Большой Белый Туман 2-1 ч

или И У БОГОВ ЕСТЬ СВОИ ПРОБЛЕМЫ!


Сидя вечером у стола под мягким уютным светом витого фитиля в масле лампы, мы напряженно ждали, что в дом вернется хозяин… Он не пришел ни вечером, ни утром…

Он вообще не пришел…

В один из вечеров мы коротали время за столом за воспоминаниями…

- Слушай, а где Чубака? – нервно спохватился я.

Во дворе послышался лай Чубаки. По спине сыпануло нервной дрожью…Вооружившись рогачом,  я выглянул во двор.

- Марина, смотри! – позвал я жену…

В кругу света, льющегося их окна, во дворе стояла, растерянно озираясь, наша соседка Надя.

Выскочив на крыльцо, мы спустились во двор, подскочили к Наде, обняли её, как родную, схватив под руки, завели в избу.

- Надя, как ты тут очутилась? – начали мы ее расспрашивать…

Надя заплакала, припав к плечу Маринки, которая ее тихонечко гладила, стараясь унять ее нервную дрожь.

- У нее шок, не надо ее тревожить, хотя бы полчаса, – сказала Марина. Напоив Надю душистым чаем на травах, мы уложили ее на полати и когда она, передремав полчаса, открыла глаза, мы выяснили, что Надя, попав в туман,  долго блуждала в нем, пока не услышала сопение нашего Чубаки у своих ног, который, схватив ее за юбку, вывел из тумана, как и нас в свое время… Больше Надя ничего не помнила…

Переглянувшись втроем,  я с юмором подытожил:

- Ну, что Евы, начнем всё сначала?

Освоившись в избе и по хозяйству, я потом еще много раз ходил с Чубакой в туман, блуждая по остаткам потихоньку тающего старого города, откуда привез на садовой тачке много необходимых нам вещей: от радиоэлектронного мотлоха, инструментов и до  самого главного - кучу технической и агрономной литературы. На будущее! Почему-то верилось, что оно у нас будет…

После того, как я прокопал рукав родника к нам во двор,  у нас во в дворе завертелись маленькое водяное колесо, а на выстроенной мной башне – ветрячок, дающие электричество, которое подает воду днем и ночью в водонапорную башню, тем самым аккумулируя энергию и, опять же, заряжая аккумулятор при подаче воды вниз. Энергосберегающих лампочек и всякой необходимой ерунды к ним, как и инструментов, слава Богу,  я натаскал достаточно. Но удивительно то, что ничего в нашем доме не ломается и лампочки не перегорают…

Вскорости Чубака отказался водить меня в покинутый старый мир.

Как я понял,  окно в наш параллельный мир  закрылось… Но жалеть о жалких ошметках исчезнувшей цивилизации, по ее прошлому буйству - уже не приходилось. Уж очень был велик контраст прошлой и нынешней жизни… Как будто Этот Мир был нам родным!

И, как оказалось, нам много и не надо было.

Прошло немало лет.

В новом нашем мире оказалось всего три сезона: весна, лето и осень, зимы не было ни разу. Сутки 24 часа, а год - 365 дней…

Мы живем огородом и собирательством. Я научился сеять пшеницу, которую мы жали серпами, молотили на току цепами. Огородил наш участок проводами, по которым пропустил слабый ток для отпугивание зверушек, любителей дармовщины… Любимый мой досуг – работать  в сарае-мастерской с большой технической библиотекой, где я постоянно что-то мастерю… Лес в изобилии дает ягоды, грибы,  лечебные травы, хотя мы не болеем, мы только пьем с ними чай.

Мы быстро уяснили, что в этом мире нельзя убивать животных,  даже ради пропитания… Хотя у меня в крови никогда не было этого кровожадного инстинкта охотника, но привыкнув к мясу, я попробовал ловить зайцев в силки, которые я потом всегда находил порванными, а когда я попытался выстрелить из сдвоенного самодельного арбалета в лося, я не мог нажать курок спуска тетивы, пальцы просто заклинило. Когда же я исхитрился нажать спуск, стрелы просто ушли в молоко. Так и пришел домой ни с чем, я обнаружил на следующий день, что арбалет просто сгнил…И это за сутки-то! Ошарашенный своим открытием,  я показал Марине и Наде труху арбалета, на что они глубокомысленно сказали:

- А может нам нельзя этого делать, стрелять зверей?
- Хорошо, - сказал я, – не буду охотиться.

 Но т.к. я человек последовательный, я решил попробовать рыбалку!

Результат был тот же. Рыба тупо не клевала и миновала сети. И мы поняли эти знаки, как полный запрет на наши безнравственные штучки. Как бы пришли на все готовое и еще шкодить будут?! Поначалу, с большим сожалением, я стал вегетарианцем. Девушкам было абсолютно легко отказаться от мяса, т.к. они себя дома постоянно морили какими-то диетами.

Теперь я и, тем более они, совершенно не страдаем от этого, только здоровее стали. Если нам надо было срубить дерево, мы, подобно индейцам Амазонии, вначале объясняли зачем нам это, а потом просили прощения за свое злодейство… Из пня, буквально за пару недель, на удивление вырастало такое же дерево… Природа активно сопротивлялась ее бессмысленному уничтожению или бездумному вмешательству. Вначале это нас раздражало, потом мы поняли что с нами, испорченными цивилизацией, по другому нельзя, а потом мы научились ее слушать и жить в гармонии с ней, беря только необходимое.
Верхом на наших лошадях мы обследовали все окрестности. К сожалению,  кроме в изобилии водившегося непуганого зверья, кристально чистых озер и бобровых хаток ничего в округе не оказалось.  Мы были одни единственные в этом обозримом нами мире… Ну, роман «Следопыт» по Фенимору Куперу – полная первобытная нетронутая Канада!

Наши дни заполнены работой. С утра мы возимся со скотиной. Днем я преподаю нашим многочисленным детишками науки, они растут не по дням, а по часам… А дети у нас очень интересные! Ничего не надо объяснять дважды, схватывают на лету, помощники. С удивлением я обнаружил, что большинство из них технические науки мало интересуют, а  в области природоведения, биологии, зоологии они  мне  многое могут объяснить, обладая глубокими познаниями!

И  откуда эти знания?

Земля оказалась такой, что воткни прут и он зазеленеет через пару дней, и мы снимали по три-четыре урожая в год…

Мой самый старший сын, Луан, вырос помощником по сельскому хозяйству и мы с ним вывели несколько новых сортов овощей, зерновых, даже оливки сумели вырастить из нескольких сушеных косточек и у нас уже есть небольшая оливковая рощица. Как я сказал, тут все растет невиданными темпами. Ну, как бамбук! Особенно, если за растениями ухаживать, разговаривать – они отзываются на это всеми своими клетками и соками. Особенно быстро они росли если мы им пели всей семьей по вечерам… Луан подметил, что деревья во дворе растут быстрее других и сумел это связать с нашими певческими вечорницами, порой мы так коротали вечера при раскрытых в ночь окнах, когда спать еще не хотелось, а работать - уже  не моглось. После рассказа Луана мы попробовали петь и убедились в его правоте и наблюдательности.

Вскорости я собираюсь с Мариной и Надей пошить оболочку маленького дирижабля, благо чертежи его я нашел в учебнике, а биогаз, необходимый для  газовой горелки и двигателя я научился добывать из пищевых отходов, благо времени у меня было завались. А куда спешить, не на работу же! Хотя, первое время было глупое беспокойство по утрам, меня подбрасывало на кровати с мыслью: Все! Проспал работу! Потом размеренный образ жизни вытеснил всю ерунду из головы, оставив жадный познавательный интерес путешественника и натуралиста и желание потихоньку облететь наши края…

Другой мой сын, Леон, перечитал всю мою техническую библиотеку, начиная с 5-ти лет и оказался большим выдумщиком по механике. Я, бывало, сижу неделю, думаю, как сделать масловыжималку из подручного утильсырья, а он подойдет, глянет и говорит:

- Папа, тут надо сделать так, а тут - так!
- Так оно же работать не будет, – спорю  я.
- А ты попробуй – улыбается Леон.

Я делаю и, чудо, работает!
А недавно он переделал мою электропечь для выплавки стали из найденной мной руды на болоте, нашел добавки, улучшающие ее качество, а источником питания служил созданный им универсальный аккумулятор энергии, сокращенно АЭРГ, принцип работы которого, я так и не смог понять… Но мощность он развивал, мягко говоря, огромную. 
Когда я стал допытываться о принципе работы аккумулятора, Леон смеясь, сказал:

- Папа, ты все равно не поймешь…

Все, что я понял, так это то, что Леон научился безопасно использовать холодный термояд используя ультразвуковое облучение воды под давлением. Атомы водорода, сблизившись с атомами никеля, теряли свой электрон, превращаясь в голый протон, при этом сильно уменьшаясь в размере, и проникали в ядро благодаря погрешностям кристаллической решетки. Ультразвуковой излучатель он взял из останков светильника. Проблема была только в создании давления, пришлось поработать компрессором, а потом, когда реакция пошла, оставалось только уметь ее держать в «спящем режиме» когда энергия была не нужна. А воды у нас было вокруг в изобилии… Так, мои ветряки, водяные колеса, установка по добыче биогаза остались украшением, памятником народной архитектуры. Пусть работают, на всякий туманный случай!

А когда я рассказал Леону о египетских пирамидах и тайне их строительства и о том, что только одному человеку на Земле, Эдварду Лидскалниншу, удалось разгадать их секрет,  создав Коралловый Замок - комплекс огромных статуй и мегалитов общим весом 1100 тонн, сооруженных вручную без использования машин в Калифорнии, Леон страшно загорелся раскрытием секрета и способа такого строительства. Через неделю колдовства в моем сарае, Леон пригласил меня на демонстрацию своего нового прибора.

Посреди сарая стояла высокая 4-х метровая тренога, под ее вершиной  висел маленький ящичек, по виду - родня универсального аккумулятора Леона. Под треногой лежал тяжелый обрезок рельсы - моя наковальня. Леон стоял в нескольких метрах в стороне и попросил меня остановиться у входа.

- Смотри, папа! - С этими словами Леон медленно поднял руку параллельно полу, держа в руке какой-то цилиндр и моя наковальня плавно поднялась в воздух и зависла на уровне поднятой руки Леона. Потом он медленно повел рукой в сторону и наковальня также медленно поплыла в сторону, после чего Леон быстро опустил руку и наковальня тяжко грохнулась на пол.

Я стоял и протирал глаза:

- Что это, ты изобрел, синтезатор гипноза?
- Антиграв.
- Что-что? - переспросил я.
- Антигравитатор, – пояснил сын.
 
Ну, антиграв, так антиграв! С той поры, используя антиграв, наша деревня украсилась высокими домиками с полинезийскими верандами на высоких столбах, причем, самой причудливой архитектуры. Это наши детки начали соревноваться, чье строение будет красивее и удобнее. А Леон начал работать над гондолой летательного аппарата для семьи. Я, конечно, в стороне не оказался и нарисовал летающую тарелку и мы начали ее строительство в моем сарае, проблема была только в добыче руды и выплавке необходимого количества сверхпрочного и легкого металла, состав которого и технологию изготовления Леон уже продумал. Глинозема  в округе для изготовления  алюминия было предостаточно. Для получения сверхпрочного материала из него с качеством оксида алюминия, Леон подобрал особую рецептуру из примесей цинка, никеля меди и марганца, редких металлов…

Но самое главное, я чуть не забыл рассказать. Гениальный Леон, видя, как я дорожу каждой мелочью из огромного запаса мотлоха из электроники, инструментов, приборов, однажды пригласил меня на мой день рождения рано утром в нашу лабораторию, чтобы показать мне свои новые достижения. Когда я вошел в сарай, Леон возился над какой-то печкой, с виду похожей на старую допотопную  СВЧ времен СССР.

- Ты что, пирожки будешь печь? – поинтересовался я – Так тебе надо было пригласить мам и наших малышей…
- Пап, дай мне свой хронометр, что-то у меня таймер барахлит, хочу сверить.

Я вынул из кармана свою драгоценность – часы-хронометр и протянул Леону. Тот схватил часы, положил их в печь, включил на секунду, в печи что-то сверкнуло, громко щелкнув разрядом и печь вырубилась, только громко заныл универсальный аккумулятор АЭРГ, восстанавливая энергетический  потенциал после пробоя. Леон полез в печь и достал оттуда оплавленную кучку метала, взял ее в руку…

- Ты что, брось, руку обожжешь! – ударил я его по руке.
- Пап, ты чего? – удивился, положив мне в руку оплавленный кусок металла.

Я хотел бросить его на пол,  но в последний момент понял, что моя тревога напрасна, металл был холоден, как лед.

- Папа ты извини, но это то, что осталось от твоего хронометра - виновато, пряча глаза, сказал Леон.
- Нда-с! – крякнул я с досады – Хороший ты мне подарочек сделал, сынок! – А чего это ты лыбишься? – рявкнул я на Леона всердцах.
- Пап, твой подарочек внутри – засунь руку в печь – хитровато щурясь, сказал сын.

Я осторожненько открыл дверцу полуфабриката СВЧ, опасливо засунул туда руку и вытащил … свой хронометр!

- Ах, ты шутник! Решил меня разыграть своими штучками? – улыбнулся я.
- Пап, это не твой хронометр! Засунь руку в печь и хорошо поищи его.
- Как это не мой, вот царапина на нем, вот щербинка на корпусе – произнес я и ошарашено замолчал на минуту – в руках у меня был еще один, такой же точно, хронометр. – Что это? И где тут мой? – спросил я Леона.
- Не знаю, папа, оба твои. Ни ты, ни я,  не различим их…
- Как ты это сделал, фокусник?
- Нет, это не фокус. Это дубликатор!
- Чего-чего? – переспросил я.
- Дубликатор ВСЕГО неживого, а не чего…
- Т.е. ты утверждаешь, что ты создал устройство, позволяющее  копировать форму предметов?
- Нет, я утверждаю, что я создал дубликатор. Твои часы не кусок металла, они точно так же ходят! А если я еще доработаю дубликатор, сам понимаешь, я торопился к этому дню,  можно будет исправлять в копии огрехи оригинала, задавая изменения, т.е. мы можем ремонтировать и усовершенствовать все, что нам надо!
- Как он работает?
- Ох, - вздохнул Леон – это очень трудно объяснить.
- Я, что, такой тупой?
- Нет, ты слишком сильно сконцентрирован на своих идеях, продуцируемых твоим мировоззрением…
- Ты намекаешь на ретроградность моего мышления?
- Нет, просто ты не смотришь по сторонам! Ладно, попробую объяснить. Дубликатор -  усилитель мысли.
- А причем тут мысли  к гравитации?
- Биологические системы обладают силой проекции мысли для её реализации на физическом плане через полевые  уровни, …
- Ты о каких полях говоришь – электромагнитных?
- Нет, о торсионных…
- Слышал краем уха, ну-ка поподробнее…
- Придется тебе прочесть лекцию, - нахально сказал Леон- наберись терпения. Все процессы на Земле  пронизаны информацией, человек представляет собой приемник и анализатор различных информационных потоков…Носителем их являются торсионные поля…
- Погоди! Как это – приемник и носитель? Я же не радиоприемник. Я же мыслю!
- Безусловно. Человек сам носитель информации. Есть две формы жизни – физическая – клетки, тело и - полевая.   Клетки являются носителями полевой формы жизни, которая является организацией  материально-энергетических потоков. Информация – это структурированная энергия…
- Постой, ты хочешь сказать, что энергия структурируется информацией?
- Блестящий вывод, папочка!  А теперь – дальше. Информация такая же фундаментальная сущность бытия, как пространство-время, энергия. А теперь ответь мне: Что такое мысль?
- Процесс коры головного мозга…. Структурирующий  …себя?
- Самоструктурирующий!
- Выходит – не только себя? – развил я свою догадку.
- Да. Но т.к. мы вначале пути, мне пришлось прибегнуть к созданию усилителя и стабилизатора  мысли   - дубликатору.

продолжение https://www.proza.ru/2016/08/29/689


Рецензии