Сила духа

                                                      
 Сила духа   

(пути единой сути)


- Мечты, мечты, где ваша сила духа..? О слабости уже не говорююю… - как-то сказал великий поэт с протяжкой на последнюю гласную, после чего тяжко вздохнул и сильно задумался. (о чём задумался,  неведомо до сих пор, как то, об чём думал, он не сказал, но по первым словам великого изречения можно сделать великое заключение, что думал он исключительно - о мечтах!) Впрочем, мечты, это такие штуковины, которые иногда имеют способность сбываться, но тут есть одно – но! Не всё, что сбывается – к лучшему, даже из благих намерений, особо в сумбуре великого – бытия.


                                                             * *    *


Если чуть-чуть, самую малость забежать впереди паровоза, и маленечко приоткрыть тайну новеллы, которую Вы, на грани остановки дыхания, с большим  интересом читаете, можно сказать, что у прораба строительного участка тоже была золотая мечта - внедрить в бригаду Семёновича инновационного работника, чтобы бригада трудилась по-новому, стала передовой и избавилась от пережитков проклятого прошлого, пьянок, простоев и перекуров, а у бригадира Семёновича, который ещё с пионерских лет любил сдавать металлолом, была другая мечта - собрать как можно больше металлолома - цветнины, (металлолом из цветного металла), по показателям наивысшей прибыли, как любил говорить сам Семёныч, что слух его просто ласкало, а сердце грело до незыблемой сути. Правда, в отличие от прораба, цветнину Семёныч сдавал на личные нужды, из корыстных, так сказать побуждений, исключительно на благо себя, совершенно не думая (сволочь такая) о своей великой стране! (честно сказать, о благе страны сейчас мало кто думает, но те, кто об этом заботятся – имеют значение!). Семёныч был очень уж заскорузлый, жил в основном благими заботами (ой, простите пожалуйста – заботами о благе), но за жизненной суетой его мало интересовал тот мир, в котором живёт, не говоря уже о стране, в которой живёт… Он больше заботился о личной наживе, где взять тот самый металлом, который сейчас тихо покоится, словно картошка в мешке. А законы мира и разного тяготения, тем временем, тоже жили своей личной жизнью вместе с Семёновичем, что Семёновича, как и многих из нас, по-прежнему мало-мало интересуют, или не интересуют вообще!

(Семёныч даже не представлял, в какую сторону вращается наша планета,  почему наступают времена года, оборачивается ли луна вокруг своей оси, если смотрит на землю только одной стороной, почему спутник летит по орбите, как космонавты улетели с луны, почему притягивает земля и такое всё прочее…)
(Земля вращается против часовой стрелки, если смотреть с северного полюса, времена года наступают благодаря смещению оси земли, Луна вращается вокруг своей оси за один поворот вокруг земли, спутник летит по орбите на той самой скорости, на которой нужно лететь, скорость будет чуть ниже, он упадёт, выше, улетит в космическое пространство, с Луны поднимаются как и с Земли, благодаря разгонному блоку, только с Луны легче подняться в шесть раз, если всё это представить, всё равно не поймёте, да и нужно ли понимать, если забот хватает без этого, то начальник орёт, потому, что дышишь не тем местом, то, что-то не успеваем, то живём как-то не так, или не так что-то делаем, или делаем правильно, но творится что-то не так, в общем, всё так же, как в жизни…).

Семёныч не знал, почему притягивает земля, но жил по закону этого притяжения, а это всё означало, что он, падая с велосипеда, летит именно вниз - на землю, а ни куда-то в другое пространство.
 
- Вот, упал бы мне с неба на землю кусочек титана, где-нибудь на пол тонны, я бы его быстренько сдал в пункт приёма – стал в уме умножать цену на вес сданного металлолома Семёныч, после чего тяжко вздохнул и сильно задумался. (о чём думал Семёныч, неведомо до сих пор неизвестно, так как то, о чём думал, он не сказал, но по первым мыслям Семёновича, можно твёрдо предположить, что думал он, как и великий поэт, исключительно - о мечтах!) А мечты – это пути единой сути… (да-да! это именно так, как бы что-то не говорили читатели, которым герои моих новелл иной раз имеют наглость, о ужос – присниться!)

(вот, читает, к примеру, новеллу дорого мой читатель, а сам присмотрел где-то трубу из чугуния, а за мыслями думает, как бы ему это дело приватизировать, не пропадать же добру? и ему невдомёк, что где-то там, высоко-высоко, выше неба и облаков, по законам всемирного тяготения, да нет, не на земной, а выше, на лунной орбите, летает лет сорок разгонный блок из титана весом  пол тонны не меньше.  Вероятность упасть возле читателя, очень ничтожна, но она всё-таки – есть! о чём он даже и не мечтает и совершенно не думает, - почему не падает двухколёсный велосипед..? что-что? трижды спросите вы, при чём здесь двухколёсный велосипед? и трижды будете правы! он ни при чём! хотя, нет! при том же, при чём и разгонный блок от ракеты, который до поры до времени тоже - не падает! эх, чудна порой наша жизнь, боже праведный,  чудна до полного неприличия…)

Ох, да, чуть не забыл! Чуть-чуть не забыл, описать потрет бригадира Семёновича – хитрый, лукавый и лысый, когда пишет четыре, два всегда держит в уме, копейку, стало быть – бе-ре-жет!  В чудо не верит, но мечтает о нём, и даже видит во сне, как на его участок, где он живёт в Подмосковье, падает с неба… Правда, он жил всегда в ожидании худшего, а в ожидании худшего, тоже есть - свои прелести!!!


* * *


В то время, когда атмосфера Москвы была просто прошита разными смсками, телефонными разговорами, паролями и письмами интернета, пронизана и пробита так плотно, что пророй было трудно пройти, не запутавшись в паутине этих сигналов, от которых нигде нельзя было скрыться, даже в Московском метро, на глубину которого редкий крот зарывался...   В это самое время землеройки как по команде ползли строго на запад, очевидно в надежде на лучшую жизнь, а бригадир строительной бригады, освещая пространство тусклого кабинета загадочным фонарём, что приютился под глазом, отчаянно жестикулировал перед носом прораба:
- Всё! Баста! Я с этим вашим новым рабочим больше работать не буду…! – словно кувалдой, махнул рукой бригадир, под удивительные взгляды прораба,  который до крайности был удивлён красноречием бригадира. (прораб – производитель работ, бригадир, от  корабля - бриг).
- В чём дело, Семёныч, и откуда под глазом фингал...? – спросил прораб бригадира, на лице которого вдруг засияла улыбка.
- С велосипеда упал, что к работе никакого отношения не имеет...! – досадно крякнул Семёныч. - Такая трудовая дисциплина них… никуда не годится! - тут же поправился бригадир. - Я ему, этому вашему инновационному работнику три раза сказал русским языком, целых три раза!!! – показал три пальца прорабу Семёныч. - У нас рабочий день в восемь утра начинается, а он в шесть уже на работе!!! – стукнул Семёнович кулаком по столу. – Рабочий день заканчивается в пять вечера, а он до семи на работе, не уходит с работы и всё… – Всю бригаду, понимаешь ли, баламутит!!! – Я ему, сядь, покури, работа не волк, в лес ведь не убежит… - в досаде махнул рукою в сторону леса Семёныч.  – А он мне: - Я что, курить на работу пришел??? - Кстати, он некурящий… - снова махнул рукой бригадир.
- Да ты руками-то не маши у меня перед носом, так бы работал, как машешь руками – снова улыбнулся прораб. – Да поменьше б курил и балдежом занимался…
- А он мне: - Работу давай, раз я на работу пришел!!! Я что, курить на работу пришел или работать? – кипятился Семёныч. - Пред бригадой совсем неудобно, ей Богу, прямо позор, это он мне, бригадиру указывает, как надо работать… Я ему  сядь, посиди, подумай маленько, как сделать бригаду передовой! А ён: - Ты бригадир, ты и думай, а мне работу давай!!! Пять минут посидит без работы и ну меня брать за горло! Рубаху рвёт на себе и каской стучит! Говорит: - Нужно работать, тогда бригада и будет - передавая, сама сделается передовой, а если все будут думать всю смену, то Россия отсталой так и останется!   Она и так на последних местах по производительности труда… Говорит: - Давай мне работу и всё! Вот, вынь да положь!!! Прямо на блюдечке поднеси… Ну, что ты скажешь, прораб? – со знаком вопроса уставился на прораба Семёныч.
- Бог лес не сравнял, и людей не сровняет… - как в глубину, с головой погружаясь в суть дела, ответил прораб, что нёс в мир силу духа. - Семёныч, я тебе специально такого работника  подобрал, из инновационистов…. Чтобы в руках работа – кипела, горела и полыхала, как битум во время пожара! А что у тебя делается на объекте? То раствора вот не было, а когда раствор привезли, крановщик сразу напился, раствор стало некому выгружать, а пока протрезвел,  раствор в машине застыл!  Да ещё, наверное, курите много, и так в Москве нечем дышать!  Слушай, Семёныч, ты случайно не знаешь, почему не падает велосипед? – неожиданно спросил бригадира прораб.
- Чего-чего…? – удивился Семёныч, которому в этот момент не хватило элементарного зла, он сидел, и пытался прогнать ненужные мысли, ведь в душе у него была – пустота!
- Велосипед, говорю, не падает – почему?
- А причём тут велосипед? – снова удивился Семёныч.
- Не знаешь, почему он не падает, ведь у него только два колеса…? Я, например, это не знаюююю, и ты тоже не знаешь… - развёл руками прораб, ставя Семёныча перед фактом. – Слушай, Семёныч, давай это спросим у твоего нового работника, может, он знает ответ?


- Велосипед не падает только лишь потому, что человек, сидящий на нём, изменяет направление движения, исключительно для того, чтобы удержать равновесие центра тяжести, что находится выше точки опоры –  чётко и без запинки сказал новый работник.
- Молодец! – захлопал в ладошки прораб. - А ты вот, Семёныч, равновесие что-то, не удержал, потому, что не смог, не смог изменить своё направление жизни верхом на велосипеде… - вдруг расплылся в улыбке прораб. – Посему светишь фингалом, чем озаряешь свой жизненный путь… Нет бы беды смывать слезами от смеха, вместо того, чтобы матом кроить, ты без мата и разговаривать не умеешь… Вот скажи мне, Семёныч, для чего ты ругаешься матом? – уставился на бригадира прораб, на что бригадир сурово молчал. – Ну вот, опять ответа не знаешь! Как вы думаете, какой ответ на этот вопрос? – перевёл взгляд прораб на работника, который застыл в диком недоумении создавшейся ситуации, что к работе строителя никакого отношения не имела.
- Для передачи более ясного образа мысли… - уверенно выдал инновационный работник, бросив взгляд на прораба.



Ба! На строительном участке было так много грязи, и вся грязь была такая лечебная, представляете, где упал, там и выздоровел! Грязи было целое созидание, а созидание, настроение всегда - улучшает…  М-да, как бы вам не было плохо, легче всего жалеть самого себя.

(мне очень интересно узнать, везло ли кому-нибудь из читателей с женой и с мечтами одновременно? что-что? вам везло больше с мечтами? но о жене вы тоже когда-то мечтали? эх, кто один раз женился – счастливые люди! а кто три раза женился, три раза счастливы – втройне!)

Семёновичу с женой повезло, она каждый вечер ему говорила: - О Боже… - хваталась его половина руками за голову, - какая бы я была дура, если бы за тебя замуж не вышла, а вышла за кого-то другого! Но я вышла именно за тебя… Семёныч, ты чувствуешь разницу? – тыкала в бок супруга Семёновичу.

                                                   
                                                             * * *


Когда Американские астронавты взлетали с луны, разгонный блок их хорошо рррразогнал, он вывел поднимаемый аппарат на окололунную, и отстегнулся, отстыковался, отпочковался, отменьживался… - от своего дальнейшего будущего! Если так можно сказать о неодушевлённом предмете.
Разгонный блок красиво летел в дальнем космосе, он видел такие пейзажи, что дух не просто захватывало, а выворачивало наружу, то есть – наизнанку! Кружась на орбите, он много раз видел обратную сторону у Луны,  видел Землю с Лунной орбиты,  видел кометы и астероиды, но на Лунной орбите он почему-то не удержался и потихонечку, не спеша полетел внизззз под горку к Земле, ведь он сделан был именно на Земле! Земля была его родиной, она его звала и манила, ждала его возвращения, Земля была его голубая мечта. Тянула, как пиво голодного астронавта на новогоднем столе… Разгонный блок много лет стремился к Земле, ему снилась трава по эту сторону жизни, а яркие звёзды уже надоели. (увы, дорогой мой читатель, когда трава по ту сторону жизни, не снится уже – ни-че-го!) И вот, настало то самое время, когда плотные слои Земной атмосферы стали разгонный блок сильно рррразогревать на достаточно большой высоте, над Землёй, где были моря и океаны, материки и его величество – жизнь, с бригадиром, прорабом, мечтами и инновациями, и домом Семёновича в Подмосковье, в который Семёнович приехал после работы на электричке злой и сердитый. Жена Семёновича просто читала мысли супруга, она сразу поставила бутылку водки на стол, но её бригадир в этот раз допить не успел. Он только поднёс к губам двухсотграммовый гранёный стакан, и только на выдохе сладко зажмурился в предчувствие чуда, как в небе страшно так заревело, отдавая по металлической крыше Семёновича, что звук только усиливала…  Семёныч стакан опрокинуть – успел, но беда, закусить – не успел!


* * *

 
Всё вокруг затряслось, заревело и зазвенело!!! Семёныч, с перепугу забыв о жене, тут же ринулся из дому, стремительной молнией раскочил в огород, по пути ногой отбросив собаку, что б под ногами не путалась. Он кинулся убеганто и в рассыпуро! В жутком страхе метанто по огороду, молился лишь об одном - о себе! А рёв с неба только усиливался, и только шальной глава семьи молодым лосём скаканунто на пять метров в сторону, как на то самое место, прямо на грядку с капустой, с которой он только что стартовал, рррррасгонный блок с аааагромнейшей высоты на агромаднейшей скорости кэ-эк……. Пррриземлися!!!!! Кэ-эк, тррррахнул, ахнул, бабахнулллл…, от чего Семёнович на грани помутнения сознания так стреманулся, что проблема с запором, чем он долго страдал, вдруг разом – решилась, а ещё он подумал, что душа с телом – скоро расстанутся…


* * *


Так разгонный блок вернулся на землю, мечта бригадира сбылась, правда, от мечты у Семёныча случался, инфаркто-миокардо и сила духа была что-то потеряна, от чего он заговорил почему-то по-итальянски, а деньги стали ему вдруг не нужны.


                                    
                                 
                                                           Андрей Днепровский – Безбашенный. (A.DNEPR)                  


                                                                              вышел на улицу, а небо звёздное-звёздное…



Какими бы не были наши пути, их суть только одна – прожить от рождения и до смерти…    Андрей Д.Б.                                          
                                                                                                                              26 августа 2016г

 
«Жестокость, это черта характера добрых людей, она возникает только тогда, когда об твою доброту начинают вытирать ноги. Не миритесь с тем, кто равнодушен к вашему сердцу…»
так сказали Великие, которые знали, что говорить.


Счастье - при жизни душевный покой! 20 лет искал ответ на этот вопрос, правда, Сократ нашел его ещё раньше…            С улыбкой!

Хорошая женщина сделает человека счастливым, плохая философом, или писателем, в самом плохом случае…               Сократ. 399 лет до нашей эры.

 
 Ваш покорный слуга, с улыбкой и низким поклоном!


Рецензии
Действительно, легче жалеть самого себя, но надо ли? Спасибо! Удачи и всего доброго Вам!

Галина Михалева   22.10.2016 01:45     Заявить о нарушении
Галина, светлых Вам дней! Спасибо, что заглянулииии... А жалеть себя - надо! Иначе, кроме себя никто не пожалеет:))))

Андрей Днепровский-Безбашенный   22.10.2016 01:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.