По стопам наших праотцов часть 3

ЧАСТЬ 3
ПО  СТОПАМ  НАШИХ  ПРАОТЦОВ ИЗ  ВОСТОЧНОЙ ЭФИОПИИ
В  ВЕЛИКИЙ  НОВГОРОД. ВОСТОЧНЫЙ ПУТЬ

Славен – первопредок славян
Теперь надо остановиться прежде всего на том племени, которое само себя называло славянами. И это было как раз то племя, которое проживало у озера Ильмень. Иные так называемые славянские племена, себя славянами не называли, а носили совсем другие имена. Именно ильменские славяне призвали Рюрика к себе на княжение. Тогда русы, а точнее, варяги-русь, объединились со славянами. Хотя это были очень разные племена, но, как писал летописец Нестор, «един язык имели».

Если они имели в основном похожие гаплотипы, да ещё и говорили на одном языке, значит, в какие-то давние времена они могли быть одним племенем и называться одним именем. Когда же и где конкретно разошлись их пути? Почему это произошло?

Изучая истории различных племён и народов, можно обратить внимание на то, что чаще всего они носили имя своего вождя. Причём, такой вождь чаще всего отличался от предыдущих вождей тем, что приводил племена на новые места обитания, и с него начинался новый отсчёт времени. Так было, например, с эллинами, которые вели свой род от Эллина; так было с персами, которые вели свой род от Перса. Также было, например, даже с ирландцами, которые ведут свой род от легендарного Ира. Думаю, что точно также произошло и со славянами, которые пришли к берегам озера Ильмень. Они могли вести свой род от Славена.
Такой вождь действительно упоминался, причём в разных источниках: в русских летописях и отдельных сказаниях, в болгарских преданиях и в Велесовой книге. Однако о нём до сих пор почему-то не пишут в наших учебниках по истории. Хотя самих славян все помнят. Поэтому нужно восстанавливать историю жизни и деятельности самого Славена и его предков. Итак, что же известно о Славене? Вот что о нём написано, например, в Иоакимовской летописи:

«…Славен з братом Скифом, имея многие войны на востоце, идоша к западу, многи земли о Чёрном мори и Дунае себе покориша. И от старшего брата прозвашася славяне…
D. Славен князь, оставя во Фракии и Иллирии на вскрай моря и по Дунаеви сына Бастарна, иде к полуносчи и град великий созда, во своё имя Славенск нарече…
По устроении Великого града умре Славен князь,  а по нём владаху сынове его и внуки много сот лет. И бе князь Вандал владая славянами, ходя всюду на север, восток и запад морем и землёю, многи земли на вскрай моря повоева и народы себе покоря, возвратися во град Великий.

По сём Вандал послал на запад подвластных своих князей и свойственников Гардорика и Гунигара с великими войски славян, руси и чуди. И сии шедше, многи земли повоевав, не возвратишася. А Вандал разгневайся на ня, вся земли их от моря до моря себе покори и сыновом своим владе. Он имел три сына: Избора, Владимира и Столпосвята. Каждому из них построи по единому граду, и в их имяна нарече, и всю землю им разделя, сам пребывал во Велице граде лета многа и в старости глубоце умре, а по себе Избору град Великий и братию его во власть предаст. Потом измроша Избор и Столпосвят, а Владимир приат власть на всей земли. Он имел жену от Варяг Адвинду, вельми прекрасну и мудру, о ней же многое от старых повествуется и в песнех восклицают.

Е. По смерти Владимира и матери ево Адвинды княжили сынове его и внуки до Буривоя, иже девятый бе поВладимире, имяна же сих осьми неведомы, ни дел их, разве в песнех древних воспоминают».

Из этих строк Иоакимовской летописи следует, что братья Славен и Скиф имели многие войны где-то к востоку от Северного Причерноморья, но были вынуждены отступить к берегам Дуная, где многие земли покорили. Потом Славен оставил своего сына Бастарна на Дунае, а сам ушёл куда-то на север, где построил Великий град.

Где находился этот город, не сказано, но точно такое название имел только город Велиград. Он располагался на юго-западе Прибалтики у границ Дании возле Висмарской бухты. Этот город назывался большим и хорошо укреплённым. Надо также обратить внимание на то, что рядом с городом Велиград протекает река Ильменау. Её название практически совпадает с названием озера Ильмень, у берегов которого жили новгородские славяне. Вряд ли совпадение названий реки и озера оказалось случайным, хотя их разделяют тысячи километров. Это сходство позволяет нам предположить, что тогдашние жители Велиграда и новгородские славяне могли иметь очень тесные родственные связи друг с другом. Согласно русским летописям, имя Илмер носила сестра Славена. Поэтому её именем и могли называть в одном месте реку, а в другом месте озеро.

После Славена в Великом граде много веков правили  его дети и внуки. Среди них Вандал или Венд, потом его дети Избор и Владимир. Ну, а после Владимира одним из потомков в девятом колене был ранее упомянутый Буривой, отец Гостомысла и дед Умилы.

Позднее город Велиград датчане стали называть Рориком. Вероятно потому, что именно в этом городе в 845 году правил Рорик, король вендов, он же Рюрик, сын Умилы, князь варягов-русь, которые жили рядом с вендами.

Некоторые исследователи считают, что Славен построил свой Великий город не на южном берегу Балтики, а у берегов озера Ильмень. Однако тамошний город Славенск был построен гораздо позднее:

«сын старейшаго князя новгородцкаго Гостомысла, именуемый младый Словен, сей отъиде от отца своего в Чюдь и тамо постави град во имя своё над рекою на месте, нарицаемом Ходницы, и нарече граду имя Словенеск, и княжив в нём три лета, и умре. Сын же его Избор, сей преименова имя граду своему и нарече Изборск. Сей же князь Избор змием изъяден умре».

Интересные строки о старшем Славене и его брате Скифе имеются также в Велесовой книге:

«И се биащете кньзве Славну со братарему Скивьу. А  се пре весте вьлкие на въстенце, и се и тои рещете: «Идем одо земе Илмерсте а Дунае!» А тако иещете, абъ старе сна све оставе о староце Иломере. О се теце на полуноще, и тамо све гърд Славен утврже. А се брат  его Скфе у може биащете. И се бъ стареи, име сна све Венде, и по не ситце биаще внущец Кисек, киже владец биащ ступе полудене».

Примерный перевод такой:
И се были князья Славен с братом Скивом. И се прияли весть великую на востоке, и се и то решили: «Идём от земли Ильмерской к Дунаю!» И так решили, абы старшего сына своего оставить у старца Иломера. И се тече на полночь, и там свой град Славен утвердил. А брат его Скиф у моря был. И сей был стар, имел сына своего Венда, и по нём был внук Кисек, кой же владец был степей полуденных. 

Древние историки упоминали о столкновениях венетов или вендов с готами:
«(119) После поражения герулов Германарик (король готов, ум.371 – Б.П.) двинул войско против венетов, которые хотя и были достойны презрения из-за [слабости их] оружия, были, однако, могущественны благодаря своей многочисленности и пробовали сначала сопротивляться. Но ничего не стоит великое число негодных для войны, особенно в том случае, когда и бог попускает и множество вооружённых подступает. Эти [венеты] происходят из одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов и склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Германарика».

Потом, согласно табличке Велесовой книги, произошло следующее:
«И се биасте поврждена Рузколане одо годе и Ерменреху. А тои хте жену од роде наше иту повренжде се вуцеве наше тещашуте на не. И Ерменрех розбиешеие и поврнедете Русе боже Бусе и седел десент ине кроиженщ. И е иту смута влика биаете на Русех. Иста младен венде Славе. И сбере русе а веде иу нане. И тоикрать рострще годь…  И такожде земе годьстиа оста руська».

Примерный перевод такой:
И была повреждена Русколань от готов и Германарика. И те хотели жену от рода нашего и повреждалисе вуцев наших тешились на них. И Германарик разбил и повредил Русь бога Буса и седел десять иных круженщ. И эта смута великая была на Руси. И стал  младой венд Славен. И собрал  русов и ведёт их на них. И тот крать рострище готов… И так земля готская осталась русской.
То есть перед 371 годом Русь-Русколань была побеждена готами, но потом через какое-то время пришёл молодой Славен, объединил русов с вендами и победил готов.

Упоминание о Славене есть в и болгарских преданиях:
 «И после того услышал глас, который ещё мне рассказал: «Исайя, возлюбленный мой пророче, иди на запад от нагорной страны на Рим, отдели третью часть от куманов, наречённых болгарами, и насели земли Карвунские, которые заняты римлянами и эллинами». Тогда я, братья, по божьему повелению дошёл от левой стороны до Рима и отделил третью часть от куманов, и повёл их по пути, покорный вере, и их повёл до реки, которая нарекается Затиуса, и при другой реке, наречённой Ереуса. И там имелись три больших реки. И населил земли Карвунские, наречённые болгарскими; были расчищены от эллинов за 130 лет. И населил их множеством людей от Дуная до моря, и поставил им царя из тех: имя ему было царь Слав. И тот царь кроме того населил сёла и грады. Некоторое время те люди были язычниками. И тот царь сотворил сто могил в землях болгарских. Тогда ему дадено имя «Стомогильный Царь». В те же годы имели обилие всякого. И имелось сто могил в его царстве. И он был первым царём в болгарской земле и царствовал 119 лет и почил». 

Есть упоминание о Славене и в польских летописях: «У славян существует большое разнообразие в языках… Языки эти берут начало от одного отца Слава, откуда и славяне…»

Потом, согласно византийским историкам, славяне потерпели поражение от герулов:
«VII.13. (21) Также (Юстиниан, император Византии – Б.П.) послал евнуха Нарсеса к вождям герулов (в 545 году – Б.П.), чтобы убедить большинство из них двинуться походом в Италию. (22) И за ним последовали многие из герулов под водительством Филимута и прочих. Вместе с ним они пришли в области Фракии: дело в том, что они собирались перезимовать там, а с наступлением весны отправиться к Велисарию. (23) Был с ними и Иоанн по прозванию Фагас. (24) На этом пути им  выпал некий случай  неожиданно сделать ромеям большое благодеяние. Ибо случилось, что огромное полчище варваров-склавинов, недавно перейдя реку Истр, разграбило тамошние места и поработило множество ромеев. (25) Герулы, внезапно вступив с ними в бой и, сверх ожидания, перебив [врагов], намного их превосходивших численностью, перебили их, а пленников всех отпустили идти по домам».

Так, когда же Славен мог впервые подойти  к берегам озера Ильмень? На этот счёт есть соответствующее сказание: «И в лето от сотворения света 3099 Словен и Рус с роды своими отлучишася от Ексинопонта, и идоша от роду своего и от братия своея, и хождаху по странам вселенныя... И во многих местех почиваху, мечтующе, но нигде же тогда обретше вселения по сердцу своему. 14 лет пустыя страны обхождаху, дондеже дошедше езера некоего велика, Моикса зовомаго, последи же от Словена Илмер проименовася во имя сестры их Илмеры… И старейший, Словен, с родом своим и со всеми, иже под рукою его, седе на реце, зовомей тогда Мутная, последи ж Волхов проименовася во имя старейшаго сына Словенова, Волхова зовома… И поставиша град, и именоваша его по имени князя своего Словенеск Великий, той же ныне Новъград, от устия великаго езера Илмеря вниз по велицей реце, проименованием Волхов, полтора поприща. И от того времени новопришельцы скифстии начаху именоватися словяне, и реку некую, во Илмер впадшую, прозваша во имя жены Словеновы Шелони. Во имя же меньшаго сына Словенова Волховца преименова оборотню протоку, иж течёт из великие реки Волхова и паки обращается в него… И родися Волховцу сын Жилотуг, и протока проименовася во имя его Жилотуг, в ней же той утопе ещё детеск.
Другий же брат Словенов Рус вселися на месте некоем разстояннем Словенска Великаго, яко стадий 50 у солёного студенца, и созда град между двема рекама, и нарече его во имя свое Руса, иж и доныне именуется Руса Старая. Реку же ту сущую едину прозва во имя жены своея Порусии, другую ж реку имянова во имя дщери своея Полиста. И инии градки многи Словен и Рус поставиша. И от того времени по имяном князей своих и градов их начахуся звати людие сии словяне и руси…Словен же и Рус живяху между собою в любви велице, и княжиша тамо, и завладеша многими странами тамошних краев. Такоже по них сынове их и внуцы княжаху поколеном своим и налезоша себе славы вечные и богатства многа мечем своим и луком. Обладаша же и северными странами, и по всему Поморию, даже и до предел Ледовитого моря, и окрест Желтовидных вод, и по великим рекам Печере и Выми, и за высокими и непроходимыми каменными горами во стране, рекома Скир, по велицей реце Обве, и до устия Беловодныя реки, ея же вода бела, яко млеко…»

Из строк этого сказания следует, что Славен был современником Руса и к озеру Ильмень пришёл одновременно с Русом. Только Славен  поставил свой град на севере озера, а Рус – на юге. Конечно, обращает на себя внимание выше приведённая дата этого события – 3099 от «сотворения света». Согласно древнерусскому летоисчислению, Сотворение мира произошло в 5508 году до н.э. Отсюда получается, что Славен и Рус пришли к озеру Ильмень якобы в 5508-3099=2409 году до н.э. Из каких источников автор предания взял эту дату, неизвестно. Сам он, конечно, в те века не жил и вряд ли его предки могли сообщить ему такую точную дату, отстоящую от времени написания предания на несколько тысячелетий. Противоречит эта дата также Иоакимовской летописи и некоторым другим источникам.

Кроме того, и археологи не могут подтвердить такую древнюю дату. Согласно их данным, славянская культура новгородских сопок возникла у озера Ильмень не ранее, чем в VI веке н.э. Поэтому, скорее всего, именно в этом веке Славен и Рус жили и ставили свои грады. Этому времени соответствуют также события, описанные в иностранных источниках. Так, примерно такую же дату поселения славян у берегов Дуная в Сербии называет сербский летописец:

«1. В то время, как в городе Константинополе (Царьграде) правил царь Анастасий (491-518 – Б.П.)… появился из северных краёв народ, именуемый готами; был это дикий и необузданный народ, во главе которого было три брата, сыновья короля Свевлада, а имена их были такие: первому – Брус, другому – Тотила, а третьему – Остроило.
II. Так вот, Брус, который был самым старшим, сел после смерти отца на престоле и правил после него в родном краю. Тотила же и Остроило, чтобы добыть славы, собрали, по поручению и с воли старшего брата, очень большое и сильное войско и вышли из своей страны и, пришедши в провинцию Паннонию, победили её и войной её покорили…
После того, как войско Тотилы и его брата Остроило было большое и народ их размножился, посоветовавшись со своими вельможами они поделили войско. И пройдя со своим войском Истру и Аквилею, Тотила пошёл в Италию, там учинял многочисленные и большие бои, опустошил и сжёг многочисленные округи и города. Когда оттуда, ударил он по острову Сицилии, вскоре умер, как ему предсказывал слуга божий святой Бенедикт.
Остроило же, его брат, вошёл со своим войском в провинцию Иллирию и, поскольку некому было оказать ему сопротивление, после кровавых войн добыл целую Далмацию и приморские окраины, пока не пришёл в область Превалианты, где и осел. Тогда придержав при себе немного войска, послал своего сына Свевлада, что бы он покорил окраины с той стороны гор. Тем временем царь города Константинополя собрал войско и послал его против Остроило, поскольку узнал, что он задержался с малым войском в области в Превалианте. И тогда когда прибыли те, кого послал царь, нашли, как было сказано, Остроило с малым войском. Но всё же он приготовился к бою, ибо был муж храброго духа. А когда начался бой, Остроило упал и был убит, а его люди кинулись бежать. Царские люди взяли добычу и вернулись в свою страну.
III. Когда услыхал его сын, Свевлад, о смерти отца, прибыл как можно быстрее с мыслью, что застанет царское войско, что бы отомстить отцову смерть, но никого не застал. Тогда взял он королевство и правил вместо отца, и родил сына которого назвал Селемиром. Были же границы его королевства от Валдевина до Полинии, охватывая как приморские, так и загорные области. Творя многочисленные беззакония и преследуя христиан, что жили в приморских городах, умер он на двенадцатом году своего владычества.
IV. Преемником на престоле стал его сын Селемир; он, хотя и был поганин и варвар, всё же таки был со всеми в мире и всех христиан любил и никак их не преследовал. Также заключил с ними договор, и они платили ему дань. Наполнил [страну] множеством славян, и страна в то время жила в мире».

Разные византийские историки также начинают упоминать первых славян (склавинов) у берегов Дуная как раз в это же самое время.
Мавро Орбини, славянский историк, который жил гораздо раньше автора предания о Славене и Русе, называл точную дату прихода славян к южным берегам Балтийского моря: «Сии славяне наименовалися при мори Венедицком, прежде нареченном Кодан, в начале преехавши реку Вислу, и прошедшее даже до оные Албии (Эльбы – Б.П.), наскочили на жителей шведов, лонгобардов, ругов и швитонов при мори Каданском, иже одолении бывшее от славян, отъидоша ко брегом Дунайским, оставившее всю страну во власть реченных славян, сиеже случися в лето от Христа 500, после богом определённых преселинии народных».

То есть Славен впервые мог подойти к южным берегам Балтики только в 500 году.

Кушанское царство и его княжества
Теперь возникают следующие вопросы: откуда же пришёл Славен с братом Скифом к северным берегам Чёрного моря и Дуная? На каком востоке они имели многие войны? Против кого они воевали? От кого они должны были отступать? Причём отступала не горстка бойцов, а многочисленные племена славян (в широком смысле слова), сразу заселившие пол-Европы от Днепра до Дуная и Эльбы. Примерно такую же огромную по площади территорию они должны были занимать и на востоке от Чёрного моря. Где же они прежде располагались?

Тот же Мавро Орбини пишет: «Венеды имеют часть от народа Славянского изшедшаго из Сармации во время Мартинияна Императора».  То есть среди венедов жили некоторые славяне, которые во времена императора Мартиниана (324 год) пришли из Сарматии. Здесь нужно вспомнить строки греческого астронома и географа Клавдия Птолемея. В начале II века н.э. он писал о том, что на самом востоке Сарматии вплоть до Рипейских гор живут племена борусков. Потом эти боруски, согласно Нестору, оказались у южных берегов Балтики: «Ляхове же, боруси и чюдь приседят к морю Варяжскому».  Налицо передвижение борусков от Уральских гор к Балтике, где и жили венеды.

Другие племена сарматского круга жили не у Рипейских гор, а у берегов Аральского моря. Среди местных племён были известны: тохары, сакараваки, аугасаки и апасиаки. Сакараваки или сакаравлы относились к сакам-хаумаваргам, коренному населению земледельцев. Их называют также роксаланами (аланами с реки Окс). Что касается физического типа сакаравлов, то, по мнению специалистов, их название можно перевести как светлые саки. Аугасаки и апасиаки – это и есть племена сарматского круга.

Согласно выводам археологов, все эти племена нельзя  относить к юечжи-кушанам. Для них характерны захоронения в подбоях и катакомбах с южной ориентировкой. Встречались крупные курганы с каменными кольцами внутри насыпи с погребением коня. В III-IV веках эти курганные могильники сооружали рядом с крупными крепостями. По формулировке археологов, это были юечжи, но сарматского круга племён. В то же время эти племена отличались от самих сармат. По мнению археологов, между местными племенами существовали добрососедские отношения. При этом скотоводы переняли от коренного населения захоронения в статуарных оссуариях. Впоследствии подобные захоронения получили распространение среди славянских племён, проживавших в VI веке между Днепром и Эльбой в ареале археологических культур Прага-Корчаг и Прага-Пеньковска. При этом статуарные оссуария Хорезма были удивительно похожи на этрусские.

Что же происходило с этими аральскими юечжи непосредственно перед 500 годом? Это было то время, когда гунны, теснимые Китаем, ринулись на запад и разрушили огромное Кушанское царство, не уступающее своими размерами Римской империи. Это царство простиралось от Арала на севере до Индийского океана на юге. К востоку же некоторые его княжества располагались у озера Кукунор, то есть в самом центре нынешнего Китая.

Между прочим, самое восточное княжество носило название Крорайна. Чтобы понять значение этого названия, нам переводчик не нужен. Оно, действительно, было самым крайним. Правителями там, согласно китайским источникам, когда-то были Аньгуй (в 77 до н.э.), его брат Вэйтуци, позже Таджаки, Пепийа, Амкока, Махири и Вашмана. Так эти имена произносились согласно китайской транскрипции. В конце I века н.э. Крорайна присоединяет к себе такие княжества, как: Сяовань, Цзинцзюэ, Жунлу и Цемо.  К сожалению, здесь мы тоже имеем дело с китайскими транскрипциями. А как эти княжества назывались самими жителями, мы пока не знаем. Некоторые жители этих княжеств носили имя Расена.  Точно также расенами называли сами себя, например, и этруски.

Одним из самых последних гуннами было разрушено княжество Выньнаша, которое располагалось как раз у берегов Аральского моря. Так название княжества звучало по-китайски. Вот какие строки о нём можно прочесть в китайских летописях:

«24. Судэ. Владение Судэ находится от Луковых гор на запад; в древности называлось Яньцай и Выньнаша; лежит при большом озере, от Кангюя на северо-западе, от Дай в 16000 ли. Некогда хунны, убив владетеля судэского,овладели землями его. Владетель Хуни составлял, четвёртое колено после того события.  Прежде судэские купцы во множестве приходили в китайскую область Лянчжэу для торга. Когда Дом Юань-вэй покорил Гу-цзан, в сём случае все они взяты в плен. Судэский владетель послал посланника для выкупа пленных. Указано было согласиться на выкуп. После сего долго не было посольств с дарами. Уже при Северной династии Чжёу, в четвёртое лето правления Бао-дин, 564, владетель прислал посланников  с местными произведениями».

«В 2 000   ли   от Кангюя  на северо-запад лежит  государство  Яньцай,   которое имеет до 100000  войска, и в   обыкновениях  совершенно сход¬ствует  с    Кангюем.   Оно   прилегает  к  великому озеру, имеющему отлогие берега. Это есть северное море».

Здесь Луковые горы – это нынешний Памир. Кангюй – это Страна Каналов возле  реки Сырдарьи. Большое озеро или северное море – это Аральское море. Как раз здесь среди разных племён упоминались и аланы, и роксаланы, и сарматы. Год 564 – это тот год, когда владетель страны Судэ по имени Хуни направил посланников в Китай. Если сам Хуни был потомком первого владетеля страны Судэ в четвёртом колене, то первый владетель страны мог убить последнего правителя княжества Выньнаша и захватить власть примерно в 564-25х3=489 году. Это время совпадает с тем временем, когда Славен и Скиф вели многие войны на востоке и отступили на запад.

Если посмотреть на расселение по планете нынешних представителей рода R1a1а-М512, то можно заметить, что они составляют значительную часть населения двух отдельно расположенных огромных ареалов. Один ареал простирается от Волги до Дуная в Европе. Именно здесь живут народы, говорящие на славянских языках. Второй ареал захватывает территорию прежнего Кушанского царства, в том числе Киргизию, Таджикистан, Афганистан, Пакистан и Северную Индию. Такое расположение огромных ареалов, а также их разрыв между собой позволяет сделать вывод о том, что причиной этого страшного разрыва могла быть тяжёлая война бывшего Кушанского царства против гуннов и вынужденное отступление некоторых его жителей под напором орд кочевников вначале к Уралу и к Волге, а потом к Днепру и к Дунаю.

Согласно славянским преданиям, задолго до Славена первыми к берегам Днепра подошли племена полян, чехов и хорват, которых возглавляли Кий, Щек или Чех и Хорив. При этом Кий считается основателем Киева.

«Поляном же живущим особь и владеющим роды своими, яж и доселе братья их бяху поляне, и живяху кождо с родом своим на своих местех, и владея родом. И быша три братия: единому имя Кий, другому Щек, а третьему Хорив и сестра  их  Лыбедь. И седяше Кий на горе, где ныне Зборичев взвоз, а Щек седяше на горе, иде же ныне Щековица, а Хорив на третией горе, от него прозвася Хоривица. И сотвориша городок во имя брата их старейшаго, и нарекоша Киев».

Откуда же могли прийти племена полян к Днепру? Оказывается, в Кушанском царстве рядом с княжеством  Выньнаша, но дальше к юго-востоку в районе нынешней Алмааты когда-то располагалось и княжество, носящее название Полона. Так его название звучало даже на китайском языке:

«11. Нинъюань. Нинъюань собственно есть владение Боханъна, иначе Бохань. При династии Юань-вэй оно называлось Полона. От столицы лежит в 8 000 ли. Место-пребывание владетеля в городе Сигянь, на северной стороне реки Чженьчжу. Находится шесть больших городов и около ста малых. Жители долговечны. Преемствие владетелей со времен династий Юань-вэй [386-555] и Цзинь [265-420] не прерывалось».

 Согласно этим строкам получается, что правители страны Нинъюань-Бохань начали править примерно в 386 году или чуть раньше, а до этого страна называлась Полоной, и в ней правила какая-то иная династия. Как можно заметить, название страны Полона полностью совпадает с названием полян. Прекращение деятельности правителей княжества Полоны также наступило примерно в то же время, как поляне появились у берегов Днепра. Так что всё совпадает. Неужели поляне действительно жили прежде в этой самой Полоне?

Если вождём полян был Кий, то может в Полоне были и правители, которые носили такие же имена? Посмотрим что написано по этому поводу в китайских летописях: «67. Бохань. Резиденция Боханьского владения лежит в 500 ли от Луковых гор назападе. Это есть древнее владение Кюй-сэу. Владетель прозывается Чжаову; проименование ему Алици. Резиденция имеет четыре ли окружности; строевого войска несколько тысяч. Владетель сидит на престоле,  представляющем золотого барана. Супруга его   на   голове   носит   золотой   венец.    Много   кинов золота и железа.   На восток до Кашгара 1 000, на запад до Суйдуйшаны 500, на северо-запад до Ши 500, на ceверо-восток до тукюеской орды 2 000, на восток до Гуа-5500   ли.   При  династии   Суй в  правление Да-йе(605-616 н.э. – Б.П.), владетель отправил  к  Двору посланника  с  местными произведениями».
 
Из этих строк следует, что древнее княжество Полона, которое ранее располагалось на территории владения Бохань, называлось также владением Кюй-сэу. Так именовали китайцы первого правителя Полоны. Кюй и Кий – неужели Кий был потомком этого Кюя?

Так может рядом с Полоной на территории Кушанского царства следует поискать и те княжества, где ранее могли жить чехи и хорваты? Оказывается, рядом когда-то существовало и княжество под название Чехи. Оно располагалось на самом западе нынешнего Китая на территории так называемого Восточного Туркестана. Но название Туркестан появилось гораздо позже. Ранее здесь жили племена юечжи, которые и образовали Кушанское царство. Совершили они это после того, как потерпели поражение от гуннов и отступили из Восточного Туркестана на запад в Среднюю Азию. В самом Кушанском царстве название похожее на Чехи имело потом княжество Чжеше. Так оно называлось по-китайски. Это княжество располагалось в районе нынешнего Ташкентского оазиса:

«36. Чжеше.   Чжеше  есть  древнее  владение  Кангюя от Полоны на северо-западе, от Дай в 15 450 ли».

Примерно в I-м веке до н.э. в этом княжестве правил владетель по имени Юни. Так именовали его китайцы. Они называли его малым кангюйским правителем и владетелем княжества Чжеше.

«Кангюй имеет  под собою пять малых  владетелей,  которые суть:
Сусйеский владетель, имеющий   пребывание   в   городе Сусей, от местопребывания наместника  в 5 576 ли, от Ян-гуань в 8 025 ли;
Фумуский  владетель,   имеющий  пребывание  в  городе Фуму,  от местопребывания наместника в 5 767, от Ян-гуань в 8 025 ли;
Юниский владетель, имеющий пребывание в  городе Юни,   от   местопребывания наместника в 5266, от Ян-гуань в 7 525 ли;
Гиский владетель,  имеющий пребывание в городе Ги, от местопребывания наместника в 6 296, от Ян-гунань в 8 555 ли;
Юегяньский владетель, имеющий пребывание в городе Юегяни, от местопребывания наместника в 6 906, от Ян-гуань в 8 355 ли. 
Все помянутые   пять владетелей зависят от Кангюя».

Племена княжества Чжеше археологи называли племенами Каунчинской археологической культуры. По их мнению, данная культура возникла в I веке до н.э. Следовательно, тогда и могло возникнуть княжество Чжеше. Причём отдельные украшения местного населения походили потом на аналогичные украшения Северного Причерноморья конца IV и начала V  веков и Западной Польши IV века (Пшеворская, Зарубинецкая и Именьковская культуры). Опять всё сходится – и название княжества, и время исчезновения одного в Кушанском царстве и появления другого в Европе и даже украшения людей совпадают. Поэтому некоторые представители княжества Чжеше действительно могли впоследствии оказаться на территории близ нынешней Чехии и носить имя чехов.

С другой стороны, если верить археологам, то племена Каунчинской археологической культуры имели особое сходство с племенами Отрарско-Каратауской археологической культуры, которые тоже жили в среднем течении Сырдарьи, а также с племенами Джетыасарской культуры, период 1б и 1в, которые жили рядом с Аралом. То есть налицо особое культурное родство этих трёх племён друг с другом, то есть княжеств Выньнаша, Полона и Чжеше.

В качестве доказательства родства бывших жителей Кушанского царства со славянами можно использовать и данные антропологов. Так, например, черепной показатель жителей кушанского Хорезма равен 77,4; а киевских полян – 77,5; сармат Приаралья – 77,2; позднекушанских жителей Хорезма – 77,1; а ильменских славян – 77,2.  Налицо опять уже антропологическое тождество жителей древнего Хорезма и киевских полян, сармат Выньнаши и новгородских славян.

Как же жили чехи и их соседи в Кушанском царстве? Может они, как цыгане, ютились в каких-нибудь убогих кибитках? Вот что писали китайцы, например, о малом владении Фуму, которое располагалось по-соседству с Юни:
«Хэ, иначе Кюйшуаннига и Гуйшуанни есть древний город Фумо, принадлежавший малому кангюйскому владетелю. По восточную сторону города есть двухэтажное здание. На северной его стене красками написаны древние импера¬торы Срединного государства; на восточной тукюеские ханы и индийские владетели; на западной владетели босыские и фолиньские. Владетель, учинив поклонение пред ними, уходит».

Владение Фуму располагалось на южном берегу реки Думо (Амударьи) и имело пятьсот городов. В городе Фумо был построен Золотой замок и храм, где в жертву приносились тысячи баранов. Среди правителей княжества был известен некто Чжаову Подати. Так именовали его китайцы. В кушанский период здесь увеличилась орнаментальность одежды, изменились прически, появились люди с новыми чертами лица, женщины вместо покрывал свои головы стали украшать повязками с бантом или узлом спереди. Такие же повязки распространены, например, и у некоторых славян России.

Первым правителем Кушанского царства был некто Куджула. Вот что написано о нём в энциклопедии:
«КАДФИЗ. В Кушанском царстве: Кадфиз I, Куджула Кадфиз, – царь [1-я половина 1 века], основатель Кушанского государства. Был вождём племени кушанов, одного из 5 племён тохаров (юечжи), живших к началу н.э. в районе верхнего течения реки Аму-Дарьи. Кадфиз объединил племена тохаров и подчинил, по-видимому, на основе вассальной зависимости государства, существовавшие в Бактрии, Согде, Восточном Афганистане и на верхнем Инде. Политической опорой Кадфиза, помимо тохаров, были, видимо, и некоторые племена шаков».

А вот что о нём же написали в Википедии:
«Куджула Кадфиз (Кадфиз I) (кит… Цзюцзюцю; Кушанский: ;;;;;; ;;;;;;;, пали: Kujula Kasasa) – первый правитель Кушанского цаства, о времени правления которого ведутся споры. Дед царя Канишки. Наиболее распространены оценки его правления 20 (или 30) – 80 н.э. Он жил около 80 лет, год его рождения оценивается как 1 до н.э. Первоначально он был удельным князем одного из пяти племён юэчжи (Кушан, Гуйшуан), место его обитания оценивают как окрестности Бекабада в Северном Таджикистане, потом он подчинил остальные четыре княжества, а потом предпринял поход на Бактрию и занял её столицу Ланьши (сейчас городище Шахринау 45 км к западу от Душанбе) и утвердился в Трансоксании. По свидетельствам Помпея Трога и Страбона в то время племя асиев выдвинулось из тохаров и их победило, отсюда берётся предположение, что Куджула Кадфиз возглавлял племя асиев. В 47 он отразил агрессию парфянского принца и предпринял поход против подвластного Парфии царства Гаофу (см. Гандхара, южный берег Аму-Дарьи, современный северный Афганистан). Предположительно он заключил союз с царём Гаофу Гермеем, который хотел объединить земли против Парфии, и помог ему создать большое независимое царство. На монетах того времени Куджула Кадфиз фигурирует на обратной стороне как удельный князь при царе царей Гермее, причём такие монеты распространены только к югу от Аму-Дарьи, что говорит о том что он продолжал управлять своим независимым царством. После смерти Гермея Куджула Кадфиз смог занять его трон. Где-то в период между 50 и 70 Куджула Кадфиз предпринял поход на большое царство Цзибинь в Северной Индии и занял его».

 

Кушанский царь

Так культура кушанских племён слилась с культурой потомков воинов Александра Македонского, которые на несколько веков остались править в Греко-Бактрии. При этом кушаны вместо своего старого письма стали использовать греко-бактрийский алфавит, в котором кроме обычных букв греческого алфавита появились даже такие буквы, как, например, Ш и Ё. И произошло это ещё за 1000 лет до Кирилла и Мефодия.

Следует обратить внимание на имя царя Куджулы, которое по-кушански писалось как ;;;;;; ;;;;;;;. Мы с вами, дорогие читатели, можем без особого труда прочесть это имя. Нам не нужен никакой словарь. И так ведь писали не только имена, но и разные документы. Мы могли бы их легко прочесть. Но где же эти документы? После того, как пришли гунны, а потом и тюрки, многие города и здания Кушанского царства были разрушены и сожжены дотла. Однако монеты сохранились даже и после этого несчастья. На монетах и осталось имя первого царя. Так на что же похоже имя царя Коцолы? Оказывается, точно такое же имя носил потом Коцел, князь славян в Паннонии, то есть на территории нынешней Венгрии. Он жил во времена Кирилла и Мефодия. Опять случайное совпадение имён?
«Цезарь же, собрав собор, призвал Константина Философа…Когда же пришёл он в Моравию, принял его Ростислав с великой честью и, собрав учеников, отдал ему в учение. И вскоре перевёл он весь церковный чин, научив их заутрене, часам, вечерне, малой вечерне и тайной молитве… Пробыв в Моравии сорок месяцев, пошёл Константин освятить учеников своих. Принял его на пути Коцел, князь паннонский. И сильно возлюбил  книги славянские, научился им и дал ему в ученье около пятидесяти учеников… И прослышав про него, папа римский послал за ним. Когда же прибыл Константин в Рим, вышел ему навстречу, неся свечи, сам апостолик Адриан с горожанами…Приняв книги славянские, освятил их папа и положил в церкви святой девы Марии, называемой Фатне. И совершили там святую литургию».

Вполне возможно, что всем известный славянский народ гуцулов до сих пор носит имя первого царя Кушанского царства.

Ну, а хорваты и Хорив, они что, тоже оставили свои следы в Средней Азии на территории Кушанского царства? Смотрите сами:
«Владение Хо-сюнъ, иначе Холисими и Боли, лежит на южной стороне реки Уху; на юго-восток 600 ли до жунов; на юго-западе граничит с Босы, на северо-западе прости¬рается до тукюеского поколения Гэса. Это древние земли города Юегянь, 4 принадлежавшего малому кангюйскому владетелю».

То есть одновременно с Полоной и Чжеше рядом с ними существовало ещё и княжество Холисими. Но так его называли китайцы, которые звук Р произносят как Л или наоборот, звук Л произносят как звук Р/Л. Трудно это представить, но это так. Поэтому правильнее произносить название княжества не по-китайски, а по-нашему, то есть Хорисими или теперь это Хорезм. Но может быть Хорив и Хорисими никак не связаны друг с другом? Может это лишь простое совпадение? Подсказку можно найти опять у археологов. И что же обнаружили наши археологи, когда впервые стали заниматься раскопками древнего Хорезма? Оказывается, они сразу отметили поразительное сходство статуарных ассуариев Хорезма со статуарными ассуариями этрусков.  Значит, в Хорезме в Кушанское время жили те племена, культура которых в более ранние века могла иметь тесную связь с культурой этрусков. После всего написанного разными авторами о происхождении этрусков стоит ли такому факту удивляться?

Правнуком царя Коцолы был царь Канишка. Вот что о нём писали в Энциклопедии:
«Канишка – царь Кушанского царства [78-123]. Подчинил всю Северную Индию до Бенареса (по мнению некоторых учёных – до Магадхи) на востоке и реки Нарбада на юге. После изгнания из Восточного Туркестана китайских войск, нанёсших ему в 90-х годах поражение, присоединил эту территорию к своим владениям. Канишка перенёс политический центр государства в Индию (в Пурушапуру, современный Пешавар). При Канишке начинается процесс индианизации завоевателей – кушан, сам Канишка известен как покровитель буддизма. Его правление совпадает с расцветом экономики и культуры Северной Индии и Средней Азии. Широкое развитие получает торговля с Китаем и Римской империей  («Великий шёлковый путь», морская торговля)».

А вот что о нём же написали в Википедии:
«Канишка I (на кушанском языке: ;;;;;;;, древнекитайское…) – наиболее известный царь Кушана, правивший в начале II века н.э. При Канишке Кушанское царство достигло апогея своего развития, превратившись в крупную империю со столицей в Пешаваре, включающую значительную часть Средней Азии (Бактрия и юго-восток Согдианы с Бухарой и Самаркандом), Ферганскую долину, часть Восточного Туркестана (бассейн Тарима, современный Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР с Яркендом, Хотаном и Кашгаром), современные Афганистан и Пакистан, а также северную Индию. Империя Канишки процветала в военно-политическом, экономическом и духовном аспектах, будучи основным оплотом греко-буддизма. Годы правления Канишки обычно помещают в хронологические рамки от 100 до 144 н.э. Канишка, происходивший из известной древним китайцам народности юэчжи, был правнуком основателя династии Куджулы Кадфиса I. Наряду с Ашокой и Менандром Канишку принято считать одним из величайших правителей, содействовавших буддизму (относительно вероисповедания самого Канишки ведутся дискуссии; вполне возможно, что он был зороастрийцем, а не собственно буддистом). На монетах времени Канишки попадаются изображения из индуистской, буддистской, греческой, зороастрийской и даже шумеро-эламитской мифологических традиций. Тем не менее, правление Канишки содействовало усилению позиций буддизма в Индийском субконтиненте и Центральной Азии. Благодаря ему утвердилась гандхарская традиция в греко-буддийском искусстве и архитектуре и был проведён Четвёртый Буддийский Собор».

В древних сказаниях на Руси упоминался некий Каныш-царь, причём сказания связывали его именно с Индией: «А когда русами стал Каныш-царь править, сказал им: мучаемся мы голодом и холодом, и скотина наша, и звери кругом мучаются оттого, что земля ледяная. Пойдёмте новую землю искать! И пошли русы с Канышем-царём в землю Синдскую, и там развели вдоволь скота, и могли уже есть молоко, сыр и масло, и хлеба имели вдосталь, а к нему капусту свежую и мочёную… А после Каныша был Могучар-царь, при котором осели Русы на семи реках, где они жили богато и счастливо».  Неужели Каныш-царь, не забытый на Руси, и царь Канишка – это один и тот же человек?

Другое важное обстоятельство. В тех же древних русских сказаниях упоминается некая земля возле семи рек:
«И жили Русы в Самаре той, на земле своей Могучарской, Хоропской, на семи реках могучих русских. Собирались часто Роды вместе судиться, собирались Племена, чтоб советоваться. И старший в роде был Раем-царём, и каждый Рус носил его имя. И если кто тронет Руса, то целый Род шёл мстить за брата, потому что все были Родичи».

О Семиречье, где жили предки славян, есть строки и в Велесовой книге:
«О той щас биа Богумир – муж славой, а имиа трие дщере а двие сыни. Тоие бо веидиаша скуфе до степной а там живиаи о травах, по отце ве шасиа. И боиа ни Бозе слушьнои, а разумой вхицне. И тако а ту мате иех, иже рещна Славуни, про ова твриаще потребиу. И рещ ин до Богумир сте семь день: «Моиа имам дщере сва овдате, а внуча зрианете».  Тако реще, а повозой упреже, а еде камо сва. И приеде до дуба, стаще в поли, а остависе ноще ов огнище све. И виде вещере мужи трие на комониах до не стремой стеща. А рекста тоие: «Здрав буди! А ищо ищеще?» Оповенде има Богумир тугои сва. А они  же отвещаху, иако суте саме – о походь, да имуть женои. Обратисиа Богумир на стенпой сва, а веде  трие мужи дщерем. Ото сва три родои исшедша а славной биащи. О ту бо похождиашуть древлиани, крвще а полиане, иако перьва дщере Богумиру имено имай – Древа, а друга – Скрева, и третиа – Полева. Сынове же Богумиру имиаще сва имонои – Сева, и младцеи – Рус. От ена похождиашуть северианои а русие… Утворисе роди тоие о Седмерецех, идоже обитващехом за морыа о край зеленьа, камо скотиводиай».

Примерный перевод такой:
В тот час был Богумир – муж славный, и имел три дочери и два сына. Те вели скот до степей и там жили в травах, по отца её счастье. И были ни Бозу слушные, а разумом сильные. И также и ту мать их, иже речённая Славуня, творила потребу. И рёк им Богумир в седьмой день: «Мы имеем дочерей своих отдать и внучат зреть». Так рёк, а повозку запряг и едет на коне своём. И приехал до дуба, стоящего в поле, и остался ночью у огнища своего. И видел вечером мужей троих на конях в стременах. И рекли те: «Здрав буди! И что ищешь?» Ответил им Богумир тугу свою. А они отвечают, как суть самое – о походе да иметь жён. Обратился Богумир в степи свои и ведёт трёх мужей  дочерям. Отсвоих три рода изошли и славные были. Оттуда происходят древляне, кривичи и поляне, так как первая дочь Богумира имя имела – Древа, а  другая – Скрева, и третья – Полева. Сыновья  же Богумира имели свои имена – Сева, и младший – Рус. От них происходят северяне и русы… Сотворились роды те в Семиречье, где обитали за морем в краю зелёном, когда скот водили.

Что же это за реки такие числом семь? Семиречье – это ведь историческое название:
«Семиреченская область – в Туркестанском генерал-губернаторстве, с севера граничит с Семипалатинской областью, с юга и востока с китайскими владениями, с запада с Ферганской, Сыр-Дарьинской и Акмолинской областями. Поверхность занимает 353430 квадратных вёрст… Почти все реки Семиреченской области берут начало в Тянь-Шане и впадают в озеро Балхаш. Из них наибольшая, Или, судоходна до китайского г. Кульджи. Остальные pеки или совсем несудоходны, или пригодны для плавания небольших судов только в своём нижнем течении. Наибольшие из них: Каратал, Кок-су, Ак-су Лепса и Аягуз. Восточнее Или почти параллельно этой последней протекает значительная река Чу, принадлежащая к Аральскому бассейну, устье этой реки теряется в песках».

 

Семиречье

На китайских картах времён Кушанского царства в Семиречье обозначалась страна Ивынь: «7. Государство Ивынь (Ивэнь-го)» – страна в Семиречье на китайских картах времён династии Младшей Хань (25-220 н.э.).  Но так эта страна называлась по-китайски. А как же она могла называться по-славянски? Неужели Иванией? Ведь имя Иван до сих пор является самым распространённым именем в России, а фамилия Иванов – самой распространённой фамилией. Кто же был самым первым Иваном? Тянь-Ван, то есть Небесный Ван?

Позднее похожее название носило выше упомянутое княжество Выньнаша (Вания наша?), но располагалось это княжество уже западнее, у берегов Арала. Очевидно, что смещение произошло после того, как гунны первый раз потеснили Богумира и его племена. Непосредственные потомки Богумира и Славуни могли жить на территории Выньнаши и других соседних княжеств. Опять же в Велесовой книге есть строки об этом:

«А по Богумиру биаща Орие со сынои сва. А колибва гунште велика приу теиаща  о утворениа велка земе све, а тако идоща вон отуду до Русе».

Примерный перевод такой:
А после Богумира был Орий с сынами своими. А коли гунны те великую распрю тешат  об утворения великой  земли своей, а так идём вон оттуда до Руси.
А сыновьями Ория, согласно Велесовой книги, были Кий, Пащек и Горовато:
«А тои Орие стар отець реще: «Идемо од земе  тоиа, идеже хуние наша братчи забиуть. То бо то стар  оце забиуть, то бо то крвиви о щаст и зверши. Скоти наша крадщи, а деци збиаиащи. А то бо то стар отець рек, а тещахом до иниа земе, иакова теще  медои  и млецима. А иесь та земе иоещаху вси сынове трие од Орииу. Биаше ти – Кие, Пащек и  Горовато, окудь трие славни племенои истекша».

Примерный перевод такой:
А тот Орий старый отец рече: «Идём  от земли той, где хунны наших братьев забивают. То бы то старого отца забьют, то бы то забивают коров и зверей. Скотину нашу крадут, и детей збивают. А то бо то старый отец рёк, а течём до иной земли, в  какой течёт мёд и молоко. А из той земли ушли все три сына от Ория. Были те – Кий, Пащек и Горовато, откуда три славных племени истекли.

То есть именно в Семиречье когда-то проживали и Кий, и Чех и Хорив.
Потом «А идоша со Кий Щек и Хоравъ три сыни Иреова ину земь глиадати. А с тоиго поча славенъ аж до днесь…А исшед изъ краиа Иньска пред очи идуща камо зриащети. Шедша мимо земе фарсиисти а идоша далеце, иако не дбана овцемъ земе таиа. Идша горема и видеша кмение а тоиа просъ не сеиате. Такожде мимо идша. А зриати ступи кветна и зленаиа. Тамо сташа лета  два, а понимъ мимо идша, понеиакъже хисницои покаша. Мимо иде Каиале иде ду Непре…»

Примерный перевод такой:
И шли с Кием Щек и Хорав, три сына Иреова иную землю глядеть. И с того начало славян аж до днесь… И ушли из края Иньского пред очи идучи куда зрят. Шли  мимо  земли фарсийской а шли далече, как не добыть овцам земли той. Шли горами и видели каменья, и там просо  не сеять. Также мимо шли. И зрели степи цветущие и зелёные. Там стояли лета два, а по ним мимо шли, потому как же хищники показались. Мимо шли Каялы, шли до Днепра.

Эти строки подтверждают, что Кий с братьями из Семиречья дошли потом и до Днепра.

На другой табличке Велесовой книги есть следующие строки:
            Мы пришли из края зеленого к Готскому морю,  и  тут  растоптали готов, которые были преткновением на нашем пути.  И так мы билисьза эти земли и за жизнь нашу.  А до этого были отцы наши на берегах моря у Ра-реки.  И с великими трудностями для нас  мы переправили своих людей, и скот на сей берег, и пошли к  Дону,  и там готов увидели на юге и Готское море. И увидели мы против себя вооруженных готов и так были принуждены биться за жизнь и  проживание свое, когда гунны шли по стопам отцов наших и,  нападая  на них, людей били и забирали скот. И так род славен ушел в земли, где солнце спит в  ночи,  и  где много травы и тучных лугов, и где реки от рыб полны, и где  никто не умирает.

Известно, что первая волна гуннов впервые перешла Дон в 371 году. И если гунны по пятам преследовали племена Кия, Щека и Хорива, то, значит, первые беженцы из Кушанского царства могли пересечь Дон перед этим, то есть в 370 году. В этом же году они могли дойти и до Днепра и основать Киев.

Проверить все выше перечисленные выводы об исходе славян из Кушанского царства можно также с помощью ДНК-генеалогии. Построим для этого с помощью сайта www.semargl.me генеалогическое древо семьи Z2124 из 47 гаплотипов (см. древо 1). На этом древе видно, что примерно 1928 лет назад разошлись родословные линии некоторых жителей Киргизии, Беларуси и Литвы (kit 111287, 132549, 174777). Примерно 1980 лет назад разошлись родословные линии некоторых жителей Пакистана и Украины (kit 186174, 194845). Налицо разделение отдельных ветвей семьи Z2124 как раз в Кушанское время на центрально-азиатские и восточно-европейские группы. Сюда же можно отнести и разделение родословных линий некоторых жителей Индии и России (kit N77532, 209979), которое произошло примерно 2710 лет назад. Эти факты ясно показывают, какая крупная трагедия произошла на территории Кушанского царства и как она коснулась народов этого царства. Отдельные сородичи были вынуждены навсегда расстаться друг с другом.

Древо 1
 
Генеалогическое древо семьи Z2124

С другой стороны, это же самое древо показывает, что на территории Кушанского царства могли проживать, как минимум, три разных рода, относящихся к семье Z2124. Один род условно можно назвать «киргизским», второй – «пакистанским» и третий – «индийским». Общий предок «киргизского» и «индийского» родов мог жить примерно 5596 лет назад или в 3580 году до н.э. Общий предок всех трёх родов мог жить примерно 7477 лет назад или в 5477 году до н.э. Согласно древнерусскому летоисчислению, эта дата практически совпадает с датой Сотворения мира, которое произошло якобы в 5508 году до н.э.

В любом случае получается, что следы предков некоторых славянских племён надо искать именно в Кушанском царстве. Вот что было написано об этом царстве в наших энциклопедиях:
«Кушанское царство – государство древнего мира. В период своего расцвета (конец 1 – начало 3 века н.э.) включало значительную часть современной Средней Азии, Афганистана, Западного Пакистана, Северной Индии и, возможно, Китайского Туркестана (Синьцзяна); наряду с Римом, Парфией и государством Хань было одной из 4-х могущественных империй древности. Несмотря на крупную роль в истории древнего мира, Кушанское царство изучено слабо. Общие контуры политической истории Кушанского царства вырисовываются из сообщений китайских и римских авторов и из анализа кушанских монет и немногочисленных надписей. Точная хронология истории кушан пока не установлена. Возникло Кушанское царство на рубеже н.э., спустя более чем сто лет после разгрома Греко-Бактрийского царства кочевниками, образовавшими ряд отдельных княжеств. Одно из таких  княжеств в Бактрии, возглавляемое племенем или родом кушан, стало ядром Кушанского царства. Основные завоевания кушан связаны с именами первых 2-х царей – Куджулы Кадфиза  и его сына Вимы Кадфиза II, а также наиболее знаменитого царя кушан – Канишки. Расцвет Кушанского царства приходится на правления Канишки и его сына Хувишки, а упадок (примерно в середине 3 века н.э.) – на царствование Васудевы. В 4-м веке Кушанское царство распалось на мелкие княжества, хронология и история которых неясна. Наиболее значительные раскопки кушанских поселений производились в Баграме и Баглане (Сурхкоталь) – в Афганистане, в Таксиле – в Пакистане и на ряде городищ Хорезма и Северной Бактрии – в Узбекской ССР и Таджикской ССР. Археологами установлено, что при кушанах на этих территориях велись большие строительные работы, имел место рост городов, значительное развитие получили ирригация и ремесленное производство. Хорошо прослежены и широкие торговые связи Кушанского царства с Китаем, Парфией и Римом (Кушанское царство и Рим обменивались посольствами); связи осуществлялись по Великому шёлковому пути – из столицы Китая, через земли кушан и парфян, в римскую Сирию, и по морю – из римского Египта в порты Западной Индии. При кушанах началось распространение буддизма из Индии в Среднюю Азию и на Дальний Восток и был выработан ряд важнейших канонов буддийского искусства (в частности, впервые появились изображения Будды в образе человека). Из памятников искусства Кушанского царства широко известны рельефы и статуи из Гандхары, Матхуры и Бактрии, отражающие процесс творческого освоения местными мастерами достижений греко-римской скульптуры».
 
«Кушанское царство, государство древнего мира. В период своего расцвета (конец 1-3 вв. н. э.) включало значительную часть территории современной Средней Азии, Афганистана, Пакистана, Северной Индии и, возможно, Синьцзяна. Несмотря на крупную роль в истории древнего мира, Кушанское царство изучено слабо. Общие контуры политической истории Кушанское царство вырисовываются из сообщений китайских и римских авторов и из анализа кушанских монет и немногочисленных надписей. Точная хронология истории Кушанское царство пока не установлена.

Кушанское царство возникло приблизительно на рубеже н.э., спустя более чем сто лет после разгрома Греко-Бактрийского царства кочевниками, образовавшими ряд отдельных княжеств. Одно из таких княжеств в Бактрии, возглавленное племенем или родом кушан, стало ядром Кушанского царства. Основные завоевания кушан связаны с именами царей - Куджулы Кадфиза, его сына Вимы Кадфиза (Кадфиза II) и наиболее знаменитого царя кушан - Канишки. Расцвет Кушанское царство приходится на правление Канишки и его сына Хувишки, а упадок (примерно с середины 3 в. н. э.) - на царствование Васудевы. История Кушанское царство в 4 в. ещё недостаточно ясна.

  Наиболее значительные раскопки кушанских поселений производились в Баграме и Баглане (Сурхкоталь) - в Афганистане, в Таксиле - в Пакистане и на ряде городищ Северной Бактрии - в Узбекской ССР и Таджикской ССР. Археологами установлено, что при кушанах на этих территориях велись большие строительные работы, имел место рост городов, значительное развитие получили ирригация и ремесленное производство. Хорошо прослежены и торговые связи Кушанское царство с Китаем, Парфией и Римом (Кушанское царство и Рим обменивались посольствами); связи осуществлялись по Великому шёлковому пути - из столицы Китая, через земли кушан и парфян, в римскую Сирию и по морю - из римского Египта в порты Западной Индии. При кушанах началось распространение буддизма из Индии в Среднюю Азию и на Дальний Восток.

  Искусство. Кушанское царство, развивавшееся в рамках ряда крупных школ (бактрийской, паропамисадской; гандхарской, см. Гандхара; матхурской), представляет собой явление эллинистической художественной культуры Среднего Востока. В бурно растущих городах возводятся цитадели и мощные оборонительные стены, возрастает плотность городской застройки (Дальверзин-Тепе, Термез, Балх, Сирсукх и др.). Возводятся сырцово-глинобитные (на С.) и каменные (на Ю.) сооружения. Для жилых домов и дворцов (Халчаян, Баграм), парадных храмов династич. культа кушан (Сурхкоталь, Матхура), буддийских монастырей, святилищ, ступ (Таксила, Хадда, Буткара) характерны композиции с центральным залом (окруженным помещениями и коридорами) и колонным айваном на главном фасаде. Вырабатывается местная ордерная система на основе эллинистической и староиндийской традиций. Для искусства Кушанское царство характерен синтез архитектуры, скульптуры и живописи. В скульптуре (глиняной, гипсовой, каменной) господствуют темы прославления кушанских царей (Халчаян, Дальверзин-Тепе, Матхура), мифологические сюжеты (Буткара, Шотарак), складывается иконография Будды и бодхисатв. Живопись (темпера по сухому грунту) на мифологические и жанровые сюжеты ярка и лаконична по колориту. В стиле скульптуры и живописи Кушанского царства реалистическое начало постепенно уступает место иератическому. Развитие получили различные виды декоративного искусства: художественные изделия из металла, драгоценные ткани, терракотовые статуэтки с изображениями, отражающими народные верования и представления. Искусство.Кушанское царство оказало существенное влияние на последующее развитие художественной культуры Средней Азии, Афганистана и Индии».

Такой была родина предков славян и их братьев. К сожалению, до настоящего времени наши профессиональные историки относятся к Кушанскому царству, как к совершенно чужому. А ведь там корни славян, их многовековая жизнь. Нашествие гуннов раскололо Кушанское царство на две части. Кто-то был вынужден бежать от гуннов на юг в сторону Индии и Ирана, а кто-то направился на запад к Днепру и Дунаю. Данные ДНК-генеалогии как раз и показывают неразрывное единство обеих частей. Хотя прошедшие века коренным образом изменили их раздельную жизнь.

Если славяне, как подданные Славена, стали называться так только в конце V века н.э., то какое имя они могли носить раньше, то есть до Славена? Велесова книга роды Кия, Щека и Хорива тоже, как было показано выше, называет славянами. Но это имя они не могли носить в честь Славена. Можно предположить, что имя славян они могли носить от Славуни, жены Богумира. Великая польская хроника оставила нам другие строки: «У славян существует большое разнообразие в языках… Языки эти берут начало от одного отца Слава, откуда и славяне… Утверждают, что от этого же Слава произошёл Нимрод».  Согласно библейским преданиям, Нимрод был сыном Куша и внуком Хама. Здесь имя Куша совпадает с названием Кушанского царства. Вряд ли это произошло случайно.

Юечжи – Лунная династия
Китайские летописи называют те племена, которые основали Кушанское царство, на свой манер – юечжи или тухоло. Поэтому, чтобы узнать происхождение предков славян, попробуем вначале восстановить историю происхождения племён юечжи.
Что касается самого слова юечжи, то в нём два иероглифа: юе и чжи;;, ;;.Первый иероглиф можно перевести как ЛУНА. Второй иероглиф – ПЛЕМЯ. Тогда всё слово юечжи можно перевести как ЛУННОЕ ПЛЕМЯ. Такое название даёт нам право предположить, что племена юечжи могли относиться к легендарным племенам Лунной династии. Такая династия действительно упоминалась в древности, но только не в Китае, а в Индии. Неужели некоторые предки славян относились к этой династии?

«ЛУННАЯ ДИНАСТИЯ – (др.-инд. somavanca или candra-vanca), в индуистской мифологии один из двух главных царских родов, к которым принадлежало большинство легендарных героев эпических и пуранических сказаний… Прародителем Лунной династии считается бог луны (отсюда её название) Сома, или Чандра. Первым царём Лунной династии был Пуруравас, сын Будхи… и внук Сомы. В свою очередь, Пуруравас, женившийся на апсаре Урваши, имел от неё нескольких детей. Младшие его сыновья стали основателями царских домов в Каньякубдже (современный Канаудж), Каши (современный Варанаси) и некоторых других городах и областях Индии, однако наибольшую роль в династийных списках играло потомство старшего его сына Аюса. Сыном Аюса был Нахуша, одно время захвативший власть над тремя мирами, а сыном Нахуши – Яяти, имевший от жён Деваяни и Шармиштхи пятерых сыновей: Яду, Турвасу, Друхью, Ану и Пуру. Все они считались родоначальниками многих племён и царских фамилий, упоминаемых как в мифологических, так и в исторических источниках Древней Индии. Так, потомками Друхью назывались цари Гандхары на севере Индии; потомками Ану - кекайи, мадры, яудхеи, саувиры, ушинары (на северо-западе Индии, в Пенджабе и Раджастхане), анги, ванги, калинги и пундры (в Бенгалии и на северо-востоке Декана); потомками Яду - племена хайхаев, бходжей, видарбхов, чеди (в Бераре и Декане), а также ядавы - род, в котором, по преданию, родился Кришна и столица которого Дварака (в Гуджерате) погибла вместе с ними незадолго до его смерти, и т.д. Наибольшей славы и могущества достигло, однако, потомство младшего сына Яяти - Пуру, которому отец завещал своё царство. В числе потомков Пуру (пауравов) индийские сказания называют племена бхаратов и панчалов, упоминаемые ещё в «Ригведе», царей Душьянту, героя легенды о Шакунтале, Бхарату, Куру, Шантану - мужа богини Гонги, наконец. Панду и Дхритараштру, чьи сыновья - пандавы и кауравы. Списки царей Л.д. содержатся в большинстве индийских пуран и, хотя последовательность имён в отдельных пуранах различна, в целом они достаточно единообразны. Специалисты полагают, что часть имён в этих списках, особенно в конце их, имеет не только мифологическую, но и реальную историческую основу».

Надо заметить, что выше названный Турвасу, сын Яяти, в индийских преданиях считался первопредком всех яванов, но так в Индии когда-то называли архаичных греков. То есть архаичные жители Греции (представители Эгейской археологической культуры) тоже могли относиться к Лунной династии. В библейских преданиях предком таковых греков считается Иаван. Налицо тождество Явана и Иавана. Но только в библейских преданиях Иаван происходит от Ноя (Ноаха), а в индийских преданиях яваны происходят от Нахуши. Имена Ноя в форме Ноаха и Нахуши опять же похожи, но только в библейских преданиях Ноах был простым смертным, а в индийских преданиях Нахуша называется царём, который завладел тремя мирами. Возможно, представителями этих трёх разных миров были названы потом библейские Сим, Хам и Яфет. Также и археологи утверждают, что в Восточной Эфиопии одновременно проживало три совершенно разных народа: высокорослые светловолосые и белокожие европеоиды, чернокожие европеоиды (не негры) и коричнекожие, черноволосые европеоиды. Все они могли быть подданными Нахуши.

Согласно тем же индийским преданиям, «У Пуру была супруга по имени Каусалья. От неё у него родился (сын) по имени Джанамеджая, который совершил три жертвоприношения коня и жертвоприношение Вишваджит и, совершив их, удалился в лес. И Джанамеджая взял в жёны дочь Мадхавы, по имени Ананта. От неё у него родился Прачинван, который покорил восточную страну вплоть до пределов, где восходит солнце; – поэтому ему и было дано имя Прачинван («Властитель Востока»)».

В Китае похожее имя носил Чэн Ван или Чэн Тан, Танван, современник Прачинвана и основатель новой правящей династии Шан в Хэнани. Он правил в 1766-1754  годы до н.э., то есть был современником Папайоса Химерогенеса, Титанида. Причём, согласно преданиям, Чэн имел белое лицо, белую кожу, много волос, густые усы и бороду. Рост его достигал девять чи, то есть он был очень высокого роста. Эти внешние признаки явно не монголоидные.То есть он тоже мог относиться к Титанидам. Поэтому в итоге можно предположить, что Прачинван и Чэн Ван – это один и тот же персонаж. В качестве доказательства можно использовать также данные археологии. По этим данным начало новой правящей династии Шан совпадает с началом в Китае и новой археологической культуры Луншань:

«ЛУНШАНЬ – неолитическая культура в Северном Китае (1-я половина 2-го тысячелетия до н.э.). Открыта в провинции Шаньдун. Сменив культуру Яншао, Луншань вначале распространилась в средней части бассейна Хуанхэ. Здесь же ранний этап Луаншань сменился более развитым ("классическая Луаншань"), распространившимся на Восток (Шаньдун). Для Луаншань характерна тонкостенная монохромная керамика серого и чёрного цвета, иногда лощёная, частично изготовленная на гончарном круге; тонкие шлифованные каменные орудия: топоры, ножи, тесла; изделия из кости и раковин; применение гадательных костей. С культурой Луаншань в Китае впервые появились новые типы керамики (трипод "ли" с полыми ножками в форме вымени), новые виды злаков (пшеница, ячмень) и домашних животных (бык, коза, овца). Общественный строй носителей культуры Луншань– общинно-родовой. Генезис Луаншань ещё не ясен, хотя существует мнение, что чёрно-серую керамику и некоторые другие элементы Луаншаньможно связать с серой лощёной керамикой культур Намазга-тепе и Анау в Средней Азии (Р. Гейне-Гельдерн). Примерно в 16 в. до н.э. неолит Луаншань был сменён культурой бронзы Шан-Инь, керамика и каменные орудия которой частично генетически связаны с культурой Луншань».

С другой стороны, известно, что выше названный Прачинван, представитель индийской Лунной династии, совершил поход с запада на восток и покорил восточную страну Чин вплоть до тех пределов, где восходит солнце, то есть до моря. Но точно такой же путь совершили и племена культуры Луншань, которые со временем переместились на восток Китая в провинцию Шандунь, то есть к берегам Жёлтого моря. Следовательно, Прачинван мог быть одновременно вождём Лунных племён (юечжи) и племён археологической культуры Луншань. На удивление даже названия их совпадают, что может свидетельствовать о многом! В то же время, индийские предания потомком Прачинвана называют Бхарату, самого первого царя Индии после так называемого «тёмного» периода. Он правил примерно в XIVвеке до н.э. А перед ним в Индии якобы несколько веков не было царей. Значит, непосредственные потомки Прачинвана в Индии отсутствовали? И где же они правили? В Китае?

Надо заметить, что впервые Луншаньскую серую и чёрную керамику стали изготавливать ещё племена археологической культуры Винча на территории Сербии, и культуры Боян – на территории Румынии. Строки об этом можно было прочесть в первой части истории наших праотцов.  Потом такую же керамику изготавливали строители Стоунхенджа. Затем, вплоть до 2900 года до н.э., это стали делать некоторые племена Восточной Эфиопии  (культура Сузы I В, С). И, наконец, ещё позднее – племена археологических культур Намазга-тепе и Анау на юге нынешней Туркмении.

«НАМАЗГА-ТЕПЕ – остатки поселения (площадью около 100 га) эпохи энеолита и бронзы, в 7 км от ж.-д. станции Каахка Туркменской ССР. В 4-2-м тыс. до н.э. Намазга-Тепе –  крупнейший центр земледельческих общин юга Средней Азии. Толщина культурных слоёв до 34 м… В пору Hамазга-Tепе IV (середина и 2-я половина 3-го тысячелетия до н.э.) поселение (площадью 100 га) имело обводную стену из сырцового кирпича, входит в употребление гончарный круг. Намазга-Тепе V (начало 2-го тысячелетия до н.э.) – наивысший расцвет местной культуры. Характерны: нерасписная гончарная посуда, двухъярусные керамические печи, медные и бронзовые изделия (ножи, печати, зеркала), плоскостные терракотовые фигурки женщин, глиняные модели одноосных и двухосных повозок. Дома – большие многокомнатные, разделённые улочками. Намазга-Тепе этого времени, наряду с Гиссаром и Мундигаком, один из важных центров племенных групп, располагавшихся на периферии городских цивилизаций Месопотамии и Инда и находящихся на последней ступени первобытнообщинного строя. В середине и 2-й половине 2-го тысячелетия до н.э. (Намазга-Тепе VI) отмечен упадок культуры, площадь поселения сокращается в несколько раз, глиняные изделия грубеют. Возможно, это частично связано с перемещениями племён в Иране, Средней Азии, Афганистане и Индии».

«КУЛЬТУРА АНАУ 46. Стоянка Анау находится близ Мерва… Были изучены три основные культурные слоя. Слой Анау I относится О. Менгином к приблизительно 3500 г. до н.э.; Анау II представляет период около 2500 г. до н.э.; Анау III может датироваться 2000 г. до н.э…
Жилища делались из глиняных кирпичей. Инвентарь каменных инструментов довольно беден: в основном резцы и терки. Посуда, с другой стороны, довольно интересна. Горшки – ручной работы и хорошо обожжены. Многие из них окрашены в красный и чёрный цвет; орнамент в основном коричневый. Веретена, найденные во всех слоях, являются свидетельством раннего искусства прядения. Следует отметить, что раскрашенная глиняная посуда, схожая с Анау, была обнаружена как в Китае (в провинциях Кан-Сю и Хонань), так и на Украине».

Провинция Кан-Сю (Гансу) – это и есть та самая провинция, где впоследствии пасли свой скот племена юечжи и где ныне живут «славяно-китайские» монголы. То есть бывшие жители Анау могли пройти далеко на восток вплоть до провинции Гансу в центре Китая.

Провинция Хонань (Хэнань) – эта провинция Китая находится почти у самых берегов Тихого океана. Следовательно, бывшие жители Анау дошли не только до провинции Гансу, но даже до провинции Хэнань. Точно такой  же путь проделали и племена новой археологической культуры Луншань. Значит, предками этих племён могли быть бывшие жители Анау.

Вот ещё строки об Анау, но уже нынешних археологов:
«Цивилизация села Анау. Около семи тысяч лет тому назад в Средней Азии существовало государство, цивилизацию которого по масштабам достижений можно поставить в ряд великих культур Древнего мира…
…в пустыне Каракумы в районе площадью 161 на 80 км обнаружились развалины множества поселений, причём некоторые из них настолько велики, что их можно назвать городами.

Древние города характеризовались очень интересной моделью застройки: здания отстояли на сотни метров друг от друга и были окружены несколькими рядами стен. Архитектура отличалась монументальностью, что говорит об очень высокой степени развития общества. Стены домов имели длину от 92 до 152 м, внутри зданий находилось множество комнат, способных вместить сотни людей. Все постройки относятся к V-I тысячелетиям до н.э. Сложная ирригационная система позволила древним жителям превратить пустыню в цветущий оазис и выращивать богатые урожаи пшеницы и ячменя. Тучные пастбища давали корм стадам верблюдов, овец, коз и ослов…

Археологи сделали удивительное открытие – нашли печать с вырезанными на ней письменами, относящуюся приблизительно к 2300 г. до н.э. Оказалось, что письменные знаки нельзя отнести ни к месопотамским, ни к иранским, ни к индийским, ни к китайским системам письменности. Отсюда можно сделать вывод, что в Анау существовала высокоразвитая независимая цивилизация, обладавшая собственной письменностью. Жители Анау использовали те же самые формы земледелия и скотоводства, что и жители Месопотамии. Это наталкивает на мысль о существовании связи среднеазиатского государства Анау с шумерами.

Ключом жизни в пустыне, безусловно, является вода. Шумеры в низовьях Тигра и Евфрата осушали болота и орошали пустыню. Это требовало огромного труда… Очевидно, подобная работа была проделана и в Анау. Люди создали здесь сложные ирригационные каналы, преображая русла рек. Посреди пустыни расцвёл прекрасный оазис. Причём так же, как в Месопотамии и на Ниле, он тянулся узкой полосой, так что можно было одной ногой стоять в прекрасном саду, а другой – в песках пустыни. О высокой культуре древнего населения Анау говорит множество прекрасных образцов керамики и фаянса, относящихся к III-IV тысячелетиям до н.э. Многие образцы по красоте и качеству не уступают китайским (но китайские появились позже! – Б.П.). Фаянсовые изделия очень тонки, толщина их не превышает 3,2 мм. Большую часть изделий древние мастера не раскрашивали, однако они поражают красивыми переливами цвета от бежевого до желтого и красного.

Такая художественная выразительность достигалась с помощью обжига. Некоторые фаянсовые изделия раскрашены, в них преобладают белые и голубые тона и растительные мотивы. Керамика и фаянс очень красивы даже по современным понятиям. Помимо керамики, археологи нашли множество металлических и костяных артефактов, возраст которых насчитывает 4100 лет. (как раз в 2190 году до н.э., в Восточной Эфиопии пресеклась династия Пели, и жители страны бежали куда-то на север – Б.П.) Рукояти бронзовых топориков выполнены в виде птичьих голов. Сохранившиеся в некоторых образцах глаза птиц изготовлены из гематита. Этого минерала нет в окрестностях Анау, скорее всего, его привозили из других регионов, что служит подтверждением существования обширных торговых связей древнего государства.

Найдено также множество тщательно отполированных костяных трубок, полых внутри, с вырезанными на них орнаментами и изображениями людей, животных и растений. Археологи предполагают, что трубки имели ритуальное предназначение, так как были найдены среди остатков эфедры – растения, которое зороастрийцы использовали при изготовлении галлюциногенного ритуального напитка. Употребление смеси эфедры с маком и опиумом вызывает видения, или галлюцинации, позволяющие верующим «быть ближе к Богу».

Своих покойников жители Анау хоронили в склепах. Часто рядом с мертвецами оставляли много предметов быта, посуды и съестных припасов. Очевидно, люди верили в загробную жизнь и считали, что все эти предметы могут пригодиться в ней покойным. Однако исследователи нашли на удивление мало захоронений. По мнению профессора Хиберта, жители Анау сжигали умерших, как принято у зороастрийцев, считающих, что кремация облегчает освобождение души из умершего тела. К сожалению, тот факт, что большинство умерших сжигалось, не позволяет определить точно, сколько человек жило в Анау.

В некоторых домах Анау на внутренних стенах сохранились красивые орнаменты и стилизованные изображения людей с pacкосыми глазами. По изображениям, а также по останкам можно судить о внешности представителей среднеазиатской цивилизации. Найденные скелеты позволяют сделать заключение, что эти люди не отличались большим ростом, имели высокие лбы и чуть выдающуюся вперёд нижнюю челюсть…

Неясно, что вызвало закат цивилизаций в Анау в I тысячелетии до н.э…»
Вот где могли жить предки племён археологической культуры Луншань и племён  Лунной династии (юечжи). То есть они жили не в Китае, не в Индии, а на юге нынешней Туркмении.

Предками Чэн Вана китайские летописи называют следующих лиц: Чжугуй, Чжу-жэнь, Бао-бин, Бао-и, Бао-дин, Вэй, Чжэнь, Мин, Цао-юй, Чан-жо, Сян-ту и Се Цзы. К сожалению, имена этих предков опять даны в китайской транскрипции. Как они звучали на самом деле, неизвестно. Эти предки могли жить не в Хэнани, а в провинции Гансу.

Согласно китайским летописям, Се Цзы помогал императору Юю (2205-2197 до н.э.) устранять последствия какого-то потопа и получил в награду за труды удел Шан и фамилию Цзы. Где произошёл этот потоп, точно неизвестно. Где находился тогда удел под названием Шан, тоже неизвестно. Возможно, в провинции Шандунь, куда, по данным археологов, со временем и продвинулись племена археологической культуры Луншань.

Согласно китайским историческим документам, сам Се Цзы якобы был сыном императора Ди Ку. Ди Ку или Сюань-сяо, Гаосинь, император, правил в 2219-2150 или в 2435-2365годы до н.э.  Если ещё раз взглянуть на генеалогическое древо семьи Z2124, то можно отметить, что примерно в это же время – 4325 лет назад – мог жить общий предок выше названного «киргизского» рода, проживавшего в Кушанском царстве.

Резиденция Ди Ку была в каком-то Бо. В пятнадцать лет он помогал управлять Чжуан-сюю, в тридцать лет взошёл на престол и правил семьдесят или семьдесят пять лет. Был справедливым правителем. Брал богатства у земли и бережно использовал их, ласково наставлял народ и учил его получать выгоду, исчислял движение солнца и луны, распознавал духов, с почтением служил им. Открыл школы для детей. Изготовил барабаны и духовые инструменты. Устроил согласованное пение под аккомпанемент музыкальных инструментов. Действия его всегда были своевременными, а одежда – как у простого чиновника. Представлялся человеком с птичьей головой, то есть на голове у него, вероятно, были птичьи перья. При нём происходил мятеж Фан-вана, правителя племён «собачьих жунов». Среди его сыновей упоминаются Янь-бо и Ши-чэнь.

После того, как Ди Ку очеловечился и стал одним из древних властителей, у него появилось четыре жены:
Цзянь Юань из рода Ютай, родила Хоуцзи, предка чжоусцев, и Тай Си, у которого был сын Шуцзюнь;
Цинь-ду из рода Чэньфэн, её сын Фан-сюнь стал князем в Тао-тан, потом государем  Яо;
Цзянь-ди из рода Ю-сун или Чан-и, она родила Се (Ци), предка иньского народа (шанов);
Чаньи (Чанси) из рода Цзюйцзи, родила государя Ди Чжи.
Один из сыновей Ди Ку был трёхтелым.

Возможно, под именем Ди Ку следует понимать Кутика (Пузура-Иншушинака), правителя Восточной Эфиопии из династии Пели. Он правил после 2240 года до н.э. Его подданные примерно в 2190 году до н.э. бежали из Восточной Эфиопии от полчищ кутиев, скорее всего, в Южную Туркмению и дальше к Оксу и Семиречью. Всё это позволяет нам предположить, что более древние предки племён Лунной династии и археологической культуры Луншань могли жить в Восточной Эфиопии.
Это предположение можно подтвердить с помощью всё того же генеалогического древа семьи Z2124. Дело в том, что согласно этому древу, примерно 4829 лет назад или в 2813 году до н.э. «киргизский» род разминулся с «восточно-эфиопским» родом, потомки которого проживают ныне в Кувейте и в Германии.  Имена тогдашних правителей Восточной Эфиопии были названы во второй части истории наших праотцов.  Причём первым правителем китайскими летописями был назван некто Фуси, который правил в 2852-2738 годы до н.э., то есть как раз в то время, когда жил общий предок «киргизского» и «восточно-эфиопского» родов.

Династия Шан
Однако вернёмся к династии Шан, императоры которой могли быть представителями Лунной династии и археологической культуры Луншань, а также предками Коцолы. Согласно китайским летописям, эта династия правила в Китае несколько веков в 1766-1122 годы до н.э.  Начало правления совпадает с появлением в бассейне реки Тарим высокорослых мумий, относящихся к семье R1a-M512. Таким же высокорослым был и основатель династии Чэн Ван, он же Чэн-тан или Танван. Вот подробное описание происхождения и деятельности династии Шан в китайских летописях:

«Се возвысился в период [правления] Тана, Юя и великого Юя, своими заслугами и деяниями прославился среди байсинов, и благодаря этому среди них установилось спокойствие. После смерти Се на престол вступил его сын Чжао-мин. После смерти Чжао-мина на престол вступил его сын Сян-ту. После смерти Сян-ту на престол вступил его сын Чан-жо. После смерти Чан-жо на престол вступил его сын Цао-юй. После смерти Цао-юя на престол вступил его сын Мин. После смерти Мина на престол вступил его сын Чжэнь. После смерти Чжэня на престол вступил его сын Вэй. После смерти Вэя на престол вступил его сын Бао-дин. После смерти Бао-дина на престол вступил его сын Бао-и. После смерти Бао-и на престол вступил его сын Бао-бин. После смерти Бао-бина на престол вступил его сын Чжу-жэнь. После смерти Чжу-жэня на престол вступил его сын Чжу-гуй. После смерти Чжу-гуя на престол вступил его сын Тянь-и, это и был Чэн-тан.

[Ко времени] Чэн-тана  от Се и до Тана переезжали восемь раз. [Чэн]-тан первым поселился в Бо, следуя в этом прежним правителям, и составил там «Доклад императора».Тан карал [непокорных] князей. Гэ-бо не приносил [положенных] жертв, и Тан прежде всего покарал его.

Тан сказал: «У меня есть такая поговорка: когда смотрят в воду, то видят своё изображение; когда смотрят на народ, то узнают, как он управляется». И-инь сказал: «Сколь мудро! Если уметь слушать слова [народа], то путь [правления] бывает успешным. [Если] при управлении государством относиться к народу по-отечески, то все творящие добро будут в числе чиновников вана. Старайтесь же, старайтесь!» Тан сказал: «Кто из вас не сможет почитать [мои] приказы, того я накажу сурово и казню без всякой пощады»,- и составил «Походы Тана».
И-иня звали А-хэн. А-хэн хотел служить Тану, но не знал, как [устроиться к нему], тогда он сделался слугой у девушки из рода Ю-синь и стал носить на себе сосуды дин и кухонные доски цзу. [Начав] толковать с Таном о вкусе [пищи], он дошёл [до бесед] о путях правителя. Другие говорят, что И-инь был достойным человеком, не состоявшим на службе [у князя], и Тан послал людей пригласить и встретить его. Только приглашённый в пятый раз, [И-инь] согласился прибыть и служить Тану. [Он] рассказывал [Тану] о деяниях непорочных ванов и девяти властителей. Тогда Чэн-тан выдвинул [И-иня], поручив ему управление делами государства. [Затем] И-инь покинул Тана и направился в Ся, но возненавидел правителя Ся и вновь вернулся в Бо. Войдя через северные ворота, [И-инь] встретил Жу-цзю и Жу-фана и составил Жу-цзю и Жу-фан.

[Однажды] Тан выехал [из столицы] и в поле увидел раскинутые с четырёх сторон сети-силки [и человека, который] произносил заклинания, говоря: «Со всех четырёх сторон Поднебесной входите же все в мои сети». Чэн-тан сказал: «О! Так все [твари] будут переловлены!» И, убрав сети с трёх сторон, [произнёс такое] заклинание:
«Кто хочет налево, пусть [идёт] налево, кто хочет направо, пусть [идёт] направо. [Только тот, кто] не исполняет приказов, пусть входит в мои сети».
Владетельные князья, услышав об этом, сказали: «Добродетели Тана [действительно] совершенны и простираются даже на птиц и зверей».

В это время сяский Цзе правил с большой жестокостью, погрязнув в распутстве, а среди князей поднял мятеж род Куньу. Тогда [Чэн-]тан поднял войска, став во главе князей. И-инь последовал за Таном. Тан, взяв в руки секиру, сам покарал род Куньу, после чего напал на Цзе.
Тан сказал: «Приблизьтесь ко мне все, выслушайте мои слова. Не я, недостойный, осмеливаюсь поднимать вас на мятеж, а правитель Ся совершает множество преступлений. Я слышал, что вы все говорите о том, что дом Ся творит зло. Боясь [гнева] Верховного владыки, я не смею не приступить к исправлению [зла]. Дом Ся совершает ныне множество преступлений, и Небо повелевает казнить его [правителя]. Сейчас вас множество, и вы говорите: «Наш правитель не жалеет своего народа, он забросил дела земледелия и обирает нас». Вы говорите о нем также: «[Цзе] преступен, что же делать с ним»? «[Но в то время как] правитель Ся стоит во главе тех, кто истощает силы народа, кто грабит владения Ся, среди вас царят нерадивость и несогласие. Вы [только] восклицаете: «Когда же исчезнет это солнце! Пусть и я, и ты погибнем вместе [с ним]!».

«Раз мораль дома Ся дошла до этого, я должен ныне выступить. Вы помогите мне, вашему владыке, исполнить наказание, [определенное] Небом, и я справедливо отнесусь к вам. Вы должны верить мне, я не нарушу слова. [Но если] вы не выполните этой клятвы, я обращу вас в рабов или казню без снисхождения».
Чтобы сказанное им передать войскам, Тан составил «Клятву Тана». После этого он сказал [о себе]: «Я очень воинственный»,- за что его прозвали У-ван («Воинственный»).

Цзе был разбит у поселения рода Ю-сун и бежал в Минтяо, а войска Ся были разгромлены. Затем Тан пошел походом на Саньцзун  и захватил там драгоценную яшму Цзе, [по поводу чего] И-бо и Чжун-бо составили «Вечную драгоценность». [Чэн-]тан, одержав победу над домом Ся, хотел перенести их жертвенник [духам земли], но сделать это было невозможно, он тогда составил «Жертвенник - дома Ся». И-инь объявил об одержанной победе, вслед за чем владетельные князья все покорились [Чэн-тану]. Тан занял престол Сына, Неба и умиротворил всех в пределах [четырёх] морей.

Когда, возвращаясь обратно, Тан достиг Тайцзюань (тао), Чжун-лэй составил обращение. Коль скоро судьба дома Ся была решена, [Тан] вернулся в Бо и составил «Обращение Тана», [в котором говорилось]: «В третьей луне я, ван, лично прибыл в восточный пригород. Объявляю владетельным князьям и всем хоу: нельзя не иметь заслуг, перед народом, будьте же усердны в ваших делах, [иначе]  я строго накажу или казню вас, и не ропщите тогда на меня».

[Далее] говорилось: «В древности Юй и Гао-яо долгое время трудились в дальних местах. У них были заслуги перед народом, и народ обрел [при них] спокойствие. Когда четыре реки: Янцзыцзян на востоке, Цзишуй на севере, Хуанхэ на западе и Хуайхэ на юге - были полностью устроены, весь народ получил места для расселения. Хоу-цзи научил людей сеять, и земледельцы стали выращивать все злаки. Каждый из трёх гунов имел заслуги перед народом, поэтому их потомки занимали [высокое] положение.Когда же в древние времена Чи-ю со своими сановниками поднял смуту среди байсинов, верховный владыка  отказал ему [в поддержке] и [его преступления] стали ясны. Поэтому [то, что] завещали прежние ваны, нужно стараться выполнять». [Ещё] говорилось: «Кто не будет этому следовать, тому не быть в [нашем] государстве, и не ропщите [тогда] на меня». Такой приказ [Чэн-тан] отдал владетельным князьям. И-инь сочинил «Для всех одна добродетель», а Гао-шань составил «Разъяснение о жительстве».Вслед за тем Тан изменил счёт начала года, сменил цвета [придворных] одежд, [причём] выше всего поставил белый цвет. Приемы во дворце стали устраивать днём.
[Когда] Тан скончался, а его наследник Тай-дин умер, не успев прийти к власти, на престол был возведён младший брат Тай-дина Вай-бин, это и был император Вай-бин. Император Вай-бин, процарствовав три года, скончался, и на престол возвели младшего брата Вай-бина Чжун-жэня, это и был император Чжун-жэнь. Император Чжун-жэнь, процарствовав четыре года, скончался, и тогда И-инь возвёл на престол сына Тай-дина Тай-цзя. Тай-цзя был старшим прямым внуком Чэн-тана, он и стал императором Тай-цзя. В первый год правления императора Тай-цзя И-инь составил «Поучения И-иня», «Изложение повелений» и «Ушедшие правители».

Император Тай-цзя процарствовал три года. [Он был] неумным, жестоким и бесчеловечным, не следовал примеру [Чэн-]тана, нарушал добродетели, вот почему И-инь сослал его в Тунгун. Три года И-инь управлял вместо него государством и принимал на аудиенциях владетельных князей. Император Тай-цзя, прожив в Тунгуне три года, раскаялся в ошибках, осудил себя за них и обратился к добру, тогда И-инь встретил императора Тай-цзя и вручил ему [вновь] управление. Император Тай-цзя совершенствовал добродетели, и князья все вернулись [под власть] Инь, а в народе благодаря этому [установилось] спокойствие. И-инь восхвалял Тай-цэя и написал сочинение «Поучения Тай-цзя» в трёх частях, в которых превозносил императора Тай-цзя и называл его Тай-цзуном –«Великим родоначальником».

[Когда] скончался Тай-цзун, на престол вступил его сын Во-дин. При императоре Во-дине И-инь умер. После того как И-инь был похоронен в Бо, Гао-шань стал наставлять [людей на примере] деяний И-иня и составил Во-дин. [Когда] скончался Во-дин, на престол вступил его младший брат Тай-гэн, это и был император Тай-гэн. [Когда] скончался император Тай-гэн, на престол вступил его сын - император Сяо-цзя. [Когда] скончался император Сяо-цзя, на престол вступил его младший брат Юн-цзи, это и был император Юн-цзи. [При нем] добродетели Инь ослабли, и некоторые из владетельных князей не являлись [ко двору].

[Когда] скончался император Юн-цзи, на престол вступил его младший брат Тай-у, это и был император Тай-у. Вступив на престол, Тай-у сделал И-чжи первым советником. [В это время] в Бо явилось [необычное] знамение: при дворе выросли вместе два дерева шелковицы, за вечер достигнув толщины в один обхват. Император Тай-у испугался и спросил у И-чжи [об этом]. И-чжи сказал: «Я, ваш слуга, слышал, что нечистая сила не в состоянии одолеть добродетель, может быть, в вашем правлении имеются недостатки? Совершенствуйте, император, свои добродетели». Тай-у последовал этому [совету], и тогда шелковицы, [появившиеся как] знамение, засохли и сгинули.

И-чжи с одобрением говорил об У-сяне. У-сянь управлял государевыми делами и добился успехов, [поэтому] были составлены: «Управление Сяня» и Тай-у.
Император Тай-у хвалил И-чжи в храме предков и говорил, что не [считает его] простым чиновником. И-чжи отказывался [от такой чести], тогда [Тай-у] составил «Повторный приказ». Дом Инь вновь поднялся, и князья вернулись под его власть, поэтому [Тай-у] прозвали Чжун-цзуном – «Вторым родоначальником».
[Когда] Чжун-цзун скончался, на престол вступил его сын Чжун-дин. Император Чжун-дин переселился в Ао. Хэ Тань-цзя поселился в Сян. Цзу-и переехал в Син (Гэн). [Когда] император Чжун-дин скончался, на престол вступил его младший брат Вай-жэнь, это и был император Вай-жэнь. В записях о Чжун-дине многое утрачено, и они неполны.

[Когда] скончался император Вай-жэнь, на престол вступил его младший брат Хэ Тань-цзя, это и был император Хэ Тань-цзя. При Хэ Тань-цзя [дом] Инь вновь пришёл в упадок.
[Когда] скончался Хэ Тань-цзя, на престол вступил его сын - император Цзу-и. [Когда] император Цзу-и стоял у власти, Инь вновь расцвело. У-сянь был назначен на должность. [Когда] скончался Цзу-и, на престол вступил его сын - император Цзу-синь. [Когда] скончался император Цзу-синь, на престол вступил его младший брат Во-цзя, это и был император Во-цзя.

[Когда] скончался император Во-цзя, на престол был возведен Цзу-дин - сын Цзу-синя, старшего брата Во-цзя. Это и был император Цзу-дин. [Когда] скончался император Цзу-дин, на престол был возведен Нань-гэн - сын его младшего брата Во-цзя. Это и был император Нань-гэн. [Когда] скончался Нань-гэн, на престол был возведен сын императора Цзу-дина Ян-цзя, это и был император Ян-цзя. При императоре Ян-цзя [дом] Инь [вновь] пришел в упадок.

Со времени Чжун-дина нарушили законное наследование и вместо этого возводили на престол младших братьев и их сыновей. Некоторые младшие братья и их сыновья боролись друг с другом за власть. Дошло до того, что на протяжении девяти поколений [продолжались] смуты  и владетельные князья перестали являться ко двору.

[Когда] скончался император Ян-цзя, на престол вступил его младший брат Пань-гэн, это и был император Пань-гэн. Ко времени императора Пань-гэна столица Инь находилась к северу от Хуанхэ. Пань-гэн переправился на юг от Хуанхэ и вновь обосновался в древнем поселении Чэн-тана. Так [произошло] пять переездов, и не было постоянного местожительства. Народ Инь, вздыхая, как один, роптал, не желая переселяться. Тогда Пань-гэн обратился с наставлением к владетельным князьям и сановникам, говоря: «В прошлом наш высокий предок Чэн-тан совместно с вашими предками утвердил Поднебесную, [их] примеру и образцу можно следовать. [Если] отбросить [пример предков] и не стараться [следовать им], то как можно достичь добродетели?» Затем он переехал на юг от Хуанхэ, устроил [столицу] в Бо  и стал проводить политику Тана, после чего среди байсинов установилось спокойствие, а добродетели Инь вновь расцвели. Князья стали являться ко двору, так как он [Пань-гэн] следовал добродетелям Чэн-тана».
Во времена императора Пан-гэна (1401-1373) столица царства была перенесена в город Инь. После этого вся династия стала называться Шан-Инь. Одновременно под влиянием восточных иноземцев «И» качественно изменилась и археологическая культура местных племён.

«[Когда] скончался император Пань-гэн, на престол вступил его младший брат Сяо-синь, это и был император Сяо-синь. [Во время] царствования императора Сяо-синя [дом] Инь вновь пришел в упадок. Байсины вспоминали Пань-гэна, и тогда составили Пань-гэн в трех частях. [Когда] скончался император Сяо-синь, на престол вступил его младший брат Сяо-и, это и был император Сяо-и. [Когда] скончался император Сяо-и, на престол вступил его сын - император У-дин. Император У-дин, взойдя на престол, задумал возродить Инь, но не мог найти себе [достойных] помощников. [Император] три года не говорил [ни слова], и все дела управления решались его главным министром, так как [император лишь] наблюдал за нравами в государстве.

[Однажды] ночью У-дин во сне увидел мудреца, которого звали Юэ. [Помня] увиденное во сне, [он] осмотрел своих приближённых и чиновников, но никто не был таким, [как Юэ]. Тогда [У-дин] заставил чиновников  принять меры и найти мудреца вне города. Нашли Юэ в Фусяни. В это время Юэ как колодник работал на строительстве в Фусяни. [Когда найденного человека] показали У-дину, У-дин сказал, что это он и есть. Обретя Юэ и поговорив с ним, [У-дин понял], что это действительно мудрый человек, и выдвинул его, сделав своим первым советником. Иньское государство [с тех пор] стало хорошо управляться. Поэтому впоследствии по местности Фусянь ему дали фамилию, прозвав Фу Юэ.

[Однажды] император У-дин принёс жертвы [духу] Чэн-тана. На следующий день прилетел фазан, который сел на ушко треножника и закричал, У-дин испугался. Цзу-цзисказал: «Вы, государь, не печальтесь, а прежде всего совершенствуйте дела управления». И далее, поучая правителя, продолжал: «Ведь Небо следит за тем, как те, кто внизу, соблюдают свой долг, и ниспосылает годы длинные и недлинные. [Следовательно], не Небо губит людей и прерывает их жизнь. [Когда же] народ не следует добродетелям и не повинуется наказаниям, тогда Небо ниспосылает свою волю, выправляя его поведение, и говорит ему, как поступать. О! Государь, наследуя [власть], должен почитать [дела] народа и не отвергать установления Неба, должен приносить обычные жертвоприношения и не совершать неположенных обрядов».

У-дин усовершенствовал управление, творил добро, и Поднебесная вся радовалась, а добродетели [дома] Инь вновь расцвели.
[Когда] скончался император У-дин, на престол вступил его сын - император Цзу-гэн. Цзу-цзи, восхваляя У-дина за то, что тот, увидев знамение [в виде] фазана, обратился к добродетели, соорудил в его честь храм и назвал [У-дина] Гао-цзуном – «Высоким предком». После этого составил «День повторной жертвы Гао-цзуну» и «Поучения».

[Когда] скончался император Цзу-гэн, на престол вступил его младший брат Цзу-цзя, это и был император Цзя. Император Цзя был распутным и беспорядочным, и [дом] Инь вновь пришёл в упадок. [Когда] император Цзя скончался, на престол вступил его сын - император Линь-синь. [Когда] скончался император Линь-синь, на престол вступил его младший брат Гэн-дин, это и был император Гэн-дин. [Когда] скончался император Гэн-дин, на престол вступил его сын - император У-и. Дом Инь вновь покинул Бо и переселился к северу от Хуанхэ.

Император У-и был совершенно лишён добродетелей. Он [приказал] сделать фигурку человека и назвал её «духом Неба». [Затем он] стал играть с этой фигуркой в азартные игры, заставляя приближенных играть за неё. [Когда же] «дух Неба» проигрывал, император поносил и оскорблял его. [У-и приказал] сделать кожаные торбы, наполнял их кровью и, подвесив, стрелял по ним, называя это «стрельбой по Небу».

Как-то У-и охотился между реками Хуанхэ и Вэйхэ, разразилась гроза, и У-и был убит громом. На престол вступил сын [У-и] - император Тай-дин. [Когда] скончался император Тай-дин, на престол вступил его сын - император И. При императоре И [дом] Инь пришёл в ещё больший упадок.

Старшего сына императора И звали Вэй-цзы Ци, [но] мать Ци занимала низкое положение, и [он] не мог стать наследником. Младший сын был Синь. Мать Синя была законной императрицей, и Синь стал наследником. [Когда] скончался император И, на престол вступил его [младший] сын Синь, это и был император Синь, которого в Поднебесной звали Чжоу.

Император Чжоу отличался красноречием, живостью и остротой, воспринимая всё быстро, а способностями и физической силой превосходил окружающих. [Он мог] голыми руками бороться с дикими зверями. Чжоу знал достаточно, чтобы отвергать увещевания, был достаточно красноречив, чтобы приукрасить неправду. [Он] бахвалился перед подчинёнными [своими] способностями, славой вознося себя над Поднебесной, считая всех остальных ниже себя. [Чжоу] любил вино, распутство и развлечения, питая пристрастие к женщинам.

[Чжоу] полюбил Да-цзи и исполнял всё, что она говорила. [Он] заставил Ши-цзюаня  создать новые непристойные мелодии, танцы, [принятые в] северных селениях, и разнузданную музыку. [Он] умножил подати и обложения, чтобы наполнить деньгами [подвалы в] Лутай и заполнить зерном [склады в] Цзюйцяо, усердно собирал собак, лошадей и необыкновенных животных, заполнив ими все дворцовые помещения. [Чжоу] ещё более расширил парки и башни в Шацю, в большом числе набрал диких зверей и птиц, поместив их туда.

[Чжоу] пренебрежительно относился к духам людей и небесным духам. [Он] собирал большие увеселительные сборища в Шацю, вином наполнял пруды, развешивал мясо, [из туш как бы] устраивая лес, заставлял мужчин и женщин нагими гоняться друг за другом [между прудов и деревьев] и устраивал оргии на всю ночь.
Байсины роптали, [обманутые в своих] ожиданиях, а некоторые из князей восстали, поэтому Чжоу усилил наказания и казни, введя пытку огнём. Си-бо Чана, Цзю-хоу и Э-хоу он сделал тремя Гунами. Цзю-хоу  имел красавицу дочь, которую он ввёл [во дворец] Чжоу[-синя]. Но дочь Цзю-хоу не любила распутства, и Чжоу, разгневавшись, убил её, а затем разрубил Цзю-хоу на куски. Э-хоу соперничал с Чжоу в силе, в спорах был острее, [Чжоу убил его] и завялил [тело] Э-хоу. Си-бо Чан, услышав об этом, тайком стал вздыхать. Чун-хоу Ху узнал про это и донёс Чжоу[-синю]. Чжоу заточил Си-бо в Юли.

Хун-яо и другие слуги Си-бо нашли красивую девушку, редкостные изделия и добрых коней и поднесли Чжоу[-синю], тогда Чжоу помиловал Си-бо.
Си-бо, выйдя [из заключения], поднёс [Чжоу] земли к западу от реки Ло и за это просил отменить пытку огнём. Чжоу дал согласие на это и пожаловал [Чану] лук, стрелы, боевой топор и секиру, предоставив ему право проводить карательные походы и присвоив [ему титул] Си-бо –«Предводитель Запада».

После этого [Чжоу] привлёк Фэй-чжуна к управлению. Фэй-чжун был искусным льстецом, корыстолюбцем, [поэтому] иньцы не любили его. Чжоу[-синь], кроме того, привлёк Э-лая. Э-лай умело прибегал к наговорам и клевете, по этой причине владетельные князья ещё более отдалились [от Чжоу-синя].

Си-бо вернулся [к себе] и стал скрыто совершенствовать [свои] добродетели и творить добро. Многие князья восставали против Чжоу-синя и переходили к Си-бо. [Сила] Си-бо разрасталась и увеличивалась, а Чжоу[-синь] из-за этого мало-помалу терял свою власть и влияние. Сын вана Би-ганьувещевал [Чжоу-синя], но тот не слушал [советов]. Шан-жун был мудр и любим байсинами, но Чжоу[-синь] отстранил его. [В это время] Си-бо пошёл походом на царство Цзи и уничтожил его. Чиновник Чжоу[-синя] Цзу-и, услышав об этом, возненавидел [правителя владения] Чжоу и, испугавшись, поспешил доложить Чжоу-синю, сказав:

«Небо уже установило предел жизни нашего Инь, мудрые  люди и большие черепахи  не осмеливаются давать счастливые предсказания [и не потому, что] наши предки, ваны, не помогают нам, их потомкам, а потому, что вы, ван, распутничая и тиранствуя, губите себя. Вот почему Небо покинуло нас и [народ] не имеет возможности спокойно существовать. [Вы] не заботитесь о том, чтобы узнать волю Неба, не руководствуетесь постоянными правилами. Ныне среди народа нет никого, кто не желал бы [вашей] гибели. [Люди] говорят: «Почему Небо не проявляет величия, почему не осуществляется его великая воля?» Ныне, государь, как же быть?» Чжоу[-синь] воскликнул: «Разве моя жизнь не определяется повелением Неба?» Цзу-и, вернувшись [от вана], сказал: «Чжоу[-синя] невозможно предостеречь!»

Переворот и насильственное переселение
В 1122 году в Китае произошёл дворцовый переворот. Император Чжоу-син погиб, и к власти пришла новая династия Чжоу.
«Когда Си-бо умер, чжоуский У-ван выступил в поход на восток, достиг Мэнцзиня, где [собралось] восемьсот князей, которые восстали против Инь и соединились с Чжоу. Владетельные князья единодушно говорили: «Чжоу-синя можно покарать!» [Но] У-ван сказал: «Вы ещё не знаете воли Неба»,- и возвратился обратно.
Чжоу[-синь] распутствовал и безобразничал, не зная удержу. Вэй-цзы много раз увещевал [его], но [Чжоу] не слушал, тогда он сговорился стайши и шаоши покинуть Инь. Би-гань сказал: «Тот, кто является слугой правителя, должен [бороться], не боясь смерти»,- и стал настойчиво увещевать Чжоу. Разгневавшись, Чжоу[-синь] сказал: «Я слышал, что сердце мудреца имеет семь отверстий». [Он] разрезал [грудь] Би-ганя, чтобы посмотреть его сердце. Ци-цзы напугался, прикинулся сумасшедшим и стал изображать раба, но Чжоу всё же посадил его [в тюрьму]. Тогда иньские тайши и шаоши, захватив с собой музыкальные инструменты, [употребляемые при] жертвоприношениях, бежали в Чжоу.
Вот тогда чжоуский У-ван встал во главе князей, чтобы покарать Чжоу[-синя]. Чжоу[-синь] также двинул войска, чтобы дать отпор У-вану в Муе. В день цзя-цзы армия Чжоу[-синя] была разбита. Чжоу бежал и, вступив [в столицу], поднялся на террасу Лутай, оделся в украшенные драгоценной яшмой одежды, бросился в огонь и погиб. Чжоуский У-ван после этого отрубил голову Чжоу[-синя] и подвесил её к [большому] белому знамени; убил [его наложницу] Да-цзи; освободил из заключения Ци-цзы; насыпал холм над могилой Би-ганя и написал о заслугах Шан-жуна на воротах [его деревни]. [У-ван] пожаловал земли сыну Чжоу[-синя] У-гэну по имени Лу-фу, чтобы [тот] продолжал приносить жертвы [предкам] Инь, повелел совершенствовать управление на примере Пань-гэна. Народ Инь сильно радовался. Затем чжоуский У-ван стал Сыном Неба. Его потомки, порицая титул ди (император), назвали себя ванами. А потомкам дома Инь были пожалованы звания князей, и [они] подчинялись дому Чжоу. [Когда] скончался чжоуский У-ван, У-гэн совместно с Гуань-шу и Цай-шу поднял бунт. Чэн-ван приказал Чжоу-гуну казнить их и поставил Вэй-цзы на владение [землями] Сун, чтобы он продолжал [дела] потомков Инь».

 «[У-ван] пожаловал Лу-фу, сыну шанского Чжоу, оставшееся население Инь. Но так как Инь только что было умиротворено и ещё не было сведено вместе, У-ван приказал своим младшим братьям Гуань Шу-сяню и Цай Шу-ду помогать Лу-фу управлять инь[цами]. Затем приказал Чжао-гуну освободить из заключения Ци-цзы, приказал Би-гуну освободить из заключения байсинов и написать о заслугах Шан-жуна на воротах его деревни… Через два года после покорения Инь У-ван спросил Ци-цзы о причинах гибели Инь. Ци-цзы было больно говорить о преступлениях Инь[ского дома], поэтому он стал рассказывать о том, что способствует существованию и гибели государства, У-ван тогда устыдился и [тоже] стал спрашивать о путях [правления, определенных] Небом. [Впоследствии] У-ван заболел. [Коль скоро] Поднебесная ещё не была собрана [воедино], высшие сановники испугались и благоговейно стали гадать [об исходе болезни]. Чжоу-гун молился об отвращении беды, предлагал себя в жертву, выражая готовность [умереть] за вана. У-вану стало лучше, [но] через какое-то время он скончался. На престоле его сменил старший сын Сун, это и был Чэн-ван. [Так как] Чэн-ван был ещё мал, а [дом] Чжоу только что утвердился в Поднебесной, Чжоу-гун боялся, что владетельные князья взбунтуются, и взял управление государством на себя. Гуань-шу, Цай-шу и другие младшие братья [У-вана], подозревая Чжоу-гуна [в стремлении захватить власть], совместно с У-гэном подняли мятеж против Чжоу. Чжоу-гун, заручившись повелением Чэн-вана, пошёл походом [на восставших], [он] казнил У-гэна и Гуань-шу и сослал Цай-шу. Вэйский княжич Кай был поставлен править [землями] Сун вместо иньского потомка [У-гэна]. [Затем Чжоу-гун] собрал в большом числе оставшихся иньцев и пожаловал их младшему брату У-вана, даровав ему титул вэй[ского] Кан-шу… Когда Чэн-ван переселил оставшихся иньцев [в отведенные места], Чжоу-гун объявил иньцам волю правителя, составив До ши (“Множеству мужей”) и У и (“Нельзя быть нерадивым”)».  В Доши Чжоу-гун после переселения иньцев в Чэнчжоу обращается к ним с увещеванием и требованием мирно жить и работать: «...Вы подверглись справедливому наказанию небес. В сущности, вас следовало убить, я же сохраняю вам жизнь, и вы в благодарность за это должны стать послушными мне».

Следует заметить, что область Чэнчжоу расположена на самом западе провинции Ганьсу. Но именно здесь стали кочевать потом племена юечжи. Это может служить ещё одним доказательством тождества сосланных иньцев и юечжи.
В китайских летописях было написано, что «Первоначально Дом Юечжы занимал страну между Дунь-хуан и хребтом Цилянь-шань (Вначале Дом Юечжы занимал земли нынешних областей Лян-чжеу-фу и Гань-чжеу-фу и округов Су-чжёу и Ань-си-чжёу в китайской губернии Гань-су…)»

Здесь Дунь-хуан – это центр нынешнего Китая в районе озера Кукунор, а хребет Цилянь-шань – это Восточный Тяньшань. Следовательно, юечжи кочевали именно там, куда сослали иньцев, бывших жителей царства Шан-Инь. В таком случае мы имеем право ещё раз предположить, что иньцы и юечжи (предки славян) – это, скорее всего, один и тот же народ, а его вожди могли править в Китае в 1766-1122 годы до н.э., то есть шесть с половиной веков подряд! Тут невольно возникает вопрос: почему до сих пор фактической столицей России является не Москва, а Китай-город, расположенный в её центре?
 

Провинция Ганьсу

Археологи часть племён, которые жили к северу от провинции Ганьсу, относили к племенам Чандманьской археологической культуры.  На территории Монголии они занимали Убсунурский аймак и Улангом. По мнению археологов, их культура была родственна Уюкской в Туве, Тагарской – в Минусе, Пазырыкской – на Алтае, а также культурам кочевников в Казахстане, Киргизии и на Памире. У них был развит звериный стиль искусства. Для него было характерно изображение барса и других зверей, причём более реалистичное, чем у других кочевников. Известны также их оленные камни и стелы.

 

Движение племён юечжи из провинции Ганьсу

Кый-джа и Кий
Выше названный в китайских летописях Ци Цзы, он же Кый-джа, правитель из династии Шан-Инь, после переворота стал основателем страны Чаосянь. Якобы это Чосон, то есть Северная Корея:
«Ву Ван, покорив Дом Шан, освободил Ци Цзы из заточения. Ци Цзы не мог перенести сего освобождения, и ушёл, в 1121 году до Р.Х. в Чаосянь. Ву-ван, услышав о сём, поставил его независимым владетелем в Чаосяни. Ци Цзы научил народ обрядам и справедливости, земледелию и шелководству, поставил восемь запретительных статей, после чего не запирали дверей в домах и не было похищений…

Убийца в то же время должен заплатить жизнью; поранивший (изувечевший) платить хлебом; за воровство мужчина поступает в невольники к окраденному, женщина в невольницы; если пожелают откупиться, за человека должно заплатить 500000… Между жителями вовсе не было воровства, и дверей в домах не запирали. Женщины были незазорного поведения и верны. Для пищи и питья имели посуду. Впоследствии, чрез сорок с слишком колен, Чаосяньский владетель Чжунь сам объявил себя царём – Ван. В начале династии Хань, 206-202 до Р.Х., происходили большие неустройства. Жители царств Янь, Ци и Чжао, в числе нескольких десятков тысяч душ ушли в Чаосянь. Вэй Мань, из царства Янь, победил царя Чжунь и сам воцарился в Чаосяни… Между государствами восточных иноземцев Чаосянь считается большим. Получив первоначальное образование от Ци-цзы, оно между прочими вещами имело обряды и музыку…По прошествии сорока с лишком колен в период Брани-царств, владение Чаосянь подпало под власть царства Янь…»
Столицей Чаосяни был город Пьхин-сян-чен.  Впоследствии сам Ци Цзы (Кый-джа), получил от китайского императора Ву-вана достоинство Гун для продолжения жертв государям из династии Шан и стал правителем удела Сун на землях бывшего царства Инь. Столица удела находилась в губернии Хэнань в городе Гуй-дэ-фу.

Кый-джа был знаком с «Великим законом», который включал в себя девять разделов:
о пяти первоосновах (у-син) – воде (создаёт солёное), огне (создаёт горькое), дереве (создаёт кислое), металле (создаёт терпкое), земле (создаёт сладкое);
о пяти способностях (у-ши) – внешнем облике (почтительности и смирении), речи (следовании разумному и управляемости), зрении (различении и прозорливости), слухе (улавливании и сообразительности), мышлении (проникновении в суть и мудрости);
о восьми управлениях (ба-чжэн) – по продовольствию, по товарам, по жертвоприношениям, по общественным работам, по культу и просвещению, по суду, по приёму гостей, по военным делам;
о пяти основах исчисления времени (у-цзи) –  годе, месяце, дне, созвездиях, знаках Зодиака, календарных исчислениях;

о совершенстве правителя (хуан-цзи) – о сборе пяти проявлений счастья, применении их и распространении в народе. Правитель должен помнить о тех, кто умеет составлять планы, действовать и соблюдать свой долг; принимать тех, кто не соответствует совершенству, но не погряз в преступлениях; не обижать одиноких и бедных, не запугивать знатных и просвещённых. Тех, кто среди подданных обладает способностью и умеет действовать, правитель побуждает совершенствовать своё поведение и тогда страна расцветает. Все правильные в поведении люди, будучи обеспеченными, становятся ещё лучше. Если правитель не в состоянии побудить способности приносить пользу государству, эти люди станут совершать преступления. Те же, кто не обладает добрыми качествами, пусть даже правитель и осчастливит их, всё равно своей деятельностью навлекут беду на государя. Сын Неба, сумев стать отцом и матерью для народа, становится и правителем Поднебесной;

о трёх моральных качествах правителя (сань-дэ) – правильности и прямоте, твёрдости и мягкости. Когда в стране ровно и спокойно, обращаются к правильности и прямоте; в отношении дерзких и непокорных применяют твердость для преодоления их сопротивления; в отношении согласных и покорных применяют мягкость, с помощью которой управляют положением;

о разрешении сомнений (цзи-и) – путём совета со своим сердцем, своими высшими сановниками и чиновниками, простыми людьми и путём гаданий;
о природных знамениях (чжу-чжэн) – дожде, солнечном сиянии, жаре, холоде, ветре, смене сезонов, звёздах;

о пяти проявлениях счастья и боязни шести крайностей (сянъюн у-фу, вэйюн лю-цзи) – долголетии, богатстве, здоровье, спокойствии, любви к добродетели, достойном завершении жизни, сокращении жизни несчастиями, болезнях, горе, бедности, уродстве, слабости ума.

Потомки Кый-джа правили примерно до 290 года до н.э. Среди них было известно тридцать два  государя. Может быть неслучайно Кий, основатель Киева, имел похожее имя.

Новые археологические культуры Южной Сибири, Тувы и Северо-Западной Монголии

Но вернёмся непосредственно к юечжи и их соседям. Согласно данным археологов, Тагарская, Уюкская и Чандманьская археологические культуры возникли примерно в VIII-VIIвеках до н.э. Вероятно именно тогда и появились племена этих культур в указанных регионах.

«Тагарская культура – археологическая культура, распространённая в 7-3 века до н.э. по Среднему Енисею в Минусинской котловине, районе Красноярска и восточной части Кемеровской области. Названа по острову Тагарскому на Енисее против Минусинска. Тагарская культура – культура скифского мира: характерны скифского типа оружие, конский убор, бронзовые котлы, зеркала, звериный стиль в искусстве. Своеобразие Тагарской культуры  заключается в том, что все орудия и оружие изготовлены из бронзы… Район Тагарской культуры  был одним из крупнейших очагов бронзолитейного производства Евразии. С 5 века до н.э. появляется небольшое количество железного оружия… Посуда (баночные чёрнолощёные  сосуды) и украшения отличаются от скифских и сакских.

 

Тагар

Население было осёдлым.  Основу хозяйства составляло  мотыжное земледелие. Скотоводство было яйлажным (коровы, овцы, лошади), кочевого скотоводства Тагарская культура не знала. Известны каналы для водопоя скота и полива лугов. Памятники Тагарской культуры – многочисленные  земляные курганы с прямоугольными оградами из каменных плит; по углам, а иногда и по сторонам оград – вертикально врытые камни… Известны также несколько поселений, медные рудники и много наскальных рисунков… группа огромных курганов 5-4 веков до н.э. (Салбык), высотой до 11 м, – возможно погребения царей и знати…

Физический тип людей Тагарской культуры – европеоидный… В искусстве (украшения оружия и конского убора) Тагарской культуры преобладают изображения зверей в скифо-сибирском зверином стиле. Среди наскальных рисунков встречаются реалистические и схематические, есть изображения и человека».  Избы тагарцев были крыты соломой по способу, применяемому в  русских избах.

Южнее жили племена Уюкской археологической культуры: «Культура скифского периода (уюкская) существовала более длительное время – в пределах VIII-II веков до н.э…Ареал уюкской культуры частично выходит за пределы Тувы и включает в себя во всяком случае часть северо-западной Монголии и восточную окраину Алтая. На западе он граничит с территорией распространения пазырыкской культуры; на севере – с ареалом тагарской культуры…Число памятников повсеместно весьма велико, но значительная часть их ограблена (преимущественно в гунно-сарматское время)…

Особое место занимает курган Аржан в Уюкской долине…– целиком наземное сооружение грандиозных размеров (диаметр около 120 м)… Этот курган, очевидно, был местом погребения главы обширного племенного объединения. Условно он именуется царским…Он содержит 29 синхронных «закрытых» комплексов: центральное погребение мужчины старческого возраста и женщины зрелого возраста, 15 погребений представителей знати (за единичным исключением, лиц старческого возраста) и 13 групповых захоронений лошадей… Сопровождающий инвентарь характеризуется господством бронзовых изделий… В целом инвентарь чётко демонстрирует «скифскую триаду» в полном составе и развитом виде… В погребальных колодах, находившихся в центре в центральном срубе, сохранились остатки одежд из дорогих мехов (соболя) и различных шерстяных тканей, которые определены как привозные, вероятно, из стран Переднего Востока…Основная масса бронзовых псалиев, набор наконечников стрел и различные бляшки из клыков кабана чрезвычайно близки к комплексам, известным в Северном Причерноморье и относимым к предскифскому периоду (киммерийскому – Б.П.); аналогий им в Туве и ближайших областях нет… наиболее вероятная датировка кургана Аржан, повидимому, лежит в пределах конца VIII – первой половины VII века до н.э…Раскопки кургана Аржан показали, что уже в конце начального этапа уюкской культуры общество было стратифицировано: выделилась аристократическая верхушка и сложилось какое-то крупное племенное объединение…

В рамках кочевого скотоводческого хозяйства, несомненно, существовали некоторые специализированные отрасли производственной деятельности. Это прежде всего рудодобыча и металлургия, возникшие здесь ещё в эпоху бронзы и интенсивно развивавшиеся в скифское время. На территории Тувы в разных районах известно значительное количество древних рудников, в которых добывались медные руды…Выплавка меди и отливка разнообразных бронзовых изделий производились вблизи рудников. Здесь обнаружены медеплавильные ямы и горны, найдены обломки глиняных сопел от мехов, тиглей, литейных форм…Относительное обилие изделий из золота, встречающихся во многих…«рядовых» погребениях, указывает на местную золотодобычу…

Искусство населения Тувы раннего железного века представлено не только многочисленными изделиями мелкой пластики, выполненными в зверином стиле, но также петроглифами и памятниками монументального искусства. Интереснейшая разновидность последних – оленные камни. Это стелы (высота до 4 м) с выбитыми на них изображениями украшений, парадных поясов с подвешенными предметами вооружения (кинжалы, клевцы, луки в налучьях, ножи), а также фигурок различных животных, прежде всего оленей (отсюда их название), выполненных в характерной стилизованной манере… в Туве их находят возле курганов уюкской культуры (обломок стелы обнаружен в насыпи кургана Аржан)…

Отдельные оленные камни обнаружены в Киргизии, Восточном и Центральном Казахстане, на Южном Урале…Камни с «реалистическими» изображениями оленя характерны в основном для Тувы и Алтая и поэтому условно могут быть названы саяно-алтайским типом…Новые находки в Монголии позволили полнее выявить ещё одну особенность оленных камней – антропоморфный характер памятников… Только на трёх монгольских камнях (Ушкин увер, Агрын и Джаргалант) человеческие лица выполнены по всем законам объёмной скульптуры и дают представление о портретных особенностях. Любопытно, что эти лица лишены монголоидных черт, свойственных, например, древнетюркским изваяниям. Удлинённый овал лица, тяжёлые подбородки, длинный и прямой нос – черты, близкие скорее к европеоидному антропологическому типу. Исходя из антропоморфности оленных камней, многие исследователи видят в них обобщённый героизированный образ предка – покровителя рода или племени, в честь которого и сооружались жертвенники…

В верованиях носителей уюкской культуры значительное, если не господствующее, место занимало почитание явлений природы и окружающего мира. Обилие спиралей, вихревых розеток, кругов с точкой посредине и других изображений с отчётливой солярной символикой в декоративном оформлении различных предметов и керамики указывает на какую-то форму культа солнца… В погребениях обнаружены свидетельства культового значения огня: как почитаемый очаг, занимающий центральное место, и как способ очищения могилы перед сооружением камеры или совершением захоронения.

Среди мотивов росписи на керамике очень часты вертикальные зигзагообразные фигуры, расположенные параллельными рядами. Постоянные сочетания со спиралями позволяют видеть и в них символы – вероятно, воды. Многочисленность изображений животных – преимущественно диких – отчётливо говорит о большой роли их в мировоззрении носителей уюкской культуры. Здесь, несомненно, отражён целый комплекс представлений, среди которых значительное место занимали магические и близкие к ним, уходящие корнями в более раннее время. В этом плане объяснимы фигуры горных козлов, кабанов и фантастических животных на зеркалах, изображения кошачьих хищников, сцен терзания и борьбы зверей на поясных пластинах и бляшки в виде голов хищных животных и птиц…В сложных композициях отражены, по-видимому, также космогонические, мифологические, а, возможно, и эпические сюжеты».

Ещё южнее жили племена Чандманьской археологической культуры.  Они занимали в Монголии Убсунурский аймак и Улангом. По мнению археологов, их культура была родственна Уюкской в Туве, Тагарской – в Минусе, Пазырыкской – на Алтае, а также культурам кочевников в Казахстане, Киргизии и на Памире. У них тоже был развит звериный стиль искусства. Для него было характерно изображение барса и других зверей, причём более реалистичное, чем у других кочевников. Известны также их оленные камни и стелы.

Дом Юечжи
Племена юечжи жили ещё южнее. Вот какие упоминания о юечжи и их соседях можно прочесть в китайских летописях:
 «Дом Юечжы в цветущем состоянии (в 209 году до н.э. – Б.П.). У хуннов Шаньюй назывался Тумань.  Тумань не мог устоять против Дома Цинь (династии Цинь – Б.П.) и переселился на север. По прошествии десяти лет Мын Тьхянь умер; удельные князья восстали против Дома Цинь. Срединное царство (Китай – Б.П.) пришло в смятение, и гарнизоны из преступников, поставленные Домом Цинь по границе, все разошлись. После сего хунны почувствовали льготу; мало по малу опять перешли на южную сторону Жёлтой реки(Хуанхэ – Б.П.), и вступили в прежние межи с Срединным царством. Шаньюй имел наследника, по имени Модэ; после от любимой Яньчжы родился ему меньшой сын; Шаньюй хотел устранить старшего, а на престол возвести младшего: почему отправил Модэ в Юечжы заложником. Как скоро Модэ прибыл в Юечжы, Тумань тотчас произвёл нападение на Юечжы. Юечжы хотел убить Модэ, но Модэ украл аргамака у него, и ускакал домой… Модэ, убив Туманя, предал смерти мачеху с младшим братом и старейшин, не хотевших повиноваться ему, и объявил себя Шаньюем.

1. Шаньюй Модэ… он пошёл на восток и неожиданно напал на Дун-ху. Дун-ху прежде пренебрегал Модэ и потому не имел предосторожности. Модэ, прибыв с своими войсками, одержал совершенную победу, уничтожил Дом Дун-ху, овладел подданными его, скотом и имуществом. По возвращении он ударил на западе на Юечжы и прогнал его…
В следующий год, 176, Шаньюй прислал китайскому Двору письмо следующего содержания: «поставленный небом хуннуский Великий Шаньюй почтительно вопрошает Хуанди [император (китайский)] о здравии… По милости Неба, ратники были здоровы, кони в силе; они поразили Юечжы. Предав острию меча или покорив всех, утвердили Лэулань, Усунь, Хусе и 26 окрестных владений».

Так дважды подряд, в 209 и 176 годы до н.э. хунну (гунны) наносили поражение племенам юечжи: «…юечжам китайских источников соответствуют асианы, пасианы и тохары античных авторов. Взаимоотношения между ними, предшествовавшие передвижению их на запад и разгрому Греко-Бактрии, нам неизвестны. Но несомненно, что все они входили в состав обширного воинственного племенного объединения, которое базировалось в восточной части степного пояса и ушло в Среднюю Азию только после нескольких поражений, которые нанесли ему хунну».

Далее опять тексты китайских летописей:
«В следующем году, Двор отправил военачальника Хань Чан и сановника Чжан Мын препроводить сына Хуханье-Шаньюева, и препоручил им разведать о Гу Ги; после сего простил Шаньюя и вывел его из сомнения.  Чан и Мын видели, что народ Хуханье-Шаньюев умножился, и что близ границ совершенно нет птиц и зверей, и Хуханье-Шаньюй в состоянии охранять себя, не опасаясь Чжичжы… Чан, Мын, Шаньюй и его старейшины взошли на Хуннускую гору по восточную сторону реки Но-Шуй и закололи белую лошадь. Шаньюй взял дорожный меч, и конец его омочил в вино; это клятвенное вино пили из головного черепа Юечжыского Государя, убитого Лаошан Шаньюем. Чан и Мын по возвращении донесли о сём императору».

Следовательно, в 176 году до н.э. племена юечжи не только потерпели поражение от хунну, но даже был убит их государь.
Переводчик летописей Н.Я. Бичурин (Иакинф) поясняет:

«Юечжыский владетель убит хуннуским ханом Модэ; после сего поражения сын его ушёл с своим народом на запад, где также был убит Лаошаном, вторым хун¬нуским ханом; уже внук покорил Кабулистан. Здесь рассказ хуннов относится к второму юечжыскому владетелю. Из его головного черепа сделан лакирован¬ный сосуд для питья».

Дальнейшая судьба юечжи отражена в китайских летописях:
«[1 Юечжы удалился и часто сожалел, что не находил союзников для совокупного нападения на хуннов. Дом Хань тогда думал о средствах к уничтожению хуннов…он решился открыть сообщение с Юечжы чрез посольство; а как неминуемо было ехать через земли хуннов,  то искал человека, способного для отправления. Чжан Кянь, ещё в чине Лан, объявил желание на вызов, и был отправлен в Юечжы… Даваньский (Ферганский – Б.П.) владетель давно слышал о богатствах Дома Хань, и желал открыть сообщение с ним, но не мог. Увидев Чжан Кянь, он обра¬довался и спросил: каким образом можно ему достигнуть своего желания? Чжан Кянь сказал на это: «Быв отправ¬лен к Юечжы посланником от Дома Хань, я задержан хуннами, и ныне бежал от них; прикажи, государь, вожа¬кам проводить меня; и если я сверх чаяния возвращусь в  отечество, то Дом Хань пошлёт тебе несметное коли¬чество даров». Даваньский владетель поверил сему, и при¬казал вожакам по почте проводить его в Кангюй, а из Кангюя они препровождены к Большому Юечжы. В то время хунны убили владетеля Большого Юечжы, а на престол возвели старшего его сына, который, покорив Дахя (Бактрию – Б.П.), остался здесь жить. Обитая в привольной стране, редко подверженной неприятельским набегам, он распо¬ложился вести мирную жизнь; а по удалённости от Дома Хань вовсе не думал об отмщении хуннам…

Чжан Кянь прошёл Давань, Большой Юечжы, Дахя и Кангюй…От Давани на север лежит Кангюй, на западе Большой Юечжы, на юго-западе Дахя, на северо-востоке Усунь, на востоке Ганъмии Юйтянь. От Юйтяни на западе реки текут на запад, и впадают в западное море. От Юйтяни на востоке реки текут на восток, и впадают в Соляное озеро (Кукунор – Б.П.). Соляное озеро пробирается под землёю, и на юге производит истоки Жёлтой реки (Хуанхэ – Б.П.). Много нефрита. Жёлтая река уходит в Сре¬динное царство. Лэулань и Гушы имеют города по берегам Соляного озера. Соляное озеро лежит в 5 000 ли от Чан-ань. Западная сторона хуннов простирается от Соляного озера на восток до Великой стены в Лун-си; на юге, гра¬нича с Кянами, преграждает дорогу в Китай…

Кангюй лежит почти в 2 000 ли от Давани на северо-запад. Это кочевое же владение; в обыкновениях совер¬шенно сходствует с юечжысцами; имеет до 90 000 войска. Кангюй смежен с Даванию, и по малосилию своему при¬знаёт над собою на юге власть юечжысцев, на востоке власть хуннов.

Яньцай лежит почти в 2 000 ли от Кангюя на северо-запад. И это кочевое владение; в обыкновениях совершенно сходствует с Кангюем. Войска более 100 000. Лежит при большом озере, которое не имеет высоких берегов. Это есть северное море (Аральское – Б.П.).

Большой Юечжы…лежит почти в 3 000 ли от Давани на запад, от реки Гуй-шуй на север. От него на юг лежит Дахя, на запад Аньси (Парфия – Б.П.), на север Кангюй. Также кочевое владение. Следуя за скотом, перекочевывают с места на место. В обыкновениях сходствуют с хуннами. Имеет от 100 000 до 200 000 войска. Во время прежнего могущества своего презирал хуннов. Модэ, по вступлении на престол, поразил Юечжы, а хуннуский Лаошан шаньгой, сын его, убил юечжыского владетеля (Лао-шан-хан поразил юечжысцев уже в западном Тюркистане) и из головного черепа его сделал сосуд для питья.

Первоначально Дом Юечжы занимал страну между Дунь-хуан и хребтом Цилянь-шань (Вначале Дом Юечжы занимал земли нынешних областей Лян-чжеу-фу и Гань-чжеу-фу и округов Су-чжёу и Ань-си-чжёу в китайской губернии Гань-су; а за два с небольшим века [назад] поражённый Модэханом удалился на запад); когда же хунны поразили его, то удалился оттуда, перешёл от Давани на запад, ударил на Дахя и покорил сие владение: вследствие чего и утвердил своё местопребывание на северной стороне реки Гуй-шуй. Небольшая часть юечжыского народа не могла следовать за прочими, и осталась в южных горах. Кяны назвали её Малым Юечжы (Хяо-Юечжы)…

Столица владения Юечжы находилась за 3 000 ли от Коканда прямо на запад, на правом берегу Чжейгуни.
…юечжыский  хан   жил в  Хиве и владел пространством степей, лежащих между Аму-дариею, Сыр-дариею и Кокандом».

«20. Большой Юечжы. Правление государства, называемого Большим Юечжы, находится в городе Гяныпи, от Чан-ань в 11 600 ли. Владетель не зависит от намест¬ника. Народонаселение состоит из 100 000 семейств, 400 000 душ; строевого войска 100 000. На восток до местопребывания наместника 4 740 ли, на запад до Аньси 49 дней пути; на юге смежно с Гибинию. Почва, климат, вещи, обычаи народа и монета одинаковы с аньсискими (парфянскими – Б.П.). Находятся одногорбые верблюды. Большой Юечжы, собственно, есть кочевое государство. Жители с своим скотом переходят с места на место; в обыкновениях сходствуют с хуннами. Юечжы имеет более 100 000 войска; почему полагаясь на свои силы, презирал хуннов. Первоначально он кочевал между Дунь-хуан и Цилянь-шань. Хуннуский Модэ-шаньюй разбил Юечжы, а Лаошан-шаньюй убил его, и сделал из его черепа чашу для питья. И так Юечжы удалился на запад, прошед через Давань, напал на Дахя, и покорил сие владение; столицу основал по северную сторону реки Гуй-шуй. Остальные роды, которые по малосилию не в состоянии были следовать, засели в южных горах и тангутами названы Малым Юечжы. Дахя собственно не имеет верховного государя, а каждый город поставляет своего владетеля. Народ слаб, и боится войны: почему и покорён нашедшими юечжысцами. Находится пять Хи-хэу, которые доставляют китайским посланникам съестные припасы:

1) Хюми Хи-хэу, имеющий пребывание в городе Хомо, от местопребывания   наместника   в   2841,   от   Ян-гуань в 7 802 ли;
2) Шуан-ми,  Хи-хэу,  имеющий пребывание в городе Шуанми, от местопребывания наместника в 3 741, от Ян-гуань в 7 782 ли;
3) Гуйшуан (Кушан – Б.П.),   Хи-хэу, имеющий  пребывание в  городе Хоцзо,  от местопребывания наместника  в 5 940, от Ян-гуань в 7 982 ли;
4) Хэйтунь,  Хи-хэу,  имеющий пребывание в  городе Бомо,   от местопребывания наместника  в  5 962,   от  Ян-гуань в 8 202 ли;
5) Гаофу, Хи-хэу, имеющий пребывание в городе Гао-фу, от местопребывания наместника в 6 041, от Ян-гуань в 9 283 ли.

Сии  пять  владетелей  состоят  в зависимости от Большого Юечжы.
21. Кангюй. Кангюйский владетель пребывание имеет в стране Лоюени, в городе Битянь, за 12 300 ли от Чан-ань. Он не зависит от наместника. От Лоюени семь дней пути до летнего владетелева местопребывания. Окружность земель его содержит 9 104 ли. Народонаселение состоит из 120 000 семейств, 600 000 душ; строевого войска 120 000 человек. На восток до местопребывания наместника 5 550 ли. Обыкновения одинаковы с Большим Юечжы. Кангюй на востоке подчинён хуннам. В царствование Сюань-ди произошли беспокойствия в пределах хуннов…
Сие слу¬чилось при Юань-ди, в 3-е лето правления Гянь-чжао, 36 до Р.X. При Чен-ди Кангюй отправил сына своего в заложники и с дарами к китайскому Двору; со всем тем, по причине великой отдалённости, поступал весьма надменно, и не хотел держать себя наравне с прочими владениями; почему наместник Го Шунь несколько раз представлял о них Двору следующее: «Кангюй, напротив, горд, дерзок и никак не соглашается делать поклонение пред нашими посланниками. Чиновников, посылаемых к нему от наместника, сажает ниже усунъских послов. Князьям и старейшинам его подают кушанье прежде, а потом уже посланным от наместника. Сим образом он ничего не упускает, чтоб выказаться пред сосед¬ними владетелями. Судя по сим поступкам, не трудно отгадать, для чего он отправляет сыновей в службу при китайском Дворе. Это есть хитрый предлог, под которым он желает производить торговлю. Хунны составляли величайшее государство между иностранными народами, а ныне с подобострастием служат китайской державе. Шаныой, слыша, что Кангюй не делает поклонения, без сомнения находит  себя  униженным. Надлежит обратно отослать сына  его  и прекратить отправление  посольств к нему, дабы показать чрез это, что Дом Хань не желает иметь связь с владетелями, нарушающими благоприличие. Небольшие  области Дунь-хуан и  Цзю-цюань и восемь владений по южной дороге стесняются доставкою скота и съестных припасов проезжающим посланникам, а изну¬рение и истощение подданных провожанием и принятием отдалённых, но гордых иноземцев, это нельзя почесть хоро¬шим   расчетом».   Не    смотря   на   такое    представление, китайский   Двор,   ещё недавно открывший   сообщение с иностранными  владениями,   и   сверх   сего,   дороживший славою    быть    известным    в    отдалённых   странах,     не прервал связи  с  Кангюем. 

В 2 000   ли   от Кангюя  на северо-запад лежит  государство  Яньцай,   которое имеет до 100000  войска, и в   обыкновениях  совершенно сход¬ствует  с    Кангюем.   Оно   прилегает  к  великому озеру, имеющему отлогие берега. Это есть северное море. Кангюй имеет  под собою пять малых  владетелей,  которые суть:

Сусйеский владетель, имеющий   пребывание   в   городе Сусей, от местопребывания наместника  в 5 576 ли, от Ян-гуань в 8 025 ли;
Фумуский  владетель,   имеющий  пребывание  в  городе Фуму,  от местопребывания наместника в 5 767, от Ян-гуань в 8 025 ли;
Юниский владетель, имеющий пребывание в  городе Юни,   от   местопребывания наместника в 5266, от Ян-гуань в 7 525 ли;
Гиский владетель,  имеющий пребывание в городе Ги, от местопребывания наместника в 6 296, от Ян-гунань в 8 555 ли;
Юегяньский владетель, имеющий пребывание в городе Юегяни, от местопребывания наместника в 6 906, от Ян-гуань в 8 355 ли. 
Все помянутые   пять владетелей зависят от Кангюя

22. Давань. Правление даваньского владетеля в городе Гуйшани, от Чан-ан в 12 250 ли. Народонаселение состоит из 60 000 семейств, 300 000 душ; строевого войска 60 000. Фу-ван и Фу-го-ван  по одному. На восток до местопребывания наместника 4 310, на север до кангюйского города Битяни 1510, на юго-запад до Большого Юечжы 690 ли. На севере смежно с Кангюем, на юге с Большим Юечжы. Почва земли, климат, местные произведения и обыкновения одинаковы с юечжыскими и аньсискими. В даваньском владении везде делают виноградное вино. Богатые домы запасают его в больших количествах, и оно несколько десятков лет хранится без порчи. Даваньцы любят вино; лошади их любят траву му-су. В Давани считается более 70 городов. Много аргамаков. Пот у лошадей кровавый. Сказывают, что последние про¬исходят от породы небесных лошадей. Чжан Кянь первый представил Ву-ди сведение о сём. Государь отправил посланника с 1 000 ланами золота, и золотым конём, для получения даваньских аргамаков. Владетель, предпола¬гая, что Китай весьма удалён и большое войско его не может дойти до Давани, не хотел расстаться с своими дорогими лошадьми, и отказал посланнику. Посланник наговорил ему грубостей: почему даваньский владетель убил посланника, и завладел вещами его. Посему Сын Неба отправил Эршыского полководца Ли Гуан-ли с войском. Около ста тысяч ратников в разные времена вступило в пределы Давани. Война продолжалась четыре года. Даваньцы отрубили голову своему владетелю Мугуа и представили 3 000 лошадей. И так китайские войска пошли в обратный путь…Эршыский, казнив даваньского владетеля, поставил на его место Моцая, одного из старейшин, который хорошо принимал китайских посланников. По прошествии года даваньские старейшины полагая, что Моцай лестью пред китайскими посланниками навлёк войну своему отечеству, убили его, а владетелем поставили Чаньфына, младшего брата Мугуаева. Чаньфын отправил сына своего к Двору в заложники, в соответствие чему Двор отправил посланника к нему с дарами для успокоения. Вновь отправлено из Китая более десяти посольств в разные владения, лежащие от Давани к западу, для отыскания редкостей. Они распространяли слух о даваньской войне. Даваньский владетель Чаньфын условился с китайским Двором еже¬годно представлять ему по паре лошадей небесной породы. Китайский посланник в обратный путь взял с собою винограду и семян растения му-су. Как умножилось число лошадей небесной породы, и посланники из иностранных   владений   приезжали   во множестве,  то Сын Неба развёл виноград и растение му-су от загородного дворца на большое пространство. От Давани на запад до государства Анъси хотя есть большая разность в наречиях, но язык весьма сходен, и в разговорах понимают друг друга. Жители  имеют  впалые  глаза,   густые   бороды;    искусны в  торговле,  соперничают в  выгодах.   Уважают женский пол, и что женщина скажет, мужчина не смеет перечить. Там употребляют и шёлк и лак, но не умели отливать чугунных изделий. Бежавшие из китайских посольств служители передались к ним, и научили их отливать оружие. Даваньцы, получая из Китая золото и серебро, употребляют его на изделия, а не на монету.

28. …Первоначально   сия   страна (Усунь – Б.П.)  принадлежала    народу   Сэ (сакам – Б.П.). Большой Юечжы на западе разбил и выгнал сэского владетеля. Сэский владетель перешёл на юг за Висячий переход; Большой Юечжы удалился на запад и покорил Дахя; усуньский Гуньмо остался на его землях: посему-то между усуньцами находятся отрасли племён сэского (сакского – Б.П.) и юечжыского…»

«9. Большой   Юечжы.   Владетель   Большого   Юечжы имеет пребывание в городе Ланыпы. Отселе на запад до Аньси 49 дней пути; на восток до местопребывания прави¬теля 6 537, до Ло-ян 16 370 ли. Народонаселение состоит из 100 000 семейств, 400 000 душ; строевого войска около 100 000 человек. Когда Дом Юечжы был уничтожен хуннами, то он переселился в Дахя, разделился на пять кня¬жеских домов: Хюми, Шуанми, Гуйшуан, Хисйе и Думи. По прошествии с небольшим ста лет гуйшуанский князь Киоцзюкю (Коцола – Б.П.) покорил прочих четырёх князей и объявил себя государем под названием гуйшуанского (кушанского – Б.П.). Он начал воевать с Аньси (Парфией – Б.П.),  покорил Гаофу, уничтожил Пуду и Гибинь, и овладел землями их.  Киоцзюкю жил более 80 лет.  По смерти его  сын  Яньгаочжень  получил   престол,  и  ещё покорил Индию, управление которой вручил одному из своих полководцев. С сего времени Юечжы сделался сильнейшим и богатейшим Домом. Соседние государства называли его гуйшуанским государем, но ки-тайский Двор удержал прежнее ему название: Большой Юечжы.

10. Гаофу. Владение Гаофу лежит от Большого Юечжы на юго-западе, и также считается большим государством. Обыкновения  сходны  с  индийскими.  Жители  слабы,  покорение их незатруднительно.  Искусны в торговле и богаты. Владение Гаофу попеременно находилось под зависимостью других. Его покоряли: Индия, Гибинь и Ань-си, когда усиливались;  а когда ослабевали,  то теряли, но никогда ещё оно не было под зависимостью Большого Юечжы. История Старшего Дома Хань уверяет, что Гаофу находилось под зависимостью  пяти юечжыских князей. Это несправедливо.  Оно было под зависимостью Аньси; а Юечжы приобрел Гаофу с покорением Аньси.

11. Тяньтаку.   Тяньчжу   иначе   называется Шеньду, лежит за несколько тысяч ли от Юечжы на юго-восток. Обыкновения сходны с юечжыскими.  Земли низменны влажны,  климат жаркий.   Столица лежит при большой реке. Сражаются сидя на слонах. Жители слабее юечжыйцев. Исповедуют Шагя-мониеву веру. Отвращение от убийства и войны обратилось в обыкновение. От Юечжы и Гаофу на  юго-запад до западного моря, на  восток до государства Паньци, всё это пространство земель принадлежит Индии. Индия заключает в себе несколько десятков отдельных городов, несколько десятков отдельных владений; в каждом городе поставлен градоначальник, в каждом владении – владетель. Хотя между городами и владениями есть небольшое отличие, но все они известны под общим названием Индии. В это время все находились под зависимостью юечжыского государя,  который,  убив Индийского  государя,   управление  Индиею  вверил  своему полководцу… Повествуют, что Мин-ди [58-75 гг. н.э.] ; 64 г. по Р.X. во сне видел золотого человека, высокого роста, с лучистым сиянием на голове, и просил вельмож изъяснить это. Вельможи сказали ему, что в западной стране есть дух, называемый Фо [Будда]; остов его в вы¬шину содержит 16 футов и золотистого цвета: почему Мин-ди отправил в Тяньчжу посланника собрать сведения о вероучении Фо. Чу-ван Ин первый начал веровать в Фо, и Срединный Двор, последуя ему, слишком прилепился к этому закону. Впоследствии как Хуань-ди [147-167 гг. н.э.], склонный к суеверию, начал молиться в храмах, посвящённых Шагя-мони и Лао-дань [Лаоцзы] (Бояну – Б.П.), то и народ мало по малу начал обожать Фо, а потом Фо-обожание чрезвычайно распространилось.

Дунли. Дунлиский владетель имеет пребывание в городе Шаки, с небольшим в 3 000 ли от Индии на юго-восток. Дунли считается большим государством. Почва,климат и произведения сходны с индийскими. Несколько десятков городов титуловали его государем. Большой Юечжы пришёл с оружием и покорил его. Рост и мужчин и женщин до осьми футов, но робки и слабы. Ездят на слонах и  верблюдах.  В  путешествии в  соседние владения если встретят нападение, то сражаются сидя на слонах.

Суй. Владение Суй состоит в зависимости от Кангюя. Отсюда выходят славные лошади, крупный и мелкий рогатый скот, виноград и разные плоды. Почва земли очень хорошая; почему делаемое здесь виноградное вино в славе.
Янь. Владение Янь лежит от Яньцай на  север; состоит в зависимости от Кангюя, которому подать платит кожами зверьков мышиной породы.

15. Яньцай. Владение Яньцай переименовалось Аланья; состоит в  зависимости от Кангюя.  Климат умеренный; много сосны, ракитника и ковыля. Обыкновения и одеяние народа сходны с кангюйскими.

17. Сулэ, [или] Кашгар. Владение Кашгарское лежит от местопребывания правителя в 5 000, от Ло-ян в 10 300 ли содержит в себе 21 000 семейств; строевого войска до 30 000 человек. При Мин-ди, в шестнадцатое лето правления Юм-пьхин [58-75 гг. н.э.], 73, кучаский владетель Гянь в сражении убил харашарского владетеля Ченцзы и кучаского Цзо-хэу. Дэути поставил   владетелем в Кашгар Зимою, посланный из Китая Сы-ма Бань Чао, связал Дэути, а кашгарским владетелем поставил Чжуна,  племянника покойного Ченцзы от старшего брата: но Чжун после поднял бунт, и Бань Чао отсёк ему голову. При Ань-ди [107-124 гг. н.э.] в средине правления Юань-чу, кашгарский владетель Аньго шурина своего Ченьпаня за вину сослал в Юечжы, но юечжыский государь  сердечно полюбил его. Впоследствии Аньго умер, не оставив сыновей по  себе; мать  сделана правительницею  государства; с согласия вельмож хотела поставить кашгарским владетелем Ифу, Ченьпанева племянника. Ченьпань, услышав об этом, обратился к юечжыскому  государю с просьбою. Аньго, говорил ему Ченьпань, не имел сыновей; прочие родственники слабы. Если хотят постановить с материей стороны,  то я князю Ифу буду меньшой дядя по  отце. И так юечжыский владетель послал войско препроводить его. Кашгарские старейшины полюбили и уважали Ченьпаня, и притом боялись Юечжы: почему по общему приговору взяли у Ифу печать с шнурами, приняли Ченьпаня, и объявили его государем, а Ифу поставлен князем в городке Паньгао. Впоследствии Яркян часто бунтовал, а Хотан находился в зависимости от Кашгара. Как скород Кашгар усилился, то сделался равным Куче, и Хотану…

Юань, пред отправлением из столицы, получил от Двора предписание далее проехать лежавшие по пути владения. И так он, прошед девять владений на севере, приехал в Усунь. Владетель с поклонением принял дары Дома Вэй, и был в восхищении. В разговоре с Юань и прочими он сказал им: «Слышно, что владения Полона и Чжеше, представляя в мыслях добро Дома Юань-вэй, желают быть его вассалами и представлять ему дань, но сожалеют, что не имеют дороги. Ныне, господин посланник, по прибытии сюда, может отправиться в помянутые два владения, чтобы лично увериться в их преданности». И так Юань поехал в Полону, а усуньский владетеля дал ему толмачей и вожаков для препровождения в упомянутые два государства. Юань, по  прибытии туда объявил указ своего государя и произвёл награды. По исполнении поручения, он и Мин возвратились на восток, Усунь, Полона и прочие, всего шестнадцать владений, отправили с ними своих посланников с дарами к Северному Двору. С сего времени посланники один за другим приезжали, и не проходило года, в который бы не было несколько десятков посольств…

Пространство от Луковых гор (Памира – Б.П.) на восток до Сыпучих песков составляло одну страну; пространство от Луковых гор на запад до моря составляло вторую страну; пространство от Чжеше на юг, от Юечжы на север составляло третью страну; пространство между двумя морями от озера на юг составляло четвёртую страну. В объёме сих пространств считалось до ста мелких владетелей…

42. Большой Юечжы.   Владетель   Большого   Юечжы имеет пребывание в городе Юньланыпы,  от Фудиши на западе, от Дай в 14 500 ли. По смежности  с жужаньцами на севере, он часто терпел нападения от них; почему отнёс свой Двор далее на запад в город Боло за 2 100 ли от Фудиши. После  сего храбрый юечжыский государь Кидоло  перешёл  с своими войсками  через   большие  roры напал на северную Индию, и покорил пять государств, лежащие от Гантоло к северу. В царствование государя [424-440] жители владения Юечжы, производящие торговлю в столице, объявили, что они умеют плавить разные цветные стёкла:  почему добыли руду в горах, и в столице произвели опыт отливания. Опыт удался, и стекло блеском своим даже превосходило стёкла, привозимые из западных стран: почему государь указал ввести сии стёкла в тронных. Около ста человек обучились отливанию. Стёкла были блестящих красок и прозрачны. Все, смотря на них, приходили в изумление,  считали божественным произведением. С сего времени цветные стёкла  подешевели в Срединном государстве, и перестали считать их драгоценностью…

48. Малый Юечжы. Резиденция Малого Юечжы в городе Фулэуша. Владетель происходит от сына владетеля Кидолу, царствовавшего в Большом Юечжы. Кидолу изгнанный хуннами, ушёл на запад, а управление резиденции поручил сыну своему, от чего сие владение и звано Малым Юечжы. Оно лежит от Болу на юго-западе от Дай в 16 600 ли; а прежде находилось между областями Си-пьхин и Чжан-йе. Одеяние жителей сходно с тангутским. Употребляют золотую и серебряную монету. Перекочевывают с места на место, следуя за своим скотом, подобно хуннам. В десяти ли от резиденции на восток есть буддайский священный обелиск, имеющий 350 шагов окружности, 800 футов вышины. От основания сего обелиска до восьмого года правления Ву-дин, 550, считают 842 года».

Всё это происходило на территории Кушанского царства вплоть до 550 года.

Чжаову
В китайских летописях несколько раз упоминалось имя Чжаову. Якобы все правители Кушанского царства и многие мелкие князья происходили именно от него. С другой стороны, столицей страны Юечжи в провинции Ганьсу был город Чжаову: «…Юечжы,который первоначально обитал по северную сторону хребта Цилянь-шань в  городе   Чжаову…»  «Предки народа юечжи прежде жили в Чжанье, в городе Чжао'у, находившимся к северу от гор Цилянь»

 

Округ Чжанье (жёлтый) в провинции Ганьсу

В китайских летописях действительно упоминался правитель, носящий имя Чжао У. Он принадлежал к владетельному дому удела Чжао в царстве Чжоу. Этот владетельный дом возник в Китае при императоре Му-Ване (правил в 1001-947 до н.э.). Затем в конце VII века до н.э. некто Ту Ань-гу напал на главных представителей дома Чжао в Нижнем дворце и убил Чжао Туна, Чжао Ко и Чжао Инци, братьев вождя Чжао Дуня, который умер  ещё до этого. В то же время, Шо, жена Чжао Дуня, и старшая сестра Чэн-гуна, правителя удела Цзинь, сумели спастись и бежать вместе с сыном Чжао У и помощником Чэн Ином куда-то на север в горы, может быть как раз туда, где жили племена юечжи. Этот факт позволяет нам предположить, что теоретически Чжао У мог быть основателем новой правящей династии племён юечжи. Он 15 лет жил в изгнании, а потом вернулся в свой удел Чжао и стал им владеть по праву главного наследника. С 557 года до н.э. служил Пин-гуну, в 546 до н.э. стал чжэнцином. Его потомки правили уделом Чжао вплоть до 222 до н.э. Более старшие его потомки могли остаться в племени юечжи.
Прямыми предками Чжао У по отцовской линии были:

Чжао Дунь, он же Чжао Сюань-цзы, правитель удела Чжао, служил императору Лин-гуну. Его жена Шо, старшая сестра Чэн-гуна, правителя удела Цзинь.
Чжао Шуай, он же Цзы Юй, правитель удела Чжао. Его дети: Тун, Ко и Инци были рождены от старшей жены, а сын Дунь – от младшей. Она принадлежала племени цянцзюшу, которое занимало земли рядом с племенем Ди (динлинов?). Чжао Шуай служил императору Чун-эру (Вэнь-гуну). Вместе с ним бежал на запад к Ди и жил там девятнадцать лет. В 636 году до н.э. они вернулись обратно. После этого Чжао Шуай заслужил титул дафу, поселился в землях Юань, занимаясь управлением княжества.

Гун Мэн, правитель удела Чжао.
Чжао Су, правитель удела Чжао. В 661 году до н.э. воевал с племенем гун, получил от императора Сянь-гуна земли в уделе Гэн. Являлся потомком Чжао-дая в пятом колене.
Чжао-дай, он же Шу-дай, покинул царство Чжоу при императоре Ю-ване (781-771 году до н.э.) и прибыл в царство Цзинь, где стал служить Вэнь-хоу  (780-746 году до н.э.). Дом Чжао утвердился в этом царстве.
Янь-фу, он же Гун-чжун, правитель удела Чжао, возничий у императора Сюань-вана (ум.782 году до н.э.) в походе против жунов. Спас императора в битве при Цяньму. Являлся потомком Цзао-фу в шестом колене.
Цзао-фу, служил императору Му-вану (1001-947 годы до н.э.), добыл ему восемь коней из Чжаолиня. На колеснице вместе с императором ездил за несколько тысяч километров к Сиванму, правителю Запада. Имя последнего напоминает нам название озера Севан в Армении. Во время мятежа Янь-вана, правителя удела Сюй, Цзао-фу домчал Му-вана в Чжоу, делая по тысяче ли в день. После возвращения император дал Цзао-фу во владение город Чжаочэн. После этого род Ин-ши, к которому принадлежал Цзао-фу, разделился. Все близкие родственники Цзао-фу переселились в Чжао. В 967 году до н.э. на царство Чжоу напали цюаньжуны. Му-ван прошёл пески, дошёл до горы Сань-вэй (Саяны), победил цюаньжунов, наложил на них дань, а пять их правителей увёл в плен. Современниками Цзао-фу были чародей Хуажень, который мог прыгать в огонь, висеть в воздухе над землёй, проходить сквозь стены, и Ян-ши, известный тем, что изготовил механические куклы, способные танцевать и петь.
Хэн-фу
Мэн-цзэн, он же Чжай Гаолан, служил императору Чэн-вану (ум.1079 году до н.э.), пользовался его благосклонностью, жил в Гаоляне. Его сын Хэн-фу.
Цзи-шэн, современник императора Кан-вана (1078-1053 годы до н.э.). Его сын Мэн-цзэн.
Фэй-лянь, он же Чу-фу, искусный ходок, потомок легендарного императора Бо-и в четырнадцатом колене. Чжоу Синем, последним императором царства Шан-Инь, был послан на север за камнем. Вернувшись, Фэйлянь воздвиг жертвенник на горе Хотайшань и доложил духам. При постройке жертвенника он обнаружил каменный гроб с надписью: «Император приказал тебе, Чу-фу, пожаловать каменный гроб за то, что ты не участвовал в смуте против Инь и тем прославил свой род».
Чжун-цзюэ, праправнук Чжун-яня, жил в землях западных жунов и защищал западные границы царства Шан.
Чжун Ян, прибыл на службу к Тай-у (1637-1563 годы до н.э.), императору царства Шан, из страны Мэн-си (Страны Птиц). Имел тело птицы и человеческую речь. Император назначил его колесничим и женил. Езде на колеснице его учил знаменитый учитель Тай-доу. Потомки Чжун Яна оказывали помощь царству Шан. Их фамилия Ин и род Ин-ши прославились. Их представители вошли в число владетельных князей царства Шан.
Согласно китайским историческим документам, прапрадедом Чжун Яна был Далянь из рода Няо-су.

Предками Чжун Яна, известными в Китае, были:
Бо-и, предок в пятом поколении.
Чжа-ши, первый правитель Страны Птиц.
Далянь, основатель рода Няосу-ши (Рода с птичьими обычаями).

Дафэй, он же Бо-и, потомок императора Шаохао, помогал императору Шуню (2258-2205 годы до н.э.) приручать зверей и птиц. Потом помогал будущему правителю Юю (2205-2197 годы до н.э.) усмирять потоп, делить вещи на хорошие и дурные. Он научил людей рыть колодцы, поэтому они стали селиться вдали от рек. За успехи в этом деле его стали называть Бо-и. Он же написал «Книгу гор и морей». Правитель Шунь был очень доволен Бо-и, дал ему в жёны девушку из рода императора Яо и пожаловал ему фамилию Ин. После смерти Шуня Бо-и был соправителем Юя, а после смерти Юя три года правил самостоятельно, пока не передал власть его сыну Ци, ставшему основателем династии Ся. Известно, что император Юй много путешествовал и посетил на западе за морем страну птиц Ху, страну белых людей – Байминь, страну Цзигун или Цигуго, там жители могли делать летающие колесницы, и страну Хужэнь – там люди могли подниматься на небо и опускаться на землю. Далянь, сын Бо-и, мог сопровождать императора во время поездки.

Дае, он же Тай-гун, Тао Гао, глава племени И. Советом вождей шестнадцати племён был избран преемником Юя. После Дае преемником был назначен его сын Бо-и. Женой Дае была Нюйхуа из рода Шаодянь.
Матерью Дае была Нюйсю, внучка Чжуан-сюя, императора Восточной Эфиопии.

Согласно китайским преданиям, предками Дае были:
Бэйфа, дух моря.

Сюань-сяо, он же Цин-ян, Шаохао-Царь птиц, властелин Запада, белый первопредок и государь. Правил в 2597-2513 годы до н.э. в Шантунге, относился к эре Шу-и и роду Цзиньтянь.  Он уже упоминался ранее, когда шла речь о правителях Восточной Эфиопии. Вот куда может восходить родословная предков кушанских царей. Надо заметить, что одним из сыновей Шаохао был Гоуман, который, скорее всего, жил на территории Индии. Сам Шаохао вернулся потом на Крайний запад. Там находился дворец круглого духа Вэя. Этот дух повелевал закатом солнца.   Похожее название в Италии имел город «Вейи. Самый богатый город этрусского племени…»

Имя Шаохао стало также фамилией для жителей страны Имуго –  Страны Одноглазых, которая располагалась между Волгой и Уралом.

На генеалогическим древе семьи Z2124 можно найти общего предка, который жил 4680 лет назад, то есть он был современником Шаохао. Кроме того, среди его потомков есть, например, некоторые нынешние жители Индии, Башкирии, Италии и даже Британии (kit N77532, N35042, 209979, 63137, 75788). Как раз такие же потомки могли быть и у Шаохао. Следовательно, Шаохао  может быть искомым общим предком, показанном на генеалогическом древе. Тогда родословные линии, нисходящие от этого общего предка, должны вести, в том числе, к царям Кушанского царства, относящимся к роду Чжаову. Возможно, это та самая линия, которая ведёт на древе от него к некоторым жителям Раджастана в Индии (kit N77532, N35042), то есть на юг бывшего Кушанского царства.

Тухоло или тохары
Согласно китайским летописям, юечжи одновременно носили имя тухоло. Так оно звучало по-китайски. В Европе же эти племена называли тохарами, токхарами, тагарами, тогорами и т.п. Их первопредком мог быть некий Тохар или Тагар. Согласно иранским преданиям, похожее имя носил Тахур, властитель острова в далёком море Чин, то есть в Китайском. Его дочь Френи или Феранек стала женой Атвия. Он же Аспья, Атибин, Пургав, Пуртур: «Атбин (Абтин) – имя потомка Джемшида, в Шахнаме – отца Феридуна. Повидимому, представляет собой искажение родового имени Athbiya (атбия), так как иначе не совпадает с генеалогией пехлевийских источников, по которой отец Феридуна – Пуртур или Пургав… Имя Пургав состоит из двух частей: Пур – сын, Гав – бык, корова… Феранек – имя супруги Атбина (Абтина) и матери Феридуна. По преданию, Феранек (авестийское Freni) была дочерью Тахура, властителя острова, находящегося в далёком море Чин».

Непростой был видно Тахур, коли властвовал на острове в Китайском море. Этим островом, возможно, был Тайвань, где в период XV-VIII веков до н.э. жили племена особой археологической культуры Юаньшань, а в VIII веке до н.э., когда в Китае произошёл переворот, они все вдруг куда-то неожиданно исчезли.  Часть из них могла вернуться в Восточную Эфиопию, где тогда же возникла Новоэламская династия, основанная неким хумпаном по имени Тахрах. Он правил в 760-742 годы до н.э. Эта царствующая династия возникла через триста лет после окончания правления предыдущей царствующей династии Шутрукидов. Согласно греческим преданиям, та династия Восточной Эфиопии могла быть основана Тифоном, братом Приама-Подарка, царя Трои. Причём Тахрах считался потомком последнего царя той династии, то есть Тахрах мог быть потомком Тифона. А вот кто были его непосредственные предки  и где они жили – неизвестно. История Восточной Эфиопии (Элама)в течение трёх веков перед появлением Тахраха была покрыта мраком. Сузы тогда были опустошены вавилонцами. Вполне возможно, что потомки Шутрукидов жили всё это время на острове Тайвань в Китайском море.

Атвий, зять Тахура, то есть Водяной, он же Пургав, согласно иранским преданиям,  являлся потомком Йимы (Джамшида) в восьмом поколении. Последний царь династии Шутрукидов носил имя Хумпаниммена или просто Иммена. Оно очень похоже на имя легендарного Йимы. Поэтому Атвий вполне мог быть потомком этого исторического Иммены.

Прозвище – Водяной – может свидетельствовать о том, что Атвий был мореходом. В конце жизни Атвий вместе со своей женой Феранек или Френи находился в изгнании и скитался в степи, где был убит какими-то преследователями. Феранек удалось тогда убежать в Варну, где она родила своего сына Феридуна (Фретона, Трайтаона).

Варна упоминается в Авесте:
«17. В-четырнадцатых, наилучшую из стран и мест обитания я, Ахура Мазда, сотворил: Варну четырёхугольную, где родился Трайтаона, убивший Змея-Дахаку…»  Предполагают, что Варна это Фергана. Именно в Варне когда-то правил Хушанг, предок Атвия. После родов Феранек пришлось бежать ещё дальше в Хиндустан (Индию).  Когда Феридун вырос, он якобы стал правителем Арианы, Турана, Чина (Китая) и Мачина (Восточного Туркестана).

«Венчаясь на царство, Трайтаона берёт себе в жёны Арнавак и Сахнавак, которые рождают от Трайтаоны трёх сыновей… Состарившись, Фретон делит между сыновьями царство: Аирику достаётся Иран (Арианам-Вайджа), Салму и Туру – восточные окраинные земли. Аирик становится родоначальником иранских арийцев, Салм – сарматов и Тур – туров».

Имя Атвия в форме Пургав очень похоже на имя То-Пурго. Так именовали культурного героя племени гуантуна на острове Лусон (Филиппины). Этот персонаж действительно мог быть мореплавателем, то есть иметь прозвище – Водяной. При допущении родства Пургава и То Пурго получается, что предки Атвия-Пургава могли жить на острове Лусон и называться гуантунами.

Это предположение не противоречит преданиям иранцев, так как по их сведениям один из их правителей по имени Йима (Джамшид), предок Атвия в восьмом колене, действительно уплывал на остров в Китайском море, где и был убит. Его потомки могли жить на острове восемь поколений, то есть около 200 лет. В Китае племя гуантуна с острова Лусон не было известно. Зато был известен городок с очень похожим названием Гуаньтань, расположенный в центре Китая.

На пути между Ордосом и Индией в древности существовала страна тангутов. Их имя тоже очень похоже на имя гуантунов. С ними воевал Сян-гун, подданный императора Пин-Вана (правил с 771 до н.э.), за что был произведён в удельные князья в достоинстве Бо. Возможно, Сян-гун и убил Атвия (Пургава), который мог бежать от убийц императора Пин-Вана в сторону Варны (Ферганы) как раз через страну тангутов.

Если верить археологам, то именно в VIII веке до н.э. некоторые племена саков действительно ушли в сторону Индии на Памир. Некоторые из этих племён под именем шакья проникли и в саму Индию. Их соплеменником  был всемирно известный  Будда (Гаутама). Значительно позднее появились саки в Кетмень-Тюбе, Фергане и Алайской долине. Ещё позднее германское племя гаутов появилось в Западной Европе.

По мнению отдельных историков, именно на Памире и в соседней Алайской долине жили саки-хаумаварга или амиргийские саки. Если сравнить иранские предания с данными археологов и антропологов, то получается, что потомки Атвия создали обширную страну ариев и разделили её на три части: Ариану, Туран и Кангюй, которые существовали практически вплоть до прихода туда племён юечжи (тохаров).

В иранских преданиях упоминался и некто Фриян, который, теоретически, мог быть братом Френи. Его сыном был Явист или Йойшта, который на каком-то острове в стремнине широкой реки Ранхи приносил в жертву сто жеребцов, тысячу коров и мириад овец.  Согласно Авесты, у истоков реки Ранхи была создана шестнадцатая страна ариев: «19. В-шестнадцатых, наилучшую из стран и мест обитания я, Ахура Мазда, сотворил: страну у истоков Ранхи, которая управляется без правителей. Тогда этому в противовес состряпал Анхра-Манью  многопагубный зиму, дэвовское творение,и чужеземных правителей «таожья».

Прошу обратить внимание – утверждается, что в этой стране не было правителей, но была зима! Можно предположить, что Ранха – это Енисей-Ангара. Потому что Ранха, согласно преданиям, вытекала из одного моря (Байкала?) и впадала в другое. Рядом с ней в районе Минусинской котловины, как уже было отмечено выше,  в искомое время жили племена Тагарской археологической культуры. При этом название Тагар носили: остров на Енисее напротив Минусинска; озеро, расположенное рядом с Енисеем; и острова на реке Кан, впадающей в Енисей. Название этих географических объектов очень похоже на имя тагаров, тогоров, тохаров и на имя Тахура. Сами племена Тагарской культуры давно покинули эти места, а их имя сохранилось на века и тысячелетия.

Кроме того, археологи отмечали, что племена тагаров, в отличие от окружающих племён, жили общиной и не имели частных наделов земли. Этот факт как раз и мог быть отмечен в тексте Авесты.

В Китае нечто похожее писали про необычный род Инь-ши, который упоминался во времена правления императора Ю-вана (781-771 до н.э): «В то время вся власть при дворе была в руках рода Инь-ши… Инь-ши – это был огромный род. В течение нескольких поколений ни один человек из этого рода не отделялся, чтобы жить самостоятельно. Даже слуги и рабы – их было несколько тысяч человек – все ели вместе с хозяевами в одной кухне».  После дворцового переворота и убийства Ю-вана род Инь-ши, который имел отношение к выше названному роду Чжаову, исчез из Китая. Вполне возможно, что ему пришлось бежать в Минусинскую котловину, где тогда же появились племена Тагарской археологической культуры.

В той же Авесте упоминался даже город, который располагался у реки Ранхи: «Злой колдун Ахт с семидесятитысячным войском приходит в город Фрашнвизаран и грозит «растоптать этот город слонами», если среди жителей не найдётся такого, кто сможет разгадать 33 (в Авесте 99) его загадки. Всех, кто не мог ответить хотя бы на один из его вопросов, Ахт убивал; так он казнил 900 зороастрийских вероучителей, неправильно ответивших на вопрос, какой рай лучше – земной или небесный; вероучители сказали, что – небесный, и Ахт их всех отправил туда. Явишт Фриян (авестийский Йойшта – туранский… юноша, сын Фрияны), придя к Ахту, распознаёт обман колдуна… после чего начинает отвечать на вопросы. Один из них: «Что такое: три головы, шесть глаз, шесть ушей, два хвоста, три члена, две руки, три носа, четыре рога, три спины, отчего жизнь и содержание всему миру?» оказывается Явишту не по силам, но вестник Ормазда Нерьясанг подсказывает ему ответ: пара быков и пахарь. Разгадав все загадки Ахта, Явишт, в свою очередь, задаёт ему свои три вопроса. Колдун обращается за подсказкой к Ахриману, но тот отказывает ему в помощи: если Ахт узнает правильные ответы, от этого пострадают дэвы и прочие творения Зла. Колдун признаёт своё поражение, и Явишт Фриян убивает его «ножом для приготовления барсмана и святой молитвой».

По данным антропологов, племена енисейских тагаров имели точно такие же черепа (совпадают все размеры, в том числе и черепной показатель 75,9), какие имели саки, проживавшие только в Алайской долине Киргизии.  Этот факт может свидетельствовать о том, что алайские саки и тагары когда-то могли быть одним племенем. Их разделение могло произойти в VIII веке до н.э., то есть во времена Феранек-Френи и Фрияна. Но если Феранек-Френи со своими подданными после убийства мужа оказалась в Варне, где поблизости стали жить и алайские саки, то Фриян оказался у берегов реки Ранхи, где стали жить тагары, родственные алайским сакам. Значит сами Френи и Фриян тоже могли быть близкими родственниками и даже потомками одного и того же Тахура или Тагара. Потом уже в Кушанском царстве имя Фрияна могло носить племя фринов, которое на стыке эр проживало к северу от Бактрии рядом с серами.

По прошествие многих времён имя Тагара носил один из самых первых славянских князей в Центральной Европе:  «в лето 805 пришел Какан к Карлу великому императору просити единого места между Сибарии и Карандана, дабы обитати тамо, понеже он не можаще более с безопасностью житии в первой своей столице, ради непрестанных наездов славян норицких, которые наконец выгнали его весма от оныя столицы, якоже и гуннов от своих свойственных. Часть тех славян тогда водима быв Примиславом Комиком Стомисом, Тогером, пришла жительствовати круг реки Дравы, начинающееся от границ Бойоарии».

На Руси имя Тагарово носило село в Стародубе, где была отчина князя Ивана Васильевича Ромодановского. В нём упоминалась церковь Покрова Святой Богородицы и монастырёк Ивана святого.

Также на Руси было известно «…имя Тугарин, наряду со многими другими  эпическими именами… было собственным «некалендарным» именем у русских вплоть до конца XVII в. Оно пользовалось определённым распространением  среди низших и средних слоёв населения центральных районов  Московской Руси, в частности у «служивого сословия».  Все эти факты могут свидетельствовать о родственной связи минусинских тагаров и кушанских тохаров со славянами и Русью.


Тихий океан и Крит

Если Тахур был властителем острова Тайвань и являлся одним из вождей племён археологической культуры Юаньшань, то его предки и первые вожди этих племён могли появиться на острове Тайвань ещё в XV веке до н.э. Возможно, это произошло после Девкалионова бедствия, случившегося в Эгейском море в 1470 году до н.э. Та катастрофа могла вынудить мореходов с острова Крит искать себе нового пристанища. Некоторые из них могли в конечном итоге оказаться на острове Тайвань.

Чем же был знаменателен XV век до н.э. для акватории Тихого океана? Оказывается, именно в этом веке какие-то новые мореходы в течение очень короткого времени посетили многие острова Тихого океана и способствовали образованию на них новой археологической культуры Лапита. Причём эпицентр этой культуры находился на острове Тайвань и связан с культурой Юаньшань.

 Самое интересное состоит в том, что практически на всех островах Тихого океана и даже на острове Пасхи культурный герой или даже бог стал носить имя Тагар или похожие имена: Тагаро, Тангароа, Тангалоа, Тагалоа, Таароа. Если сравнивать тот же черепной показатель, то у тагаров в Южной Сибири он, как уже было показано выше, равен 75,9; а, например, у полинезийцев (восточных иноземцев), которые были захоронены в Китае у берегов Жёлтого моря во времена Тахура – 75,7.

Согласно местным тихоокеанским преданиям, отцом Тагаро был некто Атеа или Ранги, а матерью Папа или Фаахота (от слова пахать?), богиня земледелия:
«Само начало космогонического процесса связывается в Полинезии (кроме её западной части) с представлением о первой паре богов. У маори это Ранги – небо и Папа – земля, у других племён – Атеа (Ватеа, Фатеа, Уакеа) – пространство или Те Туму – источник (обычно в роли мужского начала) и Папа или Фаахоту (Хахахоту, Хоохоку) – земля (в качестве женского начала…»

Если обратить свой взор на остров Крит и соседнюю с ним страну Пуро, то там одним из самых последних ванатаев перед Девкалионовым бедствием был Отавео или Отаео, один из преемников Папайоса Химерогенеса. Можно заметить, что имя этого ванатая очень похоже на имя Атеа, отца Тагаро, а имя Папая, его предка, совпадает с именем матери Тагаро. С другой стороны, титул (или фамилия?) ВАНАТАЙ на острове Крит очень похож на название острова ТАЙВАН, где после Девкалионова бедствия возникла археологическая культура пришлых мореходов Юаньшан. Вряд ли это тройное совпадение возникло случайно. Да к тому же ещё у самых лучших мореходов того времени.

С другой стороны, на Ближнем Востоке у границ Ассирии и в Египте примерно в эти же времена были известны мореходы токхары. Причём в Египте так называли филистимских пленников.

«Филистимляне не принадлежали к семитическому племени и не были туземцами в Сирии. Библия называет их выходцами из Кафтора (Второзаконие, глава II, строка 23; Книга пророка Иepемии, глава XLVII, строка 4; Книга пророка Амоса, глава IX, строка 7), который некоторые считают Критом, основываясь на «Kretim» (Первая книга царств, глава XXX, строка 14), имени южной части области Филистии; в книге пророка Исайи (глава IX, строка 11) имя Филистимлян переведено даже ;;;;;;;… возможно, что они принадлежали к расе, населявшей берега и острова Эгейского моря до греков, и были арийского племени… Египтяне, ознакомившись с ними, называли их «тухер», то есть герои. Их барельефы изображают довольно ясно вооружение и тип Филистимлян при их появлении в Азии. Тип их в то время был… близкий к европейскому; бород они не носили; вооружение состояло из длинных копий, кинжалов и круглого щита. На головах были шлемы с венками из стоячих перьев, как у ликийцев (сравни Herodot. 7, 92), с ремешком у подбородка. Боевые колесницы были хеттского типа, корабли – европейского».

И вот только теперь после знакомства с многочисленными документами и фактами можно представить, какой сложный путь и грандиозную круговерть на планете пришлось проделать предкам славян из рода Тахура после Девкалионова бедствия. Вначале своего путешествия они с островов Эгейского моря направились в плавание по морям и океанам далеко на восток, на остров Тайвань. Здесь они обитали около 7 веков и одновременно во все стороны бороздили просторы Тихого океана и даже высаживались в Японии (айнское племя цугару?) и на западные берега Америки (культуры Котос и Ольмекская).

Часть из них оказалась на территории Китая (культура Аньян), откуда после дворцового переворота некоторые вернулись в Восточную Эфиопию, где возникла новая царская династия, основанная неким Тахрахом. Вскоре и в Египте к власти пришла какая-то новая эфиопская (финикийская) династия, среди её фараонов был известен и Тахарка.

Другие же были вынуждены  бежать из Китая в Южную Сибирь, где на Енисее и реке Кан появились  острова и озеро под названием Тагар. Здесь беженцы прожили ещё примерно 6 веков. Затем, под давлением гуннов им пришлось покинуть эти места и уйти к Аралу, где они вместе со своими братьями из Лунной династии приняли участие  в основании великого  Кушанского царства. Здесь они жили ещё 6 веков.  И лишь только после исхода из Кушанского царства в Европу они, ведомые Славеном и Скифом,  примерно в 500 году снова встретились со своими сородичами, включая русов, венедов и многих других.

Что касается предков русов или варягов-русь, то они, в отличие от славян, тот же путь из Восточной Эфиопии в Великий Новгород проделали совсем иным способом.


Рецензии