- Едьте!

Ну, на нет и суда нет! – подумалось. Чубака стал на задние лапы и нажал кнопку на пульте лифта. Двери по-брежневски чавкнули полупарализованной пастью и лифт начал пикирование вниз. Сверху послышался звон разбитой посуды…
А-а-а, с перепугу выронила авоську-нихераську! – понял я.

На первом этаже воняло из подвала - как всегда текли гнилые трубы. Консьержка, чтобы не задохнуться без противогаза, сидела на улице на лавочке, перетирая новости с соседками, пока не наступили холода…

Мы поздоровались и пошли дальше вниз по улице. Вдруг Чубака потянул меня к дороге. Я посмотрел на противоположную сторону, где раньше пацаны играли в футбол, а теперь там стояли ларьки - какой-то барыга  настроил ряд ларьков имени шанхая и сдал в аренду.

В дверях продовольственного ларька стояла крупная продавщица Лиля, страстно любившая моего пса и семафорила руками матросом на Авроре...

- Тебе повезло, Чубака!

Пропустив очередного шумахера на импортном гадючнике на колесах, мы перешли улицу и подошли к ларьку.

-Ой, де ж ви оце були?  Я ж вам бананчики приготувала!
- Чубака зарабатывал на хлеб для нас!
- Як це?
- А мы стояли возле цирка и продавали воздушные шарики детям…
- Шуткуєте?
- Нет. А потом нас прогнали менты, чтобы мы у клоунов хлеб не отбивали...
- Боже! Коли ж ці прислуги народу наїдяться? Ось, бери бананчика, Чубака! Я тебе так люблю, ото ж з тобою гралася би, та гралася би! Мабуть я була собакою у прошлому житті…
- Мы давно так решили с Чубакой, - заулыбались мы вдвоем, - что вы были сенбернаром и помогали заблудшим путникам в пути в горах.

Чубака глянул на меня. Я отморозился. Чубака отвернулся от банана.

- Ну, тоді хай хазяін дасть!
- Извините, я его приучил не брать у чужих людей еду.
- Ваша правда. Люди різні бувають!
- Чем больше я узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки! 
- Хто це сказав?
-  Греческий философ Сократ.
- Мабуть була хороша людина!

Я взял банан, очистил его и положил кусочек плода на нос псу.
Чубака сидел, роняя слюну, сведя взгляд в одну точку и гипнотизируя лакомство.

- Бери!

Чубака подбросил банан и тут же его поймал, в момент чавкнув.

Продавщица захлопала в ладоши! Потом подошла и стала гладить его… На шум разговора из другого  ларька вышла другая продавщица и протянула нам кулек бубликов:

- Это Чубаке!
- Добытчик! – засмеялся я  с продавщицами.

Пес завилял хвостом и подошел к продавщице,  та его почесала за ухом, в ответ Чубака дал ей лапу.

- Может мы уже и не увидимся, - услышал я грустное от второй продавщицы.
- А что случилось?
- А рядом открывают новый супермаркет и все покупатели перейдут туда.
- Не печальтесь, в Англии домашние магазинчики до сих пор живы за счет дружелюбного обслуживания, знания вкусов покупателей и возможности иногда брать в кредит по мелочам… В общем, берут сервисом, душевными отношениями, чего в супермаркетах отродясь не бывало с их хронически беременными продавщицами, просроченными продуктами в новой упаковке и охранниками-гоблинами с глазами мороженного хека на выходе так и тычущими взглядом в сумки и приговором, что перед законом все виноваты!  Хотя по статистике 80% воровства совершает персонал, надо же на кого-то свернуть убыток. В других странах эту проблему решают видеонаблюдением.
- Дай то Бог нашому теляті вовка з’їсти!!
- Ну, мы точно  будем брать у вас хлеб, молоко, чай, если будут деньги… А остальное – как Бог даст!

Мы попрощались с продавщицами, Я повторил свой трюк в лифте - рыкнув продавщицам: - Пррривет! - оставив ошарашенное молчание позади и мы пошли по осенней аллее шуршащим золотом сгоревших летних дней .

***

- О, смотри, Чубака, деньги! – я наклонился к блестящей золотистой гривне на земле и поднял ее. Медная гривна была запачкана землей, я протер ее - на монете проявились неизвестные рунические символы…

Лучше бы я этого не делал!

В лицо ударил сильный порыв ветра, воздух потемнел, земля вздрогнула и я, потеряв равновесие, упал на землю…
 
***

….мои глаза открылись и очумели от увиденного, извилины мозга завязались запутанным клубком гордиева узла…

Я лежал на каменистом грунте…

В голове было пусто, как, впрочем, и в желудке…

Воздух был чист и прохладен, как скрипящий под пальцами, вымытый до стерильного блеска хрустальный бокал…

Я повернул голову в сторону… Чубака спокойно сидел рядом, высунув язык.

Ок! Раз ты спокоен, надо успокоиться и мне – понял я.

Я сел и начал осматриваться.
Местность была совершенно не знакома…

Я сидел на серпантине горной тропинки. Солнце стояло в зените. Вокруг полная  космическая тишина… Я посмотрел назад – тропа терялась где-то внизу под молоком облаков…

Ничего себе! – истерически заволновался адреналин в крови… Стоп! Я же сказал, что истерикой тут не помочь! Может я сплю? Я ущипнул себя до боли…

Ничего не поменялось!

- Чубака! Где мы?

Пес сидел, как сфинкс, смотря на меня добрыми спокойными глазами…

Я встал:

- Ладно! Пошли!- я повернулся и сделал шаг вниз. Поводок натянулся.

- Ты чего? Сдохнуть тут хочешь? Тут даже тушканчиков нет тебе на пропитание!

Чубака поднял забытый мной кулек с бубликами и двумя бананами – подарком сердобольных продавщиц судьбы…

- Что ты хочешь сказать? Что нам этого хватит?  - потянул я Чубаку за поводок. Результат был тот же. Чубака не сдвинулся с места и даже уперся лапами, набычился, опустив голову… ошейник соскользнул с его шеи…
 - Как хошь! Я пошел, а ты сиди тут! – с этими словами я взял кулек, вытащил себе бананы, оставив ему бублики и зашагал вниз. Пройдя сотню метров, я ощутил тревогу и обернулся.

Чубака по-прежнему сидел на месте, не притронувшись к бубликам и смотрел на меня с укоризной.

- Так, давай оставим хомосапиенсное самомнение! Во-первых: я не могу тебя тут бросить! Во вторых: животное что-то чувствует и мне бы положиться на его инстинкты, коль свои - глючат! – с этими мыслями я повернулся и пошел вверх. Чубака встал, потянулся, заулыбался и, завиляв хвостом, поднял кулек зубами.

- Намек понял! – Умный в гору не пойдет, а нам - именно вверх… Наверное, там перевал и мы  выйдем к людям – успокоил я себя.

***

… очень хотелось пить…бананы кончились… не знаю сколько времени мы шли, часы стояли… дышать было нелегко – разреженный воздух давал себя знать и сердце билось где-то в голове… солнце бесконечно падало в небе за постоянно открывающийся горизонт, паля безжалостным хирургическим ультрафиолетом…
Но меня и это уже не смущало, включились гораздо более древние механизмы защиты выживания организма, тонкий слой интеллектуального серого вещества испарился,  мозг сдулся шипящим проколотым воздушным шариком и спинной мозг полностью доверился подсознанию и собаке. В сотый раз повернув, мы зашли  за выступающий угол скалы, присели в тени, где веял слабый теплый ветерок. Чубака лег и  тяжело дыша, вытянув язык, положил голову на лапы. Я насобирал круглых голышей, пересыпал оставшиеся бублики в карманы, разорвал кулек, вырыл ямку, застелил ее полиэтиленом, из шкурки съеденного банана сделал сток в ямку, а сверху выложил пирамиду горячих голышей. Сделав дело, прислонился к скале и провалился в сон. Во сне я почуял, как ко мне привалился мягкий бок Чубаки…

Продрогнув от утренней прохлады, я погладил мое пушистое одеяло и глянул на пирамиду. Физика свое сделал: нижние края голышей потемнели от перепада температур и каплями отдали влагу - в ямке было немного воды.. Промочив горло, сделав два глотка, я отдал остальную воду Чубаке. Пес несколькими движениями лопаты языка слизнул воду и  завилял хвостом, предлагая мне двигаться ногами, пока я не тронулся умом… Когда два физических объекта движутся с одинаковой скоростью в одном направлении,  возникает ощущение покоя…

***

Мы продолжили наш путь вверх и только уверенность Чубаки спасала меня от истерики отчаяния… Сделав очередной поворот, выйдя на какой-то гребень, мы остановились от радостного недоумения: чуть ниже гребня виднелась небольшая зеленая поляна… Зеленели елки, трава, пахнуло смолкой леса… Я протер на всякий случай глаза – мираж не исчез!

…скатившись с Чубакой десяток метров вниз, съехав пару метров на пятой точке, мы оказались у входа в наслаждение:

- Вот он какой Рай! И для собак и для человеков…, - в зудящем экстазе натруженных ног, я снял горячие кроссовки и мы зашли в рощицу, даря наслаждение усталым стопам изыском мягкой травы и сочностью прохладного панбархата мха, щекочущего пятки… Где-то за деревьями послышался говорок журчащей воды, пройдя с десяток метров, мы увидели ручеек, падающий со скалы в углубление в земле… В стороне виднелась какая-то заброшенная пастушья кошара с навесом…

Жадно нахлебавшись воды до хлюпанья в желудке, обманув голод на время, мы зашли под навес и стали осматриваться… Чубака начал все обнюхивать, ведя себя, как дома…

- Такое впечатление, что ты тут уже бывал, пес! Неужели ты хочешь сказать, что это то место - куда ты меня вел? Я надеялся на другое…- разочарованно проскулил я и уселся на подобие лежанки. – Не хватает баранов, чтобы мы их пасли и жили с тобой тут до смерти!  Хотя, один баран - точно есть, – сыронизировал я.

Молчун Чубака вдруг залаял и начал скрести лапой большой плоский камень.

- Та-а-а-к,  что там, Чубака? Деньги нам тут  не нужны, их не едят, да и нам хватит на всю жизнь найденной монеты, чтобы понять, что человек гибнет за металл, когда любви не знал… А вот от лампы Алладина я бы не отказался!
Ой, зря я это сказал…
- У дурака - язык острей кинжала ! - сказал великий Шекспир. Ну сколько можно забывать, что я – Рыбы, а это - немой Знак!

Я встал, подошел к камню, с усилием приподнял его край и откатил в сторону…

- Сезам! Откройся! – сказал я, сам себя отвлекая от тревоги, змеей свернувшейся у меня в подсознании…

Под камнем в выдолбленном средневековом погребце скального грунта лежал приличный по размерам сверток…

- Ого! Да, это нам не помешает, продлить агонию, - ухмыльнулся я, развернув полотно свертка. – С десяток лепешек, сушеный инжир, кресало, трут… Постой,  а это что?  Вместо лампы Алладина, баклажка с какой-то жидкостью – сказал я, взболтнув содержимое.

Вытащив затычку из баклажки, понюхал:

- Вино! Ладно, оставим на вечер… Не пропадать же добру! Как говаривал одноногий Билли Бонс из «Острова Сокровищ»: Ром мне заменял хлеб, женщину, одеяло, - хлеб у нас есть, одеяло заменишь ты, Чубака, а вот только женщины тут не хватало… - грустно ухмыльнулся я.

Мы перекусили вдвоем лепешкой с инжиром, запили родниковой вкусной водой без привычного запаха хлора, а тут и бродяга вечер не заставил себя ждать, раскрыв роскошный черный лотос ночи с мириадами тычинок холодных немигающих звезд и громадным пестиком дуры-Луны, пялившейся на нас с ее высоты. Хотя, куда уж выше? Мы и так могли ее потрогать рукой за молочную грудь!

Подойдя к кучке хвороста в очаге, огороженного вертикально стоящими камнями, я вспомнил древний метод добывания огня и начал высекать искры кресалом на приготовленный мной сухой мох. После нескольких попыток, мох затлел от звездных искр и я начал надувать щеки, пытаясь вдохнуть в его иссушенную плоть  жизнь, понимая, что именно так Прометей украл огонь у Зевса. Через несколько минут весело трещал огонь, я улегся на лежанку, Чубака лег рядом и мы заворожено уставились на танцующий огонь, как кроманьонцы миллионы лет назад на их палеолитической стоянке… 

Уставший от вопросов без ответов, желая отдыха, мозг услужливо напомнил мне про баклажку и я решил залить горе космической  Пустоты Поднебесья - вселенским человеческим наплевательским забвеньем, вспомнив пьянствующего философа Хайяма:

Вода не утоляет жажды
Я пил ее… однажды…

Вытащив затычку зубами, в очередной раз понюхал вино, плескавшееся во мраке колодца удовольствий и медитаций.

- Ого!  Пахнет еще лучше! – восхитился я. Набрал в рот вина, вытянув губы трубочкой, втянул воздух, как опытные дегустаторы, пополоскал его во рту и решительно сделал несколько глотков… По  телу разлилась приятная истома, тепло и послевкусие приятного аромата. Через полчаса стало на все наплевать с пика Коммунизма и я провалился в глубокий целебный сон, бросив свои мелкие проблемы в бездонной колодец черного неба, шепча вместо молитвы свои стихи:

Напомни, Боже, пару старых нот!
Сыграй ноктюрн на ливнях синих...
Быть может - эхо оживет,
и мы увидим лик любимых?

И повернется время вспять...
И счастье нервом не порвется...
Ты у калитки будешь ждать...
И счастье тихо в дом вернется,

чтоб не поникла голова,
чтоб пропасть души не ласкала,
чтоб никогда мои слова
вниз Вечность камнем не бросала...…

***
…во сне я почуял, что я не один в этом «кошмаре»… Приоткрыв глаза, я увидел старика, сидящего у огня и задумчиво смотрящего на огонь.

продолжение https://www.proza.ru/2016/08/25/1114


Рецензии
Отлично Юджин! Приглашаю на мою страницу.

Олег Рыбаченко   11.01.2017 19:55     Заявить о нарушении
Спасибо, ОЛег!
Есть продолжение в 18 частях...вдруг найдете время...

Юджин Папуша   18.01.2017 17:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.