Писательница

          Старуха горько плакала. А плакала она не часто. К бедности привыкла, к одиночеству тоже, к обидам от людей - давно. Но тут… Единственное существо, жившее рядом, испустило дух. От чего? Непонятно. 

          Совсем молодой котярка был! Ласковый, пушистый. Никому ничего дурного не делал, даже наоборот – иногда мышку приносил и клал её в кухне на всеобщее обозрение.
 
          Хотя… Соседушка по коммуналке видимо и постаралась. Всё заплывшими глазками косила - уж шибко он на нервы действовал, мяска выпрашивая. За что не раз шугала его ногой под дых, и летел котярка ласточкой от кухни до старухиной комнаты. Вот и долетался!

          В последний свой день затих, лёжа на коврике у ветхого, как и сама старушка, дивана, уже никому не докучая.
          
          А Зинка – та самая квартирная соседка, Мегера толстозадая, не на шутку расхозяйничалась. Совсем совесть потеряла! С котом разобралась, за бабку принялась, предложив ей домик в деревне, да деньжат на карманные расходы. Небедная соседушка была – мясной магазинчик держала, умела правильно жить и с нужными людьми правильно общаться.
 
          Коммуналка-то их просторная, с высокими потолками, большими окнами и большой кухней – «сталинка», бабка в которой явно лишняя! Торговка уже и с риелтором обо всём договорилась и в нужных организациях кого надо умаслила, осталось старуху уговорить, договор подписать и можно ремонт закатывать, для которого всё давно прикуплено, а после... Борюсю-лысого на себе женить. Хватит в девках маяться! На пенсию скоро, а она всё в одиночестве кукует!
 
          Но бабка на уговоры не шла, а сидела тихонько в своей комнатке и шуршала бумажками, чего-то там пописывая. Говорили, будто романы сочиняет под каким-то крутым псевдонимом. Никто те романы не читал, но в округе относились к ней с почтением, как-никак писательница!
            
          Старуха обожала вечернюю пору, когда жизнь затихала, и уже не хотелось ни есть, ни пить, а хотелось только сочинять о том, чего не было и, наверное, не будет, или было, только где-то далеко-далеко, в другом мире и в другой жизни. Тогда она садилась ближе к столу, раскрывала толстую тетрадку и начинала  быстро-быстро писать, боясь, что пришедшая в голову мысль ускользнёт, а новая может и не явиться – возраст не тот…
 
          Вот и в этот раз, похоронив в уголочке двора своего любимого котярку и вволю наплакавшись, она взяла чистую тетрадь, ручку и на минутку задумалась... 

          Вдруг в открытую форточку услышала, как кто-то позвал: "Катенька!" Старушка улыбнулась озарению и тут же придумала первую фразу нового романа: "Катенька, всё равно найду!"
 
***

          - Катенька! Всё равно найду, - кричал симпатичный молодой человек, заглядывая под каждый куст и за каждое дерево в красивом большом саду своих дальних соседей.
            
          В это лето, будучи на каникулах, он посещал усадьбу друга почти ежедневно. Правда, Лёвушка в данный момент отсутствовал, прожигая родительское состояние в столице. И пускай, дело хозяйское! По нему молодой человек соскучиться не успел, всего-то пару недель назад вместе в университете за третий курс экзамены сдавали. А приходил он сюда к Катеньке – его сестрице, очень милой семнадцатилетней барышне, только что закончившей домашнее образование и уволившей за ненадобностью всех своих гувернёров и учителей.
 
          Теперь Катенька с удовольствием наслаждалась светской жизнью - это и балы, и театры, и вечера. Почему бы нет! Она богата, красива и всё у неё впереди: любовь, счастье, семейные радости, и весь мир будет принадлежать ей! В этом она уверена.

          А Сержик – так… С ним можно весело бегать в их саду, мило кокетничать и флиртовать, ощущая силу женских чар. И только! Ведь он беден и ничего в жизни не добьётся. Да и маменька серьёзных отношений с таким не допустит… Это с виду дочь вольна делать, что ей заблагорассудиться, а на деле соглядатаев предостаточно даже здесь - среди деревьев! То и дело за кустами мелькнёт знакомая косынка или фартук...
            
          - Катерина Павловна, идите в дом! К нам гости пожаловали! 
          - Иду!- Катенька удивилась маменькиному зову: чего самой-то кричать, слуг в доме предостаточно. Но тут же догадалась! Значит, гости неожиданные и очень важные. А раз так - надо идти. Но обязательно предупредить Сержа, чтобы завтра явился! Она продолжит с ним приятные заигрывания и проверит своё девичье влияние на будущего инженера. Только теперь гости не должны увидеть её с обычным, скромно одетым юношей, и она попросила его выйти из сада чуточку позже.
 
          Девушка прикрыла за собой калитку и прямо у крыльца особняка увидела богатую коляску. А рядом... своего любимого котика. Катенька обомлела! Как же гости ничего не заметили? Они чуть не убили его! Она заплакала и стала звать людей на помощь. Прибежали слуги. Окровавленного котика подняли, завернули в тряпицу, пообещав молодой хозяйке вЫходить во что бы то ни стало! И зарёванная графинюшка, подавив тошноту, отправилась к гостям.
 
          - Катерина Павловна, где же вы ходите? - упрекнула маменька и сама прикрыла дверь гостиной за дочерью.   
          - Там... там... мой котик, - Катенька еле сдерживала слёзы.
          - Какой котик? Успокойся, пожалуйста! У нас к тебе серьёзный разговор, - маменька заметно волновалась, - познакомься! Это князь Иван Андреевич Толстиков с сыном.
          - Очень приятно, - поклонившись, скромно ответила девушка.
          - Иван Андреевич хочет поговорить с тобой, - маменька сделала акцент на имени старшего князя, в то время как младший, вольготно расположившись на крохотной софе, уставился в картину напротив и совершенно не интересовался девицей. 
          - Я к вашим услугам, - опять тихо молвила графская дочь. 
 
          Подали чай с пирожными и Катенька, мило беседуя, вполне расположила к себе Ивана Андреевича.

          Вскоре гости попрощались и уехали.
 
          - Ах, маменька, объясните мне, зачем здесь эти князья и, что им нужно? - сразу после их ухода спросила она. 
          - Всё плохо, Катюша! Всё очень плохо. После смерти твоего папеньки наши дела скатились под гору. Доходы уменьшились. Но всё бы было поправимо, если бы не твой братец...
          - А что с ним? Он здоров?
          - Здоров, слава богу! Дело в другом... 
          - Ну, говорите же, маменька! Что с Лёвушкой?
          - Лев проиграл в карты наше состояние.
          - Как проиграл? Всё?
          - Почти всё. Осталось только завещанное тебе. А мне впору идти на паперть, - графиня горько заплакала.
          - Ох, маменька! А кому проиграл-то?
          - Вот князьям и проиграл!
          - Аааа... И что же нам делать? 
          - Катенька! Послушай! Ты очень понравилась Ивану Андреевичу. Он вдовец и согласен наполовину простить нам долг, если ты согласишься стать его женой.
          - Но он же старый, маменька!
          - Зато богатый! Ты подумай. И не только о себе. Подумай о брате и о своей бедной матери.
          - Хорошо. Я подумаю. Но…
          - Вот и ладно. А пока иди к себе. Я очень устала! Кстати, что там с котиком?   
          - Князья чуть не задавили...      
          - Как? 
          - Под экипаж попал
          - Плохой знак! А люди куда смотрели? Как батюшки не стало, вовсе распустились... Давно непоротые ходят!
          - Пороть нельзя. Они теперь свободные.
          - Вот-вот! Пороть нельзя, и не пороть нельзя. И что с ними дармоедами делать? 
          - Так гоните! Пусть идут в город на фабрику.
          - Не хотят! Там же работать надо…

***
 
          После регулярных визитов соседки старуха вовсе загрустила, догадавшись, что ждёт её участь котярки! И будет она лететь с той же скоростью на какую-нибудь огромную свалку в чёрном полиэтиленовом пакете, а в лучшем случае сидеть в психушке - оговоренная по-чёрному, а потому, пожалуй, есть смысл согласиться на предложенный домик, где можно будет спокойно писать дорогой её сердцу роман.
 
          - Бабушка, может быть, договоримся? - дружелюбно и, явно заискивая, в очередной раз открыла дверь старухиной комнаты неугомонная соседка.
          - О чём, Зинушка? - старушка сделала вид, что прежние разговоры о продаже её жилплощади забыты.
          - Как о чём? О вашей комнате. Поверьте, я вас не оставлю, буду еженедельно навещать в деревне, привозить продукты, помогу построить баньку. Вам понравится, обещаю!
          - А как же мой роман? Это дело всей моей жизни.
          - Ах, это! «Совсем бабка очумела», - пронеслось в голове у Зинки, но сообразив, что и здесь можно извлечь определённую выгоду она продолжила уговоры, - не переживайте! Как только роман напишете, я помогу с его изданием. Как вам такое предложение?
          - Неужели это возможно?
          - Конечно! Я прославлю вас на весь мир!
          - Ну, уж... И на весь.
          - Моё слово – закон!
          - Тогда сделаем так! Как только я закончу роман, тут же съеду.
          - Но это долго.
          - Вовсе нет! Я пишу даже ночами и управлюсь быстро.
          - Ладно, пишите, - соседка скуксилась и, пожав плечами, вышла.

***   
 
          Князья в доме Катеньки больше не появлялись и она, успокоившись, по-прежнему гуляла в саду с Сержем, и даже стала к нему привыкать. А юноша влюблялся в сестру друга всё сильнее, мечтая о более серьёзных отношениях…

          «Подумаешь бедность, главное чувства и тогда любые невзгоды нипочём!» - такие высокопарные мысли обуревали его порой, а в другой раз приходили на ум и более крамольные, но зато очень практичные... «Эх, мне бы их деньги! Я бы это имение в такой порядок привёл - все бы ахнули! После смерти графа - вокруг сплошное запустение! Усадьба требует ремонта, на полях люди работать не хотят, управляющий – вор: дом себе отгрохал больше барской усадьбы. Лёвушка приданное сестрички того и гляди промотает и мою Катеньку по миру пустит. А интересно, ежели такое случится, нужна ли она мне будет?» - Серж серьёзно задумался, но сердце подсказало – нужна! Только с приданным всё-таки веселее.
 
          В один из следующих дней молодой человек заметил неподдельную грусть в глазах любимой.

          - Катенька! Вы сегодня очень грустны. Что случилось? – спросил он.
          - Завтра приезжает Лев, - задумчиво ответила девушка.
          - Так это хорошо! Будем гулять вместе.
          - Гулять? Нет. С ним я гулять не буду. И вообще… Серж! Сегодня наша  прогулка - последняя.
          - Почему? В чём я провинился?
          - Вы? Ни чём. В конце недели к нам с визитом прибудут князья Толстиковы.
          - И что?
          - А то… Неужели не ясно?
          - Кажется, я начинаю понимать, Младший Толстиков будет просить Вашей руки.
          - Будет… Только не младший!
          - Не младший?
          - Ах, Серж! Я больше ничего не скажу. Скоро всё сами узнаете.
 
          Они попрощались, и влюблённый студент отправился восвояси, оставив мечты о Катеньке и перестроенной им графской усадьбе.
 
***
          
          Роман писался, но не так быстро, как хотелось Зинке. А потому было решено оформлять сделку поэтапно. После каждой написанной главы она брала писательницу под руку и вела её то в ЖЭК, то к электрикам, то в водоканал, и  так - по всем необходимым инстанциям, получая справки и заставляя подписывать необходимые бумаги.
 
          В одной из контор одна молоденькая чиновница неожиданно прониклась к старушке участием - она напомнила девушке её учительницу младших классов и, отозвав бабульку в сторонку, тихонько спросила:
 
          - А вы были в той деревне? Предлагаемый домик видели?
          - Нет, не была и домик не видела.
          - Так съездите и посмотрите! А после продавайте свою комнату.
          - Спасибо тебе, милая девушка! Как же я сама-то не догадалась…
 
          Успокоившись после нужного и правильного наставления порядочной девушки, писательница заявила Зинке, что обязательно хочет посмотреть своё будущее жильё. Соседушка потемнела в лице, затем собрала волю в кулак и пообещала, что в ближайшее время они обязательно это сделают вместе.
 
***
 
          Было воскресенье, был праздник, по всей округе раздавался звон колоколов и именно в этот день графиня с дочерью ожидали гостей.
 
          Лёвушка, приехавший пару дней назад, заперся в кабинете отца, наказав, чтобы его не тревожили, поскольку с князьями Толстиковыми он видеться не желает.

          Графиня очень расстроилась, но решила серьёзно поговорить с провинившимся сыном, сообщить, что ситуация вполне разрешима, а потому не следует дуться как маленькому мальчику, лучше объясниться и попросила открыть дверь кабинета.
 
          - Лёвушка, я бы желала, чтобы ты сегодня вышел к гостям, - спокойно и твёрдо сказала она. 
          - Нет, маменька! Никогда! - категорично ответствовал сын. 
          - Но это неприлично. В обществе не поймут!
          - Простите, маменька! Но в обществе не поймут, если мы примем князей Толстиковых в своём доме.
          - Почему? - удивилась графиня.
          - Потому что они карточные шулеры. 
          - Как шулеры? Зачем же ты с ними играл? 
          - Меня не успели предупредить! Они приглашают в свой дом под благовидным предлогом человека с состоянием, затем во время игры его опаивают, а после выставляют счёт. Я даже ничего не помню...
          - Как же так? А свидетели?
          - Таких нет. 
          - Но это же грабёж! - ужаснулась графиня.
          - Именно так, маменька.
          - Лёвушка! Что же нам делать? Я пообещала благословить Катеньку.
          - Катеньку? В жёны? Кому?
          - Иван Андреевичу...
          - Господи, маменька! Вы с ума сошли!
          - Конечно, сошла. А чем ты с князьями расплачиваться будешь?
          - А ничем. Пусть докажут! Ничего не было, никто ничего не видел.
          - Но это позор!
          - Позор - отдавать родную дочь на потребу старому больному козлу.
          - Как ты груб, Лёвушка. Вот оно столичное воспитание!
          - Простите, маменька!
          - Так что же делать? Князь с сыном будут у нас с минуты на минуту.
          - Откажите им от дома и баста! Заприте все двери и окна.
          - И они уйдут?
          - Пусть попробуют не уйти. Я соберу всех, кого Толстиковы умудрились обмануть, и мы заявим, куда следует.
          - Верно! Пойду-ка я распоряжусь насчёт дверей и окон.
          - Идёмте, маменька! Я с вами! 
 
***
 
          В ближайший выходной "благодетельница" нашей старушки посадила её в машину, и они отправились смотреть обещанный домик с красивым цветником и маленьким садиком, в котором можно расположиться за столиком под развесистой яблоней и писать романы сколько душеньке угодно. Соседка прямо-таки исходила на красочные эпитеты, чем немало удивила и даже расположила к себе старушку. Всю дорогу она трещала о чистом воздухе, вкуснейшей воде из деревенского колодца и добрых-добрых соседях!
 
          Они выехали из города и через полчаса остановились у симпатичного домика, больше похожего на сторожку, в небольшом, но очень уютном посёлке. Навстречу им вышел плотный лысый мужчина, будто сошедший с телеэкрана одного из многочисленных сериалов о ментах и бандитах. Он услужливо протянул старушке руку, та очень удивилась, приняв данное действо за добрый знак, в ответ улыбнулась, и вот так за ручку они вошли в домик-сторожку.
 
          - Ах, как здесь хорошо! - восхитилась доверчивая писательница, - я и  предположить не могла, что такое возможно!
          - Я же говорила, что вам понравится, - продолжала лебезить соседка.
          - Да. Мне всё очень и очень нравится!
          - Вам ещё больше понравится, когда будете здесь жить.
          - Скорее бы! А что это за большущий особняк рядом с моим домиком.                     
          - Эээ… Это ваш сосед Он очень богат.
          - Странно!                
          - Что именно?      
          - Почему дом богатого человека не отгорожен забором от моего? Впечатление, что они оба на одном участке.
          - Да огородим мы ваш домик! Маленьким беленьким заборчиком... Не переживайте! 
          - Беленьким? Беленьким это красиво! 
          - Тогда подпишем бумаги? Прямо здесь, - закинула удочку соседка.
          - А нотариус? 
          - Борис Петрович - наш нотариус, он перед вами, – и Зинка указала на лысого.
          - Будьте любезны! Покажите вашу визитку? - неожиданно попросила продавец недвижимости, никак не ожидавшая увидеть в роли юриста человека похожего на рэкетира.
          - Все визитки в городе, - буркнул лысый.
          - Извините! Тогда и подпись в городе, - решительно заявила вредная старуха и буквально вылетела из домика без беленького заборчика.
 
***

          Катенька очень обрадовалась, узнав об отмене предполагаемого обручения со старым  князем Толстиковым. А ещё обрадовалась, что в доме опять мир и все друг друга любят – прямо как при папеньке.
 
          Гуляя с братом в саду, она рассказала ему о Серже, о его любви и пожаловалась на его отсутствие.
 
          - Так давай его позовём, а ещё лучше к нему съездим, - предложил Лёвушка.
          - Неловко…
          - Почему?   
          - Я тогда некрасиво поступила. Сама прекратила дружбу с хорошим человеком, предпочтя афериста.            
          - Ты не при чём! Ты ничего не знала.
          - Ну да! Не знала. 
          - Я виновен, мне вас и мирить.
          - Братец? Ты этого действительно хочешь?
          - Хочу.   
          - Почему?
          - Потому что Сергей неплохой человек и любит тебя.
          - Я почувствовала.
          - Знаешь, твоё замужество с князем, я бы себе не простил. Даже представить не могу, как он тебя лобызает… Брррр!
          - Вот как? Я так понимаю: ты готов отдать меня за Сержа?
          - А почему бы нет!
          - Но он беден.
          - Зато ты, Катенька, богата. А Сергей не глуп, аккуратен и человек хозяйственный.
          - Как-то не думала об этом.
          - А ты подумай, подумай!  Мир, сестричка, бурлит и меняется.  Царя народовольцы убили, капитализм на всех парах несётся в нашу жизнь! Скоро титулы ничего не будут значить.
          - А что будет значить?
          - Только дело и деньги. 
          - Страшную картинку нарисовал.
          - Почему? Умный и предприимчивый будет наверху. Кстати, твой Серж именно такой. Ты бы видела его дом - игрушка! А оранжерея! В ней столько диковинных растений!                         
          - Любопытно…
          - Да ему только на одну ступеньку взобраться, а там… Не дотянешься!
          - Братец, а может и тебе заняться хозяйством? Маменька жаловалась, что люди вовсе от рук отбились.
          - Обязательно займусь! Только тебя замуж выдам.
          - Лёвушка! Нехорошо смеяться над сестрицей! 
          - Я не смеюсь. Хватит дома сидеть! Поехали к Сержу!
          - Можно и поехать! с удовольствием бы глянула на его оранжерею. Нужно только маменьку предупредить.
          - Вот и отлично! А маменьку предупредим.
 
***
            
          Добравшись домой не без помощи добрых людей, старушка засела за роман, закупив молочка и хлебушка впрок. Она торопилась! Чувствовала, что жить осталось недолго, и помочь некому…

          Иногда ей вспоминались лермонтовские строки: «На севере диком стоит одиноко на голой вершине сосна…», тогда она грустно усмехалась и думала, что они написаны именно о ней – вечной мечтательнице, так и не научившейся правильно жить.
            
          Как-то её посетила мысль: не продать ли комнату постороннему человеку! Но в юридической конторе объяснили, что первым правообладателем её комнаты является соседка. И получается, что от Зинки ей никуда ни спрятаться, ни скрыться – как в песне. А ждать, пока старуха помрёт, та точно не будет. Потому надо быстрее дописывать те несколько глав, что крутятся в голове и требуют непременного выхода ровными и чёткими строчками на белый тетрадный лист.
            
          Итак! На чём она остановилась? Конечно, на свадьбе! Старушка красиво описала свадьбу Сергея и Катеньки, как они были счастливы в браке много-много лет, что у них родились и выросли два замечательных сына, которые, женившись, подарили своим родителям тоже замечательных внука и внучку.
 
          И более подробно изложила судьбу Сергея...

          Окончив университет, он отказался от службы, а полученные знания инженера использовал для ведения хозяйства в графской усадьбе, перестроив её на свой лад. Так, например, на полях умело использовал купленный заграницей сельскохозяйственный инвентарь. Крестьяне, работающие у молодого хозяина, были довольны: он не принуждал их трудиться больше установленного времени и достойно платил. В своём уезде не раз избирался в земское собрание от местных землевладельцев. 
         
          А вот Лёвушка, выдав замуж сестру, уехал в столицу надолго. Университет бросил, неожиданно связался с народовольцами, и ему грозила каторга. Но с их же помощью сумел сбежать во Францию, удачно там женился, занялся виноделием и вскоре забыл о своём бунтарстве как о дурном сне, сделав вывод, что дело по душе и любимая женщина рядом много дороже красивых, но чужих идей. 
            
          Каждого из главных героев писательница наградила приятным нравом и доброй душой. Ей хотелось, чтобы описанные ею события отличались от реальности, в которой она жила. Пусть все будут счастливы и довольны… Хотя бы в романах!
            
          Она отложила ручку и закрыла тетрадь. Вот-вот наступит рассвет...

          Книга почти дописана. Она закончила предпоследнюю главу на 1914 годе. Осталось написать о сыновьях Катеньки и Сергея – офицерах российской армии, сражавшихся на полях Первой мировой и оставшихся в живых.

          А в 1917 году родилась она – прямой потомок своих литературных героев. Именно на этой дате старушка мыслила поставить точку. Ведь о последующих годах и без её сочинения много информации, тем более в пору Интернета.
 
          Почувствовав усталость, она решила передохнуть.
          Прилегла на диван.
          Закрыла глаза.
          Ощутила необычайную лёгкость и успокоение.
          И наступила тишина…
 
          Она не слышала скрипа открывающейся двери, не слышала, как вошла соседка с подушкой в руках, собираясь совершить страшное… Но первый луч солнца, осветивший умиротворённое лицо старенькой писательницы, злодейку остановил. От увиденного Зинка отшатнулась и перекрестилась - бог миловал!
 
          Прикрыв тело покрывалом, хищно оглядела комнату...
          Взять нечего!
          На столе лежала исписанная тетрадь…
          Довольно ухмыльнувшись, засунула её в карман халата и спокойно вышла из комнаты. 
            
          P.S.  Не прошло и года после смерти писательницы, как на прилавках магазинов города появилась книга автора Зинаиды Тушкиной, которая называлась «Неоконченный роман». Книгу с удовольствием покупали студентки и домохозяйки, она не раз переиздавалась, а один из знаменитых продюсеров в передаче о кино рассказал, что кинокомпания "ПАРАДИЗ" приступила к съёмкам многосерийного фильма по мотивам этого популярного произведения.
 
 
 


Рецензии
И опять обманули! Я ожидал, что в последний момент найдется внучатый племянник или какой-нибудь еще позабытый родственник, старушка по простоте душевной ему все расскажет, и он поймет, что родственницу хотят сделать жертвой мошенницы, примет меры и зло будет наказано. Но вам так хотелось мне испортить настроение, что вы с успехом это сделали.

Иван Наумов   12.05.2018 16:32     Заявить о нарушении
Простите, Иван! Я не нарочно.
А за реакцию - спасибо, значит человек неравнодушный.

Светлана Рассказова   12.05.2018 16:35   Заявить о нарушении
На это произведение написана 91 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.