Причуды Андрея

                                 
   Андрей не набожен, а суеверен: утверждает, что заговоры, нашёптывания, прочие магические действия способны излечить любого человека от массы недугов. Он намерен поездить по неким местам, где происходят спонтанные, необъяснимые с точки зрения нынешней официальной науки, исцеления. И это не хилерство! Мне было непонятно, почему он приехал  из своего города в эту клинику?
   Вчера он витийствовал о своих талантах в области мануальной терапии: могу, мол, вправить диски в позвоночнике, «поднять матку» у женщины – как, домкратом? – сделать качественный массаж…
   Говаривал, что во время какой – то войны он командовал взводом, многократно был ранен в голову. Но на его бритой черепушке я не увидел ни одного шрама. Видно, он их с помощью своих медицинских методов сгладил. Ему во взвод дали двух пацанов из Когалыма, которые ни разу не держали в руках автомата, и один из них умудрился вставить магазин верхней, но противоположной частью, то есть, наоборот.  Я засомневался: там такой металл, что даже если рожок молотком наоборот вбивать, вряд ли такое получится. Я сам его много лет в руках держал. АК не из пластилина, а обращаться с ним умеют папуасы и дети из племени юмбу-тумбу.
   А ещё Андрюха пытался убедить меня в том, что когда он находится в «определённом состоянии после самовнушения», то может говорить на каком угодно европейском языке, а как всё это происходит, объяснить не может. Транс, и всё!
  О необъяснимом:
- Я грибник знатный, во всей округе такого не найти, признают люди, правда. А почему? Есть у меня любимые места. Я приезжаю, выхожу на простор, шапку снимаю и говорю: «Леший, леший, помоги мне собрать грибков пять пакетов, больше не надо! Спасибо тебе заранее за помощь!» Оставляю на поляне четвертинку водки и еды немного. Собираю ровно пять пакетов отборных грибков, не больше. Больше найти невозможно, исчезают. И на моей поляне, кому ни покажу, никто ни одного грибочка найти не может…
  Вещает он самоуверенно, с апломбом, напористо. А почему? Я ему не противоречу и вопросов не задаю.
   Ему становится неинтересно, и он умолкает.


Рецензии