Легенда о падающей Бальтире. Часть IV. Гл. 6

Глава 6

Двести лет назад земли Восточного полушария были пустынны и необитаемы. Массовое переселение на восток повлекло за собой передел мира и сфер влияния. Основную массу эмигрантов составляло молодое поколение. Оказавшись на просторах неосвоенной земли, оно взялось за дело рьяно и жестоко. Возникли новые страны и государства, а в них города и поселки, заселенные внуками и правнуками первопроходцев.

За два века ведущие страны Нового света сравнялись с далекой прародиной. Такой страной по праву считалась и Дарида. Это было равнинное государство, но с севера его окаймляли высокие Гурские горы. Там, на высоте полутора тысяч метров, располагались корпуса секретного Института космических исследований и новейших разработок, ИКИиНР, которым долгие годы руководил академик Корбут.
     Местечко это называлось Долиной Радости. Тут были чистейший горный воздух и вековые еловые леса, высокогорное пастбище и глубоководное озеро, которое образовалось, когда горную реку перегородили плотиной, чтобы построить мощную электростанцию.

Маститый академик слышал о молодом ученом из Тиоля. Он не был знаком с ним лично, но они встречались на мировых семинарах и симпозиумах. Руководимый академиком Институт и Центр в Тиоле занимались сходными тематиками, находились в авангарде мировой науки, и издавна считались ведущими конкурирующими центрами двух супердержав Старого и Нового света.
     Корбуту "подбросили" Формулу в ту же ночь, что и Ирдагу. Учитывая разницу во времени, формула "приснилась" академику под утро. На этот раз обошлось без женщины и книги. Старый академик отродясь не увлекался мифами и давно не интересовался женщинами. Он был скептичным, напыщенным и крайне неприятным собеседником. Но подчиненные его любили.
     Все открытия академик Корбут, так или иначе, сделал во сне. Очередное научное сновидение не стало для него чем-то необычным. Он спокойно проснулся, не торопясь, выпил стакан сока и только тогда подошел к рабочему столу. Порывшись в бумагах, старый ворчун  нашёл чистый лист и записал на нём пятнадцать уравнений без единой помарки и исправлений, объединив их общим заголовком — Единая Формула мира. Сделав запись, он с язвительной улыбкой на тонких губах почесал переносицу. Помпезный заголовок не пришёлся ему по вкусу. Академик сохранил его по одной причине, почему-то решив, что название имеет право на существование, поскольку приснилось в комплекте с остальными данными. Зафиксировав «сновидение», старик отправился досыпать и окончательно выспался только к обеду. Открыв глаза, он удивился, что проспал так долго, но, взглянув на календарь, вспомнил о выходном дне. Торопиться некуда. С женой академик давно развелся, а его дети разлетелись по всему миру и напоминали о себе, когда в чём-то нуждались и по великим праздникам.
     Внешнего вмешательства академик не заподозрил. Его разум неоднократно выдавал во сне такие перлы, что однажды  он проснулся всемирно известным академиком. Отобедав, Корбут выкурил сигару. После его отвлекли несколько звонков, посетители и воскресный дружеский ужин.  До своего рабочего стола академик добрался только под вечер. Взглянув на сделанные ранним утром записи, выведенные без единой помарки и исправлений, да еще озаглавленные как Единая формула мира, академик чуть ли не вздрогнул, оценив значимость сделанного им открытия. Той же ночью Корбут связался с президентом Международного Координационного Центра по Науке и Технике, МКЦНТ, и сделал заявку на выступление с докладом на внеочередном ученом совете. Личная просьба академика была удовлетворена. Уже через три дня после обращения все заинтересованные лица собрались в нейтральной Сумате, где академик встретился с Ирдагом Прусом. Тот прилетел в Сумату по просьбе Президента МКЦНТ и тоже со своим докладом.

Академик Корбут был в том возрасте и в таком почете, что в лишней славе не нуждался. Она утомляла его, делая жизнь суматошной, а потому скучной, поэтому он собирался зачитать своё сенсационное сообщение после выступления других учёных.

Первым докладчиком был Ирдаг Прус из Тиоля. Его выступление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Предложенная им формула из пятнадцати фундаментальных уравнений описывала весь мир, а остальные научные истины вытекали из неё. Ещё более поразительным оказалось выступление академика Корбута. Он прилетел в Сумату с аналогичным открытием!
     Разделенные морями, границами, идеологией и, наконец, возрастом учёные предложили слушателям совершенно идентичные доклады с громким заголовком: «Единая Формула мира и перспективы её использования на практике». В итоге после единодушного одобрения Ирдаг вышел на трибуну в одном статусе, а спустился с неё уже молодым академиком. Ему и Корбуту присудили высшую международную премию. Вместе они разделили заслуженное признание и почет.

О совпадении посудачили, написали в газетах, сообщили по телевидению, но вскоре новые события отодвинули эту сенсацию на второй план. В конце концов, ведущие институты двух стран уже давно занимались схожими теоретическими изысканиями, и вот такое совпадение — обе научные организации добились положительного результата практически одновременно.

На Западе и Востоке ведущие страны уверенно вступили в эпоху научно-технического прорыва, а конкурирующие фирмы, стараясь занять доминирующее положение на рынках, в целом продвигали эльцэтрианское общество на качественно новую ступень развития. Уже через полтора месяца после открытия Формулы Мира конкуренция достигла небывалого размаха, словно её раскручивал невидимый маховик. В ход пошли промышленный шпионаж и банальное вредительство.

И вдруг эльцэтрианское сообщество остепенилось и вспомнило об общей угрозе, о планете Арсад. Между странами было срочно заключено перемирие и создан Штаб по защите планеты, ШЗП. В него вошли учёные с мировым именем, представители крупнейших отраслей промышленности, бизнеса, толковые политики и руководители всех стран, присоединившихся к проекту. Практически единодушно определились приоритетные программы. Органично встал вопрос об объединении наций.

* * *

После открытия Формулы  Крэйндар удалился в Сферу, оставив Эльцэтру на попечение своих помощников. Через два месяца Огненный Бог снова объявился в Подземелье и узнал, что эльцэтриане всерьёз намерены отправиться на Уриду. Уже определился срок постройки первого межпланетного космического корабля под названием «Торнадо», и на весь цикл — от проектирования до осуществления полёта — отводилось всего полтора-два года!

— Не понимаю, зачем им Урида? Куда проще и гуманнее по отношению ко всему населению планеты подготовить убежища на самой Эльцэтре.

— Урида нужна нам, Барди, поэтому эльцэтриане отправятся на неё через полтора года.

Нук слушал вполуха. Он думал о другом. Уже два месяца как Мёртвая Долина вернулась на дно Миусской впадины. Это хорошо. Секретный Центр в Тиоле и в самом деле располагался слишком близко от перешейка, и кое-кто из его любознательных сотрудников и сотрудниц уже пытались к нему прогуляться. Но если Крэйндар снова вернётся в Сферу, весь грандиозный замысел останется под их круглосуточным контролем. А это плохо. Пока Нук, Барди и Крэйн справлялись со своими обязанностями. Но в последние дни мыслящая субстанция по неизвестной причине тоже отсутствовала. Мужчинам приходилось принимать ответственные решения самостоятельно. Они дежурили в Подземелье у «всевидящего и всесильного» Куба посменно. Нук днем, Барди вечером и ночью, позволяя себе по роду службы заглядывать в супружескую спальню Кэлы и Ирдага.

Дополнительная ответственность, казалась Нуку излишней. Но что делать? Барди убедил Крэйндара, что жена молодого академика тоже достойна их внимания. А согласившись с аргументами юноши, Крэйндар вскользь добавил, что пути Кэлы и Барди однажды пересекутся. Тогда Барди промолчал. Молодой мужчина окончательно решил, что отправится с Огненным Богом на поиски его Потерянного мира, и внезапно вспыхнувшее чувство к Кэле его не остановит. И вдруг это загадочное предсказание?

В прошлой жизни далёкий предок Ирдага ухаживал за сестрой Барди. Безуспешно. А сейчас Барди влюбился в жену академика, в облике которой присутствовало что-то такое, что перекликалось с образом погибшей возлюбленной Огненного Бога. Её необычайно густые волосы воспринимались Барди отзвуком далёкого прошлого, в котором Белая Шаманка, возрождала себя в каждом поколении дочерей планеты. Современные Ирдаг Прус, Арди и академик Корбут также обладали этой редкой на Эльцэтре шевелюрой. И вот они вместе. Это некое связующее звено между прошлым и настоящим переполняло сердце Барди непреходящим волнением. Временной провал уже не казался ему таким безнадёжным и пугающим. В мыслях он видел себя их современником, влиявшим, к тому же, на их судьбу.

Любовь к современной Кэле нашла в душе Барди укромный уголок и затаилась.


Рецензии
Хочу поздравить с Наступающим
Над нами в воздухе витающим
Прекрасным праздником детей
А также взрослых всех людей.
Сейчас хочу Вам пожелать
Любви - ведь в ней вся благодать.
А вместе с ней корзину счастья
Цветов, здоровья и участия
Во всех предпринятых началах
Фантазий гору! Чтоб звучала
В них нота радости и жизни
Как служба славная Отчизне!
Ваш - Пётр.

Гришин   29.12.2016 07:32     Заявить о нарушении