Большой Белый Туман. 3 ч. Возвращение

ИЛИ И У БОГОВ ЕСТЬ СВОИ ПРОБЛЕМЫ!

Я дружу с Юджином с первого класса. Вначале мы, будучи двумя лидерами в классе, общались на почве футбола, которым бредили все мальчишки. Потом каждый из нас выбрал свой вид спорта: я большой теннис, а Юджин – борьбу, но мы продолжали общаться вечерами после тренировок на уютной площади Франко, где собиралась вся наша компания. Продолжали гонять в футбол на школьной площадке или на теннисных кортах стадиона Динамо, бегали на Днепр на рыбалку на набережную. Тут мы нашли общий язык навсегда, оказавшись заядлыми рыболовами. Потом наши пути разошлись: я поступил в КИСИ, оставив большой теннис, как хобби, а Юджин, отдав внимание спорту  - в институт физкультуры. Через некоторое время мы разъехались  - наши родители получили квартиры в разных районах города; а когда закончили свои институты и университеты, разъехались и по стране, потеряв друг друга из виду, хотя Юджина я иногда вспоминал… Когда одна умная голова придумала сайт «одноклассники», я нашел  его через этот сайт… Точнее, не я, а он меня… На том сайте Юджин не зарегистрирован… Но однажды в квартире раздался телефонный звонок и я услышал знакомый голос с легкой хрипотцой:

- Привет! Узнаешь?
- Юджин?
- Он самый!
- Сколько лет, сколько зим?
- Наверное, целая вечность…
- Ты в Киеве?
- Возле твоего дома!

Я, конечно опешил (откуда знает мой адрес?), но после секундного замешательства, сказал сам себе, что это не проблема в наше время, ответил:

- Заходи!

Засиделись мы по-мужски до утра… Уходя домой, Юджин оставил свой мобильный.

- А домашний? – спросил я
- Я не живу  на одном месте, мотаюсь по всему миру, в нем нет смысла…

Так я и не узнал, где он живет… К сожалению, не всегда его можно было потом и вызвонить, часто пропадал по своим делам так, что телефон его неделями не отвечал. Говорил, что очень далеко бывает, часто - очень  занят и не может отвечать… Ну, да ладно, бизнес у него может такой, а может - в разведке работает, подумалось мне однажды сдуру…

Но раз в году Юджин обязательно отзванивался и мы ездили с ним на рыбалку. Рыбак он знатный, весь мир объездил и порыбачил всюду.

- По долгу службы пришлось! – так от отбоярился от моих вопросов, как ему удалось поездить и совместить приятные с полезным.
В принципе, мы можем ловить, где угодно, но есть на Днепре у нас одно место, куда  мы ездим и ставим палатки на несколько дней лагерем раз в году и берем там судаков, щук, в основном - ловим хищника… 

Брали мы с собой и жен и детей, пока детки не выросли...
Однажды, когда мы стояли лагерем на нашем месте на Днепре и у нас кончались продовольственные припасы, а ждать, когда подъедут наши друзья не было смысла - не укладывались мы в их сроки, взял Юджин мою старую туристскую байдарку, видевшую виды за много лет, посадил в нее моих детей и поплыли они в село за крупами, овощами, молоком и хлебом. Вскоре, после того, как ушли они вниз по течению, началась черная буря: дождь, ветер, град, резко похолодало, ветер рвал  пену с волны – погода вдруг взбесилась, налетев порывом бешеной электрички… Мы с женой извелись совсем, только жена Юджина, Маринка и их подружка, Надежда, были спокойные, как скалы.

- Как вы можете не волноваться?! – психовала моя жена.
- Все будет нормально! – отвечала Маринка
- Вернуться они целыми и невредимыми! – добавила Надя.
- Откуда вы знаете? У вас, что, с ними мобильная связь?– кипятилась жена.
- Знаем! – так увесисто ответила Марина, что моя осела в песок, как подтаявшая снежная баба и до вечера молчала, надувшись на весь мир, только ходила по берегу взад-вперед. Волновался, конечно, и я, да чего масла в огонь подливать, когда и так  все на пределе! Просто держал себя в руках из последних сил…Что-то и мне подсказывало, что все будет хорошо…

В общем, вернулись они к вечеру, как и обещала Надя.
Оказалось, когда небо почернело, Юджин сразу направил байдарку к маленькому необитаемому, заросшему кустарником, островку, и там они, сделав шалаш, завернулись в парус и так переждали непогоду.

- Мам, мам! А так интересно было, молнии, град, ветер, а дядя Юджин выбрал такое место, где не было ветра, пока мы строили шалаш, ни одна капля на нас не упала, хотя вокруг уже берег был седым от града! – наперебой говорили дети. – Это дядя Юджин наколдовал! – сообщила моя дочка.
- Не выдумывай – отмахнулась моя жена, ощупывая и рассматривая со всех сторон дочку, не веря своему материнскому счастью…
- Не, дядь Юджин сам нам сказал, что сейчас проведет руками по небу и дождь нас не тронет, когда мы испугались молний - так стало вдруг темно во время бури! Пап, а ты купишь нам такой маленький фонарик, как  у дяди Юджина.
- Какой еще фонарик?
- А у него он в кольце на пальце вмонтирован… А светит в темноте, как фара твоей машины!
- Это он вас отвлекал, чтобы вы не боялись и делали шалаш побыстрее… А ну марш в палатку спать! – цыкнула на ним мамочка. Потом, уложив их, без согласования с нами достала из НЗ бутылку коньяка, налила до краев граненный и, молча, хряпнув стакан, тоже пошла спать в палатку.
Мы только все переглянулись, а Юджин улыбнулся в ответ.

Да, с той поры жена сказала:

- Двух детей в один самолет? Ни за что!!!

Я согласился.

С той поры я иначе стал смотреть на Юджина, сбросив ореол романтической дымки детства своего восприятия.

Могу сказать, что Юджин сильно изменился за время нашей разлуки, стал задумчивее и мягче, хотя сызмальства он был, как бритва и ему подчинялась вся его ватага на его переулке, да и старшие его побаивались, или уважали, кто - как… То ли на него подействовало занятие эзотерикой, то ли еще что-то, но он стал меньше увлекаться самой рыбалкой, а больше своими восточными практиками: йогой и медитацией на берегу поутру. А после слов детей я стал обращать внимание, что он не столь увлеченно ловит рыбу, а больше любуется природой, что-то себе сочиняет, даже пойманную рыбу практически не ест, нам отдает, а сам все больше на салаты налегает, каши…
Стал я за ним присматриваться внимательнее. Но вот, что интересно, чем внимательнее я к нему присматривался, тем больше он контролировал себя и тогда я плюнул на это. Ну какая разница - какой он? Друг и все тут, а остальное не волнует. Смотрю, и Юджин стал раскованнее…

Но однажды произошел невероятный случай.

Дремлю я ночью в палатке и чувствую, что Юджин не спит, а только делает вид…
С чего бы это?
Вот и я стал делать вид, что сплю. Правда, через некоторое время я начал проваливаться в дремоту и даже похрапывать, что меня и разбудило… Я чуть-чуть приоткрыл глаза, смотрю сквозь ресницы, а ночь была лунная – полнолуние и Луна была огромной, все светилось призрачным светом, Юджин привстал на локте, глянул на меня, проверив, сплю ли, и встал. И тут у меня шерсть стала дыбом на загривке. Вижу, как он идет к выходу палатки тихонько, но я чувствую и понимаю, что он лежит рядом со мной в своем спальнике! Вышел он на двор и пошел куда-то неслышной кошачьей походкой, как бы не касаясь земли…
Я лежу ни жив, ни мертв… Ну, блин, вечера на хуторе близ Диканьки!
Потом я опять провалился в яму сна.
Через некоторое время чувствую - он вернулся и смотрит на меня через вход, стоя у палатки…
Я выдержал и это испытание и увидел, как он вошел в палатку, подошел к своему спальнику и лег… - В СЕБЯ!
Тут я и отрубился с перепугу, думая, что мне снится все…
А утром Юджин:

- Как спалось, Витек?
- Нормально – сделав морду лопатой.
- Да? А мне показалось, что ты беспокойно спал, просыпался…
- Не, как убитый…
- Показалось, значит, – хитро улыбнулся Юджин.

Вернулись мы домой, а мне неймется, я понимаю, что не приснилось мне! Но ничего не сказал жене. А однажды позвонил мне Юджин и предложил встретиться за чашкой чаю в его любимом киевском кафе «Старый квартал». Я, конечно, не смог отказаться, зная какой чай он любит. Сорт особенный, «Гордонс» называется. Английский, крепкий 40 градусов джин. Такой чай мне тоже нравится! Особенно в заиндевевшем стакане, со льдом и лимоном… Ох, и на-ю-джинились мы с ним! Скорее, я - в хлам, а Юджин - ни в одном глазу! Печень у него будто из алюминия… или особая тренировка разведчика, что ли?  А в конце Юджин и говорит:

- Ты, Витек, молодец!
- Ты что имеешь в виду?
- Ты знаешь, что! Жене ничего не рассказал, что видел на рыбалке.

Тут я и протрезвел сразу:

- Так мне не привиделось?!
- Нет, Витек!
- А как ты это делаешь?
- Не спрашивай…
- Ты что, в Тибете обучался?
- И там был… и с Далай-ламой лично знаком…Эх, где я только не был?!

В общем, дал я ему слово молчать, как Рыбы. А мне Юджин пообещал сына и дочку отправить в детский лагерь за границу на целое лето, если доверю ему. Не знаю почему, но я полностью ему доверился и потом уговорил жену. Та, было, ни в какую, мол, никуда я детей не отдам, но зная Юджина и понимая его возможности, которых у нас не было, мы согласились. Видать, сильно на нее подействовала смекалка Юджина и ответственное отношение к детям после того случая на Днепре!

Когда Юджин, несмотря на все мои уговоры, что я сам дойду домой, пошел меня провожать, на плохо освещенном Стрелецком переулке  неподалеку от моего дома, к нам подошли два мента с целью сорвать денег себе и внукам на жизнь. Видать, трезвые и голодные, тоже нас провожали от самого кафе...

- Предъявите документы!
- С какой стати? – я возмутился.
- А, вы еще и пьяны! Пройдемте в отделение…
- …т.е. в обезьянник? – икнул я. – А я не за рулем! – тупо заржал я. – Руль передан моему другу!
- Не умничай, алкаш!
- Шо? Это я алкаш? Я встретил друга! Предъявите обвинение, за что?
- Вот так бы и сразу! – залыбились два пузана в форме. - С вас по 300 грн штраф за нарушение общественного порядка…
- Не буду я платить, - заартачился я –  все пропито без  вас, слава Богу!

Мент молча и неспеша начал доставать наручники, а второй взялся за резиновый «демократизатор» на боку, готовясь нас привести в бессознательное и удобное для транспортировки, состояние…

В этот момент Юджин, стоявший безучастно, сделал пасс рукой и «демократизатор», вместо того, чтобы опуститься на мою голову, опустился на голову напарника мента и тот безжизненным кулем свился к нам под ноги…

Вторым пассом Юджин непонятным образом бесконтактно завалил второго прямоходящего шестикантропа в мундире, да так, что оба оказались в горизонтальном распятом положении в отключке на канализационном люке, скованные их же наручниками! Из перстня на пальце Юджина брызнула лиловая вспышка и ментовские наручники оказались намертво приваренными в чугунному люку…

- Ну впрямь,  Дисмас и Гестас! – умилился Юджин.
- Кто? – не веря своим глазам, перепугано тявкнул я.
- Два разбойника на крестах, меж которыми был распят Христос, получивших прозвание Благоразумного и Безумного разбойников, - пояснил мне Юджин.
- Да, спящий мент — это благоразумный разбойник! Слушай, а ты не Вечный Жид?* – испуганно поинтересовался я.
- Нет, - улыбнулся Юджин, - но я с ним знаком…
- Тогда я – Вечный Сумасшедший! Побежали отсюда, пока нас не замели или я не стал нормальным!

В полной прострации я дошел до своего дома... Юджин поднялся со мной на 4-й этаж, позвонил в дверь и сдал меня жене, вынув для нее из плаща букет цветов, как кролика из шляпы мага и пока она стояла в подобном моему  остолбенении, попрощался и ушел, насвистывая арию из оперы…
 
Зайдя в квартиру, я на ходу разделся (как мне потом рассказала утром жена), роняя на пол на ходу туфли, брюки, пиджак, рубашку и бревном упал в кровать до утра. Только жена периодически меня переворачивала, дабы удостоверится моими матюками, что я живой… И это я, интеллигент, никогда не матерящийся!

                               ***


Дети пробыли в лагере целое лето, и приходили регулярно раз в неделю письма от них, из которых мы поняли, что живут они в Канаде в лесном лагере скаутов с разными детьми со всего мира, что им там настолько интересно и так они заняты до темноты, что и письма писали нам только по требованию Юджина.

Когда они вернулись, я просто их не узнал. Выросли, окрепли, загорели, стали самостоятельными, перестали грубить и даже сами стали стирать и убирать в своей комнате. Ну, как подменили в лучшую сторону. Учиться стали на одни пятерки. Вот только мало что рассказывали нам о лагере и их жизни в Канаде. Только после длительных расспросов и нажима, угрозы больше не пустить их в такие поездки, детки рассказали, что изучали ботанику, лечебные травы, съедобные растения, плоды, корни; способы выживания в лесу при помощи подручных средств и строительство укрытий; растительный и животный мир, как по отдельности, так и в целом; как отдельные особи животного и растительного мира объединяется в группы и совместное существование в целом - человека, животного и растительного мира.

- Вас, что, там не кормили? – всплеснула руками жена
- Мама, кормили очень хорошо… Но нам самим было интересно искать себе пищу в лесу и реках!
- Мать, да ты посмотри на их ряхи! Как так не кормили? – урезонил я свою половину.
- Мам, мы теперь ни в каком лесу не заблудимся и не пропадем!
- Да где у нас взять дикий лес-то?
- Одно хорошо, что нигде теперь не пропадут ни в настоящем лесу, ни в человеческих джунглях!
- Мам, а дядя Юджин обещал нас свозить и туда, и в Гималаи… - напугали детки окончательно.
- Какие-такие Гималаи и джунгли? – так и села ошарашенная супруга в кресло.
– Вы что, по горам будете лазить, как альпинисты? – вмешался и я. – Я против! Хватит, насмотрелся на альпинистов-инвалидов…
- Нет, мы не будем подниматься на вершины… Мы посетим Непал и буддийские храмы для самоусовершенствования…
- А джунгли зачем?
- Там будет международный скаутский лагерь под девизом «Мы и природа – одно целое!» Вы нас отпустите?
- Посмотрим! - ответил я.

А супруга только промолчала, не найдя слов, нервно теребя передник…

- А нам дядя Юджин пообещал: если не будет ни одной жалобы с вашей стороны на нас, и мы будем учиться на пятерки, и вы будете согласны  - мы поедем на конкурсный отбор… И  если победим в нем - поедем в Гималаи!

- Ну, это мы еще с дядей Юджином обсудим…, - переглянувшись, ответили мы  уклончиво.
- Дядя Юджин сказал, что все расходы берет на себя!

Мы поняли в душе, что мы ничего не сможем изменить в данной ситуации… Но, для вида решили ничего не обещать, а построжить детишек… Хотя это уже были не детишки… в их глазах начала светиться такая внутренняя сила духа, которую не у каждого взрослого-то увидишь!  Уехали детьми, враз вернулись взрослыми…
А, вообще,  кто ж не согласится на такое предложение, видя такие результаты? А вы, как думаете, а?

Вот только стало с ними хлопотнее в питании… Не едят то, что мы.
Стали вегетарианцами.
Ну, это мы переживем. Да и дочка стала маме такие рецепты подсказывать, что порой и отличить блюда, приготовленные по ее рецепту, от мяса не всегда можно…

- Скоро и мы, видимо, станем  вегетарианцами, - смеемся мы с женой.



  Агасфер (лат. Ahasverus), или Вечный жид — иудей-ремесленник, мимо дома которого вели на распятие Иисуса Христа, нёсшего свой крест, отказал Иисусу и оттолкнул его, когда тот попросил позволения прислониться к стене его дома, чтобы отдохнуть, и за это был лишен смерти  и обречен на скитание по земле до Второго пришествия и вечное презрение со стороны людей. В Европе первые дошедшие до нас варианты относятся к довольно позднему времени — к XIII веку. Итальянская версия, где герой называется Buttadeo или Bottadio («ударивший бога») — личность, которая уже утратила следы своего преступления; это просто добрый волшебник, дающий добрые советы и выручающий из беды.
Последнее его явление миру было во французской Академии Наук в 18 столетии.  Когда человеку, назвавшего себя Агасфером, задали вопрос на древнееврейском языке - Агасфер ответил на чистом древнееврейском,; когда спросили на древнегреческом - он ответил на чистом древнегреческом... Его знания просто потрясли академиков, собравшихся разоблачить Агасфера.


Продолжение следует...


Рецензии