Сингулярий-глава 16

       16  Святость, жировоск и другие версии

Мысленно возвратившись в апрель 200... года, Карабин угодил ботинком в глубокую лужу , нарисованную хмурым, весенним понедельником.  Из-за череды дождей у въезда в морг образовалась рытвина -  пару раз  катафалк нырял в нее колесами, отчего гроб с покойником, под скорбное возмущение родичей, давал опасный крен.
Возле входа курил мрачный Демишев , который на немой вопрос Карабина лишь отмахнулся : мол,кушать подано!
Это означало одно -работы хренова гора.
-Два шашлыка, три  какашки , пара лимончиков,  акробат  и живчик. А… еще «взлетка». Короче, полный форшмак -уныло перечислял Демишев . Вид у него был помятый .
“Maza Faka”-подумал Карабин , предчувствие, насчет тяжелого трудового дня  не обмануло.
Перечисленное коллегой давало четкую картину того ,что ждет санитаров сегодня.  На  их “сленге”  шашлык означал обгорелый труп, а какашка-гнилостно измененное тело крайне неприглядного вида . В этом ряду самыми бодрыми выглядели “лимончики”-трупы  желтушного цвета.  Акробатом называли того, кто попал под колеса, выпал из окна, решил прыгнуть с парашютом и тот не раскрылся, ну и так далее. Но самым проблемным был, безусловно, живчик-    «веселый» труп труп, кишащий опарышами.
В процессе работы Карабин, как впрочем и другие санитары, был невозмутим, как мясник на городском рынке. В зависимости от причин смерти и внешнего вида, трупы были чем угодно: «кеглями», «полуфабрикатами» , «хляками», подснежниками, но уже не людьми. Живые снаряжали мертвых в последний путь, складывали в футляры гробов эти перегоревшие «лампы». Первое время Карабин думал , что от такой ежедневной чернухи съедет с катушек, но понемногу привык.
-Да… чуть не забыл -наморщил лоб Демишев-пойдем, покажу. Там такой уникум поступил , ты прозреешь.
От увиденного глаза Карабина полезли на лоб . На каталке лежала голова мужчины. Словно не веря в собственную смерть, ее глаза были выпучены и казалось, вот-вот вывалятся из глазниц.
-О , майн гот, что за хрень ?-выдохнул Карабин.
-Несчастный случай на производстве. Что с ним делать, ума не приложу, в таком виде родным не покажешь- вздохнул Демишев.
С ужасом Карабин рассмотрел, что голова не отрублена и от нее тянется красный, изломанный хвост хребта, неведомой силой выдранного наружу. Также, грудой обмякшего мяса, на столе лежало лишенное костяка туловище, зияя развороченной , с повисшими кожными лоскутами кожи, шеей. Через брюшную полость проходила свежая стежка шва—результат вскрытия по Шору.
- Ни хераськи себе производственная травма!-воскликнул Карабин- Где он работал?
-На «Моторостроителе». Несоблюдение норм безопасности, вследствие употребления алкоголя. Под какой-то станок навороченный попал-, Демишев проговорил это со злым раздражением. Карабину представилось железное, с зачатками ии чудище, высмотревшее среди работяг первую жертву.
-К утру надо привести в порядок. Я тут пытался этого змея назад впихнуть, ни хера не выходит. Да и башка после вчерашнего раскалывается .
Судя по всему, Демишев хотел скинуть «запару» на Карабина.
-Говно вопрос -ответил тот- через сколько “лимузин” подкатит? Давай со взлеткой разберемся.
Через полчаса, засучив рукава, четверо санитаров очищали «взлетку». Это был длинный подвальный коридор , который какой то остряк сравнил со взлетной полосой. С той поры название и приклеилось. Отсюда, упакованные в мешки и пронумерованные трупы, или части тел, начинали свой путь к могилам неизвестных. Бомжи, тела неопознаных, и прочий тяжелый контингент. Ходили целые легенды, что в горячие девяностые, оборотистые санитары грузили со взлетки “неудобные тела”, за что получали щедрые гонорары от братков.
К этой весне неизвестных накопилось изрядно. Мешки тягали прямо к “лимузину”(так называли труповозку третьего класса - грузовик с открытым кузовом). От мертвецов шел тяжелый , морозный дух. Тут были такие, что по полгода отдыхали от жизни в холодильнике. При броске в кузов ,они издавали деревянный грохот. Во время таскания трупов Карабин затыкал уши плеером и включал «Гражданскую Оборону». Мертвые не тлеют , не горят, не потеют , не болят...
Вскоре “лимузин” уехал. Темный коридор с серыми пятнистыми стенами, вдоль которых змеились ржавые, с облупившейся краской трубы, опустел. Совсем ненадолго. Уже к вечеру поступят новые «счастливчики». Карабин знал это по опыту.
После короткого перекура он продолжил работу в секционке . Голова -змея все также пытливо пялилась на него : «дескать, задала я тебе задачку, а?» Окинув ее строгим взглядом Карабин сразу счел идею Демишева утопичной. Воткнуть хребет обратно в туловище, как шпагу в ножны , было нереально, поэтому с помощью фрезы он ловко отделил голову работяги от позвоночника. Лишенная своего венца костяная “флейта» была отправлена в органокомплекс. Теперь пришлось подумать, как воссоединить голову с телом. Вариант “пришить” не годился, выйдет откровенная лажа , шалтай-болтай. Хорошая идея пришла к Карабину после минутного раздумья . Мысленно похвалив себя за находчивость, он приступил к вскрытию черепной коробки. Бодро загудела “фреза”и вскоре то, что координировало жизнь трупа , создавая его мысли и поступки , понукая к выбросам спермы и к планам на будущее , склизкой массой плюхнулось в таз. После этой процедуры Карабину показалось ,что взгляд головы “поглупел” и он спрятал его под мертвые веки. И вот, оскаленный ужас на лице сменился маской спокойствия, так что призрак моторостроителя, где бы он не находился, мог быть доволен.
Сквозь веки поблескивали склеры и казалось , что мертвый подглядывает за Карабиным. Тот решил проблему с помощью суперклея, осторожно сжав пальцами ресницы трупа. Итак, мертвая голова была готова опять примкнуть к телу. Для соблюдения ритуальной эстетики, так сказать. Другого толку от воссоединения не было. Теперь предстоял главный этап работы. Придумать такое мог разве что обкуренный панк – эта мысль веселила Карабина, потому что панков он уважал. Необходимый реквизит находился в "уголке" Абросимовой , где в строгом немецком порядке стоял рабочий арсенал уборщицы.
Простое, как дважды два, решение было столь очевидным , что недовольство хмурой тетки по поводу испорченного инвентаря , воспринималось как комплимент. Искусственный позвоночник Карабин соорудил из новенькой , пахнущей древесной стружкой швабры, укоротив ее на нужное количество сантиметров. “ Новая кость ” вошла в туловище как нож в масло , потом , на торчащий из основания шеи деревянный штырь с мокрым хрустом водрузилась голова , придав трупу окончательный и цельный вид.
-Молодчага-кратко оценил работу Козырев,а Демишев аж присвистнул и замер в секционной почесывая затылок
После реставрации Карабин приступил к ретуши. В конце концов, одетая в похоронные костюм и штиблеты, жертва заводского Молоха выглядела почти лондонским денди. “Живость” его лицу придавал слой тонального крема “Балет” и акриловые краски , покрывшие щеки умеренным румянцем.
            Когда схлынул поток работы , а понедельник перевалил за семь вечера , две кофейные чашки дымились в кабинете Козырева. На  столе стояла вазочка с батончиками фабрики “Рот Фронт”, «Красным маком» фабрики «Рошен» и зефиром.
-Ты полагаешь это нормально, если вместо  истлевшей одежды и скелета, я вижу свежего  жмура, да еще в полной эссесовской амуниции? Я в прабабушкин рассказ верил так...фифти-фифти...поехал чисто из интереса, к тому же в деревне давно не был- Карабин следил за взглядом Козырева и продолжал: это ж противоречит закону материи, как ты это объяснишь?...
-Дела-а-а-а...- протянул Козырев, внимательно разглядывая снимки на телефоне-.Я конечно читал про случаи природной мумификации, типа...Даши-Доржо-Итигэлова -главного ламы буддистов  Восточной Сибири, умер как и положено йогу высшего ранга, медитируя в позе лотоса в далеком 27-ом. Потом, в разные годы проводились эксгумации и всякий раз ученые отмечали , что останки ламы не поддаются тлению. Инфракрасная спектроскопия показала их сходность с живой материей, просто процессы жизнедеятельности в тысячу раз замедлены. Может твой жмур какой-нибудь маг или святой?.
-Меньше всего он похож на святого...Слушай , а вдруг там почва особая? Если на сельском  кладбище все мертвяки в таком состоянии, никто ж не проверял – предположил Карабин.
-Хочешь устроить массовую эксгумацию? Ну-ну-усмехнулся Миша -такие случаи называют четвертым состоянием смерти, нетленность - эквивалент святости. Твой фриц -дядя очень серьезный , ты говорил, что при нем были мундир , шинель и какая то трубка? Я хочу посмотреть, поехали к тебе.
По дороге Козырев просветил Карабина насчет “жировосков”, трупов хорошей степени сохранности , извлеченных из торфяных болот.
-В белорусских топях недавно обнаружили с десяток бойцов Советской Армии , погибших в годы войны. По структуре каждое из тел напоминало огромный кусок мыла ...Гадкое слово “жировоск” ,да? Сразу представляю бутерброд , намазанный говном...Надо снова съездить в село, как думаешь? – спросил Миша.
-Хочешь удостовериться лично?
-Почему нет? Дело пахнет сенсацией . Раскопаем немца , транспортируем сюда, посмотрим. Возьмем анализ тканей на ДНК , благо концы в Киеве есть...Родичей  немца если таковые найдутся небось кондратий хватит.
-И на чем ты собрался его везти?- поинтересовался Карабин.
-”Арендуем” нашу труповозку . Это не проблема…
 К этой фразе Миша добавил давнюю историю про своего товарища хирурга, которому  довелось перевозить  “хляка” в жигулях, на заднем  сидении. Ситуация была патовой– хирург допустил “бок” и пациент отбросил копыта. Труп надо доставить в пат. анатомию на экспертизу, а времени в обрез. То есть как в обрез , мужик  умер в начале второго , а кореш хирурга , который сможет этот бок прикрыть, работает только до двух , да и то в в двадцати километрах от  больницы. Потом на смену заступает говнистый и злой патанист , с которым хирург в контрах . Он понимает , если не успеет до срока, то его судьбу подвесят на волосок, причем  не задумываясь. Так что тело, прямо с операционного стола было  упаковано  в большой черный мешок и окольными путями вынесено  к машине. Вобщем все в духе Тарантино, только без камеры... Хирург говорил , что пока мчался к корешу, жизнь промелькнула в режиме слайдов. Перед глазами маячили решетки. Слава богу, он  успели .
-Хирург  то толковый , сколько он потом жизней спас...-подытожил историю Миша .


Рецензии