Расплата за добро

Кто-то из философов древности мудро заметил однажды: «Не хочешь зла - не делай добра». Звучит кощунственно по отношению к людям, стремящимся всем своим добрым сердцем помогать ближнему.
Не так давно, будучи на отдыхе, я услышала историю, происшедшую в этих краях, заставившую меня задуматься над проблемой добрых дел, сотворенных для блага одного человека, но принесших беды и несчастья многим другим людям.
Местом, где происходили описанные ниже события, стал популярный курортный район  Балтики.
В центре события оказалась семья известного в этих местах руководителя - Зарубина Алексея Михайловича.
Алексей Михайлович Зарубин, хоть и занимал высокий пост в системе местного управления, не был карьеристом или делягой. Скорее он был профессионалом  в своей области, сумевшим подобрать в свою команду таких же, как он хорошо подготовленных людей, морально порядочных, с душой и любовью выполняющих свои обязанности, ставящих общественные интересы выше своих личных.
Видимо поэтому, во  вверенном ему районе, отлично развивались все необходимые отрасли хозяйства, культуры и искусства. Жители района были вполне довольны своей властью, уважали и ценили своих руководителей.
В данном регионе не было воровства, взяток и паучьей борьбы за руководящее кресло.
Все программы развития города выполнялись беспрекословно, обеспечивая комфортное проживание коренным жителям и прекрасный отдых гостям.
Думаю, что кто-то из читателей непременно скажет, что такое положение дел в нашей стране - всего лишь оптимистическая фантастика автора, но спешу заверить дорогих читателей, что в этом прекрасном месте   все было именно так.
Алексей Михайлович Зарубин уже более семи лет руководил вверенным ему районом, все свои силы и знания отдавая любимому делу.
Жил он в  отдельном доме, доставшемся ему по наследству от предыдущего руководителя. Семья была маленькая: Алексей Михайлович и его жена - любимая и очаровательная   Нина Васильевна.
Жили они в любви и согласии уже целых десять лет, и только одно обстоятельство омрачало их жизнь - отсутствие детей.
Алексей Михайлович не жалел средств и времени, посещая вместе с супругой самых видных светил медицины, надеясь на их помощь в решении этой проблемы.
Нина Васильевна ездила и к народным целителям, и к  известным экстрасенсам. Постоянно посещала монастыри и храмы, много денег  жертвовала  на их развитие. Постоянно молилась Богу, чтобы послал им Всевышний наследников. Но годы шли, а пара так и оставалась бездетной.
Нина Васильевна занималась благотворительностью в отношении детских домов и приютов, а также, помогая одиноким матерям в обеспечении всем необходимым их детей.
Будучи талантливым дизайнером, она и профессионально разрабатывала интерьеры детских садов, яслей и интернатов для детей сирот.
Однажды к ней обратилась женщина из недалекой провинции. В своем письме она писала о двух талантливых мальчиках - братьях, оставшихся круглыми сиротами после гибели родителей.
Мальчики пели в церковном хоре, и прихожане восхищались их музыкальностью и просто ангельскими голосами.
Нина Васильевна не поленились, приехала по указанному адресу, встретилась с женщиной, приславшей ей письмо, посмотрела на мальчиков и послушала их пение во время службы. После чего она просто заболела желанием устроить будущее этих ребят.
Мальчики: Сережа и Олег, показались ей  смышлеными и приятными. Круглые сироты! Это наводило на мысль о  Божьем промысле. Такая встреча не может быть случайной, решила она. Уговорив  мужа поехать с ней и посмотреть на ребят, она робко заметила ему, что они могли бы таких талантливых  деток осчастливить. Но деткам было уже по десять лет, и это обстоятельство очень смущало мужа.
- Пойми, Нинуля, - говорил он, - в таком возрасте дети не могут воспринять нас с тобой, как своих настоящих родителей. Они уже сформировались, как личности. И потом, мы даже не знаем, какая у них наследственность. Здесь все важно. Решение принимать на скорую руку нельзя.
Жена соглашалась с ним, но уверяла мужа в том, что ее лично волнует судьба детей, а не то, будут ли они называть их мамой и папой.
- Хорошо, - внял ее уговорам муж, - давай возьмем их из приюта к себе домой на месяц и посмотрим, как будут складываться наши отношения, узнаем их характеры, привычки, уровень интеллекта и степень воспитанности.
Пробный месяц совместного проживания прошел в полном согласии и всеобщей радости от сближения с детьми. Мальчики на сближение шли охотно, проявляли уважение к приемным родителям.
Детей забрали из приюта, устроили в лучшую гимназию города, пригласили учителей, дававших им дополнительные уроки музыки, вокала, этики, иностранных языков. Дети посещали детскую спортивную школу и кружок драматического театрального искусства.
Наконец-то Алексей и Нина были счастливы тем, что имеют большую и дружную семью. Открытые и добрые по натуре люди, они не стали зацикливаться на проблеме родства. Главное сделать детей счастливыми, вырастить порядочными и честными людьми.
Братья, видя, что им ни в чем не отказывают, стали просить приемных родителей взять из того же приюта еще одного мальчика, который был, по их словам, им как старший брат и большой и самый верный их друг.
Михаил, так звали их друга, был старше ребят на четыре года. Это обстоятельство особенно смущало Алексея Михайловича. Об усыновлении здесь вообще не могло быть речи. Тем более что первое знакомство с парнем породило в душе Алексея Михайловича большие сомнения.
Но Нина Васильевна, видя, как скучают дети без своего старшего друга, уговорила мужа взять Михаила к себе в дом на проживание, не оформляя документов усыновления.
Михаил в свои четырнадцать лет был негласным лидером среди детей интерната. Он очень любил командовать и, как он выражался сам, «повелевать». Но больше всего ему хотелось вырваться из интерната на волю, обрести свободу и достойную материальную  опеку.
Он учился в местной школе, посещал секцию футбола в спортивной школе, где был даже на  хорошем счету у тренера, занимался в театральном кружке местного дома культуры, где тоже проявлял определенные таланты. В общем, артистом он был способным.
Хитрый от природы, расчетливый, несмотря на столь юный возраст, и очень амбициозный, Михаил умело руководил младшими ребятами, которые подчинялись ему во всем.
Узнав о счастливой судьбе братьев, входивших в круг его «воспитанников», как он их называл, он стал особенно внимателен к ним, что льстило самолюбию братьев, особенно Сережи. Михаил  стал внушать им, что является их негласным братом. Якобы их отец еще до женитьбы на их матери, бросил свою жену вместе с сыном - Михаилом. Его мать не перенесла такого предательства и скончалась от горя.
- Я не хотел вам об этом говорить, но мне тяжело  расставаться с вами. Я старший, и я за вас в ответе. Ради памяти матери, я буду опекать вас всегда.
Ребята пообещали уговорить приемных родителей взять к себе и Михаила и выполнили свое обещание.
Дорогому гостю выделили в  доме лучшую комнату, купили все необходимое для учебы, включая компьютер, велосипед и айфон. Правда, в школу устроили в другую, просто районную.
Первая четверть в школе для него прошла более - менее успешно. Нужно сказать, что Михаил был совсем не глуп и понимал, что школу закончить нужно обязательно. Но в отличие от интерната, здесь стать лидером для Михаила оказалось  намного труднее. А поскольку больше всего на свете Миша хотел властвовать, в нем стали быстро раскрываться самые отрицательные стороны его характера: ненависть к более успешным товарищам и преподавателям, занижавшим его «достижения».
Ему очень хотелось сплотить вокруг себя отряд ребят, уничтожающих всех его врагов.
И Миша, понимая, что для создания такого отряда нужны деньги и «подданные» стал вбивать в головы Сережи и Олега, что они будут Робин гудами, которые станут бороться против богатых, изымая у них нажитое нечестным путем имущество. Проще - грабить и убивать. А когда накопят достаточно денег, уедут жить за границу. Там можно будет купить замок, укрепить его, как неприступную крепость и жить в свое удовольствие.
- У нас будут сотни слуг, мы подкупим правителей,  а со временем захватим власть в свои руки, - вещал он. - Представляете себе какой-нибудь прекрасный город во Франции или Швейцарии, который полностью принадлежит нам!
- Но для этого нужно время, терпение, оружие и деньги. Само собой и люди. Но на этот счет у меня уже есть виды на 13 человек, включая нас троих.
- Мы - главные руководители, остальные - наши подчиненные!
Но прежде мы должны принести клятву верности нашему делу. Клясться будем на крови. Тот, кто предаст нас или выдаст нашу тайну, будет убит страшной смертью.
Клятву Михаил потребовал принести немедленно. Таким вот образом Сережа с Олегом стали участниками клятвоприношения, в результате чего у каждого из них под рукавом рубашки на руке появился шрам.
Михаил распорядился тщательно скрывать от приемных родителей свои клятвенные отметины и не выдавать их тайну даже под пытками.
- Главная наша задача, - говорил он братьям, - получить от них побольше денег на покупку оружия. Поэтому нельзя вызывать у них подозрение. Приказываю вести себя пока примерно и осторожно. В доме не воровать. Деньги эти «лопухи» нам сами дадут. Нужно лишь придумать, на что они нам нужны. А с оружием мы добудем и деньги, и власть.
- Я лично записался в кружок конструирования и моделирования воздушных объектов. Для деталей самолетов и НЛО требуются тысячи рублей. Сегодня я попробую попросить их у Алехана.
- А Алехан это кто? - спросил наивный Олег.
- Ваш приемный папаша! Кто же еще! - ответил Михаил. - Он же - главный буржуй! Ничего, придет время, мы их выпотрошим, как рождественских гусей, - заявил командир отряда.
- Но мы же им ничего плохого не сделаем? - с дрожью в голосе спросил Олег.
- Всему свое время. Поживем-увидим, - ответил предводитель.
Олег был мальчиком очень сентиментальным, ласковым и нежным, наделенным природным музыкальным талантом. Драки и издевательства над младшими ребятами воспринимал с болью в  сердце. Но он привык все делать, как брат Сережа. Сережа же все слова и мысли Михаила разделял. Ему нравилось быть Робин Гудом, борцом за равноправие и независимость.
Михаил распорядился придумать, как выудить из родителей деньги и все отдать ему в «общий котел» для приобретения оружия, обучения  стрельбе и снятия квартиры, которая бы стала их штабом, где собирались бы все члены группировки. Он говорил, что уже подобрал тринадцать человек, а дальше их станет намного больше, уверял он братьев.
Сережа сказал, что тоже станет посещать секцию моделирования, но только морских судов.
Олегу Михаил рекомендовал попросить денег на какой-нибудь музыкальный инструмент.
-  Ты можешь содрать с них самую крупную сумму, тем более что хозяйка в тебе души не чает. Уж как она старается вызвать любовь к себе! Хитрая тварь! Но и мы не лаптем щи хлебаем.
Действительно, Сергею и Михаилу на занятия в кружке и приобретение конструкторов Алексей Михайлович выделил по пять тысяч и довольный Михаил радостно потирал руки, ожидая, что Олегу вообще дадут тысяч двадцать.
Но Олегу не дали ничего. Родители сами поехали с ним в музыкальный магазин и купили ему саксофон и скрипку.
Олег забыл все  свои обещания и был на седьмом небе от радости.
Михаил же пребывал в бешенстве.  Он избил Олега до полусмерти. Мальчик еле дополз до дома.
Нина Васильевна вызвала врача на дом и тот, осматривая синяки, раны и кровоподтеки, обнаружил еще не заживший полностью шрам на руке.
- Откуда эта рана? - спросил доктор.
- Это я сам поранился, - еле слышно прошептал мальчик. Он уверял родителей, что не знает, кто напал на него сзади, повалил его, он стукнулся головой,  потерял сознание, а когда очнулся, рядом никого не было. Понятно было, что Олег врет, но родители понимали и другое: он напуган и не без основания. Олег же знал, что если  он проговорится, Михаил убьет его.
Нина Васильевна не отходила от него ни днем, ни ночью. Мальчикам было запрещено беспокоить больного. Возле него постоянно находились медсестра и врач. Михаил же охал и ахал  вместе со всеми, обещая, что, если найдет негодяя, избившего Олега, убьет его.
Но Нина Васильевна заметила, что если Михаил заглядывал в комнату, стараясь проявить заботу, Олег бледнел и прямо сжимался весь в комочек. Ее это удивляло и настораживало.
Алексей Михайлович усилил охрану ребят и жены и тайно ото всех нанял частного детектива, чтобы разобраться в случившемся.
Казалось, в семье все замерли от ужаса и страха.
Чтобы как-то разрядить обстановку, Алексей Михайлович решил свозить семью на несколько дней в Альпы. Эта поездка планировалась уже давно,  билеты на самолёт были куплены и документы оформлены, но в связи с болезнью Олега ее хотели  отменить. Но Нина Васильевна уговорила мужа съездить с Сергеем и Михаилом. Сама же решила остаться с Олегом, которого опекала особенно. Это решение очень не нравилось Михаилу. Он настаивал на том, что Олега тоже нужно взять. Дескать чистый воздух и новая обстановка быстрее поднимут его на ноги, чем любой доктор.
Он всегда мечтал поехать за границу и теперь разрывался между этим желанием и страхом, что Олег может выдать его Нине Васильевне.
Кроме того, он уже приступил к осуществлению задуманного. На полученные от Алексея Михайловича деньги он приобрел на рынке пистолет и радовался началу  осуществления  его плана.
В общем, столь желанная раньше поездка оказалась не совсем кстати.
Он много времени проводил в тире, уходил из дома под видом занятий в кружке, ездил в лесопарк тренироваться в стрельбе.
Ему очень хотелось опробовать свое оружие на деле. «Лучше всего, - думал он, - реально прикончить своих врагов, которых у него становилось все больше».
  В школе он терпеть не мог двух человек: учителя физики - Фролова Леонида Аркадьевича, который, по его мнению, занижал ему оценки, не позволил избрать его старостой класса, когда его дружки предложили его кандидатуру, и вообще не любил его.
Вторым врагом был его одноклассник - Андрей Дроздов, которого любили все: и учителя и девчонки. Он был сыном одного из руководителей города, отличник, активный общественник, спортсмен и красавец. Очень начитанный, участник всех соревнований, проводимых в школе и городе, неизменный победитель.
Он не боялся Михаила, и когда тот попытался ударить его, применил такой прием, что у Михаила рука полгода болела.
Самая красивая девочка класса - Алиса Громова была лучшей подругой Андрея.
Понятно, что амбициозный Михаил люто ненавидел Андрея и готов был убить его, не задумываясь,
Тренируясь в тире, Михаил представлял лица своих врагов и еле сдерживал себя, чтобы не пойти и не расстрелять их прямо сейчас.
Но после избиения Олега Михаил затаился, боясь, что правда выплывет наружу, и его вышвырнут из дома, как бешеную собаку. А жить в семье Зарубиных ему было удобно. Он уже привык хорошо питаться, красиво одеваться, иметь такие же вещи, как у обеспеченных детей, иметь карманные деньги. Правда, вот денег ему хотелось все больше и больше. Он ежедневно совершал подвиг над собой, борясь с желанием попробовать залезть в сейф, где хранились деньги хозяина. Он боялся сорваться, старался не думать об этом. Да и понимал, что школу необходимо закончить. Но терпение явно не входило в перечень достоинств его характера.
В конце - концов он решил, что поездка в Альпы заглушит его страдания.
Нина Васильевна была непреклонна в своем решении не оставлять Олега, и Михаил с Сережей и Алексеем Михайлович улетели в Швейцарию.
Перед отъездом Алексей Михайлович зашел к Олегу, чтобы пожелать ему скорейшего выздоровления и попытался еще раз уговорить его рассказать правду об его избиении. Но Олег очень боялся Михаила. Он знал, что угроза того, о том, что его ждет страшная и мучительная смерть, если он проговориться кому-нибудь  о случившемся - не простой звук, а реальная опасность. Поэтому на все старания Алексея Михайловича отвечал то же, что и раньше: «не знаю, кто бил, он был в маске, я его не разглядел, потому что он налетел на меня сзади, я упал, потерял сознание, когда очнулся, он уже убежал».
Олег поправлялся медленно, сказывался страх, поселившийся в душе мальчика. Он боялся выходить из своей комнаты, где был под присмотром медсестры, врача и Нины Васильевны, проводившей у  его постели большую часть своего времени.
Но когда троица улетела, он почувствовал себя в безопасности и, несмотря на головные боли, мучавшие его после перелома переносицы и ключицы, мальчик стал заниматься музыкой и уроками. Как ему хотелось остаться с тетей Ниной вдвоем навсегда. Она такая добрая, красивая, умная, внимательная к нему, как мама. Олег очень привязался ней.
В канун католического Рождества Нина Васильевна устроила ему праздник. Она повезла Олега на концерт в консерваторию, а после него они зашли в уютный ресторанчик поужинать.
Олег чувствовал себя отлично, он был бесконечно счастлив и в порыве своей радости, поцеловал руку Нины Васильевны, назвав ее любимой мамочкой.
На это Нина Васильевна с грустью заметила, что, к сожалению это не так, потому что матерям сыновья говорят правду, а он ей не доверяет, чем очень сильно ранит ее сердце. Видимо, Олежек считает ее чужим человеком, которому нельзя довериться. Говоря это, она действительно была очень грустна, а в глазах ее стояли слезы. У нее разрывалось сердце от беспокойства за него.
И тут Олег разрыдался. Он все рассказал Нине Васильевна о Михаиле, предупредив, что тот слов и угроз на ветер не бросает, что он его смертельно боится.
Нина Васильевна, ответила ему, что она предполагала что-то в этом роде. Она сказала, что Мишу нужно спасать. Видимо, он так озлоблен и несчастен, потому что натерпелся несправедливости в жизни, что Олег не должен его ненавидеть и вместе они смогут помочь Михаилу.
- Мы сделаем вид, что ничего не случилось, и я ничего не знаю. Тебя я отвезу завтра к своим родителям. Там ты будешь продолжать лечение в местной клинике, а всем я скажу, что тебе стало хуже, и я отправила тебя на лечение в Германию.
- Боже мой, - все еще рыдая, проговорил Олег, - если бы вы знали, как мне хорошо у вас, как я люблю вас и Алексея Михайловича. Я так благодарен судьбе, что Вы меня нашли, мама.
Нина Васильевна не спала всю ночь. Ей пришла в голову мысль посмотреть Мишины вещи.
Прежде всего, ее интересовали его успехи в школе. Расстроенная женщина перебирала его тетради, учебники. Взгляд ее остановился на книжных полках. Ей захотелось понять, что он читает, чем интересуется. Она вытащила несколько книг сразу и вдруг заметила пакет за книгами. Взяв пакет в руки, несчастная женщина ощутила что-то твердое. Развернув его, она дрожащей рукой достала пистолет. Нина Васильевна не знала, что и думать, но сердце ее сжалось от предчувствия беды. Она боялась и за Олега, к которому привязалась всем сердцем. Именно он ей был особенно дорог и близок. Она страдала от жалости к Мишеньке, такому несчастному и одинокому ребенку. Она не знала, как поступить правильно, чтобы все дети были здоровы и счастливы. Положив оружие на место, совершенно разбитая Нина на ватных ногах отправилась в свою комнату. Только теперь она по-настоящему поняла весь ужас надвигающейся катастрофы.
Рано утром, когда за окном еще чернела непроглядная тьма, Нина Васильевна разбудила Олега, накормила его завтраком и отвезла к своим родителям в другой город. Там, она организовала его лечение и охрану, договорилась с местными учителями, у которых училась еще сама, чтобы давали Олегу уроки, расцеловала своих родителей и поехала домой.
Именно сегодня возвращались из поездки ее муж и Сережа с Михаилом.
Она встретила их радостно и печально одновременно. Радостно, потому что соскучилась по ним, и грустно, потому что Олегу стало хуже и его пришлось отправить в Германию по совету врачей.
На недоуменный взгляд мужа, она лишь глазами показала, что расскажет ему все наедине.
Обед прошел очень живо, ребята были полны впечатлений от горных лыж, взахлеб обсуждали свои успехи и строили планы о поездке в Альпы в конце зимы.
Нина Васильевна лишь отметила про себя, что Михаил очень обрадовался, что Олега отправили в Германию. Узнав, что лечение будет долгим, скорее всего не меньше года, он прямо просиял.
- Пусть лечится, может, станет крепче, нам хлюпики не нужны, - смеясь, проговорил он.
После ужина, Нина Васильевна, сославшись на головную боль, пригласила мужа на вечернюю прогулку, во время которой рассказала ему всю правду о Михаиле. При этом она просила мужа быть снисходительным к молодому человеку, ведь его жизнь была такой нелегкой.
Алексей Михайлович не стал спорить с женой и показывать свое негодование. Просто на следующий день он поручил нанятому детективу следить за каждым шагом Михаила и давать отчет о каждом приведенном дне ему лично. Следует отметить, что Михаил имел волчье чутье. Он не мог понять, что происходит вокруг него, но всей своей шкурой чувствовал, что что-то не так.
Он с особым упорством продолжал тренироваться в тире. Достичь высоких результатов ему мешало слабое зрение, а очки носить он не хотел, с детства призирая очкариков, считая их неполноценными хлюпиками.
Тренируясь в тире, он шептал про себя:
- Чует мое сердце, что расправа с врагами вот- вот грядет!
Где бы достать денег, чтобы вооружить всех членов своей группы. А ребят он действительно набрал: три человека из своего класса, которые признали в нем вожака и старались избрать его старостой класса. Пять человек нашел в своем и соседнем дворах. Эти ребята, вечно слонявшиеся без дела, стали для него легкой добычей. Детки хотели красивой жизни, но ни учиться, ни работать не желали. А еще трое из спортивной школы были пока под вопросом.
Михаилу не терпелось стать командиром. «Приказывать и наказывать - вот мой девиз!» - решил он.
Но где взять деньги? Вот в чем вопрос.
Идея созрела мгновенно, когда он услышал, как ненавистный физик сказал химичке:
- Зоя Викторовна, зарплату выдают. Я занял для вас очередь. Поспешите, сегодня нам обещали выплатить все недоплаты, которые задерживали целых полгода.
- Прекрасно, - прошептал Михаил. - Вот ты меня, гад, и профинансируешь! - злорадно усмехнулся он. - Я с вами со всеми поквитаюсь. Что там ваши разведчики в тылу врага. Я - супермен!
Он ушел с урока истории и помчался домой за пистолетом.
Нина Васильевна встретила его с обеспокоенной улыбкой:
- Что случилось, Мишенька, ты не заболел?
- Нет, тетя Нина, я забыл тетрадь по истории и меня отправили за ней.
Он быстро прошел в свою комнату, отодвинул книги на полке и достал спрятанный там пистолет, прикрыл его курткой и выскочил на улицу.
Михаил не пошел обратно в школу. Он знал, что у физика еще один урок и решил подождать его у парка, через который тот проходил всегда после окончания уроков по дороге к дому.
Здесь было удобно из-за кустов следить за всеми проходящими. Он уселся там, на старой скамейке, спрятанной в тени двух елей. Достал пистолет, зарядил его, положил в карман куртки. Затем закурил, чтобы успокоиться. Но он был взвинчен, и охватившая его дрожь нетерпения никак не унималась. Он походил по аллее, попрыгал, растер руки. Стало полегче.
Михаил заметил, что появился какой-то мужик и неспеша проковылял мимо. Но физик все не появлялся. «Вдруг он пойдет другой дорогой», - с ужасом подумал Михаил. Придется вернуться к школе и следить из-за забора за всеми выходящими.
Он опрометью бросился к школе и чуть не столкнулся нос к носу с  физиком. Но тот не обратил на него внимания, явно спеша по своим делам. И шагал он совсем а другую сторону. Михаил незаметно двинулся за ним.
Леонид Аркадьевич преподавал физику в школе всего два года, после выхода на пенсию. До этого, почти всю жизнь он работал в НИИ. В последние пятнадцать лет в качестве заместителя директора. Его знала вся научная общественность как видного специалиста, доктора физико-математических наук, лауреата множества международных премий за достижения и открытия в области физики. Но после смерти директора института, его заменил чиновник, мало что понимающий в проблемах, которыми занимался институт и не прислушивающийся к мнению профессионалов. Леонид Аркадьевич терпеть такого невежды не смог и ушел на пенсию. Поскольку сидеть без дела он не умел, а рядом с домом находилась школа, он пошел преподавать физику.
Уроки в старших классах он вел великолепно, и ребята обожали его. Но был всегда принципиален в оценке знаний и требователен в отношении порядочности и честности своих подопечных. Будучи классным руководителем, именно в классе, в котором учился Михаил, он досконально изучил каждого ученика.
Михаила, действительно, он не любил, чувствовал в нем «второе дно» и категорически был против того, чтобы он стал старостой класса. «Смутный парень, - думал он о Михаиле, - никаких признаков порядочности. Такому и убить и предать - раз плюнуть». Умел он видеть нутро каждого.
 Сегодня он спешил купить подарок для внучки и поэтому по сторонам не смотрел, а целенаправленно двигался в сторону магазина электронной  техники. Решил выбрать и купить айфон.
Он уже проходил безлюдным переулком, приближаясь к цели, когда выстрел в спину догнал его, и он, так ничего и не поняв, мгновенно скончался.
Михаил бросился к трупу, вытащил портмоне и бегом помчался в сторону стадиона, где должен был сегодня тренироваться. Необходимо обзавестись алиби на всякий случай, решил он.
За ним устремился Николай Щербаков, частный детектив, нанятый Алексеем Михайловичем.
Он сообщил заказчику о происшедшем, но Алексей Михайлович уже был предупрежден женой, что Миша приходил во время уроков и забрал пистолет. Нина была на гране сердечного приступа. Алексей, как мог, успокоил жену, прихватил с собой пару охранников и помчался к месту, указанному Николаем.
Поэтому Михаил чуть не попал под его машину, резко затормозившую почти перед ним. Из машины выскочили два охранника, за ними Алексей Михайлович.
- Миша, брось пистолет, - громко сказал ему Алексей Михайлович.
- Ага, так и разбежался выполнять ваши приказы, - ответил Миша  и наставил пистолет на ближнего к нему охранника.
Второй рванулся на него, и Михаил выстрелил в него дважды. Охранник рухнул на землю, Михаил бросился бежать. Но выстрел первого охранника не дал ему далеко уйти.
Уже умирая, Михаил  успел выстрелить в Алексея Михайловича.
К счастью, он попал лишь в рукав пальто своего покровителя.
После всего случившегося Сережа полностью разделяющий взгляды своего старшего товарища, попросил Зарубиных отправить его обратно в приют.
Алексей Михайлович устроил его в интернат для детей, наделенных музыкальным талантом.
Нина Васильевна с Олегом стали постоянно навещать его.
 Пережитый ужас не заставил супругу Алексея Михайловича отступиться от добрых дел. Ее вера в то, что Сергей вернется в семью и вырастет порядочным человеком, заслуживает уважения. Похоже, что в данном случае, она старается не зря.
Жители соседнего дома рассказывают, что Сережа и сам часто приходит в гости к Зарубиным и остается там по несколько дней.
Как говориться: «Дай им. Бог!».
Но все же парадокс добрых дел остается. История знает множество случаев, когда добро, сделанное для одного человека,  оборачивалось, большим злом для других людей.
В нашем случае погибли два замечательных человека, заплатив за добро очень уважаемой семьи. Погиб и юноша, стремящийся к деньгам и власти, ради которого, в том числе, и делалось это добро.
Парадокс?! Или закономерность...

Август 2016 г.


Рецензии
Грустная история.
И не совсем понятная. Зачем же нужно было жить в страхе и ожидании, чтобы не произошло что-то страшное?
Найденное оружие, втайне хранимое, говорило уже само за себя: быть беде.
В том, что погибли люди вина не только хозяина этого оружия, но и того, кто скрыл это обстоятельство, т.е. приёмных родителей.
Хранение незаконного оружия - это уже статья. Нужно было действовать по Закону, а не по рассуждениям: мальчик озлобится, если узнает, что в его комнате был обыск.
И не детективов нужно было нанимать приёмному отцу, а сразу же пресекать готовящее преступление, поскольку наличие оружия у подростка именно о таком его намерении и говорило.
Вы спрашиваете, случившееся - Парадокс или закономерность?
В данной ситуации, конечно же, закономерность: "ружьё, висящее на стене, в первом акте пьесы, обязательно должно выстрелить в последнем."
Давно известная истина. А произошедшее её подтверждает.
"Благими намерениями выслана дорога в ад" - поговорка, тоже не один раз подтверждённая жизнью и Вашим рассказом.
После такого рассказа, люди, прочитавшие его и собиравшиеся усыновить ребёнка, тысячу раз задумаются над вопросом, а стоит ли это делать.
Так что Ваш рассказ больше несёт отрицательный посыл, чем положительный, не смотря на то, что вроде бы приёмными родителями сделано ДОБРО - в семью приняты сироты, и это должно бы было служить примером для других.
Но... иногда и родные дети, выросшие в порядочных и благопристойных семьях, почему-то бывают неуправляемыми. И вот тут уж точно - парадокс.
Рассказ очень душещипательный, который, к сожалению, заставит многих задуматься: а стоит ли делать такие добрые дела?
Всего Вам хорошего!

Людмила Калачева   10.12.2016 05:38     Заявить о нарушении
Спасибо , Людмила !
Полностью согласна с Вашими доводами !
Задумываться над тем, брать или не брать , обязательно нужно, иначе беда.
Ну, а что касается родных детей , выросших преступниками, несмотря на все старания родителей сделать их порядочными людьми , как говорится , "в семье не без урода " . Это страшная боль для родителей , мне их искренне жаль, как и родителей , усыновивших чужих. детей , но получивших в ответ озлобленность и ненависть .
Проблема очень сложная и ответственная . Не каждый может ее решить .
С признательностью , Жанна .

Жанна Светлова   10.12.2016 17:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.