Любимый англичанин

Умерла Ласточка, любимая Катина лошадь. Еще накануне все было в порядке, тренировка прошла как обычно. В конноспортивной школе, где занималась Катя, все было спокойно, никаких болезней и несчастных случаев. А ночью Ласточка внезапно умерла.
Катя пришла на очередную тренировку, а ей такую страшную новость тренер Люся сообщает. Глаза у Люси красные, заплаканные, объяснить ничего толком не может. Говорит, утром конюх в деннике Ласточку нашел уже мертвую. Ветеринар причину ищет, да какая теперь разница?
"Бери, Катя, другую лошадь, работай",  - предложила Люся.
Как это другую? Разве можно заменить Ласточку? Где найти такие  теплые бархатные губы, такие мудрые сиреневые глаза в обрамлении чудесных ресниц? Кто еще сможет так ласково и доверчиво положить голову на плечо?
Нет таких и больше не будет. Нет Ласточки и никто ее не заменит.
Катя повернулась спиной к опустевшему деннику, молча вышла из конюшни и больше туда не вернулась. 

Катя лежала на диване лицом к стене, видеть никого не хотела. Как такое горе пережить?
Посовещавшись, мы решили приобрести щенка, рассудив, что ей нужен именно такой врачеватель душевных ран.

Так появился у нас английский кокер-спаниель.  Раз английский, то по паспорту Джеральд, а по-нашенскому просто Джерка.
Кончилась в доме спокойная жизнь. Катя, папа, мама и бабушка - всех задействовал хвостатый младенец.
А красивый был щенок ну просто до невозможности! Кудрявая черная шерстка блестела, длинные ушки ложились на пол, когда он еще неуклюже осторожно, заваливаясь иногда на пушистый задок, обследовал все, примеряясь к новому жилищу. Мордочка была именно младенческая, милая и глазенки с еще нерассеявшейся голубизной смотрели доверчиво и наивно.
Джерка умилял всех,  но расслабляться не давал. На красивый паркет малыш лил лужицы как из рога изобилия, не говоря уже о других его нуждах.
Кормить щенка было одно удовольствие, кушал он с большим аппетитом. После еды его нос, чубастый лобик, шелковые ушки приходилось отмывать со всей тщательностью.
 Исследовав  все предложенные ему места базирования, пес их категорически отверг. Выбрал коврик у Катиного дивана и ясно показал, что его место именно  здесь.

Интересно, что за Джеркой ухаживала вся семья. Баловали, ласкали, кормили, играли. Однако пес своей хозяйкой избрал Катю и вскоре Катина комната стала особо охраняемым объектом.

Надо признать, что от всеобщей любви и вседозволенности характер у подросшего Джерки получился пресквернейший. Все члены семьи, исключая, конечно, любимую хозяйку, в Джеркином понимании относились к низшей касте, соответствующей в лучшем случае обслуживающему персоналу. Он, англичанин Джеральд, был вожаком и предводителем этой бесхвостой непутевой стаи, совсем не знающей элементарных собачьих законов. Приходилось учить их всему, призывать к порядку. 
Например, если Катя отдыхала, закрыв дверь в свою комнату, никто не имел права даже приоткрыть эту дверь, а войти уж тем более.  Джерка со злобным рычанием хватал нарушителей за тапочки острыми зубами. Табу на вход в Катину комнату накладывалось и в случаях, если он припрятывал там свою специальную косточку для чистки зубов. 
В общем наш красавец Джерка медленно, но верно превратился в домашнего тирана, не признававшего никаких авторитетов, кроме Кати. А поскольку Катя большую часть времени проводила на учебе, а Джерка оставался дома, то это создавало проблему.

Неуживчивость Джерки  сказывалась и на прогулках. Первой забастовала бабушка, категорически отказавшись с ним гулять. Пес не слушал ее команд, а на поводке нарочно мотал так, что бабушка, по ее словам, едва в небеса не взлетала.   
Нелегкая доля выгуливать Джерку по утрам выпала папе, потому что папа был жаворонком и вставал раньше всех, а Катя была сова и утром спала до упора.  Пес бдительно охранял ее сон, в комнату никого не впускал. Приходилось выманивать его оттуда окликом "Гулять!", подтвержденным бряцаньем поводка с ошейником.  Папа нытиком не был и не любил рассказывать о трудностях прогулки с собакой, а мы его предусмотрительно не расспрашивали.
Вечерами со своей собакой гуляла сама Катя.
Маме прогулки выпадали только изредка и возвращалась она быстро, отмывала обувь и говорила, что наш пес - исчадие ада.

Пригласили мы к Джерке  строгого и очень профессионального  кинолога. Кинолог осмотрел нашего питомца и заявил,  что наш пес - выбраковка из породистого помета. 
"Гляньте, какой у него прикус, - кинолог обнажил пасть странно притихшего  Джерки. - Нижняя челюсть заходит за верхнюю. Как же вы сами не заметили?" 
Действительно, как это мы не заметили? Нам продали щенка как чистопородного, со всеми подтверждающими документами и за соответствующую цену.
"Вы можете у заводчика потребовать заменить собаку, он вас обманул нахально. Видимо, какой-то сбой у него в здоровье есть, вот он у вас такой и неуправляемый. Советую заменить пса", - подвел итог осмотру кинолог.
О чем это он говорит?! Как это заменить?!
Нашего красавца с умными черными глазами, нашего Джеральда, только что подстриженного с таким трудом почти подо льва? Заменить только за то, что охраняет Катю, тянет поводок на прогулке и бросается драться с любой встречной собакой, которая больше него самого по размеру?   Вот только за это? Да ни за что!
Да и не всегда он вредничает.  Бывает такой умильно ласковый, выпрашивая колбаску. Так радостно встречает любого из нас. Знает о нашем возвращении,  едва мы входим в подъезд. А как забавно виляет он своим обрубком хвоста, радуясь игре!
На документы нам наплевать. Мы их даже и не достаем. На выставки нам ходить все равно некогда, а медалей нам хватит и папиных. Так решила вся семья единогласно и, конечно, никуда наш Джерка не уехал.

Выполнен был только один совет кинолога: Джерку отвезли к ветеринару и основательно обследовали. Так мы узнали, что у него, то есть у пса, а не у ветеринара, от рождения слабое сердце, поэтому его надо всячески ограждать  от стрессов.
Ну, раз надо, будем ограждать. Так Джерка получил официальный статус больного и жил в свое удовольствие, ничуть не смущаясь своей выбраковкой, неправильным прикусом и  слабым сердцем.
Он вел явно неправильный образ жизни, но все мы ему потакали, памятуя о рекомендации ветеринара ограждать его от стрессов.

А тут соседи из квартиры напротив тоже завели собаку. Трудности наши мы не рекламировали и соседи, видимо, о них не подозревали и даже завидовали, когда выходил на прогулку наш красавец кокер, ухоженный, с переливающейся на солнце угольно-черной шерстью. К тому же за пределами квартиры к людям Джерка был вполне лоялен, гонениям подвергал только собак, да и то исключительно кобелей, которые были  крупнее его самого.
О соседской собаке Джерка узнал раньше нас. Конечно, их встречи были неминуемы.   Щенка Джерка пренебрежительно обходил, показывая всем своим видом, что мелкотня его не интересует.
Но щенок рос и уже через год с небольшим превратился в отличного кобеля немецкой овчарки, которому Джерка и до плеча не доставал. Только в отличие от нашего, соседский пес был воспитанным и послушным, с отличием окончил собачью школу молодого бойца и хозяева по праву им гордились. Звали его чопорно и строго - Сэр.

Неприятностей мы, конечно, ждали, но они приходят всегда внезапно, без предупреждения. Однажды приехали к соседям нашим гости, судя по доносившемся до нас песням, с Кавказа, может, даже из самой Грузии, потому что пели там мужским многоголосьем.
Вечер был уже, можно сказать, поздний, а Катя задерживалась.  Принципиальная   бабушка смотрела сериал, мама изо всех сил старалась не замечать Джеркины просьбы о прогулке, которые становились все настойчивее.

Но вот Джерка лег у двери, уткнувшись носом в порог, и хвостик его усиленно заработал. Значит, кто-то из своих идет домой.
Это был папа. Мама быстренько приняла папин китель, подала светло-серый плащ и собачий поводок. По ее виду папа понял, что сопротивление бесполезно и даже переодеться ему нормально не дадут. 
Уже у порога мама вручила ему пакет с мусором и он покорно взял его, поскольку мусоропровод  временно не работал и приходилось пользоваться мусорным контейнером на улице. 
Вот в таком виде - с собакой на поводке в одной руке и с мусорным пакетом в другой - папа шагнул за дверь. И надо же было такому случиться, что именно в этот самый момент дверь соседской квартиры распахнулась и на лестничную площадку вышел покурить кто-то из гостей.  Через дверной проем было отлично видно гостиную, где прямо перед празднично накрытым столом стоял Сэр, с которым Джерка к тому времени успел основательно испортить отношения.
Такой случай наш пес упустить не мог. Он ринулся на Сэра. Рывок поводка был настолько неожиданный и сильный, что папа влетел к соседям в квартиру вслед за Джеркой, при этом запнулся за порожек у входной двери, растянувшись во весь рост перед их праздничным столом, а мусор из разорвавшегося пакета разлетелся во все стороны. 
Но центральное место в этой сюрреалистической картине занимал не мусор,  и даже не мужчина, лежавший на полу лицом вниз  в светлом плаще,  из-под которого виднелись форменные брюки с красными лампасами, а катавшийся по комнате яростно рычавший клубок из двух сцепившихся в драке собак! Джерка отрывался по полной, беря агрессивностью и напором, но более крупный Сэр тоже не струсил и бился как лев. 
Выскочившие на шум мама и бабушка вместе с хозяевами Сэра громко кричали, папа уже почти было поднялся с пола, но снова упал, сбитый с ног визжащим и ревущим клубком из дерущихся собак.  Положение спас гость-кавказец. Он схватил со стола огромный кувшин с красным вином и опрокинул его на собак.
Драка прекратилась мгновенно. Бойцы остановились.  По комнате разнесся запах доброго домашнего виноградного вина. Наконец  поднявшийся с пола папа схватил Джерку за ошейник, выкинул его в коридор и захлопнул дверь. Джерку затолкали домой, папа ушел переодеваться, так как кое-какие ошметки мусора прилипли к светлому плащу и форменным брюкам.
Папа собирался  наказать Джерку за содеянное, но вернувшаяся после уборки у соседей мама сказала, что это бесполезно. Действительно, Джерка не выказывал никакого раскаяния, был весьма собой доволен, весел, несмотря на разорванное в драке ухо.   

Вначале все молчали, не зная, как оценить происшествие. Потом вдруг захохотал папа. Смех подхватили мама и бабушка, а вернувшаяся Катя с удивлением смотрела, как папа утирает мизинцем слезинки, выступившие от смеха и говорит, что смех продлил ему и всем остальным жизнь на пять лет или даже больше.  Джерка сидел смирно и источал чарующий аромат вина саперави, его шикарная шерсть слиплась и висела сосульками.
Катя долго отмывала его в ванной, ругала, мазала зеленкой  прокушенное Сэром ухо, а он все старался лизнуть ее в нос и даже не пытался изобразить раскаяние.

Как вскоре выяснилось, в соседней квартире тоже от души смеялись, а потом пришли приглашать нас пробовать вино саперави, которое, как оказалось, не все вылили на собак.
С тех пор  наши добрососедские отношения стали дружескими. Мы часто заходили друг к другу в гости, не забывая, однако, при этом плотно закрывать за собой двери квартир.
А грузинский метод пресечения драк  мы взяли на заметку и потом  использовали на даче, где Джерка частенько устраивал собачьи бои. Поливали драчунов, конечно, не саперави, а водой. Полное ведро стояло на всякий случай возле нашей калитки весь дачный сезон. 

И  еще.  Может, ветеринар ошибся с диагнозом, а может,  это мы так хорошо ограждали нашего любимого англичанина от стрессов, но прожил он  счастливо до глубокой старости и спокойно умер, положив Кате на колени свою совсем уже седую мордочку.               


Рецензии
Джерке надо было подойти к сопернику и сказать:
= Саперави, Сэр!

Прекрасный рассказ!
Вдохновения, Любовь!
С уважением,

Виорэль Ломов   27.10.2017 16:39     Заявить о нарушении
Спасибо,уважаемый Виорэль,за добрые слова.А случай этот был действительно необычный и смешной,но потом.Вначале было не до смеха.
Всего Вам самого доброго

Любовь Арестова   27.10.2017 21:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 39 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.