Как Володя в ЛТП побывал

                         
   Гришин Володя, длинный, худой, нескладный  алкоголик – он этого не скрывает, -  любит рассказывать, кроме рыбацких баек, о превратностях своей незадачливой судьбы.
- Где я только не лечился! В хирургии геморрой резали, в терапии лежал раз с желудком, потом  ноги обморозил – палец чернеть начал, теперь тут, сосуды забарахлили, ходить не могу.
- А еще при Советах лечили меня от пьянства, жена настояла. Сдуру. Сама и пострадала. Ну, вот.
- Пил я всё, что горит, но запивал не так, как Васька-сосед, на месяц, нет. Но на неделю точно. Жена до того доняла, решился я и пошел к наркологу. Говорю, так и так. Давай. Делай. Что – нибудь. Тот подсуетился и из уважения ко мне и из сострадания к семье бумажки нужные собрал, ага. Вот и… попал я в ЛТП (для несведущих:  лечебно – трудовой профилакторий для алкоголиков).
   Отступление: процесс направления в ЛТП был прост. Вступил в силу  Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом», и все виноградники в Крыму вырубили, а мужики в очередях за водкой давили друг друга до смерти. Лиц обоего пола, злоупотребляющих спиртным, ставили на учёт у нарколога, лечили амбулаторно. В случае срыва и при «пьяном забвении» неведомый «трудовой коллектив»,а  также нарколог, комиссия по борьбе с пьянством и алкоголизмом при местном Совете нардепов, с участием и с согласия жён, писали ходатайства, составляли липовые протоколы собраний, и бедолага гремел в ЛТП по решению суда на срок до двух лет. В так называемом «профилактории», который был хуже тюрьмы,менты, врачи и прочий персонал принуждал "клиентов" вкалывать на самых неквалифицированных работах: они должны были обеспечить существование своих бренных тел, а также оплатить лечение. О семьях, из которых их выдернули, никто не заботился, кормить детей приходилось сглупившей матери, у которой часто ничего, кроме груди, не было.
  -  А лечения суть была такова, - Володя перекурил, откашлял с минуту, - Утречком ранним, без умывания и завтрака, гонят народ в «рыгаловку». Это такая мрачная, ободранная комната, где ничего нет, кроме длинного металлического корыта, вмурованного в цементный пол, с рядами лавок с двух …или с четырёх? Нет, с двух сторон. Рассаживают пофамильно. Этим занимаются дюжие, как на «дурке», санитары под контролем ментов.Каждому «алконавту» дают два стакана. Один из них на две трети наполнен водкой, тёплой, дешевой и разбавленной – от неё дух – ещё тот!    В другом стакане «Аристократический коктейль» с трёхслойной разноцветной жидкостью. По команде все дружно пьют водку, а врач под руку произносит свои фразы – заклинания:
- Я пью водку, мне она противна…она вызывает отвращение….я больше никогда не буду…меня тошнит…
   Наступает очередь «коктейля». От него-то публика начинает блевать, до слез из глаз, до зелёных соплей, до спазмов в брюшине, которая и так вылезла в горло…
   Тем, у кого рвота не возникает, лепят санитары укол свирепой болючести, вводимое средство рвёт прожжённое водкой нутро на части. Человек может потерять сознание, судороги бывают.
   Метод иезуитский, инквизиторский, а главное – малоэффективный, даже вредоносный.
Потом одуревшую,немытую,небритую,голодную толпу гонят на работу: квадратное катить, а круглое кантовать.
 Большинство «отдыхающих» профилактория после выписки (читай: после освобождения) вновь начинают с отвращением пить, что чаще всего заканчивалось летальным исходом.
   ЛТП и дурдома использовали и для борьбы с неугодными Советам людям,чаще всего-людям творческим. Вспомним тюменского поэта Владимира Нечволоду. Его упекли в Винзили -это «дурка» в Тюменской области, за неугодные власть имущим стихи.


Рецензии