Армия. Призыв

В 1984 году я закончил Белгородский технологический институт строительных материалов и получил диплом, став инженером-строителем. По распределению приехал работать в город Семилуки Воронежской области. Работал мастером-строителем в СМУ. Жил в рабочем общежитии завода красного кирпича.
И вдруг мою обыденную и гражданскую жизнь разорвала маленькая бумажка – повестка из райвоенкомата.

Не скажу,  что повестка как-то меня напугала – я не боялся идти на военную службу. Может быть, потому, что я уже проходил обучение на военной кафедре в родном институте. Но так получилось: не попав на военные сборы после окончания института по причине болезни, я не получил офицерского звания, как все наши ребята.

Но было ещё и другое обстоятельство: в СМУ решением профкома мне выделили однокомнатную квартиру, и осенью, после сдачи дома, я должен был получить ордер. Я боялся потерять эту возможность, и поэтому сразу пошёл на приём к военкому.
Меня принял мужчина в возрасте около 50 лет, умный, шустрый, точнее – энергичный, внешне симпатичный.
– Подполковник Лазарев, - представился он.
- Товарищ подполковник! Я работаю в строительной организации. Мне выделена квартира. Но получить я могу её только осенью, когда будет сдан в эксплуатацию строящийся дом. Не могли бы Вы отсрочить мне призыв до осени?
- Ты вроде парень толковый, а законов не знаешь. Если кого-то призывают в армию, за ним всё сохраняется. Значит, сохранится за тобой и твоя квартира. Да и по такому поводу отсрочка не положена.
Ты не переживай, я направлю тебя служить в хорошее место и в хорошие войска.
Вышел от военкома, конечно, расстроенный. Но против законов не попрёшь – надо ещё служить. Оставалось ещё пару дней вольной жизни.
 
Приехала из деревни мама, подъехал брат Володя из Липецка. Собрали на скорую руку проводы в общежитии. Были все – молодёжь, мои друзья по комнате Саша Королёв и Саша Головатый, наш женатик Валерка Менжелий.

В то время я дружил с девушкой, её звали Лена. Она работала диктором на нашем Семилукском радио, закончила Воронежский университет. Мы много с ней гуляли вечерами, можно даже сказать – ночами, благо природа в окрестностях Семилук великолепна – побережье Дона, место впадения в него реки Девица, бывшая дача помещика Башкирцева – всё утопало в зелени, в садах, в изумрудных лугах.
Впрочем, прощание с Леной было холодноватым. Думаю, то чувство, которое называется любовь, у нас не успело народиться. Чтобы не обнадёживать девушку, я сказал ей, что не нужно меня ждать из армии, она вольна распоряжаться своей жизнью. Впрочем, Лена не возражала, не знаю, что было у неё на уме. Прощание получилось каким-то быстрым и скомканным.

Впрочем, вечер получился весёлым, танцевали, мне желали хорошей службы. И только мама всё время хотела плакать.
А уже утром, когда мы бодро шагали в военкомат, не скрывала своих слёз. Ей пришлось трудно нас поднимать с нашим парализованным отцом.
В военкомате нас пересчитали, автобус пришлось ждать часа два, и вот уже нас всех погрузили в автобус и отправили в Воронеж на призывной пункт.
На призывном пункте всё было устроено по-советски и по-военному. Т.е. в данном случае совершенно бестолково. Казалось, главной задачей офицеров, работающих на призывном пункте, было нас построить, подержать в строю, потом переместить нас на другое место, дать команду: - Разойдись! А через десять минут снова построение, снова перевод на другое место асфальтового двора. И вот так – полдня. Почему только полдня? Потому что призывников положено было кормить обедом. Нас вели к столовой. Там мы занимали очередь. И вместе с обедом это длилось часа 1,5-2. И это было хорошо, по крайней мере, мы были хоть чем-то заняты.

Я познакомился в этой, скажем так, команде с Олегом. Этот парень тоже был из Семилук. Он, как и я, ко времени призыва имел высшее образование – закончил Воронежский СХИ, кажется, имел профессию агронома. Ростом как и я, может, чуть выше, стройный, симпатичный, на глазах квадратные очки, чуть вытянутый нос – всё в нём как-то гармонировало. Очень добрый, говорил как-то медленно и немножко распевно. Родом он был, кажется, из-под Тулы. Я как-то сразу сдружился с Олегом, и нам вдвоём было как-то уютнее.
После обеда опять были построения, до самого вечера. Ходили слухи, что нас возьмут на обслуживание аэродромов в Прибалтику. Но, наверно, такая служба – мечта многих призывников, это оказалось дезинформацией. До вечера человек 5 из нашей команды было изъято, и они были распределены уже для последующей службы в какие-то войска. Мы же остальные были заведены в помещение, где не было ни нар, ни кроватей, а что-то вроде каких-то скамеек, то ли топчанов. Была выдана команда: - Отбой! Пришлось ложиться прямо в той одежде, в которой ходили весь день. Ни матрасов, ни одеял, ни подушек, ни тем более простыней – ничего не было.
Кажется, мы всё-таки спали в эту ночь, но помню точно, что при этом испытываешь абсолютный дискомфорт.
Утром – снова построение. Нас готовили к службе в рядах Советской армии.
Слава Богу, второй день оказался более продуктивным, чем первый, и нас отобрали в команду, в которой мы в дальнейшем должны отправиться к месту нашей службы.
И вот тут ждал нюанс. Жителям Воронежа предложили отправиться по домам, а потом явиться на железнодорожный вокзал уже непосредственно к поезду для отправки. Иногородние должны оставаться ещё две ночи до отправки на территории призывного пункта. Перспектива выглядела ужасной, и мы с Олегом стали отпрашиваться в Семилуки, это ведь всего 10 км от Воронежа! Казалось, офицерам было всё равно, и нас тоже отпустили до поезда. Покинуть призывной пункт – это казалось настоящим счастьем!

Через час мы уже были в Семилуках, и я пришёл в родное общежитие. Там меня ждал сюрприз: на мою койку уже поселили другого человека. Впрочем, с ночлегом для меня всё было быстро улажено – в общежитии нашлась, конечно же, для меня свободная кровать. Это были великолепные полтора дня, когда я мог делать всё, что хотел, и не ходить на работу.
За эти три дня охлопоталось, было решено ещё одно дело, очень важное для меня в последующем. Наш главный инженер Павел Васильевич в день моего призыва уезжал в Москву, в Главк. Он предложил мне написать заявление на имя начальника Главка с просьбой сохранить выделенную мне квартиру, пока я буду служить в армии, с условием, что я вернусь на работу в наше СМУ. В общем, когда я ждал отправки в общежитии, Павел Васильевич уже вернулся из Москвы.
На моём заявлении начальник Главка поставил визу: «Не возражаю». Это означало, что моей квартирой уже не смогут распорядиться как-то иначе, и она будет выделена мне по возвращении из рядов вооружённых сил.

К поезду я прибыл уже без родственников, не хотелось уже всех беспокоить. Наша команда была в сборе. Подали поезд. Конечную точку службы нам не сообщали. Но наш поезд шёл на Москву. Все как-то прощались – друзья, родственники. Вокруг бушевало тёплое лето, июнь.
Мой новый товарищ Олег прощался со своей женой. Она была очень красивая, её звали Людмила. И ещё она ждала ребёнка. Срок был уже довольно большой. И в моих глазах застыла эта картина – как Люда шла за поездом и плакала. Олег чаще, чем надо, моргал глазами, и всё это выглядело невероятно трогательно!
И теперь поезд уносил нас всё дальше и дальше от родных мест куда-то в далёкую-далёкую неизведанную даль…

В поезде было уютно. Ехали весело и как-то бесшабашно. Кажется, что-то выпивали. Офицер и сержанты были не строгие, без дела нас не гоняли.
В Москве мы пересели на поезд Воронеж-Рига. Стало понятно, что местом нашей дальнейшей службы, по-видимому, будет Прибалтика.
В Риге у нас опять была пересадка. Наш офицер, кажется, его звали капитан Кузьмук, решил устроить нам небольшую пешую экскурсию по Риге. Мы увидели те места, где снимался фильм «Семнадцать мгновений весны». И то место, где «Швейцария. Берн.». И дворик, в котором профессор Плейшнер шёл на явку, и на окне цветок…

А потом мы обедали в кафе. И нам был заказан фирменный латышский хлебный суп. И потом мы опять ехали по железной дороге, теперь уже на электричке по маршруту Рига – Лиепая.
На станции, где нам предстояло служить, мы вышли ночью, перед рассветом, стоял сплошной туман и мы абсолютно не могли понять – где мы? Куда нас занесло? Мы были в полудрёме, и не успели прочитать на вокзалах название станции, а может, её не было видно за туманом. Как оказалось потом, это был маленький городок с названием Приекуле.
Строем нас привели наконец-то в воинскую часть и разместили в спортзале. Там были низенькие скамейки, и на них можно было сидеть. Мы коротали остаток ночи, кто дремал, кто просто сидел.
Утром нас разделили на две части – одну в первый дивизион, вторую – во второй. Тут пришлось нам с моим новым другом Олегом расстаться, он попал во второй дивизион, а я в первый. А точнее, в 13-ю батарею.


Рецензии
Зачетный рассказ! Очень понравилось!Вспомнился свой призыв!

Ангел Ангел 4   05.11.2016 14:24     Заявить о нарушении
Благодарен за отзыв. Оказывается, Ангелов тоже призывают в армию. С уважением, Ю.И.

Юрий Иванников   05.11.2016 15:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.