Белка и стрелка. ч. 3 Рынок

 Грузины (условно) с армянами стрелялись. Дато за грузин встал, хотя вопрос был явно спорным. Русские участвовали с обоих сторон. Среди казаков пошли слухи: грузинские воры русских постреляли. Слушок конечно провокационный, однако передел власти - собственности без провокаций не бывает. Второй удар подарил Горячий Ключ. Та же проблема, что и у нас, столкновение казаков и воров. Забили стрелку. Из Краснодара приехало шесть сотен казаков в форме, с нагайками, кинжалами. На машинах и автобусах. Воры как увидели кавалькаду, рванули в бега через горы. А коли сбежал со стрелки, ты согласен с поражением. Согласен - не согласен, слушать никто не будет. В общем, дедушка Дато с Кубани съехал. Положенцы собрали свою сходку,  кстати, единственный раз, казаки гарантировали им неприкосновенность. Выбрали нового смотрящего из местных. Коля Зайчик был большим поклонником  наркотиков, и с казаками конфликтовать не хотел.
 Ещё один серьёзный противник, бригада из спортсменов. Человек сто, разбитые на группки по десять – пятнадцать человек. Разнообразного оружия у них хватало.
 Оперативным планированием у них занимались два бывших опера. Во главе пара толковых тридцатилетних мужиков.  Ерёма и Гага (Гагоуз). Честно, говоря, внушали уважение. Размахом. Казино, шикарные рестораны, заводики, автосалоны. Рэкетом не ограничивались, входили в советы учредителей, постепенно, по странным совпадениям оставались единственными владельцами. Мы практически не пересекались, но авторитет…
 Сегодня с их наблюдателем, мы обошлись жёстко. Бесцеремонно. На это нужно было отвечать, это я себя ставлю на их, бандитское место. Ребята умные, стрелять сразу вряд ли начнут. Ну, перебьёшь пяток бойцов, ночью пять сотен по городу гонять будут и левых и правых. Однако акт устрашения тоже исключать не нужно.
Всё это проносилось в голове пока ехали в тонированном микроавтобусе в подконтрольный обменник, возле вещевого рынка. Заодно и позавтракаем.
 Саша-большой гнал тонированный японский микрик по опустевшим улицам. Недавно цена на бензин опять взлетела и граждане без крайней нужды, прожорливые изделия родного автопрома оставляли в гаражах. Хлынувшие  в наши города, иномарки в основном были даже не второй, а третей, последней молодости и кушали топливо как наши. Саша-большой после института послужил в Чечне, в автороте мотострелкового полка. И не только ездил на всём, что было в полку, но и научился заставлять машины ездить практически без запчастей. Однажды задним колесом задел «итальянку». Мина с «накачкой». Устанавливалась в основном, от трёх до десяти наездов. С каждым наездом колеса, толкатель приближался на одну позицию ближе к взрывателю. Вот Саше и повезло, только оторвало задние колёса. С топором,  домкратом и мотком  проволоки, он из двух срубленных деревьев смастерил вроде лыж и на переднем приводе догрёб на своей Шишиге до части. За что от командира роты, выслушал примерно такую благодарность,
 - Сержант, ты же институт закончил, соображать, вроде должен. На хрена, ты мне этот железный геморрой притащил? Списали на подрыв, и вся недолга, а теперь каждая … мне кровь пить будет, когда восстановишь, когда единицу в строй введёшь?  Никогда, в наших условиях мы её не восстановим!
Обменял толстенькую пачку рублей на пачку потоньше, сегодня доллар стоил 5 с копейками. А когда государство посылало меня в разные экзотичные страны под пули, то за заработанный доллар платило 90 копеек, да если бы платило! На руки выдавалась некоторая небольшая сумма, остальное на именной счет во Внешэкономбанке. Для покупки квартиры в городе Москва.
Помахала московская квартира белым платочком с березками. Банк лопнул, всем спасибо. Выжил - радуйся… А, я и радовался. Почти двадцать лет государство готовило меня к разным серьёзным вещам, теперь кое- что могло пригодиться дома и за приличное вознаграждение. Не надо ворочаться по ночам, придумывая, что бы кому продать, чтоб харчей купить. Все окрестные поля были освоены. Где после уборки, картошки можно подсобирать, где редьки или свёклы. В заброшенных садах червивых яблок, груш на компоты.
Охотой я не занимался. Принципиально.
Только вышли из отделения банка, какой- то мужик Василия за рукав ,
- Эльсович, - (отчество такое), не иностранное, а из пролетарских новообразованных Энгельс, Сталин. У меня дядька, погибший в 44-м под Псковом – Виленом звался, Владимир Ленин.
- Эльсович, к Жоре-осетину, утром барашка привезли, - мужик крепко уцепился за Васину руку,
- Пригласите своих друзей, через пять минут шашлык будет!
Василий, сверкнул взглядом в мою сторону.
- Уважаемый,
Снип оттёр мужика в сторонку, а  мои мальчики контролировали периметр.
- Вы, кто будете?
Мужчина немного растерялся,
- Василий Эльсович, я у Варравы в курене, Вы ж нам троим помогли сюда устроится, места торговые выбили.
- А ну да, помню, извини, дорогой, не признал.
- Так барашек свежий…
- Пироги осетинские у него есть? – это уже я.
- Всё есть, чего нет найдём.
Ага, значит, просить будут, но перекусить всё равно собирались.
- Веди.
Вошли в небольшую (мест на 12-ть) кафешку. Без окон, зато с двумя выходами
Хозяин в не совсем чистом переднике, метнулся было к мангалу.
- Уважаемый,
- Георгий, меня зовут.
- Уважаемый Георгий, мясо без водки, грех кушать, а мы не менты, чтоб с утра отдыхать начинать. В другой раз привезут ягнёнка, позовешь. Хозяин растеряно посмотрел на приведшего нас гражданина.
- Чаю у Вас попить можно?
- Чаю? Конечно, сейчас пирогов горячих принесут, Вам с чем?
- Если Ваши национальные, то конечно с сыром.
- У нас, как и у Вас пироги со всем, что дома есть, пекут, но для гостей только с сыром!
- Вот, чаю с травками и пирогов, а мы пока казака послушаем.
А тот уже шептал Василию в ухо, опять завладев его рукой.


Рецензии